13:17 3 января 2013 | Футбол — РПЛ

Закрытый футбол

Нападающий "Спартака" Артем ДЗЮБА. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"
Нападающий "Спартака" Артем ДЗЮБА. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"

При всей внешней публичности футбол едва ли не самая закрытая сфера общественной жизни.

В открытой части футбольного пространства не так уж и много зон. Пресс-конференции после матчей, открытые на четверть часа тренировки, редкие основательные интервью и ставшие в последнее время популярными выходы небольшой группы игроков в твиттер - пространство с язвительными (большей частью шутливыми) выпадами в адрес друг друга и едкими замечаниями по поводу происходящих событий.

Закрытых зон гораздо больше. Главная из них - практически полностью  закрытые клубы. Достаточно сказать, что ни один из них не публикует детализированных годовых бюджетов и финансовых отчетов, позволивших бы сделать выводы о разумности траты средств и соразмерности трат с качеством игры команды в целом и каждого футболиста в отдельности. Частных клубов у нас, владельцы которых могли бы сказать: "Мои деньги, как хочу, так и трачу", как известно, раз, два, и обчелся. Подавляющее большинство пользуется деньгами государства, поступающими на клубные счета прямо или окольными путями.

Гениальный, на мой взгляд, ход придумал Валерий Карпин. Неизвестно, впрочем, придумал или у него получилось случайно, но именно со спартаковского тренера пошли в нашем футболе ставшие теперь классическими ответы в интервью. На любой относительно сложный вопрос Карпин весьма агрессивно отвечает своим вопросом: "Кто вам это сказал?" (или: "Где вы это взяли?"). И, когда слышит: "Сказал такой-то" (или: "Прочитал там-то, услышал в такой-то телепрограмме"), радостно, полностью интервьюера обезоруживая, ставит в обсуждении темы точку: "Вот у него (у них) и спрашивайте!" Даже по поводу качества работы уволенного Унаи Эмери генеральный директор клуба посоветовал поинтересоваться у самого Эмери. И вот уже  Артем Дзюба, когда у него попытались в смешанной зоне получить экспресс-комментарий об игре, отвечает, беря пример с руководителей: "Спрашивайте у нашего тренеришки".

Смешанная зона, к слову, особая статья в разговоре об открытости – закрытости футбола. В контрактах игроков нет, судя по всему, записей об обязательном послематчевом общении с представителями СМИ. Яблоко во рту, приставленный к уху молчащий мобильный телефон, наморщенный от напряжения лоб и устремленный вдаль сосредоточенный взгляд, ничего, будто бы, вокруг себя не замечающий, - привычный антураж сегодняшних смешанных зон на российских стадионах. С другой, правда, стороны, когда рот не занят яблоком, а ухо мобильным телефоном, вылетает под телекамеру из уст "тренеришка", а вслед за ним – штраф. Лишнее подтверждение правоты рекламного слогана относительно того, что лучше делать – жевать или говорить.

Клубы (руководители и тренеры) обижаются на неточную информацию и неправильную, с их точки зрения, реакцию на действия тех или иных игроков, но в то же время выдают сверхдозированные сведения о происходящем в команде, вынуждая репортеров опираться на обрывочную информацию от своих источников и слухи.

Репортеров, составляющих оперативные отчеты о матчах, тренеры зачастую обвиняют в незнании предмета. "Вот вы пишете, - говорят они, - что игрока такого-то, способного усилить зону опорных полузащитников, почему-то не поставили на игру. Вы же не знаете, что у него все время что-то болело, то диарея, то еще что-нибудь. Я не собираюсь каждый раз говорить вам, что у него есть проблемы. Не знаете – не пишите. А еще вы не знаете, что другой игрок на тренировках выставляет себя клоуном, но удивляетесь, что ему не находится места в составе".

Информация о диарее или недобросовестном отношении футболиста к тренировкам внутреннее, разумеется, дело команды. Но почему бы не сообщить (во избежание недомолвок и появления обрастающих несуществующими подробностями слухов) на предматчевой пресс-конференции или в пресс-релизе: один игрок, способный усилить зону опорных полузащитников, неважно себя чувствует и в матче не сыграет, а другой недостаточно по состоянию на данный день готов к игре. Услышали репортеры об этом, прочитали и упомянули в отчетах, обойдясь без ненужных домыслов.

Когда речь заходит о трансферах, степень секретности должна быть, несомненно, высокой. "Трансферы любят тишину", - совершенно справедливо заметила Ольга Смородская. Конкуренты не дремлют. Каждое случайно вылетевшее из клуба в прессу слово может стоить больших денег или же повлечь за собой прекращение выгодно складывавшихся переговоров о покупке игрока.

Но нелепо, полагаю, доводить дело до абсурда наподобие сопровождавшего, например, переход Юры Мовсисяна в "Спартак". С одной стороны поступали бесперебойные сообщения о фактически состоявшемся трансфере, выгодном для "Краснодара" и игрока, и поздравления в адрес футболиста, перебравшегося на более высокий уровень. Другая с неменьшей периодичностью и настойчивостью утверждала, что с краснодарским клубом и Мовсисяном вообще не ведутся никакие переговоры ("Где читали? В интернете? В интернете  и не такое напишут!").

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...