18 октября 2010, 03:10

Олень оказался мамонтом

В субботу в Гамбурге чемпион мира в тяжелом весе по версии WBC Виталий Кличко в одностороннем поединке, который, однако, продолжался все двенадцать раундов, победил американца Шэннона Бриггса, продемонстрировавшего чудеса стойкости.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ
из Гамбурга

Последние несколько раундов никто не мог понять, каким чудом Шэннон Бриггс остается на ногах. Несколько раз, когда звенел гонг, он шел в свой угол, шатаясь и как будто даже не очень ориентируясь в пространстве, но начинался следующий раунд, Бриггс снова пропускал чудовищные удары, которые с моего места было не только прекрасно видно, но и прекрасно слышно, его тело, словно сошедшее с обложки журнала Men’s Health, все ходило ходуном, раскачиваясь во все стороны сразу, как ива на ветру, но не падал. И так до самого конца. Никогда ничего подобного не видел. Чем он еще за это заплатит, даже боюсь себе представить. Остается надеяться только на его фантастическое здоровье. Когда бой закончился, он практически потерял способность держать вертикаль, у него кружилась голова, он хватался руками за все подряд, и его увезли в больницу. Может быть, для того чтобы стоять на ногах в таком состоянии, ему, как это ни дико, нужно было, чтобы его продолжали бить? Может, он как-то "опохмелялся" от новых ударов, и действие уже пропущенных сглаживалось? Я и не думаю ерничать, я действительно не очень понимаю, как это все могло происходить.

Правда, у меня есть одна догадка. На бой приехала жена Бриггса, и с ней еще очень молодая девушка. Здесь ее все приняли за его дочь. Но мне вот в блоге написали, что сестра. Может быть. В Браунзвиле, трущобной части Бруклина, откуда Бриггс родом и где какое-то время в детстве был даже бездомным, детей начинают делать рано и делают их всю дорогу, так как больше почти ничего не делают. Ну, еще немного грабят и убивают. Впрочем, к Бриггсу это не относится. Он-то как раз, как барон Мюнхгаузен, сам себя взял за косичку, точнее косички, так как у него их много, и вытащил себя из этого болота.

Так вот, может, Бриггс черпал силу от своей жены? Не хотел перед ней ударить в грязь лицом. Помню, как четыре года назад после победы над Сергеем Ляховичем, когда он завоевал титул WBO в тяжелом весе, Бриггс заплакал на пресс-конференции и стал признаваться в любви к своей жене и говорить, что без нее был бы никем и ничем. У нее тогда замутились глаза, но слезы из них не полились, она только протянула руку своему мужу, и было видно, что эта женщина не только коня на скаку остановит, но даже несущегося на всех парах Бриггса. Собственно, она это и сделала, когда Шэннон, по его собственным словам, после очередной неудачи сорвался и его понесло к пропасти. Может быть, он так хотел ей показать, что ее достоин? Такое чувство делает чудеса. Все разговоры о том, что Виталий Кличко стал слабее бить, я думаю, надо оставить. Бил он, как всегда. Кажется, он, как вино, с годами становится только лучше.

Я не сомневался в победе Виталия Кличко, и эта уверенность не покидала меня ни на секунду. Мой репортаж со взвешивания заканчивался тем, что я посмотрел на красивых, уверенных в себе и приковывающих всеобщее внимание женщин Шэннона, представил себе, как они будут выглядеть через сутки с небольшим, и посочувствовал им от всей души. Но я и подумать не мог, что буду все двенадцать раундов видеть, что с ними происходит, так как они сидели сравнительно недалеко от меня. Вряд ли я это когда-то забуду. Но начну по порядку.

***

Среди предварительных боев для нас интересными были два. В первом из них Заурбек Байсангуров из Чечни в категории 69,9 кг встречался с британцем (по другим данным - португальцем) Эудженио Монтейро. Поединок этот вызвал в памяти английскую идиому "the charge of light brigade" (атака легкой кавалерии), которая восходит к Крымской войне, битве при Балаклаве, когда британская легко вооруженная конница бросилась в неподготовленную атаку и полегла. С тех пор это выражение означает попытку добиться чего-то с негодными средствами.

Правда, Монтейро не "самоубивался", просто против Байсангурова он смотрелся, как гусар против кирасира. Британец был легче и подвижнее, красиво извивался, изгибался, иногда непредсказуемо бил и даже попадал, но для Байсангурова все это не тянуло даже на мелкие неприятности. Когда он сам попадал, Монтейро перетряхивало с ног до головы, как старую поломанную куклу. Не гусарское это дело - воевать с кирасирами. Во втором раунде Байсангуров запер Монтейро в углу и околачивал до самого гонга, который и выручил британца. А после третьего Монтейро решил, что с него хватит.

Бой белорусско-российского тяжеловеса Александра Устинова с немецким турком Оцканом Четинкаей и боем назвать было трудно, потому что бился один Устинов, а Четинкая стенал и спасался. Уже в первом раунде он трижды падал и все время жаловался, что его бьют по затылку, хотя сам на это напрашивался, так как сгибался в три погибели и на согнутых коленях держал корпус параллельно полу, стремясь стать этакой сухопутной камбалой, чтобы удары Устинова пролетали мимо. Во втором раунде он упал еще дважды, и рефери решил, что с него и со зрителей хватит.

Предварительные бои закончились, а время до главного боя осталось. Образовался незапланированный перерыв, который с лихвой заполнила местная ярмарка тщеславия.

Стали собираться люди, чьи лица явно многое говорили местным жителям, но, увы, ничего не говорили мне. Вот пришли двое: тонконогая знаменитость женского пола и толстомордая - мужского. Кто такие - не знаю, но приветствовали их от души. Вот телевизионщик, которого я вижу на каждом матче здесь в Германии. На этот раз на нем был замечательный костюм: атласные брюки серо-стального цвета, блекло-фиолетовый бархатный пиджак, в тон ему галстук-бабочка чуть-чуть набекрень для придачи некоторого легкомыслия и молодцеватости и, наконец, ботиночки... Даже не знаю, как их описать. На них были какие-то ремешки от часов, а носки украшали огромные круглые стальные по виду накладки. Рядом было еще несколько человек, одетых поскромнее, но в том же стиле. В общем, какой-то гей-парад в сумасшедшем доме, который, слава богу, легко забивался другим парадом - парадом здорово оголенных женских ног.

Еще было много людей, которых я тоже всегда вижу на боксерских турнирах по обе стороны Атлантики. Судя по лицам, к боксу они когда-то имели прямое отношение, но это все в далеком прошлом. Они напоминают определенную группу членов Союза писателей, которые давно ничего не пишут сами, но ходят на мероприятия, все про всех знают и всем сообщают, но самих их никто не помнит.

А пауза близилась к завершению. На ринг вылез какой-то обритый наголо певун с интересной бородкой, в тургеневском сюртуке, но с железными пуговицами и манерный, как перезрелая невеста. Он что-то спел, делая руками движения, которыми, видимо, хотел схватить за хвост улетающую мечту (на месте мечты я бы улетел от него подальше), и, наконец, сделал свое лучшее дело за этот день - убрался с ринга.

***

Дальше то, что было до боя, как-то выпало из памяти. Был Майкл Баффер с его голосом, призванным разбудить мертвых, были гимны, но точно я помню, только как незадолго до этого не так далеко, справа от меня, пришли и заняли свои места жена и дочь (пусть будет дочь) Бриггса, глядя на которых мне опять стало больно. Они были такие красивые, такие счастливые, а я совершенно точно знал, что сейчас сделает с ними, а заодно и с их мужем и отцом мой друг Виталий Кличко, которому я в этот момент желал победы больше, чем когда бы то ни было. Вот и разбирайся в себе после этого.

И Виталий не заставил себя долго ждать. Уже секунд через десять он провел мощный правый кросс, который шел немного сверху, огибая левую руку Шэннона Бриггса. Помню и его ошарашенное выражение лица после пропущенного удара в стиле: "Так вот ты какой, северный олень!" При том, что олень оказался на самом деле мамонтом. Я быстро глянул на жену Бриггса и понял, что удар пришелся и по ней, и, может быть, даже сильнее, чем по ее мужу. Виталий тут же пробил справа еще несколько раз, Шэннон попытался уходить вправо-вниз, но там его то и дело поджидал левый кулак Кличко. Бил Виталий и левый боковой, и хорошо бил, а вот у Бриггса не получалось почти ничего в ответ.

Я видел, что жена Бриггса уже все поняла. У нее осталась вера в чудо, но ее было не много, а дочь еще радовалась чему-то из последних сил. Я был рад, когда прозвучал гонг и я смог отвести от них глаза.

Во втором раунде Виталий решил показать Бриггсу, что тот еще не все о нем знает, и много раз провел левый боковой. А потом снова стал бить кросс справа, а заодно и еще один удар с той же стороны, который шел сверху и наносился согнутой в локте рукой, но это был не классический боковой, больше всего он напоминал удар молотом. Единственное, что удалось Бриггсу, это полуудар левой в грудь и правой по почке. Последний, судя по всему, был его единственной домашней заготовкой, которая более-менее сработала, так как на протяжении боя он проводил его довольно регулярно. Но что ему пришлось терпеть в ответ! После очередного удара Виталия справа у дочери Шеннона был такой вид, как будто она сейчас заплачет. А после двух боковых Кличко, слева и справа, переменилась в лице и жена Бриггса. Мало радости ей принес и третий раунд. Американец не столько провел, сколько попытался провести удар справа и пару левых боковых, но Виталий в ответ отбомбардировался по его лицу правыми кроссами, правыми "молотами" и левыми боковыми. К тому же, когда Бриггс оказывался чуть в стороне от него, Виталий стал и слева и справа активно применять еще один удар, который в Америке иногда называют "прямым хуком". Он, как и обычный хук, наносится согнутой в локте рукой, но так как противник находится сбоку и на очень небольшом расстоянии, то идет не по дуге, а по прямой. Впрочем, в Бриггса уже попадало почти все, что летело.

Тем не менее четвертый раунд американец начал со своего лучшего удара за весь бой. Кажется, это был правый кросс. Рефери в этот момент закрыл от меня происходящее, и я увидел, только как дернулась голова Виталия, но это было все, что Бриггсу удалось, если не считать еще нескольких ударов справа по почке в клинче, к которым рефери относился с непонятным равнодушием. Кличко ответил множеством ударов с обеих рук, в основном правых кроссов и левых боковых, но там были и удары снизу и сверху - "молоты". Бриггс все терпел. Терпела и его жена. Дочь же давно предпочитала смотреть на свои колени и лишь время от времени поднимала глаза на ринг и смотрелась при этом как ребенок, которого бьют, а он только иногда смотрит на своего мучителя и пытается вызвать у него жалость. Но Виталий ее не видел, а Бриггс по окончании раунда что-то сказал Виталию, и вряд ли это "что-то" было тихим, светлым и радостным. Скорее он просто как в детстве, из которого мы никогда не выходим, чувствуя свое бессилие, начал обзываться.

Раунды с пятого по седьмой у меня как-то слились воедино. Бриггсу удалось пару раз зацепить по почке справа и слева нанести удар ниже пояса. Виталий на эти мелкие безобразия отреагировал с равнодушием скалы. Может быть, несколько раз Бриггс зацепил его чуть-чуть и чем-то легальным, но Виталий нанес в ответ множество правых прямых и кроссов, "молотов", левых боковых, "прямых хуков", несколько ударов снизу... Седьмой раунд закончился тем, что Кличко много раз пробил, в основном справа, Бриггса кидало и бросало, как будто лично у него под ногами было землетрясение, а сверху на него еще и камни падали. Гонг застал его на ногах. По сей момент убежден, что только он спас его от нокаута.

В восьмом раунде Виталий опять много атаковал. В девятом дело снова запахло нокаутом. Кличко бил со всех сторон: слева, справа, снизу и даже сверху, но Бриггс стоял. В десятом раунде он несколько раз падал на канаты, но, использовав их в качестве опоры, оставался на ногах. А Виталий бил, бил, бил... Жена Бриггса как будто сама себя приговорила к какому-то наказанию и неотрывно смотрела на ринг. Она была похожа на статую с живыми глазами, все остальное окаменело. Дочь внимательно изучала какую-то маленькую точку у себя на колене и теребила ее пальцем. Потом она заметила, что я на нее смотрю, и вдруг показала мне язык, как это иногда делают девочки, когда на них засматриваются взрослые мужики. Мы оба засмеялись. На какую-то секунду это сняло у нее боль, но потом она снова вперилась взглядом во всю ту же точку на колене.

По-моему, после десятого раунда Бриггса спросили в углу, хочет ли он продолжать. Он дал понять, что да, он хочет пройти эту дорогу до конца. И прошел. После боя тренер Виталия Фриц Здунек сказал, что на месте секундантов Бриггса остановил бы бой после шестого раунда, потому что после бокса тоже есть жизнь, но у американца были свои секунданты.

В одиннадцатом раунде Кличко взял небольшую паузу, хотя это была очень трудовая пауза, просто Бриггсу досталось чуть меньше, а в двенадцатом снова пошел на штурм. Бриггс дрался до самого конца, секунд за тридцать до конца он даже нанес что-то вроде удара справа, но сам и до этого, и после пропустил не "что-то вроде", а несколько десятков ударов со всех сторон. После одного из них вообще показалось, что у него сейчас голова оторвется и станет, как спутник, кругами вращаться вокруг ринга. Но голова не оторвалась, и Бриггс не упал.

Не помню, когда объявили судейский вердикт. Помню только, что двое судей поставили 120-107, а третий - 120-105, совершенно небывалые очки при отсутствии нокдаунов. Зато очень четко помню, как встали и пошли к рингу жена и дочь Бриггса. Охранник, не знавший их, сначала не хотел пускать. Тогда жена совершенно спокойно, но каким-то страшным голосом, сказала охраннику, кто они такие. В ответ у него замутился взгляд, он сказал что-то сочувственное и пропустил их. Они обняли Шэннона, который посмотрел на них, как моряк с затонувшего корабля на землю, до которой из последних сил все-таки сумел доплыть.

В какой-то момент Виталий встретился с женой Бриггса и что-то сказал ей. Наверное, что ее муж - великий боец. А что еще он мог сказать? Она в ответ посмотрела на него со спокойной, но лютой ненавистью: могла бы - убила бы. Даже тот, кто не пасует перед танком, пасует перед любящей женщиной. Виталий отвел глаза.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости