Газета
21 января 2013

21 января 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1964 год. Часть пятая

В год второго Кубка Европы советские команды поразила голевая "засуха": чемпионат СССР-64 стал худшим по результативности за всю историю советского футбола .

ПОЧЕМУ ЛОБАНОВСКОГО ОТПРАВИЛИ В ДУБЛЬ

26-й по счету советский чемпионат мы с вами запустили. Обратил он на себя внимание удручающим стартом прошлогодних призеров: чемпион, московское "Динамо", проиграл в Ростове, серебряный, "Спартак", - в Тбилиси. Только бронзовые медалисты, минчане, заполучили очко в игре с дебютантом - ярославским "Шинником", что сочли, особенно в Минске, неудачей. Если не материальной - очко-то все же приобрели, - то моральной.

ПРИЧИНЫ "КАТАКЛИЗМА"

По прошествии месяца забили тревогу журналисты: на носу четвертьфинальные встречи Кубка Европы со шведами, а футболисты, похоже, не пробудились - мячи в ворота со страшным скрипом проникают. Недозрелые поля, издержки в технике и прочих компонентах списывали обычно на раннюю весну. Но время шло, а ситуация менялась незначительно.

Основные причины "катаклизма", мне кажется, две. Во-первых, система розыгрыша, требовавшая обновления элитного класса чуть не на четверть: 4 из 17 участников по итогам сезона отправляли в низшую группу. Примерно половину личного состава это обстоятельство не могло не беспокоить.

Определяя стратегическую линию поведения, тренеры в матчах с фаворитами и непосредственными конкурентами на выезде ориентировали игроков на ничью. Для достижения цели применяли закрытые варианты. Выручали они далеко не всегда. Пропущенный гол вынуждал перестраиваться, идти вперед. А как это делать, не все ясно себе представляли.

Вторая причина (а может, и первая): два года спустя после завершения мирового чемпионата в Чили достигли нашей страны ветры тактических перемен. Бразильцы в 62-м трансформировали схему 4-2-4 в 4-3-3 (левый крайний Загалло оттянулся назад) и вновь стали чемпионами мира. Победителям аплодируют, ими восхищаются, на них равняются, им подражают.

Вот и наши тренерские массы, не успев внедрить в жизнь вариант образца 1958 года, в желании овладеть новым всепобеждающим учением стали обламывать крылья: кто правое, кто левое. Чтобы научиться летать на одном крыле высоко и быстро, необходимо время. Попытки механически подражать бразильцам, не вникая в суть новшества, пользу поначалу не приносили. Рисунок игры многих команд изменился, фронт атак сузился. Больше стало мелких поперечных передач, замедлился переход от обороны к атаке, и соперник успевал во всеоружии встречать нападавших.

ОН ВИДЕЛ ТО, ЧТО "ВРЕМЕНЕМ ЗАРЫТО"

Большинство тренеров обратили лик в прошлое. Только Виктор Маслов смотрел вперед. Прозорливый масловский взор увидел то, что, по выражению Владимира Маяковского (говорил он о другом персонаже), "временем зарыто". Тренер бесстрашно отстранил от дел кумира киевских болельщиков Валерия Лобановского, чуть оттянул назад форварда Виктора Серебряникова. Тот стал "связным" между полузащитой и нападением: 4-3-1-2 - так выглядела теперь расстановка киевской команды. Схема подвижная, варьируемая в зависимости от конкретного соперника, турнирной ситуации, при необходимости и в ходе матча.

Пройдет немного времени, и творческие поиски Маслова обретут новую форму: 4-4-2. Позже подобную тактику применит на ЧМ-66 в Англии тренер хозяев Альф Рамсей. Английская сборная выиграет чемпионат, и тактическую схему Рамсея посчитают новым словом в развитии мирового футбола. Не ведали иноземные эксперты, что наш Маслов самостоятельно и раньше англичанина, в начале 66-го, сконструировал невиданную дотоле систему и успешно ее применил на внутреннем фронте.

В Киеве, особенно в болельщицкой среде, ссылка Лобановского в дубль вскоре после разыгранной в турнире "дебютной стадии", мягко говоря, понимания не нашла. Исчезновение из основы безусловно одного из сильнейших советских форвардов, оригинального, своеобразного, ни на кого не похожего, озадачило не только Украину. 11 июля после победного матча в Москве над ЦСКА на вопрос журналиста: "Увидим мы в составе Лобановского?" - Маслов ответил: "Увидите, обязательно увидите". Тренер лукавил. 2 июля Лобановский провел девятый матч, ставший для него последним в основном составе киевского "Динамо". Доигрывал он чемпионат в резерве и в 65-м, не видя перспектив в Киеве, перешел в "Черноморец".

НАБЕРИТЕСЬ ТЕРПЕНИЯ

Начала лучшая украинская команда вальяжно, поспешала медленно, и по прошествии трети турнирного пути стало ясно: поставленная руководством задача войти в призовую тройку вряд ли выполнима. Меня удивила реакция киевской прессы. Журналисты встретили Маслова с восторгом, непоколебимой верой в светлое будущее прозябавшей в предыдущем сезоне невдалеке от турнирного экватора команды. "От "Динамо" ждем побед", - выразил 18 марта, за десять дней до открытия первенства, чаяния всей Украины корреспондент "Вечернего Киева" К. Михайленко. Тренер-то именитый, с "Торпедо" медали высшей пробы и Кубок выиграл, Ростов за год с девятой позиции на четвертую передвинул. И Киев с того же места на пьедестал возведет. Мастера здесь большие, технари, с огромным опытом международных встреч. Что ни игрок - яркая индивидуальность. Базилевича не спутаешь с Лобановским, Серебряникова с Каневским, Бибу с Войновым... Да с такими орлами горы воротить!

Подъем к вершинам труден, крут, усеян шипами. Попотеть придется изрядно - "физику" подтянуть, игру в обороне упорядочить... С нее, с обороны, Маслов и начал перестройку. Провозгласил зонный принцип защиты оптимальным. Это не примитивная персоналка - для нее сойдут заурядные "лесорубы", умеющие чаще бить по ногам, нежели по мячу. Здесь нужны исполнители незаурядные, с тонким чувством позиции, способные усвоить основы, в доли секунды разгадывать хитросплетения атакующих, наладить взаимосвязь и взаимопонимание с партнерами и т.д. и т.п.

Две ничьи с соперниками, далеко не самыми сильными, разочаровали. После нулевой игры с "Крыльями" Михайленко нашел объяснение неуверенным действиям защитников: не все еще осмыслили новые требования Маслова, не все притерлись друг к другу. Уверен был, однако: связи непременно наладятся, а тренер прав, зонный метод - самый прогрессивный.

Дележ очков (1:1) с новоявленной "Волгой" журналистов озадачил. Эмоции сдерживали, но были удивлены тем обстоятельством, что ответный гол забил Соснихин. Маслов ведь строго-настрого возбранял центральному защитнику пересекать границы своей территории. А Соснихин вдруг взял и вторгся в чужую штрафную. Где, приняв подачу Лобановского с угла поля, забил головой. То, что забил, - хорошо, но ведь тренерскую установку нарушил! По своей инициативе совершил партизанский рейд, дабы собственную ошибку исправить (был повинен в первом голе), или тренер позволял при форс-мажорных обстоятельствах проявлять инициативу? Вопрос остался открытым. Маслов ситуацию не комментировал.

Время шло, киевскую дружину "колбасило": скромные победы, обильно разбавленные ничьими, чередовались с проколами. После десяти игр картина, написанная нетвердой, дрожащей рукой, не впечатляла: +3=5-2. Журналисты в предвкушении полотна светлого, яркого находились в смятении, но эмоции, воздадим им должное, держали в узде. Относительные неудачи объясняли затеянной тренером перестройкой и даже после отстранения Лобановского просили набраться терпения, не драматизировать ситуацию.

БОЛЕЛЬЩИКИ БУШУЮТ

Болельщикам не до высоких материй: им очки подавай, и не завтра - сегодня, сейчас. Вынь да положь. Недовольство местонахождением команды и исчезновением Лобановского выражали обидными для тренера свистом и выкриками. Тот же Михайленко осуждал горлопанов, которые каждый неточный удар, неудачную передачу сопровождали оглушительным свистом. Их агрессивное поведение нервировало игроков и сказывалось на действиях команды.

Киевские СМИ отнеслись к масловским опытам с пониманием, проявили такт, выдержку, терпение. Меня больше удивило отсутствие соответствующей реакции (представляю, чего им это стоило) хозяев республики. Легкого движения их левого мизинца было достаточно, чтобы послать тренера со сверхзвуковой скоростью к месту постоянной прописки. Крепились товарищи, держались. Маслова не тронули, место он сохранил - в отличие от четверых коллег, трудившихся в других регионах.

ТРЕНЕРСКАЯ ЗАМЕНА В ТБИЛИСИ

Михаил Якушин, к примеру, тренер тбилисцев. Расскажу о его отставке не только потому, что стала она первой. Случилась всего через месяц после начала чемпионата, в конце апреля, и вписывается в хронологические рамки, очерченные в этой главе. Распростился Михаил Иосифович с командой на тот момент самой успешной - лидером турнира на стартовом отрезке. История если не загадочная, то не совсем понятная: факты не во всем стыкуются с воспоминаниями Якушина. Не преследую цель разоблачать заслуженного тренера, к которому отношусь с большим уважением. Провести частное расследование вынуждает поиск истины.

Версия Якушина изложена в его книге "Вечная тайна футбола": "В Тбилиси завел такое правило: ровно за неделю до начала сезона проводить товарищеский матч с какой-либо приезжей командой на стадионе "Динамо"… Назначил я за неделю до старта чемпионата 1964 года игру с московским "Динамо". Когда подошел срок матча, в республиканском спорткомитете говорят, что игра будет проведена не на "Динамо", а на стадионе "Буревестник". Спрашиваю: "Почему?" Отвечают: "У нас есть свои соображения". Я говорю: "На "Буревестнике" играть не будем", - и раскланиваюсь. Кто победил? Не я. Матч состоялся на "Буревестнике", но без моего участия. Отношения с руководителями спорткомитета обострились до предела, и я посчитал, что в такой обстановке продолжать работать мне нет смысла".

Понять, когда Якушин расстался с динамовцами, по приведенному здесь отрывку невозможно. Обращусь к фактам: в первых семи турах он оставался в команде. После шести грузины лидировали с 11 очками из 12 возможных и великолепной разностью мячей 10-1. Следующий матч - в Москве с одноклубниками. Якушин все еще на тренерском посту. Тому есть подтверждение. Перед игрой он сказал корреспонденту "Комсомолки": "Для нас важно прежде всего не пропустить гола" ("Комсомольская правда" от 26 апреля). Пропустили три. Все от Вшивцева. Первый и последний - из-за ошибок слабо сыгравшего вратаря Нодара Лежавы. Проигрыш турнирного положения тбилисцев не изменил - они по-прежнему впереди.

На третий день после игры, 29 апреля, "Вечерний Тбилиси" оповестил читателей: "На основании личного заявления старший тренер футбольной команды тбилисского "Динамо" М. Якушин освобожден от своих обязанностей.

Старшим тренером тбилисского "Динамо" назначен заслуженный тренер СССР Г.Качалин".

САМ УШЕЛ ИЛИ ЕГО "УШЛИ"?

На вопрос "Когда?" ответ получен. Остается выяснить, стала ли отставка добровольной или заявление было подписано под нажимом. С одной стороны, информация "Вечерки" подтверждает версию самого Якушина, изложенную в мемуарах: ушел сам. С другой… Конфликт случился в 20-х числах марта. Видимо, не настолько серьезный, коли тренер оставался у руля. Только через месяц с небольшим в трех тысячах километров от места работы он пишет заявление об уходе. Странно.

Дальше - больше. Якушин подал в отставку после игры, то есть 26 апреля вечером или 27-го, а 29-го тбилисские газеты сообщили о назначении Гавриила Качалина. Стало быть, вступил он в должность за день или два до публикации в грузинских СМИ. За такой короткий срок найти нового тренера, переговорить с ним, получить согласие, дождаться утверждения в Федерации футбола СССР и в высшей спортинстанции невозможно. Вывод: спорткомитет Грузии, недовольный итогами предыдущего сезона (откат с третьего места на пятое) и строптивым нравом Михаила Иосифовича, искал повод для его увольнения. Повод возник до начала чемпионата, отставка (скорее принуждение к ней) последовала через месяц. Почему? Для меня ответ очевиден: решив избавиться от тренера, подыскивали нового и вели с ним переговоры за спиной Якушина. Как только нашли, последовала отставка. Не вдаваясь в рассуждения о нравственной стороне этой истории, ограничусь констатацией фактов.

Сразу после назначения Качалин отправился с динамовцами в Кишинев, где 2 мая впервые руководил новой командой. Тренерский дебют оказался неудачным - 0:1. Следующую игру, в Тбилиси с "Кайратом", обитателем турнирного "дна", спас на последних секундах Месхи - 2:2. Очередной матч, уже в Донецке, ни очков, ни настроения не прибавил - 1:2. Начало под руководством Качалина удручающее - в трех играх одно приобретенное очко и пять утерянных. В предыдущих семи тбилисцы с Якушиным набрали 11 и недосчитались трех. От нокаута грузин спас "гонг", прервавший турнир на долгие полтора месяца.

ПОЧЕТНЫЙ ЭСКОРТ

Несколько слов об обстановке вокруг трона. В период уверенного лидерства тбилисцев почетный эскорт состоял из столичных "Спартака" и "Торпедо". Взлет автозаводцев, воспринятый как случайный, удивил. Напомню, накануне чемпионата-63 их покинула большая группа ведущих игроков, блиставшая за пару лет до этого. Компенсировать потери не удалось. Команда, превратившаяся в серую, заурядную, опустилась на десятую ступень.

Новый сезон авансов не выдавал, надежд не вселял. Да, приняли юных Андреюка и Щербакова, вместе с ними Сараева, Марушко и Соловьева. Кто тогда о них знал? Прижились, однако, и вместе с чемпионами 60-го рванули. Солидный очковый запас - следствие изменившейся игры, свежей, задорной, моментами красивой, интеллектуальной, воскресившей в памяти ту неповторимую золотую команду. С чего бы? Тренер пришел новый - Виктор Марьенко. Сменил прежнего, Николая Морозова. По документам и заявке старшим формально числился Юрий Золотов. Фактически тренировочным процессом и играми руководил Марьенко. Он-то и изготовил из тех же ингредиентов блюдо, пришедшееся по вкусу футбольным гурманам.

"Спартак" в отличие от предыдущих трех лет игрой не впечатлял, но очки после осечки в Тбилиси набирал исправно. Подтверждение - откровения начальника команды Николая Старостина, опубликованные после выигранного в Алма-Ате матча с "Кайратом" (1:0) в местной спортивной газете: "Кайрат" в этой встрече заслуживал лучшей доли. Мало того, что алмаатинцы полностью разрушили наш тактический план, они вообще не позволили играть в спартаковской манере. Кайратовцы переиграли наших в скорости, в игровом мышлении" ("Спорт" от 14 апреля). Наглядный пример честной, объективной оценки игры своей команды и соперника. Что-то подражателей не видно.

Как бы то ни было, в Москву "Спартак" прибыл с тяжелым грузом (восемь очков из десяти возможных) и располагался в шаге от возглавлявших колонну грузин. Следующий матч (открывавший футбольный сезон в Москве) - с дебютантом, горьковской "Волгой" - сулил улучшение материального, а при случае и турнирного благосостояния.

ПРОСЬБА ГОРЬКОВСКИХ БОЛЕЛЬЩИКОВ УВАЖЕНА

"Лужники готовы открыть ворота всем желающим", - заявил 19 апреля со страниц "Советской России" зам.зав Большой спортивной арены С. Шмаргун: "Апрель погодой не балует - холода, как в марте. На ночь покрываем поле полиэтиленовым одеялом. Оформлены демонстрационные щиты, налажена радиоинформация. Уборщики вымыли горячей водой трибуны, в буфеты завезли продукты. Словом, все готово!" В тот день был установлен рекорд (если это можно так назвать): столь рано матч чемпионата СССР в Москве еще не начинался. Прежний рекорд годичной давности был улучшен на шесть дней: в 63-м первая игра в столице состоялась 25 апреля.

В день игры 75 тысяч москвичей, в массе своей поклонники "Спартака", расположились на тщательно вымытых горячей водой трибунах, предварительно подкрепившись завезенными в пищевые точки и не успевшими зачерстветь продуктами, в предвкушении очередной полноценной очковой прибавки. Увы, она оказалась вдвое меньше ожидаемой. Нули на демонстрационных щитах мужественно держались в течение полутора часов. А. Яковлев заключил небольшой отчет в "Советском спорте" (от 21 апреля) лаконично: "Горьковская "Волга" оставила приятное впечатление. О "Спартаке" это сказать нельзя".

Москвичи разочаровали не только автора отчета, но и миллионы поклонников, разбросанных по всему Союзу. Зато уважили просьбу группы верных болельщиков из Горького. В их предматчевом послании в адрес "Спартака" были такие строки:

"За вашу команду мы болеем много лет, а сейчас одновременно болеем и за "Волгу", ведь это команда нашего города. Мы не желаем поражения ни вам, ни "Волге"…

Нам еще никогда не приходилось болеть сразу за две команды. Чтобы у нас осталось хорошее настроение, не обижайте нашу "Волгу", жмите лучше на других.

Ваши болельщики из Горького".

Не мог "Спартак", всегда готовый поддержать материально нуждавшихся, отказать людям, давно к нему расположенным. Отпустил гостей с миром - гола не забил и очком одарил. С пожеланием "жать на других" получилось не очень. Подробности последуют.

ДРУЗЬЯ СПЕШАТ НА ПОМОЩЬ

Сделаю небольшое отступление со статистическим уклоном. Напомнили о себе друзья мои цифры, с которыми долгое время тесно и благотворно сотрудничал. Навестили вдруг и по старой приязни оказали добрую услугу. Ничья спартаковцев с "Волгой", как оказалось, вовсе не стала неожиданной, по крайней мере для старых моих приятелей. Вот что поведали мне цифры: "Спартак" к тому времени чаще именитых земляков открывал сезон в столице - 11 раз. Результат удручающий: +2=4-5. В 12-м матче даже с новичком совладать не смог.

Лучший показатель у армейцев: +6=2-2. Динамовцы в девяти встречах пять раз победили, трижды прокололись и однажды ничейку сгоняли. И "Торпедо" в плюсах: +2=2-1.

Средняя результативность дебютных московских встреч впечатляет - 3,57. А в период с 36-го по 46-й еще круче - 5,00. Забивали в 24 встречах подряд. Единственный раз осеклись в 63-м, когда "Динамо" с ЦСКА, помаявшись полтора часа, покинули поле несолоно хлебавши. Дурному примеру последовали спартаковцы.

Поблагодарив друзей, продолжу. "Спартак" и "Торпедо" в отрыв от забуксовавших на ровном месте тбилисцев не ушли - сами заковыляли. Чем воспользовался "Шахтер": выскочил из толпы как чертик из табакерки на самый верх. Там и пребывал до временного закрытия чемпионата, даже чуть дольше.

МЛАДЕНЦА НАРЕКЛИ ОЛЕГОМ

Турнирные двери закрыли неплотно, небольшие щели оставили коллективам, не отдавшим своих сынов в сборную. Сыграли они немного - пару-другую матчей. Первая пятерка перед антрактом расположилась в таком порядке: "Шахтер" с 14 очками, за ним "Спартак", ростовский СКА, "Торпедо" и тбилисцы - по 12. Автозаводцы сыграли девять матчей, остальные - по десять.

Место в головной пятерке ростовчан удивить не должно. В прошлом сезоне остановились в шаге от пьедестала, забили наибольшее число мячей, а их форвард Олег Копаев стал самым метким стрелком. Новый сезон армейцы начали с победы над чемпионом, обыграли ЦСКА... Правда, убедительные победы чередовались с обидными поражениями. После двух неудач подряд выместили зло на кутаисцах - 7:0. Результат последнего перед перерывом домашнего матча с "Молдовой" сомнений не вызывал.

Во время разминки диктор оповестил аудиторию: "Один болельщик сообщил в телеграмме о рождении сына. Он назовет его именем футболиста СКА, который забьет первый гол в этом матче". Ждать пришлось долго. Встреча клонилась к концу, а на табло все еще светились нули. Угроза надолго оставить ребенка безымянным (следующую игру ростовчане провели через 42 дня) мобилизовала прошлогоднего голеадора. За шесть минут до конца Копаев забил первый гол, оказавшийся единственным. Тут же диктор торжественно объявил: "Дорогие товарищи! Вы не забыли? Сын болельщика будет носить имя Олег". Гол "крестного отца", а вместе с ним и два очка переместили ростовчан на третью ступень.

ОСВИСТЫВАЛИ СВОИХ, ГОСТЕЙ И СБОРНУЮ

В канун майских праздников обозреватели спортивных и центральных изданий подвели промежуточные итоги. Крайне обеспокоила их "голевая недостаточность" турнира. В 56 играх забито всего 97 мячей с жалким коэффициентом - 1,73. Поднатужившись, к концу сезона чуть прибавили, но итоговый показатель (1,99) оказался худшим за всю историю советского футбола. Случай уникальный: меньше двух мячей за матч никогда у нас не забивали - ни до, ни после.

Зато были удивлены и обрадованы (недолго, правда, радовались) относительно благополучным судейством и поведением футболистов. Чего нельзя сказать о зрителях. В сравнении с российскими потомками вели они себя идеально, но в правила поведения в общественных местах, принятых в Союзе, не вписывались. Освистывали своих, недовольные игрой или местоположением в турнирной таблице, не только в Киеве.

"Кайрат" на своем поле уступал после первого тайма "Зениту" - 0:2. Раздраженные болельщики устроили команде обструкцию. Алма-атинский судья Владимир Толчинский в деликатной форме, не выходя за грани приличия, пожурил земляков: "Хочется дать один совет нашим любителям футбола. Освистывать своих - дело, мягко говоря, нехитрое. Наверное, не оглушительный свист подхлестнул кайратовцев..." ("Казахстанская правда" от 3 апреля). Хозяева после перерыва оба гола отыграли и вынудили тех же свистунов проводить их овациями.

Чаще, само собой разумеется, освистывали гостей. Обозреватель "Труда" Юрий Ваньят в статье "Одна восьмая пути" призвал к серьезной работе со зрителями. В Ростове во время торжественного открытия чемпионата (там он вручал приз "Труда" лучшему бомбардиру прошлогоднего чемпионата Олегу Копаеву) своих встретили овацией, а гостей, чемпионов страны московских динамовцев, оглушительным свистом и насмешками. Журналист посоветовал брать пример с кутаисцев. После крупного проигрыша "Спартаку" (0:3) зрители проводили москвичей аплодисментами. Подражателей у кутаисских болельщиков не нашлось.

Жаловался на непотребное поведение зрителей и старший тренер сборной СССР Константин Бесков. Главная команда страны фактически "бомжевала", не имела своего уголка, крыши над головой и постоянной тренировочной базы. Зимой 64-го ей, точнее тренерскому штабу, выделили под трибунами Большой спортивной арены Лужников просторное, удобное, красивое помещение. Команда тренировалась на лужниковском поле. Больше негде. В загородном доме отдыха ЦК КПСС "Озера", что в 27 километрах от Москвы, неофициальной резиденции сборной, до тех пор не было футбольного поля, хотя места для сооружения базы вдоволь. Многолетние попытки федерации добиться разрешения (у кого - у самого ЦК?!) на строительство пресекались на корню.

Пришлось заниматься в Лужниках. Зрителей собиралось много, но далеко не все вели себя достойно. Стоило игроку неловко обработать мяч, отдать неточный пас, не попасть в ворота, как раздавались свист, улюлюканье, выкрики, перенасыщенные ненормативной лексикой. Все это мешало работе. Бесков скрежетал зубами, жаловался журналистам - игроки нервничают.

Раз уж зашел разговор о сборной, продолжу его. Подготовлю почву для следующей главы. Планирую посвятить ее официальным матчам решающего этапа Кубка Европы и отборочного олимпийского турнира.

БЕСКОВ ГОТОВИТСЯ

Как только осенью 63-го стал известен соперник по четвертьфиналу Кубка Европы (сборная Швеции), футбольные федерации обеих стран вступили в переговоры о сроках и очередности проведения двух матчей. Наши оппоненты предложили первую игру провести 13 мая в Стокгольме, ответную - 27 мая в Москве. В последних числах ноября 63-го советский представитель Чикин с московской датой согласился, а первую игру в Стокгольме попросил передвинуть на 20 мая. Шведы уперлись.

Генсек УЕФА Ханс Бангертер предложил побыстрее уладить возникшие разногласия, напомнив о возможности третьего дополнительного матча: "Планируете ли вы его проведение в случае необходимости до 31 мая? (Последний день завершения четвертьфиналов. - Прим. А.В. ). Удлинение срока не будет разрешено из-за ограничения сроков, предусмотренных Положением.

Ждем от вас новостей о указанных датах" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 1016).

Конфликт тут же уладили - восторжествовал шведский вариант. Третий матч в случае равенства показателей пришлось бы проводить в цейтноте, через три дня после московской встречи. Видимо, и шведы, и наши, уверенные в благополучном исходе, такую возможность исключали.

Подготовка началась раньше обычного. О январских сборах в Мексике и выигранном там международном турнире мы вам рассказывали. Бесков был удовлетворен спортивными результатами и состоянием игроков. Тренеры клубов его мнения не разделяли, жаловались: "Футболисты вернулись утомленными, это создает дополнительные трудности в подготовке к грядущему первенству".

В двадцатых числах апреля ТАСС распространило текст выступления тренера сборной. Бесков, словно перестраховываясь от возможных неудач в предстоящих поединках со шведами, заявил: "Пока по пальцам одной руки можно сосчитать игроков, которые умеют делать на поле все, что надо. Формируя сборную, приходится подбирать футболистов, чтобы они дополняли друг друга..." Прошелся он и по предшественнику, что выглядело не очень корректно: "Многие минусы, обнаруженные на ЧМ-62, не были исправлены и дали о себе знать в весенних матчах 1963 года нашей сборной с "Фиорентиной" и национальной командой Швеции. Новому руководству сборной (то есть самому Бескову. - Прим. А.В. ) пришлось выступать в роли "механика", менять "шестеренки", "подкручивать гайки". Заменять футболистов в сборной - дело сложное. У нас мало времени для создания новой команды, капитальный ремонт пришлось вести на ходу".

Они, мол, напортачили, мне отдуваться - если что, не взыщите, явно читалось между строк. А вообще-то "мы держим курс на Лондон". Закавыченные слова вынесли в заголовок.

Так и было. Назначая Бескова старшим в сборную, руководящие товарищи просили его не волноваться : "Работайте спокойно, главная цель - чемпионат мира 66-го в Англии". Что скажут те же товарищи летом 64-го, оповещу вас, надеюсь, в том же месте, но в другое время.

За три недели до поездки в Стокгольм, 23 апреля, размялись в Лужниках с малоизвестной бразильской "Пирасикабой". "Сборная клубов СССР" ("псевдоним" главной команды страны в неофициальных матчах) играла вполноги, и скромный счет (2:0) ее преимущество отразил весьма приблизительно. Обозреватели в оценках сдерживали себя, резких слов и выражений избегали. "Следует отметить, что в линии атаки нашей сборной пока не чувствуется организованности", - резюмировали Александр Вит с Алексеем Леонтьевым ("Советский спорт" от 24 апреля).

Сборная СССР вступила в решающий этап подготовки к двухраундовому бою со скандинавами. Что из этого вышло, узнаете в следующий раз.

На втором фронте, олимпийском, наша команда имя конкурента в борьбе за поездку в Токио узнала лишь в начале апреля. Олимпийская сборная ГДР, она же национальная (в СССР и в странах Варшавского договора граждане занимались спортом исключительно в свободное от работы или учебы время, в чем на протяжении многих лет убеждали седовласых старцев МОК. Те делали вид, что верили в сказки о любительстве спортсменов из соцлагеря), предсказуемо обыграла истинных любителей из Голландии. Встречи с восточногерманскими друзьями завершатся после финального турнира Кубка Европы. Тогда о них и расскажем.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...