Газета
8 октября 2004

8 октября 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Продолжение. Начало - стр. 12

Год 1938. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

"ПРИВЛЕЧЬ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ!"

Жаждущая крови общественность потребовала предать нарушителей суду. В последних числах мая ни одна из самых массовых и читаемых в Союзе газет не обошла вниманием инцидент. Особенно усердствовал "Красный спорт". Вот как прореагировала газета на приговор дисциплинарной комиссии:

"Нам кажется мягким решение по поводу Бочкова и Бенедиктова. Пора принимать к спортсменам, позорящим звание советского физкультурника, более решительные меры, чем дисквалификация на три месяца, как то сделано в отношении Бенедиктова, тем более, что в положении о первенстве сказано ясно: "В случаях грубой, злонамеренной игры - привлекаются к уголовной ответственности". В матче же "Буревестник" - "Стахановец" имело место самое настоящее хулиганство. Хулиганы должны быть привлечены к уголовной ответственности ("Красный спорт", № 71 от 25 мая 1938 г.).

В № 73 та же газета в передовице "Против грубости и хулиганства" еще раз заклеймила игроков "Буревестника" и потребовала "отдать их под суд за злостное хулиганство в общественном месте".

Бились ребята в те годы страстно, ног не берегли, живота своего, а тем более соперника не щадили. Выкладывались, не в пример нынешнему поколению, в любом матче, независимо от ранга. Не принято тогда было отличать игры календарные от товарищеских, мотивированные от договорных. ..

В предсезонку в "товарищеском" матче тбилисского "Локомотива" с "Металлургом" летели на поле пух и перья. Арбитр Иосава вынужден был выдворить четырех футболистов. В Тбилиси все же обошлось без "жертв". В отличие от ростовской игры, тоже "товарищеской", где включенное в группу показательных команд "Динамо" принимало одноклубников из Москвы. Чемпион в преддверии нового сезона потерял трех основных игроков: нападающих Смирнова (перелом кости в голеностопном суставе), Щербакова и полузащитника Елисеева. Ростовский арбитр Капранов был к своим снисходителен, никого не удалил, чем вызвал негодование гостей: "Лучше лишиться одного судьи вроде Капранова, судившего матч в Ростове, нежели благодаря его мягкотелости потерять нескольких игроков". Это строки из открытого письма динамовцев ("Дальше так продолжаться не может"), опубликованного в том же 73-м номере "Красного спорта". Было в нем много дельных (порой чрезмерно жестких, в духе времени) мыслей и предложений. К примеру:

"Необходимо отбросить всякие послабления и смягчающие вину обстоятельства для грубиянов и хулиганов. Меры, принимаемые сейчас, недостаточны. Исключение на одну игру удаленного с поля игрока вряд ли исправит его. Месяц дисквалификации, а в иных случаях уголовная ответственность - вот что заставит задуматься не только игрока, но и руководство общества". Или: "Необходимо отказаться от тех судей, которые при своих огромных возможностях не могут или не хотят их использовать..."

Письмо изобилует множеством примеров грубой игры, направленной против игроков московского "Динамо". Вспомнили не только ростовский матч, но и игры предыдущего сезона. Память у чемпионов великолепная, жаль - односторонняя. О грубости нескольких подписантов (автографы под письмом поставили 15 футболистов), уложивших в больницу, в частности, ленинградцев Кузьминского, Петра Дементьева и некоторых других, упомянуть забыли. Судя по многочисленным отчетам, грешили динамовцы частенько и на роль образцовой команды по части дисциплины никак не тянули. Что весьма аккуратно, тактично отметили сотрудники спортивной газеты тут же под письмом динамовских футболистов: "От редакции. Мастера "Динамо" правильно ставят вопрос об усилении борьбы с грубостью на футбольных полях. Это относится ко многим футбольным командам, в том числе и к команде мастеров "Динамо", где также необходимо усилить воспитательную работу среди футболистов".

Требования к Комитету физкультуры судить злоумышленников были бессмысленны. Авторы Положения, обещая привлекать футболистов за хулиганство к уголовной ответственности, погорячились. Пункт 14 футбольного кодекса юридической силы не имел. Наказание за хулиганство, и довольно жесткое (можно было схлопотать несколько лет лишения свободы), предусматривало советское законодательство. Судить или миловать, решали исключительно правоохранительные органы. Но так уж сложилось в мировой практике, что статьи уголовного кодекса на территории спортплощадок, ледовых и футбольных полей не распространялись, и спортсмены чувствовали себя там в полной безопасности. Потому и стражи порядка, на чьих глазах Бочков и Бенедиктов метелили Бикезина, власть применить не решились.

ЗАКОН - ЧТО ДЫШЛО

Если отвлечься от угроз Комитета, изначально не выполнимых, игроки "Буревестника" по спортивной линии получили наказание даже по тем временам весьма суровое. Видимо, "отсидели" от звонка до звонка. Во всяком случае, фамилии их в отчетах (правда, весьма и весьма скудных) на глаза мне не попадались.

Объяснить нехарактерные для физкультначальства жесткие санкции попытаюсь.

1. Начало сезона. Желание стоять на страже изданного Комитетом закона еще не угасло.

2. Мощная кампания, развернутая СМИ против грубости - "пережитка буржуазного строя".

3. Как версия. Отсутствие у "Буревестника" солидной "крыши": до войны спортсменов этого общества опекали работники госторговли.

Комитет пытался держать взятую в самом начале сезона высокую ноту, но голос его, по неведомым для обывателя причинам, срывался, частенько пускал "петуха".

Через месяц, в 20-х числах июня, набедокурил в Ленинграде игрок тбилисского "Локомотива" Акакий Имнадзе. Его, как и Бочкова, дисквалифицировали до конца сезона. Через несколько дней без объяснения причин наказание сделали условным. В промежутке между вынесением приговора и скоропалительной его отменой Имнадзе пропустил всего одну игру.

Недели через две в том же городе провинился нападающий "Стахановца" Григорий Балаба. Его тут же отлучили от чемпионата до конца года с формулировкой: "за оскорбление команды "Динамо". Пропустив три или четыре игры, он вновь вышел на поле, забил гол и обеспечил "Стахановцу" победу. Что случилось в антракте? Никак Алексей Стаханов, не скрывавший своих футбольных пристрастий, выручил? Категорически утверждать за неимением улик не вправе, но версия не кажется мне столь уж неправдоподобной. Человек влиятельный - основатель самого массового в стране социалистического движения, герой соцтруда, депутат Верховного Совета СССР. Небожители не брезговали сидеть с ним за одним столом и стукаться бокалами.

Судорожные, противоречивые решения комитета иначе как давлением извне объяснить не берусь. В случаях с мелкими правонарушениями порой и вмешательства "меценатов" не требовалось. Из выступления на совещании во Всесоюзном комитете физкультуры: "Ленинградец Федоров был дисквалифицирован за грубость на семь игр, но он обратился к товарищу Скалкину и, поплакав перед ним немного, смягчил сердце начальника инспекции, и тот амнистировал грубияна. Нет нужды говорить, что вряд ли таким образом следует бороться с грубостью, ставшей бичом футбольных полей".

О мелких "бытовых" нарушениях (грубая игра, оскорбление арбитра и т.д. и т.п.) и говорить нечего. Удаленные за подобные нарушения, согласно Положению, автоматически пропускали одну игру. Как бы не так! В стране, где главными орудиями труда были кирка и лопата, да серп с молотком, автоматика частенько давала сбои.

РЕКОРДЫ И РЕКОРДСМЕНЫ

Рекордная тема в летописи 38-го станет едва ли не самой популярной. Еще не начавшись, чемпионат отметился двумя всесоюзными достижениями: по числу участников - 26 и дебютантов - 17.

Вскоре после старта отличился и "Буревестник" - находка для статистиков. В 38-м он стал кузницей рекордов как личных, так и командных. 29 мая, сразу после скандальной игры со "Стахановцем", "Буревестник" проиграл в Москве ленинградскому "Динамо" с разгромным счетом 1:9 и установил сразу два здравствующих поныне рекорда: самое крупное поражение и наибольшее число пропущенных мячей на своем поле. Ленинградцы соответственно одержали самую крупную гостевую победу. В 1946 году московское "Динамо" рекорд повторило ("+8"), распотрошив в Куйбышеве "Крылышки" - 8:0. Но девять мячей хозяевам никто по сей день так и не забил.

Судя по отчету Юрьева, интрига в том матче оказалась необычайно живучей, держала в напряжении зрителей и работников стадиона до последней минуты: "Зрители не покинули стадион сразу после того, как счет стал 9:1. Они живо интересовались: успеют ли ленинградцы забить десятый гол или нет Больше всего переживал в этот момент дежурный у щита: на "девятке" у него кончился запас цифр".

Через неполные три недели, 16 июня, последовал еще один нокаут, теперь уже в Ленинграде от "Спартака" - 0:6. Рекорд СССР, уже не командный, а индивидуальный, установил ленинградец Евгений Шелагин. Он забил "Буревестнику" пять мячей. Удивительный результат. Но самое удивительное, что страна узнала о достижении форварда почти через три десятка лет - в мае 1967 года!

После того как 22 сентября 1966 года тбилисец Илья Датунашвили отметился пятью голами в ворота "Арарата", стали поговаривать о всесоюзном рекорде, что официально подтвердил 24 ноября в "Советском спорте" главный наш статистик Константин Есенин. Но вскоре вдова Шелагина Ольга Васильевна написала в еженедельник "Футбол" письмо, уверяя, что видела "листовку", в которой ее мужа назвали "чемпионом по количеству забитых мячей". Письмо передали Есенину. Константин Сергеевич был немало озадачен, но затем методом исключения пришел к выводу: Шелагин мог стать "чемпионом" только по забитым в одном матче мячам.

С помощью ленинградского знатока футбола Константина Барышникова "листовку" разыскали. Оказалось, это программка к следующему матчу "Буревестника" в Ленинграде со "Сталинцем", состоявшемуся три дня спустя - 19 июня. Небольшой из нее отрывок: "Чемпионом по количеству забитых мячей среди ленинградских игроков был до 16 июня левый край "Динамо" П. Быков. Однако последняя игра "Спартака" с "Буревестником" изменила положение. В этом матче "именинником" был Евгений Шелагин, забивший в ворота противников пять (из шести) мячей..." Эту историю в мельчайших подробностях Константин Есенин рассказал читателям "Футбола" 21 мая 1967 года.

Только благодаря счастливому случаю Есенин, а при его содействии и мы с вами, узнали о необычайно живучем, неистребленном по сей день рекорде ленинградца Евгения Шелагина.

Выходит, лучший отечественный статистик три десятка лет оставался в неведении? В этом Константин Сергеевич признавался неоднократно. Да и как он мог знать, если все ленинградские газеты вместе взятые совместно с "Красным спортом" упомянули только о двух мячах Шелагина. Это к вопросу об уровне нашей футбольной статистики.

Коль скоро упомянул о Датунашвили, расскажу забавную историю. В 1984 году делал с ним интервью для грузинской спортивной газеты "Лело" и, естественно, не мог не спросить о чрезмерной его активности в игре с "Араратом". Мы немало друг друга удивили. Датунашвили был поражен и одновременно огорчен, узнав, что его опередили. Меня же потрясла непосвященность собеседника.

- Кто же забил первым? - спросил Илья упавшим голосом.

- Один из трех братьев Шелагиных - Евгений.

- Может, забивали трое, а посчитали одному? - в его взоре мелькнул лучик надежды.

Я был неумолим:

- В 38-м в ленинградском "Спартаке" играл только Евгений, - и тут же, стараясь подсластить пилюлю, добавил: - Но и вы рекордсмен - пять мячей в одном тайме, да еще за 28 минут, никто не забивал.

Реакция - нулевая. Компенсация за развеянные иллюзии оказалась недостаточной.

И вновь о "Буревестнике". Слишком много чести для записного аутсайдера? Деваться некуда, не прерывать же потрясающую "рекордную" серию. Чтобы не утомлять вас, вскользь еще о двух "бессмертных" его достижениях. Кому еще в восьми играх (из 25) забивали от шести до девяти штук, а всего в сезоне - 87? Вопрос из разряда риторических.

Об остальных рекордах - по мере продвижения к финишу и при подведении итогов.

ЧАЕПИТИЕ ВО ДВОРЦЕ КУЛЬТУРЫ

Я уже писал о том, что в первых двух турах во встречах большой группы "призывников" со "старослужащими" новички одержали всего одну победу. Отличилось "Торпедо", обыгравшее "Металлург" - 1:0. Если эта победа осталась незамеченной, то выигрыш автозаводцев в третьем туре у "Спартака" (3:2) восприняли как сенсацию. Экс-чемпионы едва избежали разгрома: за четверть часа до конца проигрывали - 0:3.

Аппетит приходит во время еды. В следующей игре в Ленинграде "Торпедо" громит "Сталинец" - 5:1. Возвратившись в Москву, с таким же счетом разносит не кого-нибудь, а третью команду страны - киевское "Динамо". К этой встрече соперники подошли с одним потерянным очком и вели очный спор за единоличное лидерство. Дебютант после пяти туров вышел вперед с солидной разностью мячей - 16:7. Пресса расточала похвалы, пытаясь объяснить причину стремительного взлета (в 37-м "Торпедо" расположилось на предпоследней ступени группы "Б").

Автозаводскую многотиражку ("Догнать и перегнать") буквально распирало от внезапно свалившегося нежданного, незапланированного счастья. Корреспонденту газеты Троицкому стоило немалых усилий держать себя в руках. Он был сдержан, лаконичен, в комплиментах (дабы не сглазить) себя ограничивал, больше упирал на педагогику. "Хочется верить, - писал журналист, - что эти успехи не вскружат голову футболистам нашего завода. Не должно быть никакого зазнайства - впереди предстоит упорная борьба. Нужно с еще большим упорством и настойчивостью работать над усовершенствованием игры и тем самым закрепить за собой новые успехи".

Дальнейшие события еще раз убедили: внезапный переход из "грязи в князи" чреват осложнениями. Поглотив без особых проблем неудобоваримую высококалорийную пищу, новоиспеченные лидеры неожиданно поперхнулись легким десертом, уступив на своем поле тбилисскому "Локомотиву" (команда заняла итоговое 24-е место) - 3:5. Игра получилась разудалая: трещали сетки, штанги, кости... Без устали свистел бакинский арбитр Паруйр Парсаданов - главное действующее лицо развлекательного шоу. С вашего позволения об игре, чтобы не нарушать хронологию событий, - чуть погодя.

Стартовая победная серия "Торпедо" впечатлила не только специалистов и прессу. 7 июня, три дня спустя после четвертой кряду победы, в гости к футболистам во Дворец культуры автозавода имени Сталина пожаловал сам генсек советских профсоюзов Николай Михайлович Шверник. Оживленная беседа за чашечкой чая в непринужденной домашней обстановке продолжалась, как футбольный матч, полтора часа.

Сначала Бухтеев рассказал высокому гостю о тренировках, трудовых буднях, жизни и быте футболистов. Внимательно выслушав наставника команды, глава ВЦСПС поздравил автозаводцев с первыми успехами и указал на ряд недостатков. "Тов. Шверник отметил, что игроки "Торпедо" в матче с киевскими динамовцами слишком много разговаривали на поле, не раз нарушали правила, в частности попадая в положение "вне игры" и т.п.", - писали газеты. При расставании Николай Михайлович дал ряд ценных указаний ("необходимо иметь крепкий "дубль", усилить политико-воспитательную и культурную работу с футболистами") и предостерег от зазнайства. Об истинных мотивах встречи Шверника с командой не сообщалось.

САМОУБИЙЦА

Видимо, слова Троицкого и главы профсоюза до слуха и сознания команды, воспарившей над турнирной массой, не дошли. Через день после чаепития рабочие тбилисских железнодорожных мастерских опустили московских собратьев по классу на земную твердь.

Грузины забили уже на 7-й минуте. На 20-й за удар соперника по ноге без мяча удален защитник хозяев Поляков. Тут же на щите Тбилиси появляется цифра "2". В начале второго тайма лидер отыграл оба гола, второй - с пенальти. Хозяева, упустив несколько отличных возможностей, занервничали, что не осталось вне внимания Михаила Ромма: "Преимущество "Торпедо" становится все более явным. И тут команда делает серьезную ошибку. Удары по ногам, игра рукой, симуляция. Свисток судьи слышен все чаще, и растет возмущение на трибунах. Грубость ломает игру и мешает прежде всего самому "Торпедо" использовать свое преимущество".

В середине второго тайма в четырехминутном промежутке соперники обменялись голами: тбилисцы - с пенальти, москвичи - после углового. 3:3. Через несколько минут судья Парсаданов за снос прорвавшегося к торпедовским воротам форварда назначает еще один пенальти, после чего внимательно выслушивает пламенную, перенасыщенную общеупотребительными русскими словами и выражениями речь Кочеткова. Дослушав, удаляет оратора с поля. Пенальти забит. Преимущество в счете "+1", в количестве действующих на поле футболистов - "+2" в пользу гостей. В оставшееся время перевес "Локомотива" по обоим показателям возрос: сначала Чахунашвили забивает пятый мяч, затем арбитр удаляет Ершова.

Каков Парсаданов! Три всесоюзных рекорда за полтора часа: 1) шесть жесточайших санкций в одном матче; 2) пять из шести приговоров направил против хозяев! 3) единственный в СССР, да и в новейшей российской истории, случай, когда одна из команд (причем хозяйская), по милости судейской, доигрывала матч ввосьмером. Сочинский арбитр Гончар не так давно в Раменском получил изумительную возможность - советским судьям такая и не снилась - с лихвой перекрыть результат бакинца по части удалений. Смалодушничал...

Потерпевшие обвинили во всех тяжких Парсаданова. Но, судя по словам очевидца, к тому же весьма авторитетного и объективного, все было по делу, Парсаданов свистел то, что видел. "Будет большой ошибкой, если руководство "Торпедо" станет уверять игроков, что они стали жертвой необъективного судейства. Решительность Парсаданова была вполне уместна", - защитил арбитра Михаил Ромм.

Судил самоубийца по закону, но не "по понятиям". За что и поплатился. Жизнь ему, правда, сохранили (избивать судей тогда не решались), чего не скажешь о творчестве. От арбитража в сильнейшей группе Парсаданова отстранили. Навсегда.

АНТРАКТ

После игры с тбилисцами наступила пауза. Запланированные календарные игры "Торпедо" без каких-либо объяснений отменили. О причинах народ узнал из газет. 20 июня торпедовцев отправили в Париж на международный турнир по случаю 30-летия французского рабочего спортивного союза (ФСЖТ) и нескольких товарищеских встреч. Предстояли игры с рабочими командами Франции, Чехословакии и Норвегии. "Все эти страны, и особенно Норвегия, выставляют очень сильные команды, - предостерегал "Красный спорт". - Норвежцы в прошлом году вошли в финал мирового рабочего первенства, а силу рабочих команд Франции и Чехословакии наши футболисты ("Динамо", "Спартак") испытали на себе".

Для справки. В 1936 году "Динамо" и "Спартак" действительно играли с рабочими Франции и Чехословакии. "Спартак" выиграл во Франции все три матча с общим счетом 41:0 (11:0, 17:0, 13:0). Результаты "Динамо" с французами +2=0-0, 25-0 (12:0, 13:0); с чехословаками (без учета встречи с ветеранами 9:1) +2=0-0, 18-1 (8:1, 10:0). С такой "силы" пролетариями предстояло играть автозаводцам. Вводили народ в заблуждение преднамеренно: перестраховка в случае неудачи и демонстрация силы советского футбола при успехе. Вот теперь понятна причина десятидневной паузы в чемпионате: команда готовилась к "ответственным" международным встречам (сейчас сборной для участия в официальных играх европейского и мирового уровня выделяют всего-то по 3 - 4 дня).

В 37-м на международный рабочий турнир во Францию отправили действующего чемпиона - "Спартак", усилив его ведущими игроками московских клубов и киевского "Динамо". Не исключаю, что и в 38-м ставку делали на "Спартак", но после впечатляющего старта "Торпедо" - победы над спартаковцами и особенно разгрома киевлян - остановили выбор на автозаводской "рабочей" команде, что соответствовало и рангу турнира. Тогда-то Шверник и нанес визит на Восточную улицу для решения организационных и прочих вопросов.

На всякий случай перед зарубежной кампанией рабочий отряд усилили успевшими понюхать пороху в международных ристалищах форвардами Владимиром Степановым ("Спартак"), Григорием Федотовым (ЦДКА), а также защитником "Спартака" Василием Соколовым. Через четыре дня уже в Париже к команде присоединились вратарь "Металлурга" Набоков и руководитель делегации секретарь ЦК профсоюзов автомобильной промышленности Борисов. А тренер "Торпедо" Бухтеев, не сумев преодолеть препоны доблестных внутренних органов, остался в Москве. Тренировками во Франции руководил старший по возрасту - 31-летний защитник Вячеслав Орлов. Такие вот пироги.

Опасения оказались напрасными. Рабочий класс Страны Советов наголову разбил забугровых пролетариев. Легко обыграв Чехословакию (8:0) и Норвегию (6:0), торпедовцы выиграли международный турнир, получили кубок, после чего провели две товарищеские встречи в Ницце с местной рабочей командой (6:1) и в Марселе с испанцами ("Рабочий союз Барселоны") - 14:0. Итог: четыре победы в четырех встречах с общим счетом 34:1. Львиную долю мячей (22 из 34) забили "ополченцы" - Степанов с Федотовым.

Встречу победителям устроили на высшем уровне. 10 июля в автозаводском Дворце культуры их приветствовали представители высших профсоюзных (Москатов) и физкультурных (Зеликов) организаций, секретарь Пролетарского райкома ВКП(б) товарищ Лысов и другие официальные лица. Футболисты за обильно накрытым праздничным столом делились впечатлениями о поездке. Заключительную часть выступления Орлова, потонувшую в долго не смолкавших овациях, выделю особо: "Уже после первой победы в газетах писали, что "Торпедо" могло бы дойти до четверти финала в недавно закончившемся розыгрыше "Кубка мира" по футболу. После победы в Ницце эти же газеты авторитетно заявляли, что московские футболисты могли бы дойти до полуфинала и, наконец, выигрыш у Барселоны заставил газетчиков признать, что советские футболисты могли бы выиграть "Кубок мира".

Комментировать слова Орлова бессмысленно, как и верить в их подлинность. Как такое о средней, невысокого полета команде могли написать журналисты, воочию наблюдавшие лучшие команды мира (ЧМ-38 проходил во Франции)?! Величины несопоставимые.

СИЗИФОВ ТРУД

Между тем потенциал советского футбола, наличие классных, международного уровня игроков (Акимов, Андрей Старостин, Якушин, Петр Дементьев, Ильин, Федотов...) позволили бы достойно выступить на мировом первенстве, а при удачном стечении обстоятельств и в "четверку" проникнуть. А там - как знать. Случиться такое могло при двух обязательных условиях: вступлении в ФИФА и накоплении опыта общения с сильными мира футбольного.

Пресыщенное легкими победами советских футболистов над западными пролетариями, физкультурное руководство еще в 20-е годы добивалось выхода на широкую международную арену. Многолетние их потуги сравнимы с сизифовым трудом. Сгибаясь под тяжестью многопудовых прошений, физкультработники преодолевали все этажи партийно-правительственной высотки, но, достигнув верных ленинцев, груз стремительно скатывался вниз. И все начиналось сначала. Деятели ФИФА, зная о бесплодных попытках советского футбола примкнуть к их рядам, предложили компромиссный вариант. За него как за соломинку в январе 1938 года ухватились сотрудники иностранного отдела Комитета физкультуры Карпов (начальник) и Полляк (старший референт). Они мигом составили прошение. Представляю его вашему вниманию в чуть урезанном виде:

"Председателю Всесоюзного комитета по делам, физкультуры и спорта при СНК СССР тов. Зеликову А.В.

Докладная записка

Повышение спортивного класса и осуществление лозунга "Догнать и перегнать мировые рекорды" в значительной степени зависят от наличия систематических встреч советских физкультурников с лучшими представителями зарубежного спорта.

Международные соревнования, являясь "пробой сил", одновременно позволяют изучать лучшие образцы спортивной техники и мастерства и помогают тем самым нашим лучшим мастерам овладевать "высотами спортивной техники". Советская спортивная общественность неоднократно указывала на необходимость расширения и увеличения количества международных встреч как с сильнейшими представителями рабочего спорта (большинство встреч с представителями рабочих спортивных организаций ввиду слабости рабочих спортсменов представляют политический, но не спортивный интерес), а также с лучшими буржуазными спортсменами.

Однако вопрос об увеличении международных соревнований с сильнейшими представителями буржуазного спорта упирается за последние годы в весьма серьезное препятствие. Все крупнейшие национальные спортивные союзы по отдельным видам спорта входят в международные объединения. Согласно уставу международных спортивных объединений последние разрешают встречаться своим членам лишь со странами, входящими в эти объединения.

Ввиду того, что Советский Союз не входит ни в одно из указанных объединений, он очутился за последние годы в изолированном положении, имея чрезвычайно редко возможность приглашать отдельных технически сильных спортсменов (из малого количества тех, кто имеет право выступать без специального разрешения международных объединений), не имея никакой возможности приглашать в плановом порядке сильнейшие национальные команды...

Исходя из вышеизложенного, явствует, что только вступление в международные спортивные объединения даст возможность советским физкультурникам планомерно встречаться с сильнейшими представителями зарубежного спорта. Однако руководство целого ряда международных объединений является либо фашистским, либо находится под прямым фашистским влиянием. Так, Международная футбольная федерация (ФИФА), руководимая фашистскими элементами, явно недружелюбно настроена к СССР. В целом ряде других видов спорта (легкая атлетика, конькобежный спорт) ввиду радикального настроения руководства этих объединений вопрос о вступлении в них значительно облегчается.

Наиболее правильным выходом из создавшегося положения с международными объединениями кажется нам следующее:

1. Вступление в международные объединения по легкой атлетике и конькобежному спорту (советские спортсмены в этих видах спорта занимают почетное место - скандинавское руководство этих объединений доброжелательно относится к СССР).

2. Заключение технического договора с ФИФА согласно предложениям члена исполкома этого объединения проф. Пеликан...

Заключая вышеуказанный договор, Советский Союз, политически и практически не завися от руководства ФИФА, будет иметь возможность встречаться с сильнейшими представителями международного футбола...

Все вышеуказанные мероприятия обеспечат возможность широкого развития международных встреч советских физкультурников, поднимут авторитет советского спорта, а следовательно, Советского Союза во всем мире".

(ГАРФ, фонд 7576, опись 2, дело 176).

Карпов и Полляк чтили устав - обратились к непосредственному начальнику. А Зеликов запустил докладную в высшие партийные сферы. И этот документ разделил участь многочисленных своих предшественников .

Чтобы завершить международную тему, добавлю: в конце июля ответный визит в Союз нанесли футболисты ФСЖТ. Французы проиграли московскому "Спартаку" (2:6), торпедовцам Горького (1:6) и сборной Минска (3:6).

Подготовка к международному турне вкупе с загранкомандировкой выбила торпедовцев из внутреннего чемпионата более чем на месяц. Незапланированный трехнедельный отпуск получил и "Спартак", одолживший землякам двух футболистов. До внезапно возникших каникул обе команды находились в головной группе. После возвращения оказались в районе турнирного экватора. Таблица, и без того малопривлекательная, приняла безобразный, уродливый облик. Огромная разница в проведенных матчах (она достигала 4-5) вынуждала болельщиков заниматься двойной арифметикой, считать очки не только набранные, но и потерянные, лидеров фактических и потенциальных. Кстати, затерявшиеся в общей массе "Торпедо" и "Спартак", не проведя во время долгой паузы ни одного матча, превратились в потенциальных лидеров: пока они простаивали, конкуренты очки теряли...

Вот вам еще одна причина начатого в прошлый раз разговора о беспощадной, варварской ломке календаря. То ли еще будет.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...