Газета
19 июня 2002

19 июня 2002 | Бокс

БОКС

Леннокс ЛЬЮИС

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НЕПРИЗНАНИЯ

"Леннокс Льюис находится в одной компании с Джорджем Формэном и Мохаммедом Али", - сказал экс-чемпион мира Джо Фрезер после недавнего боя Льюис - Тайсон. Чтобы оценить эти слова в полной мере, надо знать, какую бешеную ревность испытывают бывшие чемпионы к нынешним. Обратите внимание: Фрезер сравнил Льюиса с теми единственными людьми, которые его побеждали, то есть он поставил Леннокса выше себя.

Сам Джордж Формэн высказался так: "Любой, кто скажет, что Леннокс Льюис не лучший тяжеловес всех времен, - просто лжец". Джорджа, возможно, и занесло, но он говорит, что Льюис - это молодой Формэн и Али в одном флаконе: бьет, как первый, и передвигается по рингу, как второй.

Известный комментатор телеканала ESPN Макс Келлерман тоже не исключает того, что Льюис мог бы победить любого тяжеловеса в истории. Келлерман упирает на то, что Льюис намного крупнее таких легенд мирового бокса, как Джо Луис, Рокки Марчиано, Санни Листон и Мохаммед Али, и полагает, что при такой разнице в габаритах разница в классе, если она и есть, отступает на второй план.

Но виртуальные бои Льюиса против легенд мирового бокса - это тема для отдельного разговора. А сейчас главное, что победа над Тайсоном наконец дала ему то, в чем ему отказывали в течение почти 10 лет, - признание. Лучше поздно, чем никогда.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

В 1988 году Леннокс Льюис стал в Сеуле олимпийским чемпионом, нокаутировав в финале американца Риддика Боу. Тогда он выступал за Канаду, но позже, перейдя в профессионалы, сменил флаг на британский.

Леннокс родился в Лондоне 2 сентября 1965 года в семье выходцев с Ямайки. В 12 лет переехал к родственникам в Канаду, не теряя британского гражданства. В школе его британский акцент и британский же подростковый сленг вызывали насмешки одноклассников. Издеваться над ним не решались, но и в свою среду принимать не спешили.

Когда Льюис в 1989 году вернулся в Британию, к нему так же отнеслись уже не дети, а тамошняя боксерская тусовка, многочисленные представители которой заявили, что Леннокс говорит с американским акцентом, использует американские же речевые обороты, слишком долго прожил вдали от любимой родины и потому не может считаться настоящим британцем. На самом деле ему просто не могли простить "олимпийскую измену".

В 1992 году Льюис завоевал титул чемпиона мира по версии WBC при довольно необычных обстоятельствах. Майк Тайсон благополучно отбывал срок. Абсолютным чемпионом мира, то есть по версиям WBC, WBA и IBF, был Эвандер Холифилд, а первым претендентом - Риддик Боу. Другими главными претендентами считались канадец Донован Раддок и сам Льюис. Было решено организовать "турнир четырех", причем в Америке Леннокса считали заведомым аутсайдером: в его победу верило только 8 процентов опрошенных.

31 октября 1992 года в Лондоне состоялся бой Льюиса с его старым знакомым Раддоком, и неверный сын Британии нокаутировал честного канадца во втором раунде. Победа эта тогда произвела очень сильное впечатление, так как Раддок до этого в двух боях в сумме провел 19 раундов с Тайсоном. И вдруг такое!

Льюис в тот же день изумил многих еще раз. Все считали его тихоней и очень удивились, узнав, что, вернувшись после боя с Раддоком домой, он от ощущения полноты жизни вышиб массивную дверь - вместо того, чтобы открыть ее ключом. Соседи по достоинству оценили, какой парень живет с ними рядом: любой другой на его месте побуянил бы за чужой счет, а этот обрушил распиравшую его энергию на свою собственность. Вот что значит примерный гражданин.

13 ноября 1992 года Риддик Боу встретился с Эвандером Холифилдом и отобрал у него чемпионский титул. По всем договоренностям, а также по правилам WBC, WBA и IBF, он теперь должен был защищать свой титул в поединке против первого претендента, то есть Льюиса, но, едва сойдя с ринга, заявил, что делать этого не будет. Видимо, не забыл об олимпийском финале.

Как ни странно, в американской прессе этот шаг вызвал понимание, чтобы не сказать - одобрение: никому не хотелось, чтобы национальная святыня, чемпионский титул в тяжелом весе, отправился за океан. Только WBC занял принципиальную позицию и принял решение лишить Боу титула. Риддик, прослышав об этом чуть заранее из СМИ, созвал журналистов и у них на глазах бросил дубликат чемпионского пояса WBC в мусорную корзину.

Как и следовало ожидать, WBC после этого отдал свой титул Льюису. Американская пресса, однако, нарекла его "бумажным чемпионом" - за то, что он завоевал титул не в бою, и представила дело так, что было непонятно, кто же, собственно, "откосил" от боя - Льюис или все-таки Боу. Некоторые дошли до того, что написали: "Льюис подобрал свой чемпионский пояс из того мусорного ящика, в который его бросил Боу".

А вот что было дальше. Леннокс без устали вызывал Боу на ринг, но тот отвечал лишь оскорблениями. 6 ноября 1993 года Риддик проиграл Холифилду матч-реванш. Бой был как минимум равный, но неуправляемый Боу всем надоел, и его, видимо, решили "сплавить".

Холифилд не проявил большого желания встретиться с Льюисом, и тот решил в качестве разминки подраться с малоизвестным Оливером Макколлом. И 24 сентября 1994 года был нокаутирован во 2-м раунде.

Льюис подпал тогда под влияние шапкозакидательских настроений членов своей команды, один из которых на пресс-конференции бросил Макколлу женский пояс для чулок и сказал: "Это единственный чемпионский пояс, который у тебя будет". Леннокс перепутал Макколла с пустым местом, а когда обнаружил свою ошибку, было уже поздно.

КАК ПРОДОЛЖАЛОСЬ...

"Мы же говорили!" - завопили американские СМИ, а британские тут же вспомнили, что Льюис, собственно говоря, никакой не британец, а самый настоящий канадец. И к тому же его имя Леннокс созвучно слову lummox (увалень).

Макколл не дал Льюису матча-реванша, понимая, что двух чудес подряд не бывает. Ленноксу пришлось провести 4 боя, чтобы снова встретиться с чемпионом мира. В 1996 году он опять оказался на первых местах в рейтингах всех трех ведущих организаций.

В том же году вышедший из тюрьмы Майк Тайсон вернул себе чемпионские титулы по версиям WBC и WBA, но отказался от встречи с Льюисом. Он не испугался, а просто хотел сначала провести более экономически выгодный бой с Холифилдом, Леннокса же попросил подождать и даже заплатил большие отступные, но WBC с этим не согласился и лишил Майка своего титула. Трон объявили вакантным, и было принято решение, что за него Льюис будет драться со своим обидчиком Макколлом.

Состоявшийся 7 февраля 1997 года бой был одним из самых странных в истории. Начиная с первого удара гонга Макколл стал откровенно уклоняться от поединка, а потом и вовсе перестал сопротивляться. Он то и дело поворачивался к Льюису спиной, бродил с отсутствующим видом по рингу. В четвертом раунде во время одного из этих променадов у него потекли из глаз слезы, в пятом он совсем перестал драться, и слезы хлынули рекой. Ленноксу не хватило природной жестокости бить по зареванной физиономии Оливера, за что, как ни странно, его потом упрекали.

Рефери наконец-то дисквалифицировал Макколла. На пресс-конференции Оливер, все еще плача, сказал, что этот подлец не дал ему осуществить свою страшную стратегическую задумку, а потом добавил, что все равно победил Льюиса и обязательно победит снова. Так - при довольно странных обстоятельствах - Леннокс Льюис стал чемпионом мира во второй раз. Признания это ему опять не принесло.

4 октября того же года он встретился с осевшим в Америке польским уголовником Анджеем Голотой, дважды чуть не отбившим детородные органы Риддику Боу и дважды за это дисквалифицированным. Самое странное, что обе эти встречи поляк выигрывал, и было совершенно непонятно, зачем он это сделал. Ни о какой случайности, особенно во второй раз, когда Голота провел многоударную серию в пах, не могло быть и речи.

Своими оригинальными поражениями Голота завоевал совершенно сумасшедшую популярность, настолько большую, что, находясь в США, президент Польши Квасьневский фактически напросился к нему на аудиенцию и обещал полное отпущение грехов. После этого некоему пану Белостоцкому, которого за несколько лет до этого любимец президента избил и оставил без одежды в общественном туалете, видимо, приказали проявить то же великодушие, что проявил глава государства, и простить Анджея. Бедолага так и поступил.

Однако Льюис отпустил Голоте грехи получше, чем пан Квасьневский вместе с паном Белостоцким. Он его нокаутировал в первом же раунде. Как и большинство громил, Голота оказался трусом - и больше уже никогда не был собой прежним.

После той победы один из ведущих обозревателей британского журнала Boxing Monthly написал: "Леннокс, я больше не буду называть тебя Канадским Увальнем, если только ты не проиграешь снова". Ну а американская пресса в скором времени разразилась воплями в стиле Паниковского и Балаганова: "Кто такой Голота? Где Голота? Не было никакого Голоты. И Льюис тоже никакой не чемпион". Чемпион, по ее мнению, был только один - двукратный победитель Тайсона Эвандер Холифилд, им же и покусанный. Кто мог тогда представить себе, что со временем Майк покусает и Льюиса, правда, за другие места?

Холифилд уклонялся от боя, а американские СМИ прикрывали его маневр. Например, солидная The Washington Post разразилась в конце 1997 года статьей, в которой настолько нагло передергивались факты, что этому могла бы позавидовать и наша желтая пресса. Льюис объявлялся там "недостойным претендентом". Остальные публикации в большинстве своем были еще хуже.

В конце концов уклоняться от боя стало уже невозможно, и 13 марта 1999 года бой за звание абсолютного чемпиона мира между Льюисом и Холифилдом наконец состоялся. Льюис одержал уверенную победу, но судьи определили ничью. И здесь пресса США впервые повела себя по отношению к нему достойно, руководствуясь старым принципом всех гордых людей, который в английском языке сформулирован с убийственной прямотой: "There is some shit I won't eat" ("Существует такое дерьмо, которое я есть не стану"). Скрепя сердце они наконец-то признали Льюиса чемпионом, но уже через несколько месяцев заявили, что, собственно, самым сильным боксером является все равно не он, а осевший в Техасе нигериец Айк Ибеабучи по прозвищу Президент.

Америке в конце XX века почему-то не хватало своих оригиналов на ринге, и она заимствовала еще и чужих. Президент Ибеабучи попытался с четырьмя женщинами сделать то же самое, что и президент Клинтон с Моникой Левински, но в еще более интересных формах и против их воли. С тремя ему это, кажется, удалось, а четвертая убежала. После этого судебные органы долго решали, куда поселить буйного Айка - в сумасшедший дом или тюрьму. Кажется, в конце концов остановились на тюрьме для сумасшедших.

Между тем Ибеабучи, хотя и был очень хорошим боксером, никак не заслужил права считаться некоронованным чемпионом мира. Просто неприязнь к Льюису стала в американских СМИ чем-то вроде доброй традиции, и они были готовы видеть на чемпионском троне кого угодно, только не его.

Леннокс между тем выиграл матч-реванш у Холифилда. Американская боксерская общественность в скором времени ответила на это требованием победить еще один интересный импортный продукт, новозеландца Дэвида Туа. Своих уже не осталось. Но Туа довольно бесславно проиграл.

И тогда случилось самое неожиданное: Америка устала ненавидеть Льюиса. В своем отношении к нему она стала руководствоваться старым женским принципом: лучше отдаться зануде, чем объяснять, почему ты этого делать не будешь, и она отдалась, правда, без всякой любви и со скучающей миной. Сразу в нескольких авторитетных изданиях прозвучала на разные лады фраза: "Нам надо научиться любить Леннокса Льюиса".

И тут Льюис преподнес сюрприз: он опять перепутал своего не очень сильного соперника, на этот раз Хасима Рахмана, с безобидной тенью отца Гамлета. 22 апреля 2001 года в пятом раунде он подставился под удар, который просто не имел права пропускать, и оказался в нокауте.

И ЧЕМ ЗАКОНЧИЛОСЬ

Америка воспрянула, как невеста, которой удалось в последний момент слинять от нелюбимого жениха, но - вышел прокол. В контракте на бой с Рахманом было условие, по которому тот в случае победы должен был дать Льюису матч-реванш. Рахман, правда, попытался от этого уклониться, а американские СМИ дошли до того, что стали утверждать: не всякие условия и далеко не всякого контракта надо соблюдать. Леннокс, однако, подал в суд - и без труда выиграл дело.

Но Америка не собиралась так легко расставаться со своими мечтами. Больше половины экспертов заявили, что Рахман снова победит. Их настроения подытожил главный редактор журналов The Ring и КО Найджел Коллинз: "Если Рахман смог это сделать один раз, то он сможет сделать это снова".

Однако в скором времени редакторская колонка Коллинза в КО вышла под заголовком "Почему я ошибся", которую всю можно было свести к фразе из второго абзаца: "Иногда мы принимаем желаемое за действительное. Это произошло и со мной". Льюис не посчитался с американскими мечтами и 17 ноября 2001 года нокаутировал Рахмана, да так, что выставил всех своих критиков идиотами.

И тогда Америка обратилась к своей самой последней надежде, которую Льюис, кстати, вызывал на бой уже не первый год, - Майку Тайсону. Тот, правда, чуть не сорвал матч, покусав Льюиса на пресс-конференции в январе, но все это вылилось лишь в двухмесячную отсрочку. Многие американские СМИ без меры возмущались тем, как вообще можно лишать Тайсона права на матч только за то, что он кого-то покусал. Право, иногда возникало ощущение, что читаешь записки сумасшедшего.

Однако надежда уже все равно умерла. Журнал КО провел опрос 25 экспертов, и 18 из них заявили, что победит Льюис. Он и победил. Строптивую американскую невесту все-таки выдали замуж за нелюбимого британского жениха.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...