Газета
20 июня 1998

20 июня 1998 | Хоккей

ХОККЕЙ

Петер БОНДРА: ЗВЕЗДА-НЕВИДИМКА

Евгений РУБИН

из Нью-Йорка

Евгений РУБИН - собственный корреспондент "СЭ" по Северной Америке.

Репортер газеты "Вашингтон Пост" Рашель Александер проделала такой опыт. Вскоре после окончания хоккейного матча с участием местной команды "Вашингтон Кэпиталз" она вышла на улицу, прилегающую к стадиону, на котором состоялся матч, держа в руке фотопортрет одного из вашингтонских игроков. Она показала его нескольким наугад выбранным прохожим и попросила ответить, кто на нем изображен. Как и предполагала журналистка, все лишь пожимали плечами, в том числе и полицейский, дежуривший у стадиона, и человек, только что смотревший игру по телевизору в соседнем баре.

Это была фотография Петера Бондры из "Кэпиталз". В том матче он забросил свою 50-ю шайбу на чемпионате, и его неоднократно показывали на телеэкране крупным планом.

Да, отношение к хоккею в американской столице более прохладное, чем, скажем, в Нью-Йорке, Детройте или Денвере, где любой человек, интересующийся спортом, мигом узнает Брайана Лича, Сергея Федорова или Джо Сакика. Но и в Вашингтоне всем знакома внешность тренера "Кэпиталз" Рона Уилсона. А вот Бондры - нет.

Между тем он - звезда не меньшего масштаба, чем три названных выше хоккеиста. Пройдут считанные дни после того матча, в котором Бондра забил свой 50-й гол, и он, отличившись еще два раза, разделит в списке снайперов первое место с Теему Селянне из "Анахайм Майти Дакс". Если же взять шайбы, заброшенные за четыре последних сезона, то Бондра вообще вне конкуренции - 184 гола. У идущего следом Джона Леклера из "Филадельфии" - 178, у Яромира Ягра из "Питтсбурга" - 176, у Селянне - 165, у Кейта Ткачука из "Финикса" - 164.

Чем же объяснить незаметность одной из крупнейших хоккейных звезд мира и, вне всяких сомнений, самой крупной в 24-летней истории вашингтонского клуба? Возможно, причина, которую я назову, не единственная, но, по-моему, существенная. Бондру и на льду далеко не сразу узнаешь, тем более когда он без шайбы. Он и бежит стремительно, и коньками владеет безупречно, и бросает по воротам с редкими точностью и силой, но все его действия начисто лишены внешнего эффекта. От них у зрителей не захватывает дух, как от бега Павла Буре, или дриблинга Алексея Ковалева, или броска Эла Макинниса.

Не эта ли незаметность делает Бондру неуловимым на площадке? О нем подчас просто забывают. Линди Рафф, тренер проигравшей "Кэпиталз" в полуфинальной серии команды "Баффало Сэйбрз", так прямо и сказал после третьего матча: "Мы забыли, что Петер Бондра - суперзвезда. Мы не отнеслись к нему с тем уважением, какого он заслуживает. Больше мы такой ошибки не сделаем". Однако в шестом матче команда Раффа наступила на те же грабли: Бондра, забытый у ворот "Сэйбрз", без помех забросил шайбу, получив пас от Сергея Гончара.

А ведь Кубок Стэнли-98 начался для Бондры неудачно. Половину матчей первой серии "Кэпиталз" - с "Бостон Брюинз" - он лечил поврежденную спину. Вторую - с "Оттава Сенаторз" - тоже не сыграл целиком из-за сотрясения мозга. И лишь к третьей выздоровел и набрал необходимую форму.

Пока Бондры не было, "Кэпиталз" приходилось трудно. Это признает Уилсон. "Нашим атакам не хватало остроты, - говорит он. - Многих это удивляло. Но публика просто забывала, что отсутствует Бондра. Для нас его роль неоценима. Когда на площадке появляется наш самый быстрый и меткий снайпер, команда преображается. Петер из тех, кто умеет забить гол в любой толчее. К тому же он всегда играет с настроением".

Возвращение Бондры вратарь "Сэйбрз" Доминик Гашек, которого в этом сезоне причислили к сонму величайших голкиперов всех времен, почувствовал на себе.

Бондра вырос в Чехословакии, в городе Попрад (сейчас это Словакия), и знает Гашека с 17 лет. Он прекрасно понимает, какое психологическое давление оказывает на его партнеров сам факт, что в воротах "Сэйбрз" - Доминик. И постарался убедить их, что при всех своих достоинствах Гашек не такой уж непобедимый. Забитый им в ворота "Баффало" во втором периоде второй полуфинальной встречи гол стал первым за 171 минуту и 10 секунд в матчах между "Сэйбрз" и "Кэпиталз". Именно тот успех Бондры положил начало кардинальному повороту в серии.

"Кэпиталз" проиграл первый матч на своем поле, победил в овертайме во втором. А за ним и в третьем, уже в Баффало, причем тройка, в которой Бондра играет с россиянином Андреем Николишиным и своим соотечественником Рихардом Зедником, сделала все четыре вашингтонских гола. Четвертая встреча подтвердила, насколько прав был Бондра, доказывая партнерам, что "все мы люди, все - человеки". Гашек в тот раз пропустил легкую шайбу от Крейга Беруби, единственного в истории НХЛ форварда, до этого сыгравшего в плей-офф более полусотни матчей и ни разу не забившего гол.

Не знаю, можно ли назвать самого Бондру рекордсменом по числу заброшенных Гашеку шайб, но подозреваю, что можно. На его счету таких голов в матчах НХЛ ровно дюжина.

В "Кэпиталз" Бондра выступает восемь сезонов. В летнем драфте 1990 года он прошел девятым по общему списку. Ему тогда было 22 года. Как видите, команды не сражались за хоккеиста, ставшего со временем одним из премьеров лиги, хотя габаритами (рост - 185 см, вес - 90 кг) он не уступал другим. Скорее всего тогдашнее безразличие было вызвано и той неброской манерой его игры, о которой мы уже говорили.

Попал он в Северную Америку и НХЛ в результате счастливого стечения обстоятельств. Родился Петер в украинском городе Луцк. Его родители-словаки перебрались туда с родины после второй мировой войны, соблазненные надеждой получить на новом месте участок земли и работу. В его метрике записано: "Гражданин СССР". Домой они возвратились, когда Петеру было 3 года.

Став игроком первого дивизиона чехословацкого хоккея, он не мог участвовать в международных турнирах, так как не был гражданином этой страны. Так что налетавшие из-за океана в поисках юных дарований НХЛовские скауты его не видели и понятия не имели о том, что существует на свете такой одаренный молодой форвард. И он, мечтавший о карьере профессионала и веривший, что путь в НХЛ с его талантом ему не заказан, был в отчаянии.

"В один прекрасный день, - говорит Бондра, - из газеты я узнал, что на матче в городе Витковице будет известный скаут из Канады и что прилетел он, чтобы посмотреть Рихарда Шмехлика, который тогда выступал в команде этого города, а теперь играет в "Сэйбрз". Меня это известие взволновало до глубины души. Ведь с "Витковице" встречались мы. К тому матчу я отнесся как к главной игре своей жизни. Мне удалось тогда забросить 2 шайбы и сделать 2 результативные передачи. После игры скаут зашел к нам в раздевалку и познакомился со мной. На следующий наш матч он приехал уже ради меня".

Тот скаут - Жак Баттон - представлял "Вашингтон Кэпиталз". Ни один из его коллег ни раньше; ни позже не видел Бондру на льду. Баттон был поражен, увидев, что этот парень обладает взрывной скоростью, которая позволяет ему постоянно оставлять защитников у себя за спиной, и резким броском, что он крепко стоит на коньках и не страшится силовой борьбы.

По рекомендации Баттона вашингтонский клуб выбрал Бондру в летнем драфте-90, и с того дня все помыслы Петера были устремлены к Америке. Он готов был мчаться туда немедленно, однако молодому игроку в то время было не так просто вырваться из Чехословакии на Запад. Но вскоре в стране сменился режим, и Бондра, оставив дома жену Любу и годовалую Петру, поспешил в Вашингтон, чтобы не опоздать к открытию тренировочного лагеря. Любу он успокоил: если все будет в порядке, она приедет к нему, если он не приглянется тренерам клуба, то вернется назад.

"Это было потрясающе, - вспоминает Бондра. - Я не знал ни слова по-английски, не умел выписать чек, не мог сам пойти в магазин. Спасибо, Михал Пивонька, который уже прожил здесь пару лет, помог мне. Так у меня началась абсолютно новая жизнь".

С каждым годом эта жизнь становилась лучше. Они с Любой произвели на свет еще двоих детишек - Дэвида и Никласа. Бондра-старший пять последних сезонов выступал в матчах "Всех звезд". Когда Чехословакия разделилась на две части, он получил словацкое гражданство и играл за свою страну на Олимпиаде. И все это уместилось в восемь коротких лет.

За добро надо отплачивать добром. Помня сделанное для него Пивонькой, Петер старается поддержать нынешнего новичка "Кэпиталз" и лиги Зедника. "Я помогаю ему овладеть языком, - говорит Бондра на хорошем английском, - беру его всюду с собой, объясняю непонятные вещи. Словакия - маленькая страна, и я рад, что сразу два ее представителя оказались в одной команде. Такое случается нечасто".

Перед третьим матчем "Кэпиталз" с "Сэйбрз" Бондра сообщил Зеднику о том, что эту встречу покажут по словацкому телевидению. И тот, вдохновленный тем, что семья и друзья увидят, как он играет, забросил 2 шайбы и сделал результативную передачу. После матча Петер признался: он был не слишком уверен, что сказал Рихарду правду. Впрочем, не исключено, что Бондра не ошибся. В Словакии транслируют игры НХЛ, а газеты пишут о них ежедневно.

Так что если бы Рашель Александер из газеты "Вашингтон Пост" удалось слетать в Словакию и показать там фотографию Петера Бондры, то его, без сомнений, узнал бы каждый.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...