Газета
4 февраля 1998

4 февраля 1998 | Футбол

ФУТБОЛ

НАШИ ЛЕГИОНЕРЫ В ЕВРОПЕЙСКИХ ЧЕМПИОНАТАХ

Кахабер ЦХАДАДЗЕ

СПАСИБО ШВЕДАМ, ЧТО НАУЧИЛИ ИГРАТЬ ГОЛОВОЙ

Кахабер Цхададзе, который этой осенью справит тридцатилетие, изрядно помотался по свету. Судьба бросала его в Швецию и в Россию, в Германию и опять в Россию. А с недавних пор, как уже сообщал "СЭ", Цхададзе обосновался в Англии, заключив контракт по системе 1+2,5 с клубом второго дивизиона "Манчестер Сити".

-За границей вы поменяли уже три клуба. Какие воспоминания остались о первом из них - шведском ГИФе?

- Из Грузии в 91-м у меня была только одна дорога - за границу. Вот и устроился в шведский ГИФ. Правда, и уровень игры, и предложенные условия оставляли желать лучшего. Но проведенные там полгода никак нельзя назвать потерянными - за то, что неплохо играю головой, надо сказать спасибо шведам, да и после нашего чемпионата тамошняя мясорубка закалила меня. Я стал играть жестче и агрессивнее. А потом Бышовец вызвал в сборную, тогда еще - СНГ. При первой же встрече он сказал: "Если хочешь попасть на чемпионат Европы, перебирайся в серьезную команду. Желательно в России".

-И что же вы предприняли?

- В это время на сбор из Португалии подъехали Юран с Кульковым и вручили мне билет на самолет. Оказывается, "Бенфика" приглашала на смотрины. А у меня, как назло, небольшая травма, месяц отдыхал. Но все-таки поехал.

-Судя по всему, безрезультатно.

- Неделю там тренировался, затем тренер "Бенфики" Эрикссон говорит: "Парень ты перспективный, давай так: год поиграешь в "Мальме", а потом мы возвращаемся к этому разговору".

-Однако вы предпочли московский "Спартак"?

- С Бышовцом решили, что так для меня будет лучше. Полсезона играл в "Спартаке", столько же - в "Динамо", а в конце года перебрался во франкфуртский "Айнтрахт".

-Что для вас на первых порах было в Германии самым сложным?

- Главное, чтоб тебя в команде признали за своего. Я в перт вый день, не подумав, ляпнул, не хочу, мол, учить ваш язык, мне и английского достаточно, но все на меня та-а-ак посмотрели, что я сразу побежал за немецким букварем. С игроками мы быстро стали друзьями - после матчей ходили- в рестораны, вместе отмечали праздники, дни рождения. Если вне поля ни с кем не будешь общаться, то, каким бы распрекрасным футболистом ты ни был, - в команде твои часы сочтены.

-С тренерами когда-нибудь конфликты возникали?

- В "Айнтрахте" тренеры менялись, как перчатки, а не поладил я только с одним - Хайнкесом. Однажды неважно отыграл, и на следующий матч меня он не поставил, сказав: "Тебе надо психологически отдохнуть". А я неожиданно вспылил, наговорил черт знает что, и назло ему в сборную Грузии поехал не за три дня до игры, а за неделю. Возвращаюсь, Хайнкес встречает дружелюбно, берет с командой на выезд, и... я не попадаю даже в запас. Это продолжалось два месяца. После каждой тренировки я еще долго не ухолил с поля, хотя раньше это делал лишь время от времени. Вкалывать начал - будь здоров, второй тренер часто хвалил меня, Хайнкес же в упор не замечал. И тогда я не выдержал, решил с ним объясниться: "Не хочу больше сидеть на трибуне - продайте меня в другой клуб". А Хайнкес в ответ: "Ни за что. Я тебя просто воспитывал, сейчас, вижу, ты все обдумал, поэтому без проблем вернешься в состав". Только теперь я понимаю его мудрость.

-Вы не в обиде на тренера?

- Тогда, что уж скрывать, возомнил я себя незаменимым. А для футболиста это хуже смерти. Если я когда-нибудь стану тренером, то в такой ситуации игрока на лавку посажу не на два месяца, а на шесть! И Бог меня за манию величия наказал - травмы пошли косяком, причем иногда получал их на последних минутах тренировки. А после одной из них, у меня пропал целый сезон.

-С игроками у вас случались стычки?

- С югославом Михайловичем, было дело, сцепились. Подкатился я под него на тренировке жестковато, а в следующем эпизоде он откровенно сзади по ноге мне двинул. Ну тут я готов был уже на него броситься с кулаками, однако нас разняли. Дней десять мы не смотрели друг на друга, а потом ничего, даже подружились. И вместе с еще одним югославом из "Айнтрахта" - Комленовичем, до сих пор связь держим.

-Может, корни конфликта с Михайловичем следует искать в вашем советском происхождении?

- Нет, хотя один раз нечто подобное произошло. Играли мы в еврокубке с австрийским "Казино". Судил матч Сергей Хусаинов. За незначительный фол он решил дать желтую карточку игроку "Айнтрахта", но у него она была бы уже второй в турнире, и я крикнул: "Григорьич, прошу, не надо". Я был уверен, что нас никто не поймет, но не учел, что тренер австрийцев Отто Барич - хорват и немного понимает по-русски. И тут его прорвало, он выскочил к бровке и заорал: "Руссишес швайн!". А когда я ему ответил, он плюнул в меня. Хусаинов удалил Барича со скамейки запасных.

-А вас, несмотря на мат, по "блату" оставил на поле?

- Зачем вы так? Хусаинов был далеко и просто не слышал моих слов.

-Штрафовали вас в "Айнтрахте" часто?

- Бывало, но символически, за опоздание, например, или за красную карточку. Самый большой штраф я заплатил... во Владикавказе. Когда после матча ЦСКА - "Алания" меня дисквалифицировали на один матч, Газзаев наказал еще и на три тысячи долларов. Честно говоря, я опешил, услышав о такой сумме.

-В чем, на ваш взгляд, основная проблема наших легионеров на Западе?

- По потенциалу некоторые из них достойны места в "Реале" и "Барселоне", но верно кто-то подметил: "Если, к примеру, немцу дать 100 долларов - он сделает все возможное, чтобы превратить их в тысячу. А русского вполне устроит и эта сотня". Большинство наших игроков заключают контракты и успокаиваются на достигнутом. Беда еще в том, что в состав обычно попадает тот легионер, который стоит дороже. Последний пример - Кецбая. В "Ньюкасле" он никому ни в чем не уступает, но играют те форварды, которые обошлись клубу в миллионы фунтов.

-Почему вы выбрали "Манчестер Сити", ведь он на грани вылета из второго дивизиона?

- Даю гарантию, что мы не вылетим. Команда-то солидная. И с деньгами все в порядке - в этом году 11 миллионов фунтов потратили на игроков, правда, селекционеры подкачали. В Манчестере собираются прикупить пару-тройку классных футболистов и на будущий год выйти в премьер-лигу. А почему именно "Манчестер Сити"? Я хотел играть за границей, мне ведь уже под тридцать, потому и не остался в "Алании". У нас с Муртазом Шелия предложений от английских клубов хватало, но все звали сначала на просмотр. Для игроков национальной сборной ездить туда, считаю, не солидно. А "Манчестер Сити" сразу предложил контракт.

-Но пока вы еще не играете?

- На днях должен получить рабочую визу и уже в следующем туре надеюсь дебютировать на английских полях.

Александр КРУЖКОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...