Газета № 7644, 30.05.2018

Юрий Газинский: "Звали в "Зенит" и в "Спартак". Но рад, что остался в "Краснодаре"

Юрий ГАЗИНСКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Юрий ГАЗИНСКИЙ (слева), Сергей ИГНАШЕВИЧ (в центре) и МАРИУ ФЕРНАНДЕС. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Федор СМОЛОВ (слева) и Юрий ГАЗИНСКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Юрий ГАЗИНСКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Развернутое интервью "СЭ" дал 28-летний полузащитник "быков"

Игорь РАБИНЕР
из Нойштифта

Если Газинский попадет в заявку сборной России на ЧМ-2018, это станет ярчайшим свидетельством географии нашей страны. Он родился и вырос в Комсомольске-на-Амуре, небольшом городе Хабаровского края, там же начал профессионально играть в футбол – в местной "Смене", выступавшей во втором дивизионе. Учитывая централизацию российской жизни, прикованность внимания к столицам, нетрудно представить, насколько больше усилий потребовалось ему, чтобы сделать хорошую карьеру. Кстати, мама, воспитывавшая Юрия с сестрой одна, – как раз учительница географии...

А хороша карьера Газинского уже тем, что он, на данный момент, пять сезонов отыгравший в составе "быков" – автор исторического первого гола на "Арене Краснодар"...

– У меня в тот момент совпало все, – вспоминает хавбек. – Супруга была на восьмом месяце беременности. Забил гол – и даже чуть растерялся. Хотел побежать радоваться – и тут вспомнил, взял мяч, положил его под футболку… Такое не забудешь. И ребята иногда напоминают, шутят: "Ты же в истории!"

ПАДАЕШЬ – КОЛЕНКИ В КРОВЬ. ПОДОРОЖНИК ПРИЛОЖИЛ – И ДАЛЬШЕ ИГРАЕШЬ

– Из Комсомольска-на-Амуре в сборную – трудно проделать такой путь?

– То, чего удалось добиться, – в первую очередь заслуга моей мамы. Именно она привела меня в футбол. Помню: мне – шесть лет, спортзал, ребята старше меня на пару-тройку лет. И слова тренера: "Мы не можем его взять, он слишком маленький". Но мама уговорила моего первого тренера, Тагира Галиева, и мы до сих пор поддерживаем с ним связь.

Мама поставила на ноги, дала шанс проявить себя в жизни и всегда поддерживала. Помогали и тренеры, и партнеры по командам… Мне кажется, нет разницы, где ты живешь – в Комсомольске-на-Амуре или в Москве. Можно ставить перед собой максимальные задачи на Дальнем Востоке, а можно ничего не хотеть в столице.

– Вы сразу многого хотели, о чем-то большом мечтали?

– Вначале это было по-детски. У меня есть друг – болельщик "Спартака", "Ромы" и сборной Италии. За красно-белых – потому что там был Тихонов, за вторых и третьих – из-за Тотти. У нас во дворе есть поляна, и он ставил колонку, включал гимн, раскрашивал лицо в цвета сборной Италии. Мы играли двор на двор, и представляли: финал чемпионата мира. Россия – Италия! Понятно, что это фантазии. Но мечтать нужно...

– Вы росли без отца. Трудно было семье с двумя детьми выживать?

– Да, отец от нас ушел. Мама одна нас тянула, и огромное ей за это спасибо. Ни я, ни старшая сестра не чувствовали, что в чем-то нуждаемся. Понятно, у нас не было многого из того, что имелось у других ребят, но если я о чем-то просил, мама всегда пыталась это сделать. Когда сестра начала работать, стало попроще.

– Часто сейчас удается побывать дома?

– Раньше ездил ежегодно, но уже три года не был. Расстояния все-таки слишком большие, очень тяжело. Теперь родные прилетают ко мне. Особенно с тех пор, как родилась дочка, хочется больше времени проводить с семьей.

– Многие футболисты, ощутив на себе благодатный климат Краснодарского края, оседают там, покупают квартиры. Вы – из таких?

– Да, решил остаться в этом городе. Перевезу туда и сестру с мамой.

– Она уже не преподает?

– Нет. Как только перешел в "Луч", сразу сказал: "Хватит, мам".

– Год, проведенный в "Торпедо", объяснил вам, что огромная Москва – это не ваше?

– Когда приезжал на выезды, то мне очень нравилось. Потому что находился в столице немного времени, и видел то, что на поверхности: все красиво, все интересно, жизнь кипит. И когда только пришел в "Торпедо", думал: все, в Москве стану жить. Но через год понял – не буду. В Комсомольске за день успевал сделать все дела, которые задумал, а тут доедешь на метро от одной точки до другой – и уже ничего не хочешь.

– Когда заходите в академию "Краснодара", возникает мысль: "Эх, если бы я в таких условиях рос"?

– Конечно. До сих пор не перестаю восхищаться, когда туда приезжаю. Ребятам (они, кстати, все очень воспитанные, проходишь по коридору – обязательно здороваются) созданы все условия, чтобы становиться мастерами. Удачи им! В наше время ничего такого не существовало. Но я ни о чем не жалею. Может, благодаря тому, что прошел через те условия, закалился и чего-то смог добиться.

– В Комсомольске-на-Амуре все по-спартански?

– Да. Зимой тренировались в зале, поскольку у нас много снега, летом – нередко на гравийке. Это сейчас выходишь – поля идеальные, а там падаешь – коленки в кровь. Подорожник приложил – и дальше играешь. Через это тоже надо было пройти.

– Когда "Краснодар" в предпоследнем туре прилетал в Хабаровск, вы домой на на денек-другой не отпросились?

– Нет, мы сразу обратно отправились. Мысль такая, конечно, мелькнула, но шансов объективно не было. От Хабаровска до Комсомольска на машине ехать пять часов. Потом – столько же обратно, затем многочасовой перелет в Москву, оттуда – в Краснодар, ведь прямых рейсов ни из Хабаровска, ни тем более из Комсомольска нет. Весь путь – не менее 20 часов. Но на ту игру и друзья мои приехали, и сестра. А мама осталась дома с племянником.

Хотя давно там не бывал, но всегда буду любить Комсомольск – ведь я там родился и закончил школу. Город небольшой, 250 тысяч населения. Но какие прекрасные леса, таких, думаю, немного в центральной части России! Кстати, Сергей Игнашевич хочет приехать в Комсомольск – порыбачить, поохотиться. Дай бог, однажды сделаем это вместе.

– Еще один дальневосточник, участник ЧМ-2014 Виктор Файзулин когда-то говорил мне, что если бы не футбол, стал бы моряком. А у вас какая была альтернатива?

– Покойный дедушка работал на железной дороге, и у него возникали мысли, чтобы я пошел в машинисты. У меня самого когда-то была идея выучиться на юриста. Но не знаю, к счастью или к сожалению, все это не сбылось. Рад тому, что имею сейчас.

26 мая 2018. Австрия. Нойштифт. Тренировочный сбор национальной сборной России. Станислав ЧЕРЧЕСОВ.

ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС ПОДСКАЗАЛ: ЖДИ ВЫЗОВА

– "Лгать не буду: я ждал этого вызова", – сказали вы после объявления списка 28. Но ведь последний на сегодня матч за сборную вы провели аж в марте 2017 года – с Кот-д'Ивуаром. Кто-то вам говорил, что шансы есть, или внутренний голос подсказывал?

– Второе. Первая часть сезона получилась не совсем удачной, а во второй сыграл гораздо лучше. Было ощущение, что могут пригласить. И – огромное желание, не хочу лукавить. Я уже не молодой парень, мне не 20 лет. Если попаду на этот чемпионат мира, он может стать для меня как первым, так и последним. К этому идешь с раннего возраста, все мальчишки о таком мечтают. А уж когда мировое первенство – в твоей стране…

– Когда в декабре 2010 года Россия получила право провести ЧМ-2018, вам был 21 год. Не возникло мысли: "А ведь могу на нем сыграть"?

– Конечно, нет. Грандиозных планов тогда не строил. Я ведь в том году только перешел из второй лиги в первую, "Смену" из Комсомольска-на-Амуре поменял на владивостокский "Луч-Энергию". В таких клубах в облаках особо не полетаешь. И близко не мог подумать, что буду готовиться со сборной страны к домашнему чемпионату мира.

В 2014-м находился уже ближе, после первого сезона в "Краснодаре" даже попал в расширенный список кандидатов в команду Фабио Капелло. Правда, это больше аванс, в том составе подобралось достаточно опытных ребят, и шансы были не так велики. В глубине души верил, что маленькая возможность попасть в Бразилию есть, но не вышло.

– Теперь вы сделали еще один шаг вперед. Слышал, что по тестированиям, по другим объективным показателям сейчас готовы в несколько раз (!) лучше, чем год назад перед Кубком конфедераций. Как такое возможно?

– Это правда. Каждую тренировку анализируют, на нас надеты пульсометры, которые показывают наше состояние во время каждого упражнения. А возможным стало потому, что со временем ты понимаешь, – если хочешь прогрессировать, то нужно выжимать из себя максимум, стараешься работать на пределе.

– Весь Кубок конфедераций вы просидели на скамейке. Принес ли вам, запасному, этот турнир какую-то пользу?

– Конечно. Это соревнования, где ты выступаешь за страну, и в каком качестве ты бы их ни провел, – пользы не может не быть. Каждое занятие с такими партнерами, где уровень интенсивности выше, чем в чемпионате, – это прогресс. Наблюдение за игрой таких соперников – тоже. Все идет в твою копилочку, и ты лучше понимаешь, что нас ждет теперь. А чемпионат мира – еще круче. Мотивация запредельная, и сейчас по ребятам видно – никому ничего лишний раз объяснять не надо.

– Не все из тех, кто сидит на лавке, переживает за команду. Бывает, что и наоборот.

– Для меня тут даже вопроса нет. Я представляю страну. И эмоций не меньше, чем у ребята, которые на поле. Поддержка со скамейки для команды очень важна, потому что она должна находиться на позитивной волне. И все прекрасно чувствуют, есть подобная подпитка или нет.

– Еще зимой для многих игроков сборной разработана индивидуальная программа по физподготовке. У вас она была?

– Тогда – нет, потому что на тот момент меня не вызывали. Но появилась сейчас – после окончания сезона дали две поддерживающие тренировки. Ничего сложного – нужно было просто остаться в тонусе, не растерять форму за выходные.

– В какой моменты весны почувствовали, что у вас, как говорится, поперло?

– Мне кажется, как раз совпало с приходом Мурада Олеговича (Мусаева – Прим. И.Р.). Причем это совершенно не означает, что у нас было какое-то недопонимание с Игорем Шалимовым. Я Михалычу тоже благодарен – многие моменты в моей игре поменял. При Мусаеве принципы футбола немного другие, у нас стало больше свободы в действиях – и от этого пошло раскрепощение у всех. Но не знаю, связана ли легкость, которая появилась, именно с этим.

Скорее, просто набрал форму. Зимой получил травму, из-за которой пропустил все три сбора. К весне фактически был не готов. Самое сложное – наверстывать упущенное, когда все ребята уже в тонусе, а ты – нет, и матчей остается достаточно мало. Оставалось работать и работать: дополнительно ходил в тренажерный зал, бегал, бегал, бегал… За счет труда, наверное, со временем и подтянулся к остальным.

– Сейчас по каким-то нюансам на тренировках пытаетесь понять, насколько тренеры довольны вами, велики ли шансы остаться?

– Какой смысл гадать? Нужно работать, а потом штаб примет решение. Есть еще почти недельный цикл, потом – контрольная встреча с Австрией. После нее и наступит какое-то понимание.

– Но есть ощущение, многое ли получается на занятиях?

– Если сравнить с прошлым годом, думаю – да. (Стучит по дереву.) Может, больше раскрепостился, и прошлый год заложил какую-то базу.

Юрий ГАЗИНСКИЙ (слева), Сергей ИГНАШЕВИЧ (в центре) и МАРИУ ФЕРНАНДЕС. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Юрий ГАЗИНСКИЙ (слева), Сергей ИГНАШЕВИЧ (в центре) и МАРИУ ФЕРНАНДЕС. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ЧЕРЧЕСОВ ПОПРОСИЛ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ СПРИНТОВ

– Первый ваш вызов в сборную – вернее, довызов – случился при Капелло осенью 2014 года, когда травму получил Игорь Денисов. Чем запомнился итальянец?

– Я с ним – вернее, он со мной – практически не общался. Тренировочный процесс – и все. То, что увидел, укладывается в два слова – дисциплина и тактика. Помню, в новинку для меня оказалось, что с обеда или ужина все футболисты должны уходить вместе. Меня об этом не предупредили, я было встал, но меня одернули: "Посиди немножко. Когда последний игрок доест, можно будет идти".

Мы тогда, помню, с Сергеем Игнашевичем познакомились и начали общаться. С тех пор, пусть и редко, но поздравляем друг друга с какими-то успехами. Рад увидеть его здесь. Как человек готовит себя на тренировках! Глядя на него, никогда не поверишь, сколько ему лет. В сборной смотрят не на возраст, а на уровень футболиста.

– С кем, кстати, больше всего общаетесь сейчас в сборной? С одноклубником Федором Смоловым?

– У меня никогда не возникало проблем с коммуникацией, так что со всеми. Но больше всех – наверное, как раз с Игнашевичем.

– При Станиславе Черчесове вы поначалу вызывались в национальную команду на каждый матч, провели за осень 2016-го четыре встречи. А в прошлом году – уже только одну. Это наверняка наводило на грустные мысли.

– Тренеры всегда смотрят на подготовку в конкретный момент. Кто находился в лучшей форме на завершающем этапе сезона – те и получили вызов.

– Ранняя сборная при Черчесове и нынешняя – две совсем разные команды?

– Тогда мы только начинали, знакомились с требованиями главного тренера. Никаких проблем у меня не было. Все объяснялось доходчиво. Но за короткое время сложно сделать что-то неимоверное, всегда нужно время. Сейчас в коллективе много талантливых перспективных ребят, которые показывают хороший футбол в чемпионате России. Прогресс есть, его видно.

– Почти все это время сборная применяла расстановку с тремя центральными защитниками, сейчас, как понимаю, наигрываются два. А эта перестройка как дается? И как удобнее вам?

– Лично мне – в четыре. Но стану действовать по той схеме, которую предложат. Надо будет – подскажут. Проблем не вижу.

– У вас была индивидуальная беседа с Черчесовым. О чем шла речь?

– Детали оставим между нами. А в целом – тренер попросил делать больше спринтов. За десять минут показал на фишках и в цифрах, что требуется. Ясно, что нужно исправить. Уверен, что выберут сильнейших футболистов, которые проявят себя за время сбора. И сделаю все, чтобы оказаться среди них.

– Когда объявили "список 28", в котором, можно сказать, вы переиграли Дениса Глушакова, все, в том числе и я, жалели капитана "Спартака". Вас это не раздражало?

– Нет, спокойно ко всему относился. Есть сезон, и в какие-то его отрезки кто-то готов лучше, кто-то хуже. Никаких проблем в этом не вижу. В сборной ни для кого нет вечного зеленого света. Все в равных условиях. Кто сильнее – того и вызывают, тот и играет.

– Напряжение, кого оставят, кого нет, чувствуется?

– Лично я его совершенно не ощущаю. Рабочая обстановка, каждый занимается своим делом. С ответственностью все понятно, она есть, и понимание, что нас ждут – тоже. Но никакой нервозности, по крайней мере, сейчас, нет.

Федор СМОЛОВ (слева) и Юрий ГАЗИНСКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Федор СМОЛОВ (слева) и Юрий ГАЗИНСКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ДЛЯ ВЫХОДА НА НОВЫЙ УРОВЕНЬ СМОЛОВУ НУЖНО УЕЗЖАТЬ ЗА ГРАНИЦУ

– В какой-то мере обилие разговоров о Глушакове связано с популярностью клуба, в котором он – капитан. Вас часто звали из "Краснодара" в Москву или Питер? Помню, писали, что и "Зенит" вами интересуется, и "Спартак". Но "быки" требовали за вас 8 миллионов евро, которые эти клубы платить оказались не готовы.

– И то, и другое действительно было. Причем первое предложение от "Зенита" поступило достаточно рано, когда провел в "Краснодаре" всего год или два. Тогда "быки" отказали сразу. Второе последовало еще через год. Я особо не вникал, мне просто сказали, что есть интерес. Клубы не договорились по деньгам. А вариант со "Спартаком" был года два назад – и в том случае компромисса не нашли. Но я ни о чем не жалею. Рад, что остался в "Краснодаре". Только благодаря этой команде сейчас нахожусь здесь.

– А за границей поиграть когда-нибудь возникало желание?

– Конечно. Но, чтобы поехать за рубеж, нужно проявить себя в чемпионате своей страны и в еврокубках. А отправляться в команду, которая находится внизу, мне кажется, не совсем разумно. Верхняя пятерка у нас достаточно сильна. И если уж переходить, то, во-первых, в хороший чемпионат, а во-вторых, хотя бы не в слабые клубы. Чтобы они соответствовали твоим амбициям. Потому что проигрывать везде плохо.

– Как считаете, Федору Смолову нужно уезжать, чтобы выйти на новый уровень?

– Да.

– Поволновались за него, когда он на тренировке получил травму?

– Сначала подумал, что-то у него с мышцами, потом оказалось – с коленом. Но Федор сказал, что ничего серьезного нет.

– В "Краснодаре" расстроились, что ему не удалось в третий раз подряд выиграть гонку снайперов? Играли на него специально в последних турах?

– Больше всех, наверное, расстроился сам Федя. Конечно, хотелось ему в этом помочь, но получилось так, как получилось. В следующем году у него будет новый шанс.

– Если не уедет после ЧМ-2018.

– Все зависит от Феди. Амбиции у него высокие, спрос есть. Думаю, если он качественно выступит на чемпионате мира, шансы на это повысятся.

– Когда Россия играла с Бельгией, вы сфотографировались с Тьерри Анри, входившим в тренерский штаб бельгийцев. Расскажите об истории этого снимка.

– Выходили из подтрибунки, разминались – и тут соперники идут. Смотрю – Анри! Тут и вспомнил, что он входит в их штаб. Такую возможность нельзя упускать – кумир детства же. Грех было не сфотографироваться.

– Его постер на стенке комнаты в юные годы случайно не висел?

– Нет. Как и ничьих других. Я и не болел ни за кого. Единственный, кем по-настоящему восхищался, – бразилец Роналдо, Зубастик.

25 мая 2018. Австрия. Нойштифт. Главный тренер сборной России Станислав ЧЕРЧЕСОВ.

ПРИ МУСАЕВЕ ТРЕБОВАНИЯ ИЗМЕНИЛИСЬ

– В чем "фишка" Мусаева? Все ведь у вас, слышал, его признали.

– Да. Нам сказали, что придет молодой тренер, и мы должны смотреть не на его возраст, а на то, как будет работать. Мы так и сделали. Ни у кого не было такого подхода: да ладно, чему он может нас научить. Все взрослые ребята, профессионалы. И сам Мурад Олегович правильно поставил себя перед командой. Никакой сверхмотивационной речи не помню – просто четко объяснил, какие игровые принципы поменяются. А нам это и нужно было понимать.

– Как объяснить, что при Шалимове "Краснодар" проиграл все пять матчей против команд топ-5, а при Мусаеве победил в двух из трех, да и против ЦСКА имел хорошие шансы?

– Даже не знаю. Принято говорить, что, когда приходит новый тренер, у команды случается эмоциональный всплеск. Может, дело как раз в этом. Но ведь и при Михалыче нельзя сказать, что мы всегда уступали по делу – вспомните хотя бы домашний матч с ЦСКА, когда все закончилось со счетом 0:1. На ничью-то как минимум наиграли.

– Кстати, как думаете – Смолова из ответной встречи с армейцами арбитр Чистяков умышленно выбил? Или это простое стечение обстоятельств?

– Не люблю говорить про судей. Все люди, все ошибаются – футболисты, рефери. Чистяков признал свою ошибку, сказал, что не увидел.

– Перед Федором лично не извинился?

– Не знаю.

– Помню, как вам Хави Гарсия локтем сломал нос, а Алексей Николаев этого даже не увидел, и испанца дисквалифицировали только задним числом. Там какие-то извинения от соперника вы услышали?

– Спустя дней через пять. Может, ему сказали, что перед КДК надо извиниться, и мне переводчик написал от него эсэмэску: мол, прости, я не специально. Хотя понимаю – специально. Но бог ему судья.

– Есть ощущение, что Смолов при Мусаеве стал действовать несколько по-другому – больше смещается во фланги, уходит вглубь поля, обыгрывается с партнерами. Требования к нему действительно другие, чем у Шалимова?

– Да, они изменились. При Игоре Михайловиче он должен был находиться только в створе, теперь же не только у Смолова – у всех футболистов атаки есть возможность меняться местами. У нас нет строгой привязки к конкретной позиции, появилась взаимозаменяемость.

– И вы стали больше включаться в атаку. Гол ЦСКА, забитый с близкого расстояния, – тому свидетельство.

– О чем я и говорю. Если раньше, играя "шестого номера", ты должен был находиться строго на подборе, то теперь, если есть хорошая возможность подключиться к атаке, я без сомнений делаю это, зная, что меня подстрахуют. С ЦСКА так и получилось.

Я привык к обеим ролям в центре поля – и "шестого", и "восьмого" номера. Если выходили на поле вместе с Каборе, то "шестым" был он, я же – "восьмым". Если его не было, я опускался чуть глубже. Разницы для меня нет, много выступал на обеих позициях. Просто, если схема с двумя опорными, комфортнее быть "восьмеркой".

– Как думаете, чего не хватило Шалимову, а до того Олегу Кононову, чтобы вывести "быков" на новый уровень – как минимум лигочемпионский?

– Кононов и так, думаю, это сделал, привил нам достаточно интересный футбол. Кстати, тогда же здорово сработал Шалимов, когда он отвечал за игру в атаке и наладил действия связки Мамаев – Смолов. То, сколько раз Паша находил Федю, не случайно – мы все эти моменты тренировали. Так что сказать, что у Михалыча не получилось, думаю, будет неправильно.

– Если Смолов уедет, по-вашему, юный Иван Игнатьев готов выходить в основном составе постоянно? И вообще, молодежь из академии подпирает?

– У нас этот возраст – ребята 1999 года рождения – вообще очень качественный. Они с нами тренируются, и выделить можно многих. Не зря они выиграли чемпионат среди дублеров, будучи моложе соперников. Игнатьев – хороший нападающий, здорово открывается. В дубле он выделяется, и ему нужно только время, чтобы привыкнуть ко взрослому футболу и его скоростям.

Четверг. Нойштифт. Командное фото сборной России.

НЕСПРАВЕДЛИВО, ЧТО КРАСНОДАР НЕ ПОЛУЧИЛ ЧМ-2018

– У меня не укладывается в голове, что "Краснодар" с 25 тысячами средней домашней посещаемости – третий в стране. При том что десять лет назад этого клуба не было в природе!

– Есть все условия, чтобы болельщики ходили на футбол. Шикарные стадион и парк. На такой арене уже и традиция сформировалась – почти на каждом матче какой-нибудь молодой человек делает своей девушке предложение. И команда старается показывать интересный футбол. Не всегда получается, но мы хотим и результата добиваться, и красиво играть. Чтобы люди никогда не могли сказать, что мы стояли и номер отбывали.

– Когда парк показывают по телевизору перед матчами, он производит невероятное впечатление. Вы с семьей там гуляете?

– Мы живем в противоположном конце Краснодара. Но жена с дочкой иногда ездят в парк, и там безумно красиво. Все, кто приезжает в парк, остаются от него в полнейшем восторге.

– Считаете большой несправедливостью, что Краснодару с такой ареной не дали чемпионат мира?

– Да. Когда выходим на матчи – нет шансов не смотреть эти сумасшедшие предматчевые шоу. Невероятный экран, опоясывающий весь стадион, фантастическая акустика. Когда на этом экране перед каждым матчем показывают наши фотографии, и стадион ревет – это дорогого стоит.

– Чем за годы в Краснодаре вас больше всего поразил Сергей Галицкий?

– Простотой – в хорошем смысле. Для него нет разницы, кто ты – со всеми разговаривает на равных. С тренерами, футболистами, персоналом. Никто не чувствует себя обделенным, и в диалоге с ним ты свободно можешь говорить с ним о чем угодно без каких-либо проблем.

– Не волновались ли в команде по поводу его продажи "Магнита"?

– Он не должен это никому объяснять. Это его бизнес. Посчитал нужным – продал. В команде этому много внимания не уделяли.

– Галицкий еще больше внимания стал уделять команде?

– Даже когда был "Магнит", он два-три раза в неделю приезжал на тренировки и общался с командой. Так же осталось и сейчас.

– Именно по его инициативе состоялись впечатляющие проводы из команды Гранквиста и Жоаузинью. У легионеров слезы наворачивались?

– Жозик вообще у нас самый сентиментальный, принимает все близко к сердцу. Он плакал больше всех. Его можно понять. Глядя на все это, у меня тоже комок к горлу подкатился. Но это футбол, это жизнь.

Сборная России готовится к чемпионату мира-2018.

В "ФИФУ" ОБЫГРАЛ ДЗЮБУ ЗА "КРАСНОДАР", ПРОИГРАЛ – ЗА "РЕАЛ"

– У вас контракт с "Краснодаром" до 2020 года. Хотите и закончить карьеру в этом клубе?

– Если клуб захочет со мной сотрудничать, буду только за.

– При прочих равных, если у вас будет возможность остаться в "Краснодаре" или перейти в условные "Спартак" или "Зенит", – что выберете?

– Остаться в "Краснодаре".

– С полуторалетней дочкой из Австрии по скайпу общаетесь?

– Да, как раз вчера говорили. Она увидела мою фотографию и начала плакать: "Папа, папа..."

– Сюда семьи нельзя было взять?

– Это бы уже была не подготовка к чемпионату мира.

– Жертвой шуток Артема Дзюбы вы здесь становились?

– Дзюба такой человек, что прикалывается над всеми. Вот тут резались с ним в "фифу". Сначала он за "МЮ", я за "Реал". Он победил – 3:2, а до того обыграл Лунева. Утром спрашиваю: "Как настроение?" – "Да на один бок поворачиваюсь – вижу лицо Лунева, на другой – твое". Вчера мне удалось взять у него реванш, причем он играл за Тулу, я – за "Краснодар".

– Как выразился Лунев, Дзюба – "петрушечный"?

– Нет, надо быть справедливым: играет неплохо.

– Хорошо бы, чтобы и все вы как минимум неплохо выступили на самом ЧМ-2018. Выход из группы, по-вашему, это максимум возможного?

– Минимум. Сначала нужно сделать все для него, а потом двигаться от соперника к сопернику.

– А "потолок" у команды какой?

– Не люблю делать прогнозы. Нужно не говорить и обещать, а делать дело.

– В матче "Тосно" – "Краснодар" Геннадий Орлов оговорился и назвал вас… Газзаевым. Слышали об этом?

– Конечно (улыбается). Мы над этим долго смеялись.

– На каких-то сайтах усы вам пририсовывали.

– И это видел.

– А как вас называют в команде?

– Газик.

…Точно так же футболисты за глаза называли Валерия Газзаева. Если Газинскому удастся добиться в футболе того же, что и знаменитому тренеру, победителю Кубка УЕФА-2005, – он, думаю, возражать не будет.

Сборная России на чемпионате мира по футболу

Результаты опроса

26202 чел.

Вызов Сергея Игнашевича в сборную перед ЧМ-2018 - это...
48.6%
Все правильно, он нужен сборной!
5.5%
Нет, нужно было вызвать Беляева
3.1%
Нет, нужно было продолжать уговаривать братьев Березуцких
17.4%
Очень сомнительный ход, но будет интересно
25.4%
Мне все равно. Сборной ничего не светит на ЧМ-2018
Газета № 7644, 30.05.2018
Материалы других СМИ