00:30 23 сентября 2011 | СТРЕЛЬБА — Стендовая

Василий Мосин: "Видели бы вы гвоздик
у меня дома на стене!"

7 июля. Белград. В руках новоиспеченного чемпиона Европы Василия МОСИНА - то самое ружье, в разработке которого он сам принимал участие. Фото из личного архива Василия Мосина. Фото "СЭ"
7 июля. Белград. В руках новоиспеченного чемпиона Европы Василия МОСИНА - то самое ружье, в разработке которого он сам принимал участие. Фото из личного архива Василия Мосина. Фото "СЭ"

СТЕНДОВАЯ СТРЕЛЬБА

Чемпион Европы-2011 в упражнении дабл-трап и по совместительству – однофамилец знаменитого русского оружейника, в разговоре с корреспондентом "СЭ" оценил свои олимпийские перспективы, рассказал, почему болеет в теннисе за Новака Джоковича и выразил надежду, что у частных спонсоров наконец появится интерес к стрельбе

УНИКАЛЬНЫЙ ПРИКЛАД И МЕДИЦИНСКИЕ КОРНИ

Разумеется, вы хотя бы раз в жизни слышали про винтовку конструкции Сергея Ивановича Мосина – ту самую знаменитую трехлинейку, стоявшую на вооружении нашей армии с 1891 года до конца Великой Отечественной войны. Поэтому наверняка поймете смысл первого вопроса, который я задала 39-летнему казанцу – чемпиону Европы-2011, а также победителю заключительного этапа Кубка мира и чемпиону страны этого года в упражнении дабл-трап.

– Василий, ваша фамилия – это…

– Знак свыше. Видно, у меня на роду было написано стать стрелком.

– За 50 с лишним лет эксплуатации в армии винтовка Мосина многократно модернизировалась. А как обстоит дело с вашим личным ружьем?

– Могу рассказать такую историю. Сравнительно недавно я обратил внимание на продукцию одного немецкого производителя пистолетных рукояток. Они там очень удобные, можно сказать, ортопедические. И когда после чемпионата мира прошлого года я решил поменять ружье, то обратился в эту фирму и попросил усовершенствовать приклад с учетом своих личных предложений. Поначалу довольно упорно пришлось доказывать свою правоту, но в итоге все получилось так, как надо. Выглядит новое ружье необычно, а точность выстрела с учетом нюансов, которые появляются в нашем виде спорта, стала заметно выше.

– И часто вы ружья меняете?

– Делаю это, исходя из целесообразности. Так же как, к примеру, спортивную обувь.

– Теперь давайте с самого начала. Как вы пришли в стрельбу?

– К ней меня приобщил отец – офицер запаса. В 11 лет я стал ездить со взрослыми на охоту, а в 13 уже основательно увлекся стрельбой как видом спорта. Кстати, на соревнования я попал раньше, чем в секцию. Однажды отец решил взять меня с собой на турнир охотничьего общества "Рассвет", в котором сам принимал участие. Я сбил все шесть первых мишеней и чуть было не занял третье место – только перестрелку проиграл. Мастер спорта Николай Спиридонов, стоявший на рубеже рядом, был удивлен и сказал, что мне обязательно нужно заниматься стрельбой. Вот я и стал заниматься – в республиканском обществе охотников под руководством Юрия Владимировича Алексеева.

– Какими-нибудь другими видами спорта в детстве занимались?

– Конечно. Успел попробовать себя в футболе, в плавании, в настольном теннисе и даже в единоборствах. Но, взяв в руки оружие, понял: именно это – мое.

– Тем временем по профессии вы ортопед-микрохирург. Какими судьбами вас занесло в медицинский институт?

(Улыбается.) А что, стрелкам туда нельзя? К медицине у меня всегда был интерес. Мой дед долгие годы работал с Александром Вишневским – военным хирургом и создателем знаменитой мази, и медицинские темы всегда были в нашей семье на слуху. Да и мама очень хотела, чтобы я стал врачом. Вот и решил поступить в Казанский государственный медицинский институт. Помню, как второкурсником сразу после тренировок мчался на работу, дежурил три раза в неделю, регулярно принимая участие в операциях. Совмещая стрельбу и врачебное дело, я прожил тринадцать лет – до 2003 года.

– А потом?

– Почувствовал и понял, что невозможно делать хорошо два дела одновременно. И перед Олимпиадой-2004 в Афинах я сосредоточился на стрельбе. Разрыв с медициной был тяжелым: после ухода я год оперировал во сне. Было непросто расставаться с хорошими коллегами. К счастью, со многими мы продолжаем общаться.

ЗАЧЕМ СТРЕЛКУ ЙОГА?

– Вернемся к спорту. Почему вы выбрали дисциплину именно дабл-трап, а не трап, к примеру?

– На самом деле все началось именно с трапа. Хорошие результаты пошли сразу: стрелял в финале Кубка Союза по юниорам. Но после развала Союза "развалился" и траншейный стенд в Казани. Условий для тренировок не было. В стрелковом спорте остался только благодаря поддержке Светланы и Сергея Деминых, которые "подобрали" меня в тот непростой переходный период и сориентировали на дабл-трап. Эта дисциплина считалась новой, в олимпийскую программу ее включили только в 1996 году. Можно сказать, что я оказался в числе первопроходцев. Собственно, с 1995 года я так и тренируюсь под руководством заслуженного тренера России Сергея Демина.

– В дабл-трапе есть своя специфика?

– Безусловно. По сравнению с трапом это абсолютно другая дисциплина. Во-первых, в дабл-трапе на две мишени у стрелка только два патрона – без дополнительного, а в трапе, сначала промахнувшись, можно стрелять второй раз. Во-вторых, траншейник стреляет с движением, а у нас тактика другая: в первую мишень стреляем из неподвижного ружья, а вторую сопровождаем. Кроме того, дабл-трап требует хорошей физической подготовки. В квалификации спортсмен стреляет в 150 мишеней, а затем должен сделать еще 25 дуплетов, то есть 50 выстрелов. Итого набирается 200 выстрелов в день. А в трапе в первый день 75 мишеней, во второй – 50 плюс 25 в финале.

– И как вы работаете над физическими кондициями?

– Ежедневно хожу в фитнес-центр использую кардиотренажер и даже занимаюсь йогой.

– В российскую сборную сейчас попасть легче, чем, скажем, 15 лет назад?

– Туда всегда попасть было очень непросто. Но сейчас этот процесс стал более прозрачным и понятным: поскольку разработана система рейтинговых баллов. Просто нужно показывать соответствующий стабильный результат.

– Кто в сборной ваш главный конкурент?

– Виталий Фокеев, который способен показывать очень высокие результаты. Виталий – прекрасный соперник, очень техничный стрелок. Конкуренция с Фокеевым взаимовыгодна: она делает нас сильнее, вызывает желание работать лучше. При этом соперничество не мешает нам нормально общаться и решать общие проблемы в обычной жизни.

– Неужели ни один конкурент не раздражает вас своими спортивными успехами?

– К чужим успехам я отношусь философски, и раздражение по поводу спортивных достижений других людей мне абсолютно непонятно. Для меня главный соперник – это я сам. И если выигрываю турнир то, прежде всего у себя.

ХАРАКТЕР ПРЕКРАСНЫЙ. НО ГДЕ ЖЕ СПОНСОРЫ?

– Как оцениваете результаты нынешнего сезона?

– Задача была набрать пик спортивной формы к августовскому чемпионату Европы в Белграде. С этим я справился и победил, показав высокий результат – 194 очка. Правда, конечно же, хотелось удержать форму на более продолжительный период, до сентябрьского чемпионата мира.

– Почему на нем вы не попали в медалисты?

– Сказались небольшое невезение и психологическая недоработка. Недобрал всего три мишени. Из шести промахов пару можно отнести на счет волнения, пару сделал из-за технических ошибок, а остальные – из-за невынужденных ошибок, которые в стрельбе мы называем помехами.

– Можно уточнить?

– Когда стрелок замирает перед выстрелом и концентрирует внимание на мишени, любой подвижный предмет, будь то птица, отлетевший с соседней площадки осколок мишени или участник раунда, начавший движение в неожиданном направлении, может повлиять на точность и привести к промаху. В результате я пропустил вперед себя девять достойнейших людей, в том числе и Виталия Фокеева. А в командном первенстве мы с китайцами показали одинаковый результат, но они выиграли последнюю серию и в итоге стали первыми. Конечно, было обидно упустить золото, о котором уже давно мечтаем. Но в целом итог выступления на чемпионате мира можно считать удовлетворительным.

– Победители и призеры чемпионата мира были приглашены на финал Кубка мира в ОАЭ. Не огорчились, что пропустите престижный турнир?

– Ну, погоревал немного. Турнир действительно хороший, собирает всю элиту стрелкового спорта. Но для меня сейчас не это главное. Важно сделать правильные выводы после олимпийской прикидки. В том, что поездка в Эмираты не состоялась, есть и свои плюсы. Хоть один месяц побуду с семьей, займусь домашними делами. Можно контролировать строительство дома и пообщаться с дочками. Своей семьей я, кстати, очень горжусь.

– Можете назвать самый интересный в финансовом отношении контракт, который вы заключали за время вашей спортивной карьеры?

– Вот это вопрос! Да со мной никто не хочет заключать контракты!

– У вас плохой характер?

– Прекрасный, и со мной легко договориться. Но что-то желающих нет.

– Но уж министерство спорта-то вам помогает?

– Да, с ним заключаются ежегодные контракты. Минспорта командирует меня на все соревнования, обеспечивает медикаментами, патронами, мишенями, возможностью тренироваться на хорошем стрельбище, оплачивает восстановительное лечение. Но спонсоры в стрелковый спорт идут неохотно. Хотя спортсмены, занимающиеся индивидуальными видами спорта, тратят не меньше времени и средств для того, чтобы подготовиться к важным стартам, чем, к примеру, те же футболисты. А медалей стрелковый спорт приносит нашей стране очень много. Считаю себя достаточно скромным человеком, но видели бы вы гвоздик у меня дома на стене, на котором висят мои медали! Очень хочется, чтобы спонсоры вспоминали об олимпийских видах спорта не только за год до Олимпиады, а на протяжении всего цикла. Думаю, это было бы взаимовыгодно.

– С кем-нибудь из зарубежных спортсменов поддерживаете дружеские отношения?

– Конечно. У нашей команды хорошие отношения сложились с итальянцами, англичанами, австралийцами. Мы подружились со многими ребятами из мировой элиты. Правда, общаться получается либо на соревнованиях, либо по интернету: жизнь-то у всех идет по своему графику.

– Мастер-классы, как форма обмена опытом, в вашем виде спорта приняты?

– У нас они бывают на каждом соревновании. Только в завуалированном виде: кто выиграл, тот и показал всем класс! (Улыбается.) Кто ж захочет делиться своими наработками в наш жесткий век конкуренции? Как-то не очень хочется раздавать свои ноухау направо и налево.

ПУТЬ К АБСОЛЮТНОМУ РЕЗУЛЬТАТУ

– Считаете себя звездой стендовой стрельбы?

– Нет, поскольку пока не имею медалей чемпионатов мира и Олимпиады. Но в нашей команде много звезд – Алексей Алипов, Светлана Демина, Валерий Шомин.

– Да и в вашем послужном списке пять медалей чемпионатов Европы...

– Да. Три – личные и две – командные. А еще в прошлом году я установил рекорд мира. Правда, теперь я уже экс-рекордсмен, поскольку в этом году Виталий Фокеев обновил мое достижение.

– Каким своим титулом гордитесь больше всего?

– Вообще не заморачиваюсь на этот счет.

– Признайтесь, мечтаете выиграть Олимпийские игры?

– Конечно. И чувствую в себе силы сделать это.

– Вы ведь родились 9 мая – в день Победы. Что нужно сделать для того, чтобы победить в Лондоне?

– Есть компоненты, связанные с техникой, которые я хотел бы усовершенствовать. Также буду больше уделять внимания функциональной и психологической подготовке.

– Кто сейчас законодатель мод в мире стендовой стрельбы? С кем будем конкурировать на Олимпиаде?

– Думаю, в Лондоне нам серьезную конкуренцию составят англичане, у которых есть олимпийский чемпион-2000, экс-рекордсмен мира Ричард Фоулдс. Конечно, опасны итальянцы – в частности, вице-чемпион Олимпиады-2008 Франческо Даниэлло. Еще есть швед Хакан Далби, а также венгры, австралийцы, китайцы. Непредсказуемы сильные корейцы, а также представители Катара, Кувейта, Арабских Эмиратов. Индусы последнее время быстро прогрессируют – с ними работает итальянский тренер. В общем, борьба будет жесткая.

– Как вы мотивируете себя к новым достижениям?

– Я стремлюсь к совершенству во всем. В спорте мы идем к абсолютному результату: стрельбе без промахов. А это серьезная работа над собой.

– Ваша любимая поговорка?

– У меня есть принцип, которому я обычно следую: жить настоящим, быть здесь и сейчас.

– Говорят, вы мечтаете научиться играть в гольф?

– Да. Меня гольф всегда привлекал возможностью на большом расстоянии совершить высокоточный удар. Загнать мячик в лунку – это так здорово! Мне кажется, я мог бы в этом деле преуспеть.

– Какие виды спорта вам еще импонируют?

– Большой теннис. В этом году болел за Новака Джоковича. Мне нравится в нем его целеустремленность, умение работать над собой и чувство юмора.

– Хобби есть?

– Рыбалка и охота, люблю за грибами ходить. Вот недавно целую корзину набрали, пожарили, замариновали.

Елена РЕНЖИНА

КОММЕНТАРИИ