18 ноября 2015

18 ноября 2015 | Футбол - ТИНЬКОФФ РПЛ

ФУТБОЛ

РОСГОССТРАХ - ЧЕМПИОНАТ РОССИИ ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Гостем авторской программы Александра ЛЬВОВА “Начистоту” стал форвард “Динамо” со своей супругой Марией.

Павел ПОГРЕБНЯК: “УЙДЕТ ВИЛЛАШ-БОАШ - И КЕРЖАКОВ ЗАИГРАЕТ В “ЗЕНИТЕ”

К своим тридцати двум годам он успел все, что должен сделать на земле мужчина: построил дом, посадил дерево, воспитал сыновей. При той кочевой жизни, которая выпала на долю Погребняка, это было непросто. Поездить пришлось от Сибири до Англии - Москва, Ярославль, Калининград, Томск, Санкт-Петербург, Штутгарт, Лондон. Но ему это удалось.

И везде требовалось доказывать, что ты нужен, умеешь забивать и стоишь денег, которые тебе платят. Теперь это предстоит подтвердить в “Динамо”. Павел снова в столице, откуда двадцатилетним парнем и начал свое футбольное путешествие. А теперь вернулся в нее с тремя сыновьями и очаровательной супругой Марией. О том, как дружное семейство прожило это время, а также к чему готовиться в будущем, мы и говорили начистоту ноябрьским вечером в уютном ресторане.

ХОТЕЛ СДАТЬ БИЛЕТЫ В МОСКВУ

- Когда после семи лет в Европе возвращались в Россию, ощущение тревоги не возникало?

Павел: - Наш переезд - целая история. Я ведь со времен спартаковской школы мечтал выступать в английской премьер-лиге. И вот настал момент, когда с мечтой предстояло расстаться. Так что уезжать из Лондона было невероятно грустно. А решение перейти в “Динамо” далось мне не за один день.

- Так почему переход состоялся?

Павел: - Наверное, устал бороться за не самые высокие места в первом английском дивизионе. Если в сезоне-2013/14 “Рединг” бился за попадание в шестерку, то прошлый год сложился плохо. Неважно начался и нынешний. К тому же я получил травму. Тогда-то и последовало предложение от “Динамо”. Был интерес и других клубов, но бело-голубые были настойчивее других. В переговорах акцент был сделан на то, что меня хочет видеть в команде главный тренер. А это - очень важный момент.

- Хорошие условия в контракте тоже повлияли на ваше решение?

Павел: - В моем случае главным стал срок соглашения.

- В Англии футбольных перспектив вы уже совсем не видели?

Павел: - Почему? Я всегда стремился двигаться вперед. Даже если выступал в первом дивизионе. Думаю, шанс сыграть в английской премьер-лиге еще был бы. К тому же, останься еще на год, мы смогли бы получить в Англии вид на жительство.

- Такое желание было?

Павел: - Огромное! Но сейчас можно только гадать, как сложилась бы карьера, не перейди я в “Динамо”. А я очень дорожу своим игровым временем.

- Решение вернуться в Россию вы сами принимали или вместе с супругой?

Павел: - Вместе, конечно. А как еще? У нас большая семья, трое сыновей. Но их мнение пока не учитывается.

Мария: - Решение далось очень тяжело. Дети ходили в лондонскую школу, на русском плохо разговаривают пока. Дома только на английском говорили. Хотелось, чтобы мальчики получали европейское образование. Возможно, когда закончится контракт с “Динамо”, мы вернемся в Англию.

- Случались трудности житейского характера за границей?

Мария: - Трудно было привыкнуть к местным законам. Особенно на первых порах: оплата парковки, коммунальных услуг, различные бытовые мелочи.

Павел: - Хочу заметить, что у меня за границей не было ни одного штрафа.

Мария: - Был еще один грустно-забавный случай. Когда приехали в Германию, начали искать жилье. Наконец, попался риелтор, который сказал, что есть одна квартира с мебелью и можно въезжать сразу. А у нас уже было двое детей и их хотелось скорее забрать из России. Приезжаем смотреть и видим, какой-то странный дом, в котором нет подъезда. Отвечают: “В Германии нет подъездов”. Хорошо. Открывается лифт, старый такой, с двумя дверьми. Поднимаемся и сразу попадаем в самый центр гостиной. В итоге согласились, въехали на следующий день. Сидим вместе с родителями, отмечаем новоселье. И в 4 часа утра грохот, шум. Мы не можем понять, в чем дело, кто-то орет. Оказывается, нас поселили на пятый этаж хлебопекарного завода, который основан в 1961 году. Это был нежилой дом.

- Что изменилось в России за время вашего отсутствия?

Мария: - Москва стала чище. Мы всегда жили в Сокольниках и сейчас просто в восторге от того, какой там сделали прекрасный парк. Используем любую возможность, чтобы погулять там с детьми. Платные парковки появились, как в Европе…

- А что неприятно удивило за исключением печально известной встречи с сотрудником ГИБДД?

Мария: - Мне показалось, что в связи с непростой экономической ситуацией люди в России немного озлоблены. Мы с детьми уже привыкли, что, когда в Европе выходишь на улицу, все тебе улыбаются, предлагают помощь. Даже если ты человека видишь первый раз. Но в Москве мне, конечно, легче. Здесь все-таки наши с Пашей родители.

Павел: - Для того чтобы вы поняли, как непросто нам дался отъезд, расскажу историю. Вылетаем из аэропорта Хитроу в Москву для прохождения медосмотра в “Динамо”. Сдали багаж, получили посадочные талоны, сидим, ждем вылета. С нами мама. Говорю ей: “Мам, ну не лежит душа, не хочу возвращаться. Если сейчас вернут багаж, то остаемся в Англии”. Подхожу к сотруднице на стойке: “Я передумал лететь”. Отвечает: “Хорошо, сейчас уточню”. Но через пять минут сообщает, что багаж уже в самолете. Судьба…

ЛЮБОЙ ФУТБОЛИСТ СБОРНОЙ СПОСОБЕН НЕ ЗАТЕРЯТЬСЯ В ЕВРОПЕ

- Бывший главный тренер сборной России Фабио Капелло любил повторять, что российский чемпионат - слабый по сравнению с европейскими. Что скажете по этому поводу вы, вновь попав в нашу лигу?

Павел: - На слова итальянца можно ответить двумя завоеванными Кубками УЕФА. Да и пусть итальянец посмотрит, как ЦСКА с “Зенитом” выступают сейчас в Лиге чемпионов.

- На какое место могли бы претендовать в сильнейших европейских лигах наши сегодняшние лидеры - ЦСКА, “Зенит”, “Локомотив”?

Павел: - Обязательно боролись бы за попадание в пятерку. В Англии или Германии у команд есть стабильность. Нельзя отбарабанить одну игру на 100 процентов, выиграть 3:0, а в следующем матче просто ползать по полю. Болельщики не поймут и не простят. И в этом главное отличие от России.

- Но ведь не настолько наш чемпионат плох?

Павел: - Нет, конечно. В нем есть и борьба, и интрига. А в таблице коэффициентов УЕФА мы вообще сейчас среди лидеров. Ну а то, чтобы он стал еще привлекательнее, зависит только от нас.

- Недавно “Арсенал” приглашал Кокорина, но “Динамо” его не отпустило. Кто еще из российских футболистов мог бы заиграть в Европе?

Павел: - При должном отношении к делу - любой игрок сборной России. Дзюба, Дзагоев и Кокорин могли бы выступать в ведущих чемпионатах за клубы первой шестерки.

- Что бы вы делали на месте Дениса Черышева в “Реале” - сидели бы в запасе, проигрывая конкуренцию Криштиану Роналду, или искали себе новый клуб?

Павел: - Из таких великих команд не уходят по собственному желанию. За возможность играть в “Реале” нужно хвататься зубами. Но для того, чтобы делать выводы, необходимо знать, разговаривал ли Денис с Рафаэлем Бенитесом, обещал ли тот ему шанс.

- В заграничных клубах принято вот так, по-простому, выяснять отношения с тренером?

Павел: - Конечно! В России в этом плане все меняется к лучшему. Вот в “Динамо” Андрей Кобелев часто общается с футболистами и находит подход к каждому.

EURO-2016? А ПОЧЕМУ НЕТ

- После 2012 года в официальных матчах за сборную вы не играли. Почему вас, как и Дзюбу, Капелло не жаловал?

Павел: - Я не обсуждал с ним этот вопрос. Но в России почему-то не ценят таких габаритных форвардов, как я, Дзюба, Бухаров, Портнягин. Вот сейчас Луценко в “Мордовии” здорово смотрится. А в Англии, наоборот, к форвардам такого плана отношение хорошее. Их любят. Заботятся, как о сыновьях... Мне не нравится, когда меня называют нападающим-столбом.

- Хоть раз удалось поговорить с Капелло с глазу на глаз?

Павел: - Один раз. Я был страшно обижен, когда, выступая за “Рединг”, забил гол “Челси” на “Стэмфорд Бридж” и меня после того матча не вызвали в национальную команду. Я только что подписал контракт, и это была моя вторая игра за новый клуб. Мы уступили, но, по общему мнению, я выглядел блестяще. Как раз в это время в Лондоне сборная России проводила товарищеский матч. Приехал в отель к ребятам, поздоровался, заодно спросил у Капелло: “Что-то не так?” Он ответил, что нужно больше работать и показывать себя на поле. Что оставалось делать? Сказал: “Хорошо, буду стараться”. Вот и весь разговор.

- Ожидали провала сборной в Бразилии?

Павел: - Любой российский болельщик был уверен, что наша команда выйдет из не самой сильной группы. Но самое печальное - даже не результат, а то, что ребята выглядели какими-то зажатыми, не похожими на себя. Казалось, они не верили в то, что могут выиграть.

- Почему так было?

Павел: - Меня в Бразилии не было. Поэтому, извините, обсуждать это не хочется.

- Что скажете о сборной Слуцкого?

Павел: - Мы с Леонидом Викторовичем практически не знакомы - пару раз здоровались, и все. Известно, что смена тренера - это всегда положительные эмоции. Для него очень важно наладить атмосферу в команде - это 60 процентов успеха. Плюс желание играть за свою страну. Ребята были заряжены только на победу, и этим сказано все! Даже в товарищеском матче с Португалией они “горели” на поле.

- Мечтаете о чемпионате Европы? Пример Олега Кузьмина, заигравшего в сборной в 34 года, не вдохновляет?

Павел: - А почему нет? Прекрасно понимаю, что от меня ожидали большего, когда приехал в Россию. Все-таки один гол в семи матчах чемпионата - статистика не самая хорошая. Думаю, шанс улучшить ее еще будет. А Слуцкий из тех тренеров, кто не заглядывает в паспорт футболиста. Для него главное - его игра.

ПОШЕЛ БЫ В “ЗЕНИТ” НЕ ДУМАЯ

- Год назад вы сказали, что не раздумывая приняли бы предложение от “Зенита”. Неужели не смущает то, что в атаке питерцев на первых ролях Дзюба? И как вообще относитесь к конкуренции?

Павел: - Я всегда ее испытывал. В “Спартаке” было тяжеловато - там блистали Робсон, Маркао. Тем, кто был под ними, пробиться в основу было нелегко. Да я и сам был в то время “сырой”. Что касается Дзюбы, то год назад его в “Зените” не было.

- А сейчас дали бы добро на переход?

Павел: - Дзюба находится в отличной форме. Пусть не обижаются динамовские болельщики, но время в Питере - лучшее в моей карьере. Так что все равно пошел бы в “Зенит” не думая.

- Известно, что в России богатых не любят. Играя в “Зените”, не чувствовали, что у других болельщиков отношение к вашему клубу не самое доброе?

Павел: - В Англии тоже поклонников “Сандерленда” или “Борнмута” раздражает “МЮ” или благополучный “Манчестер Сити”. Этим в футбольном мире никого не удивишь. В мое время в “Зените” на поле выходили семеро русских. Это говорит о том, что иностранцев особо не покупали. Были дорогие Текке, Домингес. Только потом пригласили Данни. Ставка была сделана на русский костяк. Сейчас же акценты несколько сместились. А это кое у кого не может не вызвать чувства неприязни.

- При рассмотрении предложения от нового клуба учитываете, с кем придется бороться за место в составе?

Павел: - Конечно. Нужно знать все про клуб, где тебе предстоит играть. И заранее попытаться представить, что тебя ждет на новом месте. Переход вслепую - большой риск.

- Отказывались от предложения клуба, когда понимали, что не сможете превзойти конкурента?

Павел: - Такого в моей карьере не случалось.

- Что главное для футболиста при переходе в новую команду?

Павел: - Лично для меня - как можно быстрее почувствовать себя в ней своим. Если это происходит, то и шансы заиграть повышаются в разы.

- В каком зарубежном клубе вы ощутили такое внимание и поддержку?

Мария: - В “Фулхэме”. Нам помогли с переездом, создали все условия, чтобы Паша чувствовал себя в команде своим человеком.

Павел: - В “Фулхэме” действительно был очень дружный коллектив. Может, потому у меня в нем сразу дело и пошло.

- У вас есть агент?

Павел: - Да. Мы с ним дружим уже 15 лет и, слава богу, ошибок с предложениями не было. Кстати, я у него первый игрок, которого он взял под опеку.

СПАСИБО ДОЛМАТОВУ И ПОГРЕБНЯКУ

- Где было особенно тяжело пробиться в состав, кроме “Спартака”?

Павел: - В “Шиннике” была серьезная конкуренция. Хазов, Дмитрий Васильев - форварды умелые. Но помог случай. Как-то перед одной из игр главный тренер Олег Долматов вызвал меня и говорит: “Вот тебе шанс. Используешь его - будешь играть дальше. Нет - извини”. Это была лучшая мотивация. Я вышел, забил и отдал голевой пас. Так и пошло. Потом в сборную позвали. Еще была “Томь” с Валерием Петраковым. Хотелось бы сказать ему большое спасибо за доверие. Я десять матчей не мог забить, а он меня ставил и ставил в состав. В результате я вошел в тройку лучших бомбардиров чемпионата.

- Вы поиграли за 10 клубов. Какой из них был самым важным с точки зрения развития карьеры?

Павел: - “Балтика”. Переход дался с большим трудом: трансферное окно закрывалось в 12 часов ночи, а я дал согласие за пять минут до этого - уходил в аренду из “Спартака”. С Машей у нас тогда отношения только зарождались, поэтому решение принимал сам.

- Можете выделить момент, серьезно повлиявший на вашу карьеру?

Павел: - Пожалуй, выделю историю, из-за которой я вынужден был пропустить чемпионат Европы-2008. Сборная, в которой был тогда на первых ролях, проводила товарищеский матч с Сербией. И я забил сумасшедший гол со штрафного метров с 35 - 40. После этого удара был игровой момент, и я надорвал мениск. В итоге чемпионат Европы смотрел по телевизору. Неизвестно, как сложилась бы карьера, если сыграл бы на Euro.

- Что вам дали “Штутгарт”, “Фулхэм” и “Рединг” в футбольном плане?

Павел: - Понял, что конкуренции жестче, чем в Европе, не существует. Нужно каждый день на тренировках вкалывать на все сто. Приведу пример. Агент Яя Туре, с которым я поддерживаю отношения, рассказывал, что его клиент тренируется каждый день без выходных. Работа, обед, сон, работа, затем домой ужинать и спать. Человек за свою жизнь ни разу на дискотеку не сходил. Поэтому и играет за “Манчестер Сити”.

- Все знают, что на представлении в “Рединге” вы спели песню TheBeatles. После этого сразу же чувствовали себя в команде своим?

Павел: - Конечно, нет. Но то, что ко мне стали относиться теплее и благожелательнее, ощутил. Вообще мне очень везло с командами. В каждой из них был отличный коллектив, начиная с “Балтики”. И это помогало заиграть. Если мы что-то делали, то всегда вместе. Приятно было сознавать, что со мной считаются, несмотря на то что мне тогда было только 19 лет.

- Вы работали со многими тренерами. Кто из них обладал способностью лучше остальных выстраивать отношения с футболистами?

Павел: - Стив Кларк из “Рединга”, который работал с Жозе Моуринью в “Челси” и выигрывал с ним два чемпионата Англии. Это сильнейший специалист в плане создания атмосферы в команде и организации тренировочного процесса.

- Насколько мне известно, Кларк - шотландец. Это обстоятельство не влияет на отношение к нему англичан?

Павел: - Нисколько. Кстати, сэр Алекс Фергюсон тоже шотландец, а его в Англии боготворят по сей день.

АЛЕНИЧЕВ И ТИТОВ СВОЕГО ДОБЬЮТСЯ

- Георгий Ярцев недавно сказал, что связку Погребняк - Кокорин ждет хорошее будущее. Вы того же мнения?

Павел: - Я верю, что все получится. Думаю, Кокорин останется в “Динамо” еще на долгое время, и мы сможем заиграть так, как этого от нас ждут. И разговоры о том, что мы мешаем друг другу на поле - рассуждения либо дилетантов, либо недругов. Мы друг другу не мешаем. Я играю впереди, Саша - чуть сзади. При случае мы можем меняться позициями.

- Только один забитый мяч за бело-голубых - это издержки адаптации или невезение?

Павел: - Не хочу оправдываться, но, когда я пришел в “Динамо”, у меня были проблемы с голеностопом. Поэтому какое-то время был не в оптимальных кондициях. Но в любом случае моменты у меня были, в том числе и в первой игре в Краснодаре, где должен был забивать. Если бы удалось реализовать хотя бы половину возможностей, был бы уже лучшим бомбардиром клуба. Рецепт тут только один - надо больше работать.

- Кого вы считаете лучшим партнером из всех, что встречались за карьеру?

Павел: - В “Томи” - Валера Климов. Сколько он мне голевых пасов отдал! Пользуясь случаем, передаю ему привет. Он сейчас в “Томи” тренером работает. В “Зените” - Зырянов, Радимов, Широков, Аршавин, Тимощук. Много хороших футболистов было. В Европе тесно я ни с кем не общался. В “Рединге” мне Горкш, капитан сборной Латвии, здорово помогал с языком и вообще по жизни.

- Как вы считаете, что ждет в обозримом будущем ваших друзей Аршавина и Кержакова?

Павел: - Летом, когда клуб расстанется с Виллаш-Боашем, Керж продлит контракт с “Зенитом”. А Аршавин еще поиграет за “Кубань”.

- Интервью с Погребняком не может обойтись без вопроса о “Спартаке”. Как вы считаете, Аленичеву с Титовым под силу поставить команде игру, которую они сами показывали при Романцеве?

Павел: - Дайте им время. Молодые тренеры пришел в клуб только полгода назад, проиграли пару матчей, а их уже критикуют со всех сторон. Ну скажите мне, кто, если не Аленичев с Титовым, вернут игру “Спартаку”?

- То есть со временем они своего добьются?

Павел: - Нисколько не сомневаюсь. Они же спартаковцы.

- У вас была возможность вернуться в “Спартак”? Или вы из тех, кто дважды в одну реку не входит?

Павел: - Я в приметы не верю. Просто таких предложений не поступало.

МЕЧТАЮ О ДОЧКЕ

- Недавно прочитал в одном издании: “Модельная внешность Марии и глубокая преданность мужу не оставляют поклонницам Павла совершенно никаких шансов”. Поклонницы действительно одолевают?

Павел: - Когда случился тот эпизод с ГАИ, я, конечно, был самым популярным человеком в России - по количеству звонков понял. Но вообще телефон фанатки мне не обрывают. Знают, что бесполезно.

- Цитата из того же источника: “В 2006 году Павла пригласили в “Томь”, и Мария без долгих раздумий оставила учебу, подруг и родных, последовав за ним в холодную и неприветливую Сибирь”. Но поженились вы только в 2014-м. Все это время ушло на проверку чувств?

Мария: - Обвенчались мы еще в 2006-м, а три года спустя поставили штампы в паспорте. А так называемая свадьба в 2014-м - это была просто вечеринка для друзей, посвященная десятилетию наших отношений.

- Где она проходила?

Павел: - В ресторане Саши Самедова в Сокольниках.

- Говорят, что для сохранения идеальной фигуры Мария пользуется какой-то секретной диетой? Поделитесь тайной?

Мария: Во-первых, я напрочь исключила из своего рациона мучные изделия…

- Подождите, а икру на что намазываете?

Мария: - Я ее ложками ем (смеется). На завтрак предпочитаю омлет из яичного белка. Желток оставляю на сырники мужу. Обед: салат, рыба на пару или отварное мясо. На ужин только овощной салатик.

- С таким аппетитом зарплату Павлу можно раз в два месяца получать. А после матча вы игру форварда Погребняка обсуждаете?

Мария: - Я могу Паше что-то сказать, если он готов меня выслушать. Вообще стараюсь не портить мужу настроение, если оно и так плохое.

- Чем планируете заниматься, когда Павел закончит карьеру?

Мария: - У меня свой процветающий бизнес - продажа одежды. Думаю, Павлу будет чем заняться. Например, можно свою линию мужской одежды выпустить.

- Наверное, поэтому Павел и не собирается посвятить себя тренерскому делу?

Павел: - Тренерская работа - не мое. К каждому игроку нужен свой подход, а я на такое не способен.

Мария: - Хотя с обязанностями папы он прекрасно справляется. Постоянно с детьми играет, делает домашние задания. Скоро можно будет свою футбольную команду создавать.

- А там, глядишь, себя и в качестве агента попробовать…

Павел: - Это самый простой путь, который, кстати, я могу выбрать.

- О чем сейчас мечтает нападающий Павел Погребняк?

Павел: - Прежде всего о дочке. И еще о том, чтобы играть в футбол, пока здоровье позволяет. Пока же я в долгу перед болельщиками “Динамо”.

“СЭ” благодарит ресторан “Радио Сити” за помощь в организации этого интервью.

Прямой эфир
Прямой эфир