12 января 2013

12 января 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

После увольнения из "Локомотива" он промолчал. То же самое произошло, когда случилась отставка в "Анжи". Третий подобный случай подряд остаться без ответа не мог. Вчера бывший главный тренер "Кубани" ответил на вопросы журналистов, в том числе "СЭ".

Юрий КРАСНОЖАН: "Я ТРЕНЕР, А НЕ ИНТРИГАН"

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ

из Москвы

ПОДСТРАИВАТЬСЯ НЕ ЗНАЧИТ ПРОГИБАТЬСЯ

- Когда тренер уходит в отставку, его обычно спрашивают о планах. У вас они в такой ситуации могут быть?

- Ничего исключать нельзя, но до июня вряд ли буду что-то планировать. Нужно с холодной головой проанализировать все произошедшее, а для этого требуется время.

- А зачем вам это анализировать?

- В первую очередь, чтобы найти свои ошибки. Не ковыряться, не копаться, а просто понять: почему? И определить, что я поменял бы в своей работе там, где был тренером. Сейчас я скажу, что не поменял бы ничего. Поменял бы только в "Анжи", но не в "Локо" и "Кубани". Но со временем эта оценка может претерпеть некоторые изменения. Я не собираюсь заканчивать свою работу. У меня есть силы и желание. Но надо выносить уроки. В первую очередь для себя.

- У этих трех историй есть что-то общее?

- Три разных случая, которых объединяет разве что моя фигура. Не думаю, что здесь стоит говорить о заговоре или чем-то подобном. Это разные истории.

- Красножан не умеет подстраиваться под руководителей?

- Не они ко мне идут работать, а я к ним, поэтому подстраиваться так или иначе нужно. Но это тоже можно делать по-разному. Подстраиваться и прогибаться - разные вещи. В любой ситуации нужны четкие критерии работы, которые обговариваются на встречах еще до подписания контракта. Важно понять, что главный тренер приходит работать на благо клуба, и у него есть свой взгляд на то, как должен строиться процесс той работы, которая доверена ему.

- Может быть, дело в том, что после успехов в Нальчике вы так и не смогли влиться в систему работы больших клубов-корпораций, подстроиться под их законы?

- Футбольные и общечеловеческие законы едины, в них не надо вливаться, их нужно соблюдать. Мне претят любого рода интриги. И если величина клуба определяется наличием в нем многочисленных интриг, то - да, в подобной работе я, по всей видимости, слаб. Мне кажется, тренер и интриган - разные вещи.

ОВЧИННИКОВА НЕ ЧИТАЛ

- Что за "несовместимость во мнениях со спортивным директором" привела к вашей отставке?

- То, о чем объявил клуб, не может быть причиной. У нас не было никаких непреодолимых противоречий со спортивным директором Доронченко. Он был одним из инициаторов моего приглашения в "Кубань". Если говорить о футболе, то наши мнения по тому или иному вопросу довольно часто совпадали. Разногласий хватало, их не могло не быть. Но настолько ли они критичны, чтобы быть причиной расставания? Вряд ли. Значит, дело в другом.

- В селекции?

- Мы вместе обсуждали трансферную политику, программу на ближайшие несколько кампаний. В общении между нами противоречий не было. Во всяком случае, на словах.

- А вы читали книгу Сергея Овчинникова, где он довольно жестко отзывается о Доронченко?

- К сожалению, нет.

- Могли бы почерпнуть много интересного. В частности, о трансферной деятельности спортивного директора.

- Кстати, то, что писали про мое желание якобы поменять полкоманды, - чистой воды миф. В "Кубани" 29 игроков выходили на поле, из них 4 вратаря. Есть люди в аренде и в дубле, кого хотелось подключить к тренировкам основы. При таком количестве (30-32 человека) игроков тренер превращается в массовика-затейника. Поэтому предложение трудоустроить лишенных игровой практики футболистов мне кажется абсолютно логичным.

- Руководство с этим не согласилось?

- Насколько я понял, многие предложения доносились наверх в искаженном виде. Если речь шла о том, что за три трансферных окна нужно найти новое место работы 13 футболистам, то эти слова преподносили так, будто тренер считает, что нет команды и надо срочно покупать новых игроков. При этом на совете директоров я вынес на обсуждение три позиции на усиление - центрального защитника, опорного полузащитника и нападающего. Все с этим согласились.

- Расскажите о хронологии вашей отстав ки.

- 22 декабря мы общались с Доронченко, договорились о встрече с инвестором, строили планы, дискутировали. А вот затем что-то изменилось. Никто ничего не сообщал, но появилось очень странное ощущение, будто что-то витает в атмосфере. Это можно понять по необычному поведению людей, по убранным взглядам, намекам. Перед Новым годом мне позвонили люди, непричастные к "Кубани", и сообщили, что зреет такое решение. Потом уже об этом заявил клуб.

- Как прошло прощание с игроками?

- Оригинально. Не руководители клуба объяснили команде, в чем дело, а я сам. На многих лицах было написано недоумение. Попрощались нормально, обнялись, проводили аплодисментами, и я ушел.

- Как оценили бы потенциал вашей "Кубани"?

- Команда может бороться за место в еврокубках. Во всяком случае, мы шли именно в этом направлении. За три с лишним месяца мы многое поменяли, но процесс только начинался. Два месяца зимней подготовки могли сделать команду сильнее.

- Возможно, руководство клуба испугалось, что команда может стать слишком "красножановской"?

- Я никакого страха не заметил, но вопрос интересный. Думаю, что до сегодняшнего дня у "Кубани" остался "комплекс Петреску". К слову, как и в Нальчике - "комплекс Красножана". Команда слишком привыкла жить по старым и на определенном этапе успешным правилам, чтобы вдруг меняться. Но разве мы стали меняться в худшую сторону?

Окончание - стр. 2