Газета
18 ноября 2011

18 ноября 2011 | Шахматы

ШАХМАТЫ

МЕМОРИАЛ ТАЛЯ

Сенсацией первого тура Мемориала Таля явилось поражение белыми экс-чемпиона мира Владимира Крамника от новичка московского супертурнира 21-летнего Яна Непомнящего.

Ян НЕПОМНЯЩИЙ: "КРАМНИК ИГРАЛ СТРАННО"

Прежде чем рассказывать о наиболее ярких моментах первого тура сильнейшего турнира года, несколько слов о месте, где проходит шестой Мемориал восьмого чемпиона мира.

Дом Пашкова - роскошный белокаменный дворец, возведенный в XVIII веке на холме напротив Кремля для капитан-поручика лейб-гвардии Семеновского полка Петра Егоровича Пашкова, сына денщика Петра Первого. Здание легендарное, искусствоведы называют его одним из символов Москвы. Провести в нем турнир лучших шахматистов мира - большая удача правления РШФ.

Комментируя для зрителей партии 1-го тура, израильский гроссмейстер Эмиль Сутовский и его гость, писатель-сатирик Виктор Шендерович ("маститый второразрядник", как он себя назвал) вспомнили, что в романе Михаила Булгакова в Доме Пашкова происходит встреча Воланда и Левия Матвея. То есть определенная, пусть и литературная, магия у места, где проходит Мемориал Таля, присутствует.

И в том, как экс-чемпион мира Крамник проиграл ничейный "разноцвет" Непомнящему, тоже есть элемент мистики…

Ян Непомнящий, демонстрируя свою партию в пресс-центре, несколько раз употребил слово "странный": "странная партия", "странная игра Крамника в эндшпиле". О своей же игре говорил с легкой самоиронией: "Черные ни в один момент ни на что не претендовали, потихоньку справлялись с проблемами, которые перед ними ставили белые".

Впрочем, решал Ян эти самые проблемы не потихоньку, а весьма дерзко, как это ему свойственно. Проведя на 14-м и 15-м ходах яркую штыковую атаку: d6-d5-d4, а потом временную жертву слона - 16…Се2, и, уткнув штык пехотинца "d" в мундир вражеского ферзя, черные перехватили инициативу. Крамник, демонстративно игравший дебютную часть очень быстро, давая понять, что у него "все это стояло на экране монитора", после штыковой атаки черной пехоты пришел к выводу, что надо делать ничью. Достичь этого можно было бы и "прямым предложением", как порою выражаются профи, однако на турнире действуют правила, запрещающие соглашаться на ничью до 40-го хода без соответствующей санкции арбитров.

Впрочем, эти правила профессионалы успешно преодолевают с помощью троекратного повторения позиции. Так, например, к этому приему успешно прибегли Гельфанд с Накамурой. Правда, позиция у них была к тому моменту вдрызг ничейная, и троекратное повторение было абсолютно закономерным, а не уловкой людей, избегающих борьбы.

Возвращаясь к описываемому поединку, замечу, что после того, как по доске пронесся разменный смерч, унесший с собой почти все активные фигуры, и казалось, что ничья уже не за горами, особенно после "малодушного", как его назвал Непомнящий, хода черных 29…Лb2, Крамник, видимо, совершенно уверенный, что должно последовать соглашение с помощью упоминавшейся "маленькой хитрости", "на автопилоте" сделал парочку ходов, которые в своих скромных комментариях Ян Непомнящий осмелился назвать непочтительным словом "поверхностные".

В этой позиции Крамник сделал оптимистичный ход 34.Кd3, ставящий партию на грань поражения. То есть, как считал Ян, позиция все еще объективно ничейная, но можно ее ненароком и проиграть, что и произошло. Ян указал, что вместо 34.Кd3 можно было бы пожертвовать коня 34.Ка6 с дальнейшим 35.Сb5 и 36.f4, выстраивая позиционную крепость. Подобным образом примерно в такой же ситуации партию против Непомнящего спас гроссмейстер Евгений Бареев. Ян признался, что этот эндшпиль его заинтересовал, он его анализировал, и выигрыш за сторону, имеющую лишнюю фигуру, ему найти не удалось - возможно, его и нет.

Но Крамник, возлагая надежды на спасительный "разноцвет", сыграл так, как сыграл, но на 39-м ходу допустил грубую ошибку. Вместо приводящего к ничьей хода 39.f5, он сделал 39.Крd2, после чего, как считает Непомнящий, партию белых уже не спасти.

Вторая результативная партия была сыграна Василием Иванчуком и Петром Свидлером. По контракту, подписанному всеми игроками, победитель должен был прийти в пресс-центр и рассказать о партии. Но, по словам главного редактора журнала "64" Марка Глуховского, когда он подошел к Василию, тот взмолился: "Я так устал… Разрешите, я приду завтра?" Марк разрешил. И я его понимаю. Я бы Иванчуку тоже разрешил.

Это была очень тягучая и очень упорная партия. Свидлер, расставшись с пешкой ходом 31…Кс5, мучился честно всю партию, но игру спасти не смог - Иванчук был неумолим, как танк Т-34.

Этой пробивной силы и мощи не хватило Левону Ароняну, который в противостоянии с Магнусом Карлсеном имел ощутимый перевес, но воплотить его в очко не сумел.

"Чувствовал, что где-то должен быть выигрыш, но не нашел", - сказал Левон после игры.

В партиях Ананд - Карякин и Накамура - Гельфанд была равная борьба равных соперников.

Юрий ВАСИЛЬЕВ

Мемориал Таля. 1-й тур. КРАМНИК - НЕПОМНЯЩИЙ - 0:1. Иванчук (Украина) - СВИДЛЕР - 1:0. Ничьи: Ананд (Индия) - КАРЯКИН, Аронян (Армения) - Карлсен (Норвегия), Накамура (США) - Гельфанд (Израиль).

Диаграммы партий смотрите в формате PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...