28 июня 2010

28 июня 2010 | Футбол - Чемпионат мира

ФУТБОЛ

ЧМ-2010

1/8 финала

Матч № 50

США - ГАНА - 1:2

В субботу у автора этих строк появилась счастливая возможность взглянуть на ЧМ-2010 глазами не корреспондента, а простого болельщика. И новые впечатления, надо сказать, укрепили его во мнении, что в Южной Африке больше позитива, чем негатива. Тем более что этот день стал на турнире поистине африканским.

С ВУВУЗЕЛОЙ СРЕДИ БОЛЕЛЬЩИКОВ

Владимир КОНСТАНТИНОВ

из Рустенбурга

Безумный карнавал грянет в Рустенбурге, Йоханнесбурге и других южноафриканских городах поздним вечером, когда сборная Ганы, единственная с Черного континента дожившая до плей-офф, в изнуряющем поединке возьмет верх над американцами и впервые в истории выйдет в четвертьфинал. Но это будет ближе к полуночи, а утро у бригады "СЭ", обосновавшейся в Претории, начиналось как обычно.

Никакие будильники нам не нужны, потому что, хочешь не хочешь, около семи часов тебя разбудят истошные крики ибисов, или хагедашей, если по-научному. Они отчего-то облюбовали дерево по соседству именно с нашим домом - вот и орут, как у нас петухи на рассвете. Только вместо привычного "ку-ка-ре-ку" какое-то пронзительно-паническое "а-а-а!"

Скорый завтрак с упором на фрукты (Африка же!), омлет, кофе - и в путь. День обещал быть очень интересным: в кои-то веки выдалось несколько свободных часов, а впереди были путешествие на машине в Рустенбург и матч США - Гана, на который - благодаря компании Castrol - автору этих строк предстояло пойти не как обычно - по аккредитации в ложу прессы, а по обыкновенному билету - на фанатский сектор.

С МАКБРАЙДОМ В КОЛЫБЕЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Разрабатывая маршрут из Претории в Рустенбург, мы специально решили сделать небольшой крюк, чтобы посетить долину Макапан, что в полусотне километров к северо-западу от Йоханнесбурга. Принято считать, что именно там, а не в Кении или где-нибудь еще, находится Колыбель человечества. В этом уголке южноафриканской провинции Гаутенг в одной из пещер в 1947 году ученые Роберт Брум и Джон Робинсон обнаружили ископаемые останки самых древних людей, так называемого австралопитека, жившего более двух миллионов лет назад. Черепа, челюсти, зубы и другие скелетные окаменелости древнего человека, а также животных можно лицезреть в музее там же, в Стеркфонтейне, рядом с известными на весь мир пещерами.

Казалось бы, какая связь между палеон-тологией и футболом? Но, как выяснилось полчаса спустя, и ее при желании можно найти. В экскурсионной группе, собиравшейся спуститься в пещеры на глубину 40 метров, помимо корреспондентов "СЭ" обнаружилось еще с десяток, а то и больше людей, приехавших в ЮАР в первую очередь на ЧМ-2010, но не преминувших возможностью наведаться в Колыбель человечества. Среди них богатырской статью выделялся парень лет тридцати в синей футболке сборной США с № 20 и фамилией Макбрайда на спине.

Позже, вечером, уже у стадиона "Ройял Бафокенг" мне попались на глаза еще несколько американцев в майке этого игрока, недавно завершившего карьеру. И, думается, не случайно: будь Брайан, выступавший в свое время в Европе за "Вольфсбург", "Эвертон" и "Фулхэм", помоложе, наверняка помог бы команде Боба Брэдли в ЮАР, ведь в четырех матчах в Южной Африке американские форварды так и не забили ни одного гола!

Помимо болельщиков сборной США, которым теперь только и остается переключиться на знакомство с многочисленными южноафриканскими достопримечательностями и природными пейзажами, у пещер Стеркфонтейна и находящегося поблизости музейного комплекса Маропенг были замечены поклонники и других команд - мексиканцы, аргентинцы, бразильцы, которых выдавали соответствующие цвета в одежде и, разумеется, испанская и португальская речь.

Центр Маропенг, где мы тоже побывали, интересен еще и тем, что дает посетителям возможность расширить свои знания о происхождении человека при помощи уникальных аудиовизуальных переживаний. Вашему корреспонденту, к примеру, удалось поговорить по телефону с... дронтом, нелетающей птицей с огромным клювом, вымершей три с половиной века назад. Только не надо саркастически улыбаться и крутить пальцем у виска: речь, разумеется, о своего рода ролевой игре, рассчитанной на школьников.

Этот самый дронт, или додо, как его еще называют, а точнее - его муляж, установлен под стеклянным колпаком, рядом с которым и стоит телефонный аппарат старинного образца. Ты поднимаешь трубку и слышишь, как симпатичный додо рассказывает - почему-то, правда, проникновенным девичьим голосом, - душещипательную историю о том, как он когда-то прекрасно жил в этих широтах, но его вместе со всем родом в конце XVII века истребил человек с привезенными им животными. А заканчивается его признание тем, что он очень жалеет, что так и не увидел ЧМ-2010 в Южной Африке.

Пообщаться, замечу, можно не только с дронтом, но и другими вымершими животными и птицами юга Черного континента.

ДВА КОРДОНА ЗА ТРИ МИНУТЫ

Но вернемся к футболу. В Рустенбурге, гд е мы ненадолго остановились пообедать, признаки предстоящего матча попадались уже почти на каждом углу. Как и в других городах, принимающих игры чемпионата, на улицах вывешены флаги команд-участниц, полно болельщиков с символикой своих сборных, у многих машин наружные зеркала зачехлены в специальные мешочки национальных цветов ЮАР и Ганы, США и Германии, Бразилии и Англии. На перекрестке у гостиницы Road Lodge белые длинноногие барышни в форме сборной США раздавали какую-то рекламу, а параллельно призывали поддержать в вечернем матче американцев.

Сумерки в Южной Африке опускаются довольно быстро и рано. Так что за два часа до начала игры, в 18.30 по местному времени, у "Ройял Бафокенга" было уже темно. Но темнота, как я понял, друг не только молодежи, но и всего фанатского братства. К тому же территорию непосредственно у стадиона ослепительным светом прорезали прожекторы, будто огни рампы сцену. А посмотреть на ней, поверьте, было что! Как много всё же теряют журналисты, следящие за чемпионатом мира исключительно со своей трибуны, в пресс-центре или микст-зоне! Насколько выразительнее живая картинка! Насколько теплее атмосфера вокруг! Я бы даже сказал, что в субботу я открыл для себя другой чемпионат.

А начал, естественно, с того, что купил себе в шатре одного из официальных спонсоров вувузелу. В самом деле, что же я буду за фанат без нее?! За 100 рандов (около 400 рублей по нашему). На улице можно взять и дешевле, но не факт, что не контрафакт! Единственное, в чем промахнулся, выбрал синюю, а не черную, хотя больше симпатизировал африканской команде, чем американской. Не важно, впрочем, все равно через две с половиной недели быть моей пластмассовой трубе сувениром. Пусть будет синей.

Но если вы думаете, что я взял ее в губы и сразу задудел, глубоко ошибаетесь. Издать хоть какой-то звук, не говоря уже о настоящем трубном, мне долго не удавалось. Пока ко мне не подошел болельщик сборной Ганы, заметивший мои мучения. "Сначала оближи губы - и только потом начинай сильно, прерывисто дуть, будто в горн!" - посоветовал он.

В последний раз я дул в горн, признаться, лет сорок назад, когда был пионером. Да и у меня мало что получалось. Но мало-помалу моя вувузела зазвучала, как мотор старенького авто по весне - после того как его всю зиму не заводили. Ну а уж к стартовому свистку венгра Виктора Кашшаи я приноровился и дудел, как мне казалось, совсем по-взрослому. Правда, такие продолжительные партии, как некоторые из моих соседей по трибуне, исполнить, конечно, не мог.

Кстати, забыл сказать, что попал я на стадион без приключений и очень легко. Провел минут пять в разноголосой толпе болельщиков, при входе на территорию у трибуны нас рассекли "змейкой" примерно на десять очередей, прошел через ворота с металлоискателем, а еще метров через 50 - через другие, с автоматическим турникетом, где "пробил" свой билет в автомате. Прохождение через два "кордона" заняло у меня от силы минуты три-четыре. Никаких тебе обысков, ни конной полиции, ни спецназа с оружием! Учись, Россия, если не на словах, а на деле хочешь принять чемпионат мира!

Перед входом на трибуны наблюдалось какое-то безумное веселье. Фанаты, одетые кто во что горазд - от костюма Дядюшки Сэма на одном из американцев до роскошной леопардовой шубы на сногсшибательной африканке с колпаком в цветах ганского флага - распевали песни, танцевали, пили пиво (которое в пластиковых стаканах разрешают проносить и на трибуны), охотно фотографировались друг с другом, обнимались. И не было даже намека на то, что скоро на этой самой арене грянет буря, битва, после которой одной из команд, а вслед за ней и ее болельщикам придется отправиться домой, попрощавшись с праздником.

Вероятно, думая об этом, один из моих соседей по трибуне, американский болельщик, пришел на стадион с плакатом: "Спасибо, Африка, что бы ни случилось!" Конечно, парень вряд ли ждал "такого вот конца" для своих любимцев. Но после финального свистка он оторвал нижнюю часть своей картонки, и получилось "Спасибо, Африка". По виду американца нельзя было сказать, что он шибко расстроился. К тому же под занавес действа он попал в объективы чуть ли не всех фотокоров, расположившихся внизу под нашей трибуной.

Кстати, следил за матчем я с не совсем обычной позиции. Все ложи прессы на стадионах в ЮАР находятся высоко, подчас под самым козырьком, а тут место у меня было в четвертом ряду, прямо за угловым флажком тех ворот, где в первом тайме располагался голкипер американцев Хоуард. Вдобавок мне повезло: все три мяча в этой игре влетели как раз в ближние для меня ворота! Так что я хорошо увидел радость Боатенга, Донована и Гьяна после забитых голов. А еще лучше - ошалевшего от счастья защитника ганцев Джона Пэйнтсила, пробежавшего по окончании матча в пяти метрах от меня с флагами Ганы и ЮАР, связанными в один стяг.

AYOBA, ГАНА!

На трибунах было много американцев, но на моей большинство составили африканцы, болевшие за Гану. Какой же шум они устраивали по ходу матча, когда к тому располагала игровая обстановка! Мне даже дали постучать в тамтам после того как Гьян забил в дополнительное время победный гол. Сделать это, кстати, было намного легче, чем дудеть в вувузелу. Хотя, полагаю, это был не самый ритмичный экспромт.

Ну и, конечно, забавно было следить за тем, как болельщики двух команд подначивали друг друга и бросали шутки в адрес судьи и игроков. Причем делали это доброжелательно и беззлобно - совсем не так, как это порой бывает у нас. Даже несмотря на то, что цена матча была чрезвычайно высока.

Под занавес, когда судьба встречи была уже решена, несколько ганцев, а вместе с ними и другие африканцы поднялись со своих мест, повернулись лицом к американскому сектору на втором ярусе и запели, почти как Бутусов: "Bye-bye, America!" А самый язвительный крикнул им: "Если не знаете, где выход, то он вот там!" И показал рукой на ворота N. Хотя имел в виду, конечно, не столько выход со стадиона, сколько вылет американцев из турнира.

Очень симптоматично прозвучало после матча и дружное скандирование: "Соединенные Штаты Африки". Впрочем, его уже мало кто на арене услышал. Едва прозвучал финальный свисток, американские болельщики потянулись к выходу, а африканские пустились в пляс, причем прямо на своих местах, вмиг вскочив на сиденья. Постарались и звукооператоры на "Бафокенге" - врубили зажигательные мелодии на всю катушку. Еще бы, это был поистине день Африки на ЧМ-2010!

...Возвращаться пришлось в ночи, скорее даже под утро. От Рустенбурга до Претории вытянулась длинная вереница машин. За окном, несмотря на темень, гуляла Африка.

Девушка на пункте оплаты за пользование автострадой, улыбнувшись, вместо привета выпалила: "Ayoba, Гана!". В том смысле, что у Ганы и Африки это только начало.

Прямой эфир
Прямой эфир