5 февраля 2007

5 февраля 2007 | Хоккей

ХОККЕЙ

Корреспондент "СЭ", побывавший во время своего турне по Северной Америке в Финиксе, взял интервью у самого великого хоккеиста мира, а ныне главного тренера "Койотов".

Уэйн ГРЕТЦКИ: "ЛУЧШИЙ РУССКИЙ ВСЕХ ВРЕМЕН - ЯКУШЕВ!"

Слава МАЛАМУД

из Финикса

О том, как в НХЛ работают пресс-службы клубов, насколько профессиональны, предупредительны и компетентны трудящиеся в них специалисты, можно писать отдельную большую статью. Впрочем, от меня вы ее не дождетесь. После милого уик-энда в аризонской пустыне, который ваш корреспондент провел в попытках боем взять высоту под названием "Уэйн Гретцки", как-то совершенно не хочется воспевать оборонявшие ее дзоты и минные поля.

В общем-то я заранее знал, отправляясь в поход, как истово блюдут свой боевой пост пресс-янычары клуба "Финикс Койотс", поэтому даже и не лелеял надежды зажать Уэйна после матча в укромном уголке и вытащить из него всю правду. Но на всякий случай попробовал и, встретив каскадный артиллерийский огонь, с тяжелыми потерями отступил на заранее подготовленные позиции. Потом я решил поступить по-умному: заявиться на тренировку команды, где атмосфера всегда расслабленнее, а прессы меньше. Однако тренировку "Койоты" отменили, и остается только гадать, не из-за меня ли (внешняя разведка у них, что ли, есть?).

Попытка высадить десант (звонок в офис клуба с просьбой передать Великому парочку вопросов) была пресечена пулеметчиком, работающим в команде начальником пресс-службы, который не дал мне даже закончить предложение и открыл огонь трассирующими уже на словах "... из России". О том, каким фланговым маневром мне в итоге удалось просочиться на одну из рутинных пресс-конференций Гретцки в неигровой день и сделать наконец свое черное дело, распространяться не стану. Скажу лишь, что на всю операцию у меня было буквально полторы минуты, поэтому церемониться не стал и пошел вперед лобовой атакой - с самых что ни на есть российских тем.

К чести Гретцки, на мои необычные вопросы он ответил очень охотно. Создалось впечатление, что они его даже позабавили.

-Генеральный менеджер сборной Канады Стив Айзерман сказал, что не исключает вашей кандидатуры на пост главного тренера на чемпионате мира в Москве. Если вы не попадете в плей-офф, насколько вас это предложение могло бы заинтересовать?

- Ни насколько (смеется). Как вам такой ответ?

-Мы были бы очень рады услышать утвердительный.

- Вот я и утверждаю - ни насколько (смеется). Я был бы очень рад попасть в плей-офф.

-Не могли бы назвать российского хоккеиста, который произвел на вас самое большое впечатление?

- За все времена? Александр Якушев.

-А по буквам сказать можете? (Уэйн сказал что-то близкое к "Якушофф". - Прим. С.М.)

- (Смеется.) Я вам лучше номер скажу - пятнадцатый. Дело в том, что первые впечатления - самые сильные. И я впервые увидел российскую сборную, тогда еще - советскую, в 1972 году когда ребенком смотрел суперсерию. Именно Якушев мне тогда показался лучшим из русских. Мне казалось, что из всех тех игроков у него был лучший шанс стать звездой НХЛ. Хороших, техничных парней у вас было много, но его выделяли габариты и физическая сила. Европейский стиль и, в частности, советский сильно отличался от нашего - у вас было больше катания с шайбой, потому что это позволяли размеры площадки, но Якушев приспособился бы к НХЛ лучше других. Уверен, что именно он мог бы спокойно отыграть 80-матчевый регулярный сезон на высочайшем уровне.

-В свое время вы были быстрым, бесконтактным игроком. Вам нравятся правила "новой НХЛ", дающие карт-бланш форвардам такого плана, или все-таки скучаете по более жесткому хоккею вашей эпохи?

- Знаете, я ведь начинал играть в настоящих командах в лиге для 10-летних. Мне при этом было шесть лет. Вы представляете себе разницу в габаритах? Научиться избегать контакта для меня было в прямом смысле жизненно важно. Поэтому с раннего детства мой отец всегда меня учил: движущуюся мишень поразить труднее. Если притормозишь, будешь часто находиться в статичном положении и вертеть головой - будешь часто получать. А если ты всегда в движении, постоянно работаешь в быстром темпе, габаритным защитникам поймать тебя гораздо сложнее. Но мне нравится то, что правила поменялись и дают побольше свободы действий игрокам, не имеющим от природы физических данных Торнтона или Хитли. Взять таких ребят, как, например, лучший игрок Матча звезд Даниэль Бриер. Он живое доказательство того, что если ты быстр и умен, то можешь играть в НХЛ при любых габаритах.

На этом мое личное общение с Великим закончилось. Поскольку все 90 секунд, в течение которых мне удалось узурпировать право голоса, я наглейшим образом нарушал придворный этикет - не спрашивал о прошедшем или предстоящем матче, то показалось, что еще одно поползновение закончится тем, что меня просто расстреляют. И сам Уэйн, как почудилось, был отнюдь не против...

О нынешнем статусе Гретцки и его проблемах в "Финиксе" - стр. 9

Прямой эфир
Прямой эфир