26 февраля 1998

26 февраля 1998 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

№ 73. Февраль '98

ИСТОРИЯ ЧЕМПИОНАТОВ МИРА

ИТАЛИЯ - 1934

Продолжение. Начало в "Футболе от "СЭ" №№ 71, 72.

ФАШИСТЫ ПОЛУЧИЛИ КАРТ-БЛАНШ

Второй по счету чемпионат мира вошел в историю как самый политизированный. При всем гигантском вкладе, который внес в развитие футбола легендарный президент ФИФА Жюль Римэ, следует признать, что он не смог воспрепятствовать крайне амбициозному фашистскому режиму Бенито Муссолини превратить мундиаль 1934 года в средство доказательства своего могущества. Впрочем, это нам по прошествии многих десятилетий легко упрекать мэтров, закрывая глаза на весьма сложную и противоречивую обстановку, сложившуюся в Европе в 30-х годах. Это сейчас чемпионаты мира по футболу превратились в события колоссального масштаба, выходящие далеко за рамки спорта и приносящие участникам и организаторам огромную прибыль и авторитет. В то же далекое время было совсем иначе: Жюлю Римэ приходилось прикладывать титанические усилия, чтобы не дать своему детищу погибнуть еще в младенчестве. В попытках поддержать жизнь своего хрупкого начинания французу необходимо было прибегать и к уговорам, и к компромиссам, а подчас, возможно, и вступать в сделку с совестью.

В прошлом номере приложения "Футбол от "СЭ" мы писали, каких трудов стоило Римэ собрать более или менее достаточный "кворум" для проведения первого чемпионата мира в Уругвае в 1930 году. Не меньшие трудности сопутствовали и организации второго турнира. В Европе и Америке разразился глубокий экономический кризис. А учитывая то, что Уругвай понес довольно ощутимые убытки при организации первенства, желающих последовать его примеру было совсем немного. На конгрессе ФИФА 1932 года в Стокгольме, где обсуждался этот вопрос, только две страны представили заявки - Италия и Швеция, да и то шведы вскоре свою сняли, оставив итальянцев в гордом одиночестве.

Зато последних экономическая сторона дела абсолютно не интересовала. Фашистское правительство сразу же подошло к делу основательно, направив в Стокгольм внушительную делегацию во главе с вице-президентом футбольной федерации и одновременно одним из главных идеологов фашизма Джованни Мауро (совмещение крупных армейских и правительственных чинов с высокими спортивными должностями вообще было тогда в Италии обычным делом).

Итак, после самоотвода Швеции на роль организатора чемпионата мира остался лишь один кандидат - Италия. Естественно, режим Муссолини едва ли мог вызвать симпатии у большинства руководителей ФИФА. Пользующийся большим авторитетом, австриец Хуго Майзль, создатель знаменитой "Вундертим", предложил отложить проведение чемпионата до 1936 года - в надежде, что ситуация изменится к лучшему. Но его предложение было отклонено, и итальянские фашисты получили карт-бланш.

"ИТАЛИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ СИЛЬНЕЙШЕЙ!"

Первая часть плана была осуществлена. Осталось выполнить вторую, то есть выиграть чемпионат. Это было сформулировано вождем в виде приказа. "Италия должна быть сильнейшей в мире!" - заявил Муссолини генералу Ваккаро, президенту федерации футбола. Надо сказать, что Италия в начале 30-х годов отнюдь не считалась одной из ведущих футбольных держав Европы и тем более мира. В то время гремели сборные Чехословакии во главе с непробиваемым вратарем Планичкой и Австрии во главе с виртуозным "технарем" Шинделаржем. Да и Испания с Германией котировались куда выше Италии. А ведь были еще три кита южноамериканского футбола - Уругвай, Аргентина и Бразилия. Уругвайцы, впрочем, все еще таили обиду на европейцев за их низкую активность в проведении первого чемпионата у них в стране и решили все турниры, проводящиеся по ту сторону океана, бойкотировать.

Можно себе представить, насколько трудную задачу поставил дуче перед Ваккаро. Частично выход был найден в массовом привлечении в "Скуадру адзурру" так называемых "ориунди". Репатриация имеющих итальянские корни граждан южноамериканских стран затрагивала не только футбол. Все слои населения потянулись на историческую родину, соблазненные идеей "великой Италии". Но в футболе тогда на сей счет существовали жесткие правила, введенные ФИФА: игрок имел право выступать за сборную страны только в том случае, если он прожил в ней перед этим не менее трех лет и при этом не представлял в течение этого срока никакую другую страну.

Футбольные генералы, желая сделать свою сборную как можно более боеспособной, откровенно наплевали на эти правила. Большинство "украденных" у южноамериканских команд звезд с итальянскими корнями не отвечали указанным требованиям. Например, один из лучших футболистов того времени, серебряный призер ЧМ-30 Луис Монти (получивший в Италии имя Луиджи) свой последний матч за сборную Аргентины провел 4 июля 1931 года, а это значит, что даже к финальному матчу чемпионата мира в Италии положенные три года еще не истекли. Еще позже, 5 февраля 1933 года, завершился стаж выступлений за Аргентину у форварда Энрике (Энрико) Гуаиты. В этот же разряд попадали еще один аргентинец Аттилио Демария и бразилец Амфилокио Маркес по прозвищу Фило (последний, впрочем, в решающих матчах не выступал).

Именно "ориунди" - Монти, Гуаита и Орси - сыграли определяющую роль в победе Италии, и при этом только Орси имел право ее представлять. Остается лишь удивляться тому, как безропотно сносили столь вопиющие нарушения правил деятели ФИФА и соперники итальянцев. Только Аргентина, обескровленная отъездом своих лучших футболистов на историческую родину, выразила свой протест: отправила на чемпионат команду, составленную из футболистов невысокого уровня, то есть, по сути дела, ни на что не претендующую. "Если они готовы умереть за Италию, то почему бы им не сыграть за нее в футбол?" - патетически заявлял тренер итальянцев Витторио Поццо, имевший внешность типичного научного светила. Но факт остается фактом: в матчах финального турнира итальянцы девять раз использовали незаконных игроков!

Как выяснилось в ходе турнира, даже наличие "ориунди", хоть оно и заметно подняло мощь "Скуадры адзурры", отнюдь не подняло ее уровень до класса лучших сборных Европы. Всех своих соперников, начиная с четвертьфинала, итальянцы проходили с величайшим скрипом, всеми правдами и неправдами: при помощи самого бессовестного судейства, какое только могло быть, зверских приемов своего костолома Монти. Плюс ко всему на их стороне было поистине дьявольское везение - чего стоит финальный матч, в котором чехи вели в счете до самого конца основного времени и при этом трижды попали в перекладину!

Но и это еще не все. Итальянцы использовали запрещенные методы при преодолении даже такого скромного соперника, как Греция, с которой их свел жребий в отборочном раунде. (Это, кстати, был единственный чемпионат, когда даже хозяева не были освобождены от отборочных игр, что могло теоретически привести к нонсенсу: турнир без представителя страны-организатора. Подобный регламент был продиктован идеальным для олимпийской системы числом стран, подавших заявки на участие, - 32.)

Предполагалось, что соперники должны провести два матча - дома и в гостях. Первый, дома, итальянцы выиграли с крупным счетом 4:0. Ответный не состоялся. Во всех справочниках стоит фраза: "отказ Греции". Чем был вызван этот отказ? В прессе того времени это было объяснено скупо и невнятно: вроде бы греки, осознав невозможность отыграть четыре мяча у соперника, превосходящего их в классе, сами предложили матч не проводить. И так бы, наверное, тайна канула в Лету, если бы не поразительное долголетие игроков той сборной Греции. В то время как никого из итальянских участников баталий 1934 года давно уже нет в живых, у греков пребывают в здравии и даже в трезвом рассудке едва ли не полсостава. Леонидас Андрианопулос, Ахилеас Грамматикопулос, Аристидес Хризафопулос и Андониос Миякис (всем им за 90) рассказали представителям Международной федерации истории и статистики футбола весьма неожиданные вещи.

ДОМ В АФИНАХ В КАЧЕСТВЕ ВЗЯТКИ

Оказалось, что это была взятка, но взятка необычная! Если греки в незапамятные времена "покупали" троянцев за коня, то итальянцы купили их самих за... дом. Двухэтажный, уютный, расположенный в центре Афин. Разве могла греческая федерация, ютившаяся в жалкой лачуге, отказаться от такого шикарного подарка - тем более что взамен нужно было всего лишь отказаться от ничего не значившей игры! Кстати, в этом доме федерация базировалась почти полвека - пока не переехала в 1980 году в более просторное помещение. А "исторический" дом номер 1 по улице Филис, что прилегает к площади Омония, теперь принадлежит Греческой ассоциации тренеров.

"Федерация поставила нас перед фактом: ответной игры не будет, а нам, игрокам, пришлось на это согласиться", - сказал Хризафопулос. Андрианопулрс привел точную сумму, которую итальянцы заплатили за здание, - 700 000 драхм (в пересчете на нынешние деньги это эквивалентно примерно 4 миллионам долларов). А Грамматикопулос даже признался, что именно ему как капитану команды была доверена ответственная миссия - после окончания первой встречи в Милане итальянцы вручили ему чек на 400 000 драхм, который он должен был отвезти в Афины и передать людям из федерации.

Основная причина того, что итальянцы пошли на дачу взятки, заключалась, конечно, не в их опасении за исход поединка в Афинах. Просто им хотелось избежать утомительного морского путешествия и сосредоточиться на подготовке к финальной стадии (а до нее оставалось совсем немного - всего месяц).

Когда в результате проведенного МФИСФ исследования выяснилось, каким именно образом Италия пришла к своей победе, она поставила перед ФИФА вопрос о снятии с нее звания чемпиона мира 1934 года и передаче его Чехословакии. Но этот вопрос высшим футбольным органом даже не разбирался, да и вряд ли мог разбираться: это все равно что требовать, скажем, переименования материка Америка в Колумбию.

Если отвлечься от густой политической окраски чемпионата, то нельзя не признать, что проведен он был на высочайшем для того времени уровне. Уже конкурс на лучшую эмблему был организован с размахом: в нем приняли участие 158 художников. Удивительно, но факт: некто Мартин Грос, пытавшийся "влиться в струю" и изобразивший на плакате итальянского футболиста со вскинутой в фашистском приветствии рукой получил только второй приз. А первый достался Луиджи Мартинати, в чьем сюжете не было ничего фашистского - просто угол ворот с сеткой и светящимся мячом!

На организацию чемпионата были потрачены огромные средства, причем строительство и реконструкция стадионов (а Италия отличалась таким подбором стадионов, какой можно было отыскать еще разве что в Англии: здесь уже функционировали миланский "Сан-Сиро" и генуэзский "Марасси" - в придачу к новеньким аренам во Флоренции, Риме и Турине) составили относительно небольшую часть бюджета. Гораздо большие деньги ушли на пропаганду (в частности, киносъемку, радиотрансляции, выпуск почтовых марок и так далее) и на организацию бесперебойной работы транспорта. Одним из самых ярых тифози был сам дуче, который ради футбола снимал свой военный китель и показывался на стадионах в обычной фанатской футболке.

ЧЕМПИОНАТ БЕЗ УРУГВАЯ

Как уже было сказано выше, для участия в чемпионате заявились 32 сборные. Но затем это число сократилось до 29 - вследствие отказов Чили, Перу и Турции. Вновь, как и четыре года назад, удалось собрать далеко не все лучшие футбольные силы планеты. Особенно чувствительной была потеря действующего чемпиона мира - Уругвая, а также четырех британских сборных, чьи федерации по-прежнему конфликтовали в США. Да и Аргентина с Бразилией прислали второсортные команды: первая - в знак протеста против массовой натурализации ее лучших игроков итальянцами, вторая - из-за внутренних распрей между профессиональной и любительской лигами. В результате чемпионат получился, по сути дела, "европейским": те четыре команды, которые представляли другие континенты, явно не могли претендовать на медали. Кроме Аргентины и Бразилии, прошедших в финальную часть без отбора, это были США, которые одолели Мексику в отборочном матче уже в Италии, всего за три дня(!) до старта финального турнира, а также Египет, разгромивший Палестину.

Если проводить параллели с чемпионатом 1930 года, то там тоже было только четыре сборные не с американского континента. Но там нашлась команда, сумевшая внести европейский колорит, - Югославия, сенсационно обыгравшая Бразилию и вышедшая в полуфинал. Теперь же югославы не смогли пройти даже отбор, уступив Швейцарии и Румынии, и их падение было расценено как главный сюрприз предварительной стадии. Югославы отнюдь не были слабее этих соперников, но такого невезения, какое довелось испытать им в решающей игре с Румынией, наверное, никто никогда не испытывал. Восемь раз после их ударов мяч попадал в перекладину! В результате они проиграли - 1:2 в матче, где их устраивала даже ничья.