29 июля 1997

29 июля 1997 | Футбол

ФУТБОЛ

ФИФА: ТОПОР ВОЙНЫ ВМЕСТО ТРУБКИ МИРА?

И так, свершилось. Менее чем за месяц до избрания нового президента ФИФА взамен уходящему в отставку Жоао Авеланжу кампания обрела персональные черты. В ответ на выраженное публично желание шведа Леннарта Юханссона возглавить Международную федерацию бразилец назвал того, кого он сам хотел бы видеть своим преемником. Это - аргентинец Хулио Грондона. Как запасной вариант предлагается соотечественник и зять Авеланжа Рикардо Тейшейра. Но в любом случае ни в коем разе не планируется передавать бразды правления президенту УЕФА Юханссону, олицетворяющему Европу.

Позиция 80-летнего Авеланжа, который ни в коем случае не хотел бы, чтобы во главе ФИФА вновь стал представитель Старого Света, где, собственно, и зародился футбол, была секретом полишинеля. Теперь же она наконец объявлена открыто. Официально уходящий в отставку в дни чемпионата мира-98 во Франции Авеланж явно не желает расставаться со своим влиянием на мировой футбол, а быть серым кардиналом при южноамериканце значительно проще, чем при европейце.

"Хулио (Грондона, - Прим. "СЭ") - мой большой друг, можно даже сказать, мой брат, - откровенничает Авеланж. - Он - великий лидер, способный и дальше вести ФИФА по тому пути, по которому я вел ее в течение двух десятков лет. Теперь нам предстоит серьезная битва, прежде всего против европейских стран, намеренных вернуть себе верховенство в мировом футболе".

Что касается лидерских качеств Грондоны, здесь Авеланж ничуть не преувеличивает. Аргентинскую федерацию футбола этот деятель возглавил еще в 1979 году и переизбирался на этот пост неоднократно. В стране менялись политические режимы от военной хунты до демократически избранного парламента, а Грондона оставался непотопляемым. Владелец небольшого предприятия на окраине Буэнос-Айреса начал свою футбольную карьеру с того, что стал президентом одного из самых популярных аргентинских клубов - "Индепендьенте". Теперь его власть простирается куда шире: Грондона - вице-президент ФИФА, а с декабря прошлого года еще и руководитель финансовой комиссии Международной федерации. Лоббируя избрание аргентинца на этот пост, Авеланж, видимо, уже тогда вынашивал далеко идущие планы: не секрет, что значительная часть стран, входящих в ФИФА, нуждается в деньгах, и, следовательно, неизбежно поддержит человека, который распоряжается финансами. Правда, сам Грондона предпочитает держаться в тени, амбиций своих никогда не выказывал, а широко известен в футбольном мире стал в силу того, что на чемпионате мира-94 в США именно он объявил о дисквалификации капитана аргентинской сборной Диего Марадоны за употребление запрещенных препаратов, выявленное допинг-тестом.

Зато другой протеже Авеланжа - глава Бразильской конфедерации Рикардо Тейшейра - давно на виду. Футбол страны, национальная сборная которой - самая титулованная в мире, являет собой дурной образец хаоса, скандалов и коррупции. Вот и сейчас здесь обсуждается раскопанная журналистами история, когда один из руководителей судейского корпуса требовал у руководителей клубов деньги за то, чтобы в матчах достигался необходимый результат. Самого Тейшейру в причастности к данному скандалу не подозревают, однако его постоянно критикуют за то, что во вверенном ему хозяйстве царит анархия. И такому человеку доверить Международную федерацию? "Несмотря на все международные успехи, бразильский футбол не служит примером для подражания в административном плане, - пишет один из самых известных в стране обозревателей Роберто Беневидес. - Авеланж должен осознать, что его преемником бразилец быть не может".

В проталкивании наверх кандидатуры Тейшейры есть еще один, весьма щекотливый, нюанс, все-таки он - близкий родственник нынешнего президента ФИФА. Авеланж, таким образом, рискует быть обвиненным в непотизме, однако в странах так называемого третьего мира, кои и составляют большинство членов ФИФА, стремление "порадеть родному человечку" предосудительным не считается.

Что касается Леннарта Юханссона, то его реакции на подхваченный южноамериканцами топор войны придется подождать - швед сейчас находится в отпуске. В какой-то степени от его имени высказался пресс-атташе УЕФА Фриц Альстрем: "Ничего удивительного в этом для нас нет, поскольку мы не исключали чего угодно со стороны нынешнего руководства ФИФА, - сказал он. - Авеланж вправе поддержать своего старого друга. В настоящее время ни одна из противостоящих сторон преимущества не имеет. Но в любом случае ощущается настрой против господина Юханссона, который хотел бы видеть ФИФА единой семьей - такой же, какой в настоящее время является УЕФА. Он никогда не говорил о войне между Европой и остальным миром. Мы вообще не хотели бы считать предстоящую предвыборную кампанию битвой. УЕФА предпочитает вести речь о мирном диалоге и дискуссиях".

Но Юханссону придется смириться с тем, что против него могут использовать и не самые чистые методы борьбы. Достаточно вспомнить не столь давнюю историю, когда его не совсем осторожные высказывания по поводу африканских футбольных чиновников были раздуты в мировых средствах массовой информации. Швед в тоге предстал перед общественностью едва ли не отъявленным расистом. Впрочем, и самого Юханссона не следует представлять таким уж ангелом: он также был замечен в том, что допускал в адрес Авеланжа и его команды не совсем корректные высказывания.

В этой ситуации, как часто бывает в политике, возможно появление промежуточной, компромиссной фигуры. На данную роль, кстати, идеально подходит представитель Черного континента камерунец Исса Хайяту. Но не менее вероятен и еще один исход. По мере приближения выборов нового президента ФИФА напряженность, судя по всему, будет нарастать. И почему бы тогда Авеланжу, искушенному в подковерных схватках бойцу, не сделать беспроигрышный ход: предложить членам ФИФА сохранить статус-кво и позволить бразильцу править Международной федерацией и в XXI веке.

Во всяком случае, уже распространено анонимное (известно лишь, что подписал его один из влиятельных членов ФИФА, не представляющий Европу. - Прим. "СЭ") послание Авеланжу. В нем содержится просьба не оставлять давно принадлежащий ему пост. Мнение "широкой общественности" может быть и учтено.

В.Б.