22:30 17 апреля | Футбол — РПЛ
Газета № 7903, 18.04.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Люди с разных планет»

"Я испытал страдания". Пак и Гайсин дали показания в суде

17 апреля. Москва. Александр Кокорин перед началом заседания Пресненского суда. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
17 апреля. Москва. Александр Кокорин перед началом заседания Пресненского суда. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Очередной день саги об Александре Кокорине и Павле Мамаеве прошел сразу в двух судах – Московском городском и Пресненском районном.

Команда "сидеть"

В среду состоялось сразу два заседания по делу футболистов и их товарищей – утром в Мосгорсуде рассматривали апелляции на содержание обвиняемых под стражей, а потом в Пресненском суде прошли очередные слушания, уже седьмые по счету.

Между участниками процесса и журналистами постепенно крепнет связь, все-таки мы проводим по 12 часов в день вместе друг с другом. Андрей Ромашов (адвокат Александра Кокорина) был рад увидеть знакомое лицо рано утром в Мосгорсуде: "Мы ни на что не рассчитываем, – вздыхал он. – Хотим услышать хотя бы внятные объяснения от прокурора".

Но всех адвокатов ждало только двойное разочарование: суд не изменил меру пресечения (подсудимые останутся в СИЗО до 25 сентября), а прокурор Морозов отделался 37-секундным повторным зачитыванием причин, почему компанию нельзя освобождать (Александр Кокорин, выходивший по спецсвязи из СИЗО, считал на пальцах).

И это несмотря на то, что защита и подсудимые больше часа распинались перед судьей, защищались именем президента страны, и заявляли об угрозе для жизни Александра Кокорина. "Хороших футболистов очень мало, у нас на свете есть порядка 5 миллиардов человек, а звезд футбола можно пересчитать по пальцам. А Кокорин – один из лучших нападающих сейчас. А мы можем выпустить инвалида!" – пугала адвокат Татьяна Стукалова, которую судья то ли специально, то ли по незнанию называла "Струкалова".

"Понятно, что подставить можно каждого, отправить на это дело... Вон, охранник стоит у двери, он тоже может выступить, – не выдержал Кокорин-старший. – Хочу каждому сказать. Можно работу потерять, но главное себя не потерять. Главное, придя вечером домой, понимать, что этот день ты провел достойно. Надеюсь, что прокурор, придя домой, будет доволен. Наверное, он к этому шел по карьерной лестнице".

Очень ярко все это действо описал Вячеслав Барик, адвокат Кирилла Кокорина: "Всего того, чего требует закон, в суде не происходит. Ни одного довода нет. Просто сидеть, команда – сидеть".

17 апреля. Москва. Пес тоже устал от ежедневных 9-часовых заседаний.

Уверенный Пак

Не менее ярко было и в Пресненском суде, хотя, похоже, скучных дней в этом процессе просто быть не может.

Как обычно, вовремя ничего не началось: ожидать пришлось прокурора Светлану Тарасову и одного из адвокатов. Позже выяснилось, что и кое-кого другого. Еще утром Ромашов делился ожиданиями: "Раз нам во вторник показали видео, значит, скоро будут потерпевшие. Все-таки это у нас VIP-персоны".

Заседание началось с того, что прокурор зачитывала показания свидетелей, которые не будут вызваны в суд из-за их незначительного участия в этой истории. Всего 12 человек – полицейские, медицинские эксперты, а также ведущая Первого канала Ольга Ушакова, чья машина пострадала у клуба "Эгоист".

А потом в зал чуть ли не ворвался Денис Пак. Вокруг чиновника Минпромторга было много помощников: Пака сопровождали два адвоката, в том числе давно знакомая нам Наталья Шатихина. Сам потерпевший неожиданно был одет по-простому: джинсы, рубашка, свитер. Так с виду и не скажешь, что совсем недавно этого человека награждал президент страны (орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени). Журналисты оживились, а судья на пару минут удалилась: она понимала, что в ближайшее время никаких перерывов сделать будет нельзя.

Пак держался намного увереннее, чем его предшественник – первый потерпевший Виталий Соловчук, которого адвокаты сумели вывести из себя. Чиновник говорил коротко, отрывисто, по делу. В суде он чувствовал себя как рыба в воде, и скоро стало понятно, почему: у Пака юридическое образование, и все уловки адвокатов он проходил в университете. "Мне было очень больно, – говорил он, когда спросили о побоях. – Я испытывал страдания".

Немного смутило, что Паку постоянно шепотом подсказывала сидящая рядом Шатихина. Вскоре это надоело защите, начались стандартные для этого процесса перекрикивания и ругань на грани оскорблений. Прокурор снова напоминала о сцене с Кокориным и садящейся на него Екатериной Бобковой. "Это ваши эротические фантазии", – не удержались адвокаты. Но Пака раскачать не удалось: он покинул зал так же спокойно, а потом словно волнорез проскочил сквозь десятки телекамер и нырнул в "Мерседес".

Самый тихий человек в суде

Когда Пак взбудоражил прессу перед зданием суда, внутри уже дожидался второй потерпевший – гендиректор ФГУП "НАМИ" Сергей Гайсин. Я бы с таким побоялся конфликтовать даже в алкогольном опьянении. Гайсин – высокий, статный мужчина в костюме и очках. Такие чаще работают в спецслужбах, а не институтах транспорта.

Гайсин уверенно забрал себе приз "самый тихий человек" в зале. Потерпевшего не было слышно, даже сидя в метре от него – и это при абсолютной тишине. Журналисты помогали друг другу, вылавливая по одному-два слова из того, что он сказал.

А говорил он вполне разумные вещи, хотя даже к этому у защитников появилось много, очень много уточняющих вопросов. Расхождения касались мелочей: видел ли Гайсин удар или не видел, почувствовал ли удар или не почувствовал. "Спасибо, что вы не стали бить, – обратился Гайсин к Протасовицкиому. – Иначе бы я в больнице оказался".

Единственная тема, которая разошлась с делом – извинения, которые Гайсин вроде бы принял на очной ставке, но на суде о них забыл. Потерпевший всячески отказывался говорить об этом, а после зачитывания протокола мялся. "Я точно не помню – кто и что говорил". В любом случае, в эту среду перед ним извинились все участники – и Мамаев, и Кирилл Кокорин, и Протасовицкий.

Как-то Вячеслав Барик сказал, что Кокорин и Мамаев просто не совпали графиками с потерпевшими. В этот вечер стало понятно, о чем говорил адвокат: Пак и Гайсин выглядели людьми с другой планеты по сравнению с Кокориными и их друзьями. Рассудительные, спокойные, взрослые мужчины. И, судя по всему, вполне циничные, чтобы забыть побои и оскорбления даже после извинений.

Кокорин – Мамаев: главный онлайн о суде

Результаты опроса

131430 чел.

Справедливо ли решение суда оставить Кокорина и Мамаева в СИЗО до 25 сентября?
48.9%
Да
43.2%
Нет
7.9%
Затрудняюсь ответить
Газета № 7903, 18.04.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ