12:05 15 мая | Футбол — РПЛ
Газета № 7632, 16.05.2018

Массимо Каррера: "У меня не было конфликта с Глушаковым"

Массимо КАРРЕРА и Денис ГЛУШАКОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Массимо КАРРЕРА и Денис ГЛУШАКОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Роман ПИЛИПЧУК (слева) и Массимо КАРРЕРА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Роман ЕРЕМЕНКО. Фото REUTERS Массимо КАРРЕРА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Денис ГЛУШАКОВ и Дмитрий КОМБАРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ" Илья КУТЕПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Массимо КАРРЕРА и Денис ГЛУШАКОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

"Спартак" занял лишь третье место в чемпионате, не сумел выйти в финал Кубка, а в Европе завершил выступление уже по итогам 1/16 финала Лиги Европы. Главный тренер команды Массимо Каррера подвел итоги сезона в интервью группе журналистов, в числе которых был и обозреватель "СЭ".

У "СПАРТАКА" НЕТ ПОБЕДНОГО МЕНТАЛИТЕТА

– Как оцените итоги совета директоров, заседание которого состоялось в понедельник? Какие эмоции?

– Пошел на заседание уже с мыслями о старте нового сезона, так как уже в июле предстоит жеребьевка. Думаю уже о следующем сезоне.

– Как совет директоров оценил вашу работу?

– Это вы прочитаете на сайте клуба. Члены совета директоров вправе меня оценивать.

– В заявлении клуба по итогам СД говорится о том, что именно вы критично оценили свою работу. То есть нет оценки клуба. Почему так?

– Я сказал, что остался недоволен результатами сезона. У нас были возможности побеждать чаще, но не выиграли по своей вине – именно поэтому взял ответственность на себя. Выразил мнение о том, что не работает, что идет не так. И делал это не для того, чтобы создать себе алиби. Просто напрямую сказал президенту свое мнение.

– Что именно идет не так?

– Это мой личный разговор с президентом. Некоторые детали не могу выносить на публику. Но еще раз повторю, что я остался недоволен тем, как завершился сезон. Также сказал, что сделал ошибки, это мой личный опыт, я многое понял. И готов начать следующий сезон еще более заряженным на победу, чем сейчас.

Правильно ли говорить о том, что на СД вы стали самым строгим своим критиком? Никто другой вас не критиковал?

– Нет, естественно, и президент выразил свои мысли на эту тему. Я не просто Каррера, я работаю на "Спартак".

– Считаете претензии, которые вам высказали, справедливыми?

– Да, конечно. В прошлом году никто не ожидал, что мы победим в чемпионате. И возможно, сейчас кто-то ждал еще чего-то большего. Наш приоритет был в том, чтобы выступить лучше, чем в прошлом сезоне. К сожалению, у нас не получилось, но это футбол.

– Как отразится итоговое третье место на команде – ведь нужно что-то менять?

– Надо подождать, у нас есть возможность выйти в Лигу чемпионов.

– Вы говорите о том, что причины произошедшего спада – внутреннее дело команды, и это нельзя выносить на публику.

– Подчеркну, что "Спартак" не является командой, которая привыкла побеждать. То есть нет победного менталитета. Возможно, в начале сезона команда довольствовалась тем, что ранее выиграла чемпионат и Суперкубок, и подумала, что все будет даваться легко.

– Получается, в прошлом году каждый в "Спартаке" прыгнул выше головы. А сейчас не хватило ни сил, ни эмоций, чтобы сделать то же самое?

– Безусловно, в прошлом году мы совершили нечто экстраординарное. Никто не предполагал, что "Спартак" сможет выиграть чемпионат, тем более – после вылета от АЕКа. В том году мы сделали что-то, что выше наших возможностей.

– Может быть, это синдром достигнутой цели?

– Если нет победного менталитета, если не привык всегда желать большего и лучшего, то это может сыграть злую шутку.

– Видели это по своей команде, и стало ли ей сложнее управлять?

– Да, не было спортивной злости – в каких-то матчах, особенно когда приближались к цели. Не было той злости, – Массимо бьет кулаком в ладонь, – когда говоришь себе: "Хочу сегодня победить – и побеждаю!" Это и создает разницу между командами – например, "Ювентусом" и какой-то другой.

– Стали ли футболисты другими, добавилось ли звездности?

– Нет, коммуникации остались такими же. Но я начал злиться после первого же тура, после матча с "Динамо" – и все это длилось, пока не началась длинная беспроигрышная серия (18 матчей – Прим. "СЭ"). Когда футболисты поняли, что даже после чемпионства и Суперкубка, если не выкладываешься на 100 процентов, то ничего не получится.

– Но какие основания были для того, чтобы ставить задачу победить и в чемпионате, и в Кубке? Что у "Спартака" есть такого, чтобы взять все три трофея?

– Цель всегда – победа. Естественно, выиграть Лигу чемпионов невозможно. Цели в России для "Спартака" – взять титул в чемпионате и выиграть Кубок.

– Но "Спартак" 16 лет не брал титулов и у него нет этой спортивной злости, менталитета победителей. Что, кроме статуса клуба, давало основания на претензии выигрыша всех трех трофеев?

– Потому что так должно быть, нужны цели. Возможно, мы победили слишком рано, и команда не была готова к таким победам. Потом для игрока, который не привык к такому давлению, становится все сложнее и сложнее. Одно дело – играть по принципу "будь что будет" и другое – иметь статус фаворита, когда нужно побеждать во что бы то ни стало. В прошлом году во многих матчах мы побеждали на последних минутах – может быть, где-то ошибались, плохо играли. Но главное – побеждали, и об игре все забывали. Но когда ты не готов побеждать во что бы то ни стало, теряется связь с реальностью – человек начинает думать “вот я победил, и надо будет приложить чуть-чуть усилий, чтобы снова это сделать". Но на самом деле это не так. В футболе никто ничего не дарит.

– Болельщики говорят об игроках – что глаза не горели, на поле не умирали. И в основном это касается Глушакова и Комбарова. Согласны с этим? И это как-то связано с тем, что Глушаков не играл в последних матчах?

– Нельзя говорить только о ком-то одном. Не играет один только Глушаков или Комбаров, играет вся команда. Вся команда начала чемпионат не с той ноги, думая, что будет легко.

– Но в конце сезона именно Комбаров и Глушаков перестали попадать в состав. И все поняли этот посыл…

(перебивая) – Глушаков не играл, потому что у него проблемы с коленом. Комбаров – потому что я делал другой выбор. Так же, как не играли часто и Фернанду, и Ханни, и Зе Луиш. Я должен делать выбор во благо "Спартака". У меня нет игроков-друзей или тех, кого я недолюбливаю. Выставляю состав, который считаю подходящим. Естественно, я не ясновидящий и не могу предсказать, что может произойти по ходу матча.

– Согласны с мнением многих болельщиков, что опытные игроки вроде Глушакова и Комбарова должны покинуть "Спартак", чтобы команда стала играть лучше?

– Нет, игроков индивидуально не обсуждаю. Если "Спартак" провалился, то это вся команда. И прежде всего, я, а не какой-то один игрок. Мы все вместе побеждаем и все вместе проигрываем.

Массимо КАРРЕРА и Денис ГЛУШАКОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Массимо КАРРЕРА и Денис ГЛУШАКОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

У МЕНЯ НЕ БЫЛО КОНФЛИКТА С ГЛУШАКОВЫМ

– У вас был конфликт с Глушаковым?

– Нет. С моей стороны нет. Я вынужден делать определенный выбор.

– А с его стороны чувствовали недовольство по ходу сезона?

– Я ощущаю недовольство футболистов, которые не играют. Это может быть одной из проблем – тот, кто не играет, возможно, не ощущает себя частью команды. В прошлом сезоне все было наоборот – футболисты думали о нас, о команде. И те, кто играл, и те, кто не выходил на поле, были единым целым. И не было никакой зависти. А в этом году тот, кто играл, были доволен. Тот же, кто не играл, проявлял недовольство, думая о себе. Судья всему этому – поле. Есть позитивные футболисты, которые нормально воспринимают ситуацию, когда не играют или играют мало. И наоборот, есть те, кто настроен в этом случае на негатив – я не говорю о ком-то конкретно. Речь о том, как это работает – такие футболисты потом могут влиять на коллектив.

– Таких не должно быть в команде?

– Да, но они есть в любом команде. Нелегко сложить коллектив из 23-24 игроков, которые будут на одной волне.

– Сколько негативных игроков в "Спартаке"?

– Не могу сказать, что кто-то негативный. Повторю то, что сказал – это не команда с победным менталитетом. Она не знает, что такое побеждать. Это и есть самый главный нюанс – не понимать, насколько приятно побеждать. Всегда говорю: если моя команда проигрывает, то соперник должен быть лучше нее. "Локомотив" заслуженно победил в чемпионате. "Тосно" взял Кубок России – но этот турнир проиграли мы. Как проиграли мы и чемпионат, потому что сделали меньше того, что могли. В сезоне было много матчей, когда мы вели в счете, но не победили.

– Таких матчей было 10. Как вы пытались влиять на ситуацию? Вы кричали, штрафовали – как мотивировали команду?

– Всегда стараюсь мотивировать команду. Допустим, в перерыве.

– Что сказали игрокам в перерыве матча с "Динамо"?

– Сказал в лицо, что вышли расслабленными. Что соперник был более голоден до победы, зол – каждый стык выигрывали динамовцы. У них было больше желания победить, разница именно в этом. В "Спартаке" больше качественных футболистов, чем в "Динамо". Но если качество не поддерживается объемом работы, оно нивелируется. Побеждает тот, у кого больше эмоций, злости.

– Тогда непонятно, что вы говорили перед двумя важнейшими матчами – с "Тосно" в полуфинале Кубка и с "Динамо" в 30-м туре. Что вы сказали? Почему это не дошло до футболистов? Пока главный ваш посыл – виноваты футболисты.

– Нет-нет. Не виноваты футболисты. Может быть, моя вина в том, что не могу передать эмоции – то, что у меня внутри. Я не виню игроков.

– Что вы говорили перед этими матчами – что не дошло до футболистов?

– Это обсуждалось не только перед играми, но и на неделе – что матч с "Динамо" важный, за Лигу чемпионов. То же говорилось перед "Тосно" – что это шанс на трофей. Я не могу всех взять за горло и прижать к стене. Могу разозлить в перерыве, если вижу, что человек не выкладывается.

– Разозлились в перерыве матча с "Динамо"?

– Да.

– В чем это выразилось?

– Можно спокойно говорить злые вещи. Не надо кричать или бить бутылки. Можно взять тарелку и бросить ее в стену. Это неподготовленная реакция, все происходит по ходу матча, а не то, что заранее сижу и думаю, что скажу в перерыве.

– У вас было мысли о том, что в какой-то момент не управляете командой?

– Нет. Может быть, это проблема ее менталитета – нет амбиций быть первыми, хотеть побеждать. Как на индивидуальном уровне, так и на командном.

– У вас есть эти амбиции?

– Конечно, есть. Единственное, чего не могу – сам выйти на поле. Но стараюсь передать амбиции команде, сделать все по-максимуму, чтобы дать результат. Я не довольствуюсь вторым местом или полуфиналом. Играю ради победы.

Роман ПИЛИПЧУК (слева) и Массимо КАРРЕРА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Роман ПИЛИПЧУК (слева) и Массимо КАРРЕРА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПРИ ВСТРЕЧЕ ПОЖМУ РУКУ ПИЛИПЧУКУ

– В этом сезоне вам не удалось сохранить тренерский штаб. Был эпизод, когда после матча с "Севильей" Мальфатти пытался обнять Пилипчука, а тот отвернулся, ругался матом. И было понятно, что нет единства.

– Не знал об этом.

– Не замечали, что в штабе нет единства?

– Нет. Потому что на моих глазах единство было. Я же не ложусь спать с тренерским штабом, я еду к себе домой. Но смотрю на своих помощников, когда работаю на поле.

– Довольно странно, когда второй тренер, Пилипчук, уходит, не благодаря первого. Это конфликт?

– Этот вопрос надо задать ему, а не мне.

– Но вы его начальник.

– Наверное, у него были на то свои причины. Я всегда корректно вел себя. Пусть он скажет, почему не поблагодарил и не попрощался.

– Вы пожмете руку Пилипчуку при встрече?

– Да. Конечно, почему нет? Не держу злости ни на кого. Каждый делает свой выбор, это его право.

– Не считаете, что Пилипчук поступил подло, сделав это заявление за два тура до конца чемпионата?

– Это было более подло по отношению к руководству, к команде.

– Тренерский штаб изменится?

– Сегодня обсудили вопрос с руководством и потихоньку будем работать над изменениями.

– Правда ли, что Мальфатти и Д`Урбано в подвешенном состоянии?

– Проблема в том, что вы знаете все до меня – исходя из слухов. И еще в том, что верите этим глупым слухам. Кто это все доносит, не могу понять?

– Но почему, когда Пилипчук уходил, вы об этом не знали.

– Да, не знал.

– Но вы же руководитель, должны это знать.

– Но я не могу ему сказать оставаться, если он сам решил уйти, если он не хочет работать в "Спартаке".

– Вы не чувствовали, что рядом человек, который обижен?

– Да, конечно, я понимал это. Да, я во многом ошибся по ходу сезона.

– Вас кто-то в этом сезоне предал?

– Да.

– Ничего себе. Это очень громкое заявление.

– И на этом все, точка.

– Не считаете, что вы кого-то предали?

– В каком смысле? Нет, не считаю. Единственное, если так можно сказать – кого я предал, так это тех игроков, которые не выходили на поле. А тренерский штаб – это люди, которых я выбрал. Был бы глупцом, выбирая человека и работая с ним, потом его предавая.

– Можно ли сказать, что если в прошлом году вы только получили команду, то в этом выстраивали фундамент под себя?

– Да, мы стараемся создать программу для роста. В прошлом году я нашел то, что уже было сформировано. У меня не было времени на создание своего штаба. Обычно сначала набирают штаб, а потом идут тренировать команду. У меня получилось все наоборот. В этом году постарался усилить штаб людьми, которым я доверяю. Не теми, кого привел, чтобы они отняли место у других, а теми, которые могли помочь усилить команду. Ведь нам предстояло выступать в трех турнирах. И потому считаю, что никого не предавал. Пригласив Мальфатти и Д`Урбано, я же не выгнал Пилипчука. Пригласил обоих, чтобы мы стали сильнее. Но, возможно, кому-то это не понравилось, потому что уже с июля, что бы ни происходило, все показывали пальцем на Мальфатти и Д`Урбано.

– Если с кем-то из них не будет продлен контракт, как будете реагировать?

– Я решаю, кто будет в штабе. Если им не предложат контракты, это значит, что такое решение принято мной. Хочу, чтобы помощники говорили мне: "Погоди, Массимо, ты ошибаешься. Сделай так, будет лучше". Но делать выводы и принимать решение все равно мне. Но когда все закончилось и решение принято, помощник должен думать так же, как и я – вне зависимости от того, что он думает о решении. Мы должны быть единомышленниками, тогда это можно будет назвать штабом. Но не хочу видеть в штабе людей, которые мне просто поддакивают. Хочу, чтобы помощники заставляли меня сомневаться. Но когда выбор сделан, все должны это принять, иначе невозможно работать.

– Тренер Рауль Рианчо – тот человек, который нужен вашему штабу?

– Не знаю. Но с его работой я знаком.

– Он дождется предложения "Спартака"?

– Я еще ничего не решил.

– Нужен ли вам тренер-россиянин в штабе, и правда ли, что им может стать Игорь Шалимов, который, вероятно, окажется в структуре "Спартака"?

– Не знаю о таком.

Илья КУТЕПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Илья КУТЕПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

МНОГО ПРОПУСКАЕМ ИЗ-ЗА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ОШИБОК

– "Спартак" в этом году много пропустил. Вряд ли дело в мотивации. Почему так?

– Начнем с того, что мы пропустили 12 голов в трех матчах – пять с “Зенитом", четыре с "Локомотивом" и три с "Ахматом". Предпочитаю такой вариант, чем нам бы забивали в каждой встрече стабильно по два гола.

– Но все равно 32 пропущенных – это много.

– Это никак не связано с тактикой, это индивидуальные ошибки.

– Логика вопроса в том, что вы пришли в "Спартак" как специалист по игре в обороне. И когда команда много пропускает, вопросы появляются именно к вам.

– Ну, я тоже задаюсь вопросом.

– Знаете ответ?

– Мы тренируемся, отрабатываем взаимодействия. Однако на поле выходят футболисты. И если игрок принимает мяч на грудь, а потом он оказывается у соперника, тот наносит удар и забивает, то… Или если защитник не контролирует своего игрока на угловом, если смотрит в другую сторону… Конечно, мы многое отрабатываем на тренировках, но все же надо учитывать и качество футболистов. Организовать, оттачивать можно все. Но качество игрока все равно всплывет.

– Но у "Спартака" один из самых качественных составов в лиге.

– Да, но футболисты ошибаются. Может быть, в прошлом году это было менее заметно – соперник не забивал, а попадал в штангу. А в этом году – забивает.

– Вам приходилось штрафовать игроков в этом сезоне за ненадлежащее отношение к делу?
– Нет. Были некоторые ситуации, когда хотел, но этого нельзя было сделать.

– Что помешало?

– Это должно идти от руководства.

– Но если бы вы сказали руководству, вам бы дали добро.

– Но я предпочел не делать этого, а пообщаться с игроком. Считаю, что штраф ни к чему не приведет. Хочу, чтобы футболист понимал, где он ошибается.

– За что вы хотели оштрафовать игрока?

– За поведение. За то, как тренируется. За неуважение к товарищу.

– Можете привести пример?

– Например, если ужин в восемь, кто-то придет в 19.45, кто-то в 20.10. Если ужин в восемь, то именно в восемь. Если собрание в час, то именно в час. Есть нюансы и в поведении на поле. Сам играл в футбол и имею опыт, чтобы понять игрока, который тренируется плохо и без желания. И понимаю причины, почему так происходит.

– Вас штрафовали в бытность футболистом?

– Нет.

Роман ЕРЕМЕНКО. Фото REUTERS
Роман ЕРЕМЕНКО. Фото REUTERS

ЕРЕМЕНКО СИЛЬНЫЙ ИГРОК, ИМЕТЬ ТАКОГО ВСЕГДА ХОРОШО

– Правда ли, что вы отвечали за селекцию клуба летом и зимой?

– Нет. Когда у тренера есть карт-бланш, это означает – покупай тех, кого хочешь.

– Вы участвовали в поиске тех, кого взяли?

– Естественно. Ищу игроков, чтобы улучшить "Спартак". Но есть и те, кто стоит очень дорого. Если ты хочешь купить игрока хорошего уровня, нужны как минимум 25-30 миллионов. Поэтому мы стараемся искать футболистов, которых можно взять в аренду.

– Как Пашалич и Максимович.

– Да, и это нелегко.

– Как считаете, оба оправдали надежды?

– Конечно, всегда есть куда расти. Если бы у меня было 200 миллионов, я бы тратил на игроков за эти деньги. Когда нет возможности тратить подобные деньги, приходиться выходить из положения, как получится. Всегда стараюсь дать направление, но я не достаю деньги из кармана. Это делает президент, который может сказать, что игрок стоит дорого.

– Но ведь Леонид Федун наверняка не обещал, что у вас будет 200 миллионов. У вашего коллеги из ЦСКА, Виктора Гончаренко, нет и миллиона евро на трансферы за последние несколько лет. И он выходит из ситуации.

– Да, но у него исторически сформирована команда, есть костяк, который держит ее. И этот костяк дает новичкам и молодым страсть и любовь к клубу. Очень важно иметь 6-7 игроков, которые могут показать новичкам нужный путь.

– Почему это не получается делать у Глушакова, Комбарова и русского костяка "Спартака"?

– Не знаю.

– Но в прошлом году получалось.

– Да, получалось – и всем вместе. Когда есть единство, все получается. Когда каждый думает о себе, все намного сложнее. И чаще всего в таком случае ты не побеждаешь.

– Сейчас у "Спартака" 200 миллионов не появилось. Значит ли это, что опять будете покупать/арендовывать списанных звезд?

– Оцениваем ситуацию и думаем, как вести себя на рынке.

– Роман Еременко вам интересен? Вы бы хотели видеть его в команде?

– Никогда не видел его в деле, не знаком с ним как с футболистом. Но наслышан, что это сильный игрок. А иметь такого всегда хорошо.

– Его агент – Марко Трабукки, с которым вы в хороших отношениях. Ваше желание позволит совершить сделку.

– Понятно, что я могу пообщаться на эту тему с Трабукки. Но это не значит, что Еременко придет в "Спартак", потому что я знаком с Трабукки.

– Есть такое выражение – по блату. Так Роман Еременко может попасть в "Спартак"?

– Нет, нет. Такой ситуации нет. У Марко 200 игроков, они все перейдут в "Спартак"?

– Вы будете просить руководство о сделке по Ташаеву?

– Мы еще ничего не обсуждали. В понедельник на совете директоров говорили о совершенно других вещах.

– Вас раздражает лимит на легионеров?

– С ним сложновато жить.

– Он призывает к созданию в команде русского костяка.

– Да. Естественно, в команде должны быть игроки с русским паспортом – как опытные, так и молодые.

– Но как найти этот костяк – искать в других командах или пытаться говорить с Глушаковым и остальными россиянами, чтобы вернуть их мотивацию и единство?

– Надо пообщаться с каждым, не только с капитаном. Надо понимать и остальных. Капитан может объединять команду, но этого должны хотеть и остальные игроки.

– Возвращаясь к деньгам – в ЦСКА у тренера нет денег, он тренирует тех, кто есть, то есть из своей школы. Есть ли в "Спартаке" такие футболисты?

– Возможно, у ЦСКА есть интересная молодежь. У нас она то же есть. Но молодые пока не готовы. А их надо выставлять на поле, когда они готовы. Их нельзя просто взять и кинуть в игру. Если молодой сделает ошибку, то таким образом вы можете его просто убить!

– Может быть, работа в академии клуба выстроена так, что эти молодые и не могут появиться?

– Я общаюсь с тренерами “Спартака-2", интересуюсь, кто психологически готов к основе. Например, на матч с "Ростовом" хотел поставить Мамина. Поговорил с тренером "Спартака-2", и он мне сказал, что это лучший защитник команды, но непонятно, выдержит ли давление. Ставя его в основу, можно ему навредить.

Массимо КАРРЕРА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Массимо КАРРЕРА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

НУЖНЫ ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ НОВИЧКОВ

– Сколько в новом сезоне "Спартаку" нужно новых игроков?

– Думаю, четыре-пять.

– Сколько футболистов уйдут?

– Четыре-пять. Конечно, было бы интересно сделать определенный микст с игроками "Спартака-2", чтобы иметь футболистов с русским паспортом. Я слежу за молодыми. Но в этом сезоне, может быть, меньше из-за большого числа матчей.

– Промес после игры с "Динамо" как будто прощался с болельщиками. Можете принять мысль о том, что он уйдет?

– Если он уйдет, будем искать похожего игрока.

– Можно ли найти такого за небольшие деньги?

– Надо суметь это сделать.

– До того, как не появится ясности с тем, попадет ли "Спартак" в Лигу чемпионов, трансферов не будет?

– Нет, это не так.

– Но сегодняшнее заявление по итогам совета директоров наводит на такое: "Хотите денег на трансферы – идите и добудьте их на поле, выйдя в Лигу чемпионов".

– Интерпретация не совсем правильная.

– То есть деньги есть?

– Что-то есть. Но чтобы сделать больше, мы должны выйти в Лигу чемпионов.

– Вы будете стараться найти и подписать игрока до чемпионата мира?

– Да, лучше сделать так, чтобы не попасть на выросшие в несколько раз цены.

– Сергей Родионов – генеральный директор, и он же спортивный. Не считаете, что пора придать официальный статус Марко Трабукки?

– Нет, это вопрос руководства.

– Травму получил Селихов. Планируете искать вратаря в летнее трансферное окно?

– Нет.

– Правда ли, что главная цель на лето – центральный защитник и опорный полузащитник, имеющие российские паспорт?

– Да.

Денис ГЛУШАКОВ и Дмитрий КОМБАРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Денис ГЛУШАКОВ и Дмитрий КОМБАРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ КРИТИКА БОЛЕЛЬЩИКОВ НАПРАВЛЕНА НА ГЛУШАКОВА И КОМБАРОВА

– Хотите, чтобы Глушаков, Комбаров и Ребров остались в "Спартаке"?

– Почему нет? Почему я должен их выгнать?

– В данный момент, как вы сказали, они не могут создать костяк.

– Но в этом могут быть виноваты как они, так и другие.

– Ваше мнение – виноваты ли все и верите ли в то, что ситуацию можно исправить?

– Виноваты все. Я готов с ними работать.

– Не считаете, что ситуация неопределенности с опытными Глушаковым и Комбаровым связана с многолетними контрактами, которые они подписали и которые слишком защищают их интересы?

– Но я тоже играл с длительным контрактом и никогда не чувствовал себя защищенным. Контракты рвутся.

– Но когда у опытного футболиста однолетний контракт, он более мотивирован?

– Но даже когда у тебя контракт на три или больше лет, можно многое потерять. Можно отправить человека в аренду.

– Критика болельщиков направлена в основном на Комбарова и Глушакова. Есть ли в этом логика?

– Не понимаю, почему именно на них.

– Вас устраивает, как они работают на тренировках?

– Да.

– Можете сказать это болельщикам, у которых есть претензия – Глушаков и Комбаров после выигрыша титула перестали тренироваться и подставляют Массимо.

– Было всего несколько раз, когда я прогнал команду с поля в раздевалку, потому что был недоволен самоотдачей. Но это относилось ко всем, а не к Комбарову и Глушакову – и это было и в прошлом сезоне, не только в этом.

– На кого в составе "Спартака" все должны равняться?

– Зобнин. У него есть желание достигать цели. И даже если я заставляю его играть на разных позициях, он всегда к этому готов. У него есть все возможности, чтобы стать топ-футболистом.

– При этом его позиция – в центре поля.

– Да.

Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ БУДУ ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ

- Вы понимаете феномен уникальной любви к вам – баннеры, перформанс? Чувствуете культ личности?

– Мне очень приятно получать любовь болельщиков. Моя цель – не победы Карреры, а победы "Спартака".

– К вам относятся, как к волшебнику, который пришел и помог кривоногим, 16 лет не способным выиграть чемпионат.

– Будь я волшебником, победил бы и в этом году.

– С кем из руководителей клуба вы общаетесь чаше всего?

– С президентом Леонидом Федуном и с вице-президентом Наилем Измайловым.

– Вы учите русский язык?

– В следующем году буду говорить по-русски.

– Берете уроки, у вас есть репетитор?

– Ходил к репетитору, но спустя два года работы в России запомнил некоторые слова. В предложении из 10 слов я понимаю уже пять и, связывая, понимаю смысл.

– Представим, что "Спартак" не вышел в группу Лиги чемпионов. Что тогда?

– Спросите президента.

– Можно ли сказать, что следующий сезон – определяющий для вас в плане ответа на вопрос о том, какой вы тренер?

– Да, конечно.

– У вас нет опасений?

– Нет, никаких. Знаю, какие ошибки совершил и постараюсь не повторить их. Это опыт. Очень многому учат поражения.

– В Италии следят за вами. Поступали предложения оттуда за последний год?

– Нет.

– Кого считаете лучшим тренером сезона?

– Семин, безусловно. Он выиграл чемпионат.

Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Массимо КАРРЕРА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

ОБРАЩАЮ ВНИМАНИЕ НА ЗЛЫЕ СТАТЬИ

– "Спартак" провел лучшие матчи ближе к декабрю. Казалось, что команду никто не остановит. Но были и периоды, когда "Спартак" проваливался. Это неудачный период и совпадение, или вам не хватило опыта в том, как играть по новому графику?

– Думаю, мы хорошо справились с графиком – если ты играешь в трех турнирах, надо много работать до их начала. Может быть, в начале сезона и не было всплеска, но затем проделанная работа позволила поддерживать определенный темп в декабре.

– Если бы чемпионат не брал паузу на зиму, "Спартак" бы стал чемпионом?

– Не знаю. Никогда нельзя так говорить – нереально определить.

– Почему "Спартак" был так крут в декабре, в конце первой части чемпионата?

– Потому что игроки были психологически и физически готовы хорошо. Учитывая, что мы много потеряли на старте, надо было нагонять.

– Вы очень критично относитесь к себе и, похоже, чуть наговариваете. Роберто Манчини говорит, что не совершал ошибок.
– Всегда говорю – прежде чем требовать чего-то от других, надо требовать это от себя. Потому и стараюсь найти решение проблемы, а не создавать ее.

– Когда вы только пришли в "Спартак", говорили о том, что вообще не обращаете внимание на то, что пишет пресса. Сейчас что-то изменилось?

– Обращаю внимание на злые статьи. Мне неважно, когда пишут, что Каррера молодец. Уделяю внимание материалам, где пишут со злостью или раздувают тему.

– В начале сезона писали – "Спартак" стал чемпионом, все хорошо. Но когда вводишь новых тренеров, которые говорят на одном языке, игроков, которые, пока не знаешь, усилят ли состав – в команде могут возникнуть проблемы. Так все и получилось, проблемы возникли.

– Потому что вы их создали.

– Вы так считаете?

– Да.
– Это шутка?

– Обсуждали подобные темы, долбили-долбили-долбили в них. И не 13 мая, а с 9 июня, когда мы уехали на сборы.

– Был командный ужин по итогам сезона?

– Да.

– Все живы?

– Там не было праздничной атмосферы. Просто провели вместе время, и все, ничего такого.

 

Газета № 7632, 16.05.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...