Экс-форвард «Динамо» и «Зенита» — о смене гражданства, своих трансферах и переходе в «Спартак»

25 января 2020, 14:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Рамиль Шейдаев: «Симутенков отдал мне свою золотую медаль»»

№ 8126, от 31.01.2020

Рамиль Шейдаев. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Рамиль Шейдаев. Фото Виктория Ламзина, ФК «Зенит» Илья Кутепов и Рамиль Шейдаев. Фото Дарья Исаева, «СЭ» Рамиль Шейдаев. Фото Кристина Коровникова
Интервью «СЭ» дал нападающий сборной Азербайджана, чемпион Европы в составе юношеской сборной России Рамиль Шейдаев.

Когда-то его будущее казалось безоблачным. Владислав Радимов, работавший с ним в «Зените-2», назвал Шейдаева самым талантливым воспитанником клуба последних лет. А Дмитрий Хомуха, с которым он выиграл чемпионат Европы (U17), видел в Рамиле основного форварда сборной России на ЧМ-2018. Но...

Сначала Шейдаев ушел из «Зенита», потом сменил гражданство, стал играть за сборную Азербайджана. География расширялась — «Трабзонспор», «Жилина», «Карабах», «Крылья». Летом 2019-го Шейдаев подписал контракт с московским «Динамо», но и там не задержался.

«Динамо»

— Вы сейчас где?

— Дома, в Питере.

— Как поддерживаете форму?

— Себя не запускаю, работаю с тренером по физподготовке. Надеюсь, в ближайшие дни с новым клубом наступить ясность, тогда сразу рвану на сборы.

— Какие варианты?

— С тех пор, как ушел из «Динамо», получил несколько предложений из РПЛ. Зовут и за границу.

— К чему склоняетесь?

— Думаю. Пока время есть.

— Если Соболев покинет «Крылья», возвращение в Самару реально?

— Без комментариев.

— Когда поняли, что с «Динамо» придется расстаться?

— Если в первых турах играл регулярно, то с середины августа лишь дважды вышел на замену. С приходом нового тренера ничего не изменилось. Ну и смысл еще полгода на лавке сидеть? Проще расторгнуть контракт по обоюдному согласию. Этот вариант устроил всех.

— Роман Орещук на старте сезона сокрушался: «Шейдаев на поле пытается объять необъятное...»

— В чем-то он прав. Когда очень хочешь забить, а мяч не идет в ворота, начинаешь суетиться, бегать туда-сюда, выполнять лишнюю работу. Вместо того, чтобы играть на своих сильных качествах.

— После такого сезона в себе сомневаться не начали?

— Ни в коем случае. Нужно отпустить ситуацию и двигаться дальше. У любого форварда бывают периоды, когда долго не можешь забить.

— Для многих загадка, за счет чего при Новикове «Динамо» резко преобразилось. А вы как думаете?

— Мне кажется, стечение обстоятельств. Отыграли один матч удачно, второй — и пошло, пошло... Совсем другие эмоции!

— Значит, и при Хохлове рано или поздно могло прорвать?

— Не исключено. Смотрелись-то неплохо, даже в проигранных матчах. Каждый раз самой малости не хватало. Отсутствие результата давило психологически. Да и не везло. Возьмем домашнее поражение от «Рубина». Почти полтора тайма после удаления Башкирова играли в большинстве, давили-давили, а на 93-й минуте прозевали контратаку.

— Кто из могучего динамовского легиона особенно впечатлил?

— Филипп. Уверен, «Динамо» он поможет. Игрок классный.

— Стоит 20 миллионов?

— Думаю, да. Впрочем, мне-то без разницы, сколько за него заплатили. Главное, футболист хороший. Просто какое-то время ушло на адаптацию — новая команда, чужая страна, языка не знает...

Рамиль Шейдаев. Фото Виктория Ламзина, ФК «Зенит»
Рамиль Шейдаев. Фото Виктория Ламзина, ФК «Зенит»

«Зенит»

— С «Зенитом» вы стали чемпионом России, с «Жилиной» — чемпионом Словакии, с «Карабахом» — чемпионом Азербайджана. Золотые медали при вас?

— Да. Правда, в Питере на чествовании мне медаль не вручили. Наверное, решили, что не заслуживаю.

— Задело?

— Очень. Спасибо Игорю Витальевичу Симутенкову — отдал свою.

— Как это было?

— Подошел в тот же вечер, протянул медаль: «Рамиль, забирай». Я начал отказываться, Симутенков хлопнул по плечу: «Бери, бери... Заслужил!» Я был и тронут, и смущен.

— Медаль именная?

— Нет.

— Сколько матчей в том сезоне провели за «Зенит»?

— Пять.

— Как Виллаш-Боаш вашу игру прокомментировал?

— Никак. У меня вообще не было с ним разговоров.

— А как он отреагировал, когда однажды на сборах вы проспали тренировку?

— Спокойно. Я опоздал на 15 минут. Прибежал запыхавшийся. Боаш увидел на бровке, махнул рукой, мол, давай, заходи.

— Оштрафовал?

— Нет. Обычно за такое наказывают, но мне повезло. Пока за карьеру ни одного штрафа.

— Чего же вам не хватило, чтобы закрепиться в «Зените»? Доверия?

— В том числе. Но и тренера можно понять. Мало кто рискнет сделать ставку на парня из дубля, когда в атаке громадный выбор.

— В 2015-м вы мелькнули в «Рубине».

— История такая. В Казань пригласил Ринат Билялетдинов. Вскоре его убрали, назначили Чалого. При нем у меня даже шансов не было, сидел в глухом запасе. Зимой вернулся в Питер.

— Как-то в разговоре с Билялетдиновым-младшим вспомнил я тот «Рубин», работу с тренером Чалым. Динияр усмехнулся: «Да ну... Что работал, что в кино ходил».

— Я Динияра понимаю. Но развивать тему не хочется. У меня принцип — тренеров в прессе не обсуждаю. Ни хороших, ни плохих. У меня ни к кому претензий нет.

— Даже к тем, кто вас в упор не видел?

— Да. В первую очередь нужно спрашивать с себя.

— По словам Владислава Радимова, из «Рубина» вы вернулись надломленным.

— Нет-нет. Просто жаль потерянного времени. А надлома точно не было. Иначе бы не забил в ФНЛ за «Зенит-2» 10 мячей в 12 матчах. В июле контракт закончился, и я уехал в Турцию.

— «Зенит» предлагал вам продлить контракт, зарплата — 300 тысяч рублей в месяц...

— Стоп. Откуда цифры?

— Рассказал в интервью Сергей Кушов, который в тот время был вашим агентом.

— Хм. Даже не знаю, как прокомментировать.

— Другие были цифры?

— Да.

— Больше или меньше?

— Неважно. Финансовые условия меня не устроили, но дело не в деньгах. Я не остался в «Зените» потому что понял — играть там не буду. Либо снова на скамейку сяду, либо в аренду отдадут. Вот и решил пойти своей дорогой.

— Вы и сегодня считаете, что правильно поступили?

— Сто процентов!

— Правда, что в тот год могли перейти в «Спартак»?

— Ходили разговоры, но до конкретики не дошло.

Илья Кутепов и Рамиль Шейдаев. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Илья Кутепов и Рамиль Шейдаев. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Паспорт

— Чем привлек «Трабзонспор»?

— Вариантов хватало — и в России, и в Европе. После долгих раздумий выбрал «Трабзон». Через полгода стало ясно, что тренер на меня не рассчитывает. Отправился в «Жилину». В 13 матчах забил то ли 5, то 6 мячей. Думал, в «Трабзоне» будет шанс себя проявить, но снова предложили аренду — теперь в «Карабах», который сенсационно пробился в групповой турнир Лиги чемпионов. Ну а дальше были «Крылья» и «Динамо».

— Переход в «Трабзонспор» — ошибка?

— Нет. Я ни о чем не жалею. Все идет так, как и должно быть. Кстати, играть в Турции одно удовольствие. Антураж фантастический. На каждом матче трибуны битком, болельщики что-то жгут, кричат, поют. Нет команд, которые по десять человек держат в обороне. Наоборот, все стараются выстроить атакующую, комбинационную игру.

— Похоже, вы не прочь вернуться в те края.

— А вот и нет.

— Почему?

— Кое-что в Турции не понравилось. К футболу это имеет отношение в меньшей степени. Не хочу конкретизировать, чтобы никого не обижать.

— Там азербайджанцы, в отличие от россиян, легионерами не считаются?

— Так и есть.

— Кто-то предположил, что потому вы и сменили гражданство.

— Нет, эти вещи никак не связаны.

— Вас всем миром отговаривали — Радимов, Хомуха, Писарев...

— Было. Но к тому моменту я уже все решил.

— Говорят, определяющим стало слово отца, который родился в Баку и хотел, чтобы вы играли за Азербайджан.

— Отец здесь абсолютно ни при чем.

— Тогда еще версия. Хомуху спросили: «Кто виноват, что Шейдаев, отыграв в России за сборные всех возрастов, теперь выступает за Азербайджан?» Тот ответил: «Агенты. Они были заинтересованы в этом больше, чем игрок».

— Не совсем так. На меня никто не давил, я сам принимал решение. Это был осознанный выбор. О котором ни капельки не жалею.

— Главный аргумент?

— Я не знал, когда попаду в сборную России и попаду ли вообще. А тут прекрасная возможность засветиться в Европе. Играю против сильных сборных, набираюсь опыта. Уже четыре гола забил.

— Кому?

— Германии, Хорватии, Словакии и Бахрейну.

— В отборочном цикле Евро-2020 ваша сборная набрала всего очко.

— Зато какое! В Баку сыграли с хорватами 1:1. Мы и в Загребе бились с ними на равных, вели 1:0, но потом два пропустили.

— Эмин Махмудов, ваш товарищ по сборной, от вице-чемпионов мира не в восторге: «Просто пешком ходили».

— Загнул Эмин. Играли хорваты неплохо, никакой вальяжности. Хотя словаки больше понравились. Команда быстрая, обученная. Ну а Хамшик — вообще топ.

— А Модрич?

— Тем более. Поле видит изумительно, процент брака минимальный.

— Вы и против Бэйла играли.

— Вот он совсем не впечатлил.

— Был момент, когда обогнали его на фланге и сорвали аплодисменты болельщиков.

— Ну да, было. Что такого?

— Бэйл — один из самых скоростных футболистов мира!

— Мне таким не показался. По крайней мере в том эпизоде опередить Бэйла не составило труда.

— До смены гражданства знали азербайджанский?

— Нет. Учу потихоньку. В сборной со всеми общаюсь на русском. Никаких проблем.

— Правильно понимаю, что сейчас в вашей сборной нет тренера?

— Совершенно верно. В декабре Юрчевича отправили в отставку. Нового еще не назначили.

— Не считаете, что с азербайджанским паспортом найти команду в РПЛ намного сложнее?

— Нет. Все от меня зависит. Будут хорошо играть, забивать — о паспорте вспомнят в последнюю очередь.

Рамиль Шейдаев. Фото Кристина Коровникова
Рамиль Шейдаев. Фото Кристина Коровникова

Головин

— В сборной, которая в 2013-м взяла золото на чемпионате Европы (U17), вы играли вместе с Головиным. Сейчас общаетесь?

— Периодически. Из той команды мой самый близкий друг — Аяз Гулиев.

— Он же не чемпион Европы.

— Финальную часть турнира пропустил из-за травмы.

— Мало кто помнит, что туда и вы могли не попасть.

— Да, в решающем матче элитного раунда с Португалией вспыхнула небольшая потасовка. Защитник спровоцировал, я ответил. Потолкались. Судья вытащил красную.

— Ваши мысли?

— Когда узнал, что дисквалифицировали на три игры, понял — на «Европу» не возьмут. Я бы и не поехал, если б не сломался кто-то из нападающих. В заявку меня включили в последний момент. Сыграл всего в двух матчах — со шведами в полуфинале и с итальянцами в финале.

— В финал команду вывели именно вы.

— Все решилось в серии пенальти. А затянулась она настолько, что при счете 9:9 мне второй раз пришлось идти к «точке».

— У вас железные нервы.

— Ну а что оставалось? Кто-то должен был взять ответственность на себя. К тому же я люблю бить пенальти.

— Осечки случались?

— На взрослом уровне — нет.

— Головин ведь в той сборной лидером не считался?

— Не скажу, что выделялся как Месси или Криштиану Роналду, но играл здорово. А сейчас вообще в большом порядке, за полтора сезона в «Монако» явно прибавил. Молодец!

Вера

— Ваше утро всегда начинается с намаза?

— Да.

— Давно?

— Уже четыре года. К вере сам пришел. Хотя у меня и родители набожные.

— Недавно услышал от Артура Бетербиева: «Спиртное даже не пробовал. Вера не позволяет. У того, кто пригубил алкоголь, по Исламу в течение сорока дней не принимаются молитвы. Если умрет — то нехорошим человеком. Это же страшно! Как можно умереть в ослушании Аллаха?»

— Подписываюсь под каждым словом.

— Для вас тоже алкоголь — табу?

— Разумеется. Никогда не пробовал.

— Чем на Новый год чокаетесь? Соком?

— Ничем. Нет такой привычки.

— Даже под куранты?

— Да. Что вас удивляет?

— Тогда финальный вопрос — что на Новый год загадали?

— А я не праздновал Новый год. Был в это время не в России.

— А где?

— Секрет.

— Может, в Мекке?

— Практически.

— ???

— Не пытайте, все равно не скажу. Это личное. Напишите просто — Новый год я не отмечал. Остальное не имеет значения.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
292
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья