Надежда Сарсания: «Это неприятная история! За два месяца Венесуэла стала другой страной»

23 августа 2019, 07:05

Дочь Константина Сарсании Надежда вернулась из Латинской Америки и собирается пойти по стопам отца.

— Последняя капля, после которой уехали из Венесуэлы?

— Это неприятная история! Уверены, что хотите это слышать?

— Еще как хочу.

— Я очень хотела стать мамой. Но, живя в Венесуэле, понимала: в такой обстановке развиваться, расти детям сложно. Обожаю гулять. А в Венесуэле тяжело с этим! Говорю мужу: «Пошли прогуляемся». Отправились в парк. Что-то ему рассказываю на ходу — и чувствую: да он вообще не слушает! Только смотрит по сторонам. Не дай бог где что. Ладно, говорю, пошли отсюда, так я гулять не желаю...

— Я бы тоже не захотел.

— На каждом окне решетка — живешь будто в тюрьме. На небо не посмотришь, оно в клеточку. Из дома выйти одна не могла — потому что опасно, а я похожа на иностранку. Вот и думала: а как же ребенок? Никаких театров для детей в Венесуэле нет! Никаких развивашек!

— Поставили мужа перед фактом?

— Плавно подводила к мысли — «в Москве нам было бы лучше». Вы спрашивали про «последнюю каплю»? Была последняя!

— Говорите же, Надежда.

— Деньги у мужа были вложены в бизнес, давали какой-то доход. Прежде жили на эти 35 тысяч месяц, ни в чем себе не отказывая. А тут, страшно экономя, едва протягивали неделю! Инфляция сумасшедшая! Вот однажды едем на машине — вижу, кто-то на бульваре повесил собаку.

— Ой, господи.

— Так провисела она неделю — на солнцепеке. Никто и не думал снимать. Это было ужасно! Когда в очередной раз наткнулась глазами на эту гниющую собаку, сказала мужу — все...

— «Или снимай собаку, или едем в Москву»?

— Никаких «или». Сказала твердо: я не хочу здесь жить. Едем в Москву! Ввоздухе витал негатив. Людям стало очень тяжело. За два месяца Венесуэла стала другой страной. (Юрий Голышак)

Полностью интервью Надежды Сарсании

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
12
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир