Газета
30 января 2017

30 января 2017 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1972 год. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

На прошлой неделе я обещал вывести вас из чиновничьих кабинетов на свежий воздух. От слов своих не отказываюсь. Как только чиновники разгребут кучу заявлений от желающих сменить клубы и место жительства и вынесут решения, выведу без промедления.

ПЕРЕХОДЫ

Тема в межсезонье самая волнительная, животрепещущая, будоражащая футбольный люд. Слухи, народная молва, частенько опережали официальные сообщения в прессе, причем с высокой степенью достоверности. Регулировать движение жаждущих перемен игроков была призвана специальная инструкция, ежегодно обновляемая. Очередной реконструкции подверглась в самую горячую “переходную пору”, с наступлением “Юрьева дня”.

В середине декабря 71-го начальник Управления футбола СССР Лев Зенченко распорядился к началу апреля следующего года, то есть к открытию 34-го чемпионата, подготовить новую версию этой инструкции, усовершенствованную. Пока она находилась в производстве, процесс регулировался прежним документом.

Издаваемые в стране законы содержали множество лазеек (не путать с приложенными к отдельным пунктам исключениями). Лазейки эти, по сути - “теневые исключения” с более широкими “полномочиями”, позволяли создателям закона и их же блюстителям в попытке объяснить нарушения отдельных пунктов (часто под давлением сановных болельщиков, называемых меценатами) прибегать к словесной эквилибристике.

В ходе подготовки нового варианта Зенченко прилюдно заявил: “Как только СТК закончит свою ежегодную “сессию”, результаты ее работы будут обнародованы”. Обещание шефа исполнил председатель Спортивно-технической комиссии (СТК) Борис Николаевич Топорнин. Прежде чем ответить на волнующие болельщиков вопросы, Топорнин посчитал нужным напомнить принципы, которыми руководствовалась возглавляемая им комиссия. Я мало что из объяснений Бориса Николаевича понял. В надежде на то, что поймете вы, процитирую их.

1. “Прежде всего мы исходим из того, что переходы должны способствовать росту спортивного мастерства игроков, созданию высококлассных коллективов”.

2. “Переходы должны осуществляться в строгом соответствии с принципами советской морали”.

3. “Мы особенно строго следим за тем, чтобы число переходов из высшей лиги в низшие или в пределах одной лиги не превышало установленной нормы”.

4. “При решении о переходах (так в тексте. - Прим. А.В.) учитывались также интересы сборных команд СССР”.

Объяснения расплывчатые, как говаривал первый (и последний) президент СССР, недоставало конкретики. Как соотносятся “рост спортивного мастерства” и “принципы советской морали” с инструкцией? Какова в цифрах “установленная норма” переходов футболистов хотя бы в пределах высшей лиги? Как переход игрока в какую-либо команду отвечает интересам сборной СССР? В напущенном тумане, ловко манипулируя словесами, легко объяснялись причины отклонения от правил.

КТО? КУДА?

Из удовлетворенных заявлений наиболее значительные оглашу. Из Ворошиловграда в Киев переехал защитник “Зари” Михаил Фоменко. Он сразу закрепился в основе, шесть лет его фамилия красовалась в списках 33 лучших футболистов страны, чаще под первым номером. Поиграл и за сборную. С 79-го - на тренерской работе, вершина творчества - участие сборной Украины в финальном турнире Евро-2016. Добротное приобретение.

В московское “Динамо” перешел из “Кайрата” полузащитник Олег Долматов, тоже доросший до национальной сборной. Нынешнее поколение помнит его как тренера ЦСКА, выдавшего в 98-м феноменальную победную серию, которая вознесла армейцев из турнирных недр на вторую ступень пьедестала.

“Спартак” принял двух вратарей - Александра Прохорова, заскучавшего в Киеве за широкой спиной Рудакова, и Юрия Дарвина, подавшегося в столицу из футбольной глубинки - майкопской “Дружбы”. Топорнин объявил об уходе из “народной” команды солидной группы игроков, среди которых форвард Николай Осянин (перешел в “Кайрат”), защитник Владимир Петров и хавбек Вячеслав Амбарцумян отправились на юг, в кутаисское “Торпедо”. Еще, как говорят преферансисты, не вечер.

Много народу переехало во Львов: Журавский и Данилюк из Киева, Зинченко (не путать с Зенченко) - из Ростова, Кикоть и Козинкевич - из Донецка, Севидов - из Алма-Аты… Никому не отказали, однако доехали до пункта назначения не все. Зинченко, сменив курс, оказался в Ленинграде, Севидов во Львов прибыл, тренировался, в товарищеских матчах участвовал, затем исчез. Обнаружили его в выпавшем в первую лигу Донецке. Как же так, ребята просились в одну команду, а, получив разрешение, оказались в другой. СТК не препятствовала, пренебрегла пунктом инструкции, который строго возбранял (под угрозой дисквалификации) подавать в ходе одной заявочной кампании прошения в два клуба. Причем после закрытия трансферного окна. Два грубейших нарушения закона функционеры оставили без внимания и комментариев.

ОТСРОЧКИ

Причину объяснил Топорнин: “Особо следует сказать о переходах трех спортсменов. В киевское “Динамо” подал заявление игрок “Нефтчи” В. Шевченко. Право на переход он имеет, но поскольку Шевченко - игрок сборной СССР, окончательное решение по его заявлению примет Спорткомитет СССР”. Вопрос об игроках “Торпедо”, защитнике Григории Янеце (подал заявление в ЦСКА) и нападающем Михаиле Гершковиче (просился в “Динамо” к Константину Бескову), СТК поручила решить спорткомитету столицы с учетом мнения общественных организаций автозавода имени Лихачева. Возражений не последовало.

С Шевченко сложнее. Руководство “Нефтчи” отказалось отпускать очень сильного, перспективного футболиста. По сообщению бакинской газеты “Спорт” (от 8 января), “Федерация футбола СССР не удовлетворила просьбу Шевченко, предложив ему вернуться в Баку обсудить свое желание с командой, в которой он воспитывался и вырос в игрока сборной СССР”. Не потому ли после отказа федерации дело передали в высшую спортивную инстанцию. Игнорируя мнение коллектива “Нефтчи”, решение приняли в пользу киевского “Динамо”, а грубое нарушение еще одного пункта инструкции, запрещавшего переход в другой клуб без согласия своего, подвели “под статью” - в интересах сборной СССР.

Бакинцам можно посочувствовать: в 71-м команду покинул Эдуард Маркаров, в 72-м - Виталий Шевченко. Дисквалифицированы вратарь Сергей Крамаренко (надолго) и защитник Александр Мирзоян (до середины сезона).

ЧТО КАСАЕТСЯ МИРЗОЯНА …

Тренер ереванцев Николай Глебов сообщил корреспонденту “Физкультурника Белоруссии” (от 22 февраля) о его переходе в “Арарат” как о свершившемся факте: “Александр Мирзоян с семьей переехал в Ереван. После отбытия дисквалификации он может подать заявление о переходе в “Арарат”. В день открытия чемпионата, 4 апреля, Николай Яковлевич насыпал соль на рану журналиста и болельщиков бакинской команды, назвав среди новичков “Арарата” Мирзояна. Однако, отбыв наказание, Мирзоян включился в чемпионат в составе “Нефтчи”.

Чтобы прояснить ситуацию, я на днях позвонил Александру Багратовичу и получил информацию из первых рук. Обещал задать один вопрос, меня интересующий, но хозяин был настолько любезен, что подробно ответил и на другие, возникшие в ходе затянувшейся беседы. Глебов оказался прав наполовину: Мирзоян в Ереван прибыл, но один. Жил в гостинице, тренировался и участвовал в товарищеских матчах. Тренер хотел оставить его в команде, но не было уверенности, что после истечения срока дисквалификации федерация разрешит переход в новый клуб. Да и руководство “Арарата” не проявило необходимого в таких случаях рвения. Соскучившись по футболу, Мирзоян вернулся в Баку.

О “СПАРТАКЕ”

Помимо уже названных перешли в другие команды вратари Анзор Кавазашвили (в кутаисское “Торпедо”) и Йонас Баужа (в “Черноморец”), защитники Вадим Иванов (в московское “Динамо”) и Григорьев (в “Динамо” минское), нападающий Джемал Силагадзе тоже уехал в Кутаиси. Перечислил не всех.

Чем вызван массовый исход футболистов? На интересовавший многочисленную спартаковскую “торсиду” вопрос ответил тренер Никита Симонян: “Ушли только двое - Кавазашвили и Осянин. В команде не возражали: хотят играть в других клубах - пусть играют. Некоторые ушли, ибо не имели реальных перспектив задержаться в основном составе” (бакинский “Спорт” от 4 апреля).

Переходы игроков вызвали противоречивую реакцию у любителей футбола. Свое мнение они излагали в письмах в редакции газет, большая их часть адресовалась, разумеется, в спортивную. С фрагментом одного письма, подписанного А. Косиковым, жителем города Абаза Хакасской автономной области, вас ознакомлю: “Если бы на предприятии все лучшие рабочие собирались в лучшие бригады, такое предприятие с треском провалило бы план. Переманивание лучших рабочих на производстве не поощряется, а в футболе почему-то введено в ранг закона и даже обосновано тем, что перспективному футболисту надо расти. А коллективу, который его вырастил, ему не надо расти? Не губим ли мы тем самым перспективные команды, идущие на смену себя исчерпавшим?..” (“Советский спорт” от 1 марта).

Нынешнему поколению доводы экономиста из Хакасии покажутся по меньшей мере наивными. Но в существующей полвека тому назад стране была иная система нравственных ценностей, и мнение автора письма получило поддержку. И пример наглядный был свеж - самобытные, ни на кого не похожие куйбышевские “Крылышки” в результате беспощадного ограбления, преимущественно московскими клубами, на какое-то время исчезли с большой футбольной карты страны.

Внутренние и международные турниры на носу, пора бы командам добротно к ним подготовиться, а нам вырваться наконец из душных помещений и внимательно за ними понаблюдать.

“МЫ НЕ ПРОТИВ ВЫИГРАТЬ КУБОК”

Рано начали ростовчане - в конце декабря прошлого года, когда красный автобус с изображением мяча и эмблемы СКА на ветровом стекле, ведомый опытной рукой бессменного шофера армейской команды Василия Юшина, остановился у ворот института сельхозмашиностроения. В зале института и провели первое занятие. Тренировались и на других объектах, “сухопутных” и водных. Накануне отъезда в Кудепсту тренер Йожеф Беца через местную “Вечерку” (от 27 января) поблагодарил командование Северокавказского военного округа и областной комитет физкультуры “за помощь и предоставление лучших в городе залов”. На посошок провели важное мероприятие - собрание команды. Приняли соцобязательства в честь 50-летия образования СССР и поставили задачу, довольно оригинально тренером сформулированную: “Мы не против войти в финал кубка СССР, но с другим исходом”, - то есть получить хрустальный приз. А в чемпионате “не против” были войти в первую десятку. Они-то не против, а как быть с мнением оппонентов, тоже не возражавших и кубком овладеть, и поближе к медалям подобраться? Посмотрим, что из этого выйдет. Не сейчас, понятное дело - после финиша. Мы ведь еще не стартовали.

Солнышко в день приезда армейцев в Кудепсту прогрело температуру воздуха до десяти градусов тепла. Радужное настроение, как только добрались до своей базы, улетучилось - поле и ближайшие его окрестности напоминали арктический пейзаж: грянувшие двумя днями ранее морозы превратили снежное покрывало в груды льда. Вместо запланированной тренировки организовали субботник, очищали огромную площадь ото льда. Почему вместо - та же тренировка по ОФП с повышенной нагрузкой. Когда привели рабочее место в более или менее приемлемый вид, скажу вам прямо - не интересовался: не один Ростов в сфере моих интересов. Надо бы и на других хотя бы одним глазком взглянуть и об увиденном вам доложить. Времени осталось мало, газетного пространства еще меньше, “подопечных” уйма. Всех, уж не судите строго, охватить не успею. Кое о ком расскажу. В первую очередь о чемпионе.

ИГРАЛИ В ФУТБОЛ - МАЛЫЙ И БОЛЬШОЙ

Отбоя от журналистов у Александра Севидова не было. Человек доброжелательный, коммуникабельный, охотно с ними беседовал, в подробностях с планами, ближайшими и более отдаленными, делился, об изменениях в коллективе рассказал (вы о них знаете), в будущее смотрел с оптимизмом: “В прошлом году было труднее - перестраивали, искали свою игру. Сейчас все в порядке”. Ну и ладненько. О задаче на сезон спрашивать у чемпиона не имело смысла, ответ очевиден: удержать занятую высоту.

В январе тренировались дома, в конце месяца подались было на необустроенные болотистые юга, а тут загранкомандировка нарисовалась, довольно привлекательная - в капстраны. “Меню” изысканное - Австрия, Шотландия, Англия, ФРГ. В Австрии играли в “игрушечный” футбол, именуемый сейчас мини-футболом или футзалом. Популярная в Южной Америке разновидность футбола докатилась до Европы. Со второй половины 50-х в Австрии проводились чемпионаты среди венских команд. С ними киевляне по приезду и сыграли. Раз уж возникла необходимость сделать “лирическое отступление”, отступлю, после чего сообщу результаты.

В нашей стране “вирус” подхватила Латвия - сказалась близость к Западной Европе. В 1959 году федерация футбола Латвии организовала массовый турнир с тремястами участников. Вскоре “эпидемия” проникла к соседям - в Литву и Эстонию, оттуда в Белоруссию, Украину и к берегам Каспия - в Азербайджан. Во второй декаде декабря 71-го в отделе спортивной и оборонно-массовой работы ЦК ВЛКСМ провели совещание, где и поставили вопрос о “желательности проведения соревнований по малому футболу”.

В союзных республиках играли по разным правилам. Единые разрабатывал учебно-методический совет Федерации футбола СССР. Выступивший на заседании президент клуба “Кожаный мяч” Михаил Сушков ввел участников в курс дела, а заслуженные тренеры СССР Гавриил Качалин и Александр Пономарев говорили о пользе этой игры в подготовке резервов для команд мастеров и необходимости организовать соревнования в школах. Через несколько дней после совещания в целях популяризации “малого футбола” в зале института физкультуры состоялся матч ветеранов сборной СССР с воспитанниками столичных футбольных школ. Их ворота защищал легендарный Алексей Хомич. Игру через несколько дней показали в записи по центральному телевидению.

Планы тренеров реализовала газета “Неделя”, организовавшая первый в стране мини-турнир по мини-футболу с участием юных, 12-13-летних, московских футболистов. В матче за первое место ФШМ обыграла “Динамо” - 3:1, а “Спартак” в соперничестве с “Юностью” доказал свое превосходство в серии 11-метровых.

Так что киевские динамовцы приехали в Австрию, имея представление об этой игре не только теоретическое. В четырех матчах с сильнейшими венскими клубами, чей стаж игры в мини-футбол приближался к 15 годам, гости выглядели достойно: две победы при двух поражениях с положительным балансом мячей: 16 - 15.

Из Австрии отправились на Британские острова играть уже в настоящий футбол - большой. В Шотландии встретились со старым знакомым по еврокубкам - “Селтиком” и проиграли 0:1. В Англии обыграли “Шеффилд Юнайтед” (2:1), а на обратном пути во Франкфурте, в том, что на Майне, - “Айнтрахт” (2:0). Недурно для первой половины февраля. В стране продолжили подготовку к рано созревшему Кубку, через него - к чемпионату.

В ГОСТЯХ У ЮЖНЫХ СЛАВЯН

Помимо киевлян за бугор махнули еще три динамовские команды - Тбилиси, Минска и Москвы. Учитывая серьезную организацию, которая их опекала, попасть за кордон было несложно. Тбилисцам повезло меньше. Им устроили поездку не в капстрану, а в так называемую развивающуюся, “третьего мира” - Индонезию. Все три матча провели в столице - Джакарте, но с хозяевами встретились один только раз - со сборной Индонезии. Потешали публику, как могли, резвились, словно дети малые, накидали друг другу девять мячей, шесть пришлись на долю гостей. Результативной была и первая игра на индонезийской земле с датским “Оденсе” - 4:2. А бразильскому “Крузейро” из Белу-Оризонти, очень сильному клубу, нашпигованному игроками сборной Бразилии, уступили - 1:3. Один гол забил чемпион мира 1970 года Тостао.

Минские и московские динамовцы гостили у болгарских друзей. Кто только там не побывал, каждый год отмечались, ездили, как к себе домой. Смущал уровень соперников минчан. Я не очень посвящен в зарубежный клубный футбол, но спарринг- партнеры белорусов из болгарской глубинки (“Локомотив” из Черно-Ореховица, “Сеардофон”, “Ангел Кынчев”), возможно, не только мне неизвестны. Судя по результатам, и с ними минская команда имела проблемы: в трех играх - один забитый мяч, в последней, с “ангелами”. Правда, ни одного не пропустила.

Москвичи гостили дольше и матчей провели больше (восемь), четыре - дублем. Молодежь поначалу не сдерживала себя, резвилась (4:0 и 12:1), под конец ее урезонили (0:0 и 0:1). Основа для начала февраля смотрелась неплохо, все четыре матча выиграла с общим счетом 10:4. К тому же соперники не чета минским. “Левски-Спартак” и сборная Болгарии чего стоили. Тренировались динамовцы интенсивно, форсировали форму: через месяц предстоял серьезный экзамен - четвертьфинал Кубка кубков с сильным югославским клубом “Црвена звезда”.

Легки на помине югославы. В этой балканской стране провел первый предсезонный сбор вернувшийся в высшую лигу после очередной разлуки “Локомотив”. Курсировал он после войны между пунктами “А” и “Б” с разной периодичностью, успел четырежды туда и обратно прокатиться, как по железнодорожному расписанию, далеко в нашей стране не идеальному - задержки случались значительные.

В преддверии нового сезона готовились серьезно, надеялись задержаться надолго. Соперники за небольшим исключением уровня тех, что минчан экзаменовали. Итог (+4 =0 -2, 13 - 4) не разочаровал. Да и не стоит, как нам тренеры внушают, придавать значение результатам товарищеских встреч, пусть и международных (прошу прощения, с недавних пор следует называть их контрольными). Тем более в студеную зимнюю пору.

ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

“Карпаты” не раз проводили отдельные этапы предсезонных сборов в Венгрии. Год 72-й не стал исключением. Две недели тренировались на приличного качества полях (одна из главных причин визита к соседям), шесть контрольных матчей успели сгонять с соперниками средней руки. Исключение - будапештский “Ференцварош” (0:0). Победила дружба: +2 =2 -2, 4 - 4. Команду повез Анатолий Полосин, до недавнего времени помощник старшего - Эрнста Юста.

Смена неожиданная. Эрнст Эрвинович Юст - человек незаурядный. В 50-е годы - полузащитник киевского “Динамо”. Футболист умный, техничный, один из лучших в то время в стране на своей позиции, находился в обойме сборной. Роста выше среднего, стройный, привлекательный, пользовался успехом у милых дам. Слухи об образе его жизни ходили всякие. Не склонен придавать им значения, но не исключаю, что, отдавая дань соблазнам, не полностью реализовал заложенный природой богатый потенциал.

Проявил себя и на тренерском поприще. Руководство “Карпат” меняло тренеров чуть ли не каждый год. В 69-м очередь дошла до Юста. За короткий срок он превратил заурядный клуб в боеспособный, конкурентоспособный. Настолько, что уже в августе львовяне овладели хрустальным кубком, а в следующем сезоне поступили в высший класс.

Реалист, человек рассудительный, Юст, зная, куда попал, золотых гор не обещал, но и не тушевался, трезво оценив возможности ребят, сказал местному журналисту: “Постараемся войти в десятку”. Голубая мечта новичков, тренеры этого не скрывают, удержаться на плаву. Потому прогноз львовского наставника мог показаться чуть ли не бахвальством. А ведь попали в десятку с первого “выстрела”. Юст задачу выполнил, высокое место соответствовало уровню игры - зрелой, боевой, моментами красивой.

Перед подготовкой к сезону-72 Юст полон надежд. В первый день нового года он поделился планами с местным журналистом, подробно рассказал о трех этапах подготовительного периода, честно ответил и на неизбежный вопрос о задачах на предстоящий сезон: “Выступить не хуже, чем в прошлом году, и сделать хотя бы шаг вперед” (“Ленiньска молодь” от 1 января). А через несколько дней первой тренировкой “Карпат”, как сообщила 6 января та же газета, руководил уже Полосин. Чем вызвано скоропалительное увольнение тренера?

Корреспондент киевской молодежной газеты Н. Лесун, пытаясь разобраться в этой непонятной, мутной истории, обратилась к пострадавшему. “Я подал заявление об уходе сам, узнав, что за моей спиной ведутся переговоры с другим тренером”, - ответил Эрнст Эрвинович. Что же не устроило львовских начальников? Кубок он взял, уверенный шаг наверх сделал, место в первой десятке занял. Главное, команду сильную создал. Десятая позиция их не удовлетворила?

С новым тренером “Карпаты” покатились вниз. С 9 очками после 13 игр стояли на вылет, на предпоследнем месте. Полосина уволили, тушить пожар вызвали Валентина Бубукина. С неимоверным трудом вытащил он “утопающего”, остановил в шаге от последней черты. Таков печальный итог деятельности людей, в футболе некомпетентных, волею судеб облеченных властью. “Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник”.

ЕХАЛИ В СОЧИ, ОКАЗАЛИСЬ В АЛЖИРЕ

С Киевом понятно. А что же вице-чемпион, “Арарат”? Николай Глебов готовил ребят по стандартной программе: в январе работали дома, в зале и на воздухе (на неделю выбрались на высокогорный курорт Цахкадзор), после чего собрались на юга. Неожиданно первоначальные планы изменились. Партийная республиканская газета “Коммунист” проинформировала армянских болельщиков: “В конце января поездом Ереван - Москва команда отправилась в Сочи”. Но каким-то загадочным образом серебряные медалисты оказались… в Алжире.

Попали с корабля на бал - мини-турнир на четыре “персоны”. В полуфинале пришлось повозиться с местным “Санатраном”. В основное время ничья - 3:3, послематчевые пенальти гости пробили увереннее - 5:4. В финале их ожидал румынский УТА из города Арад, имевший опыт участия в еврокубках. Выиграв со счетом 1:0, ереванцы получили главный из заготовленных призов. Огорченные румыны попросили реванша. “Арарат” доказал, что сильнее, - 2:0.

О задачах. Вроде бы логика (и традиция) подсказывала - серебряный медалист обречен бороться за золото. Николай Яковлевич не поддался соблазну, проявил благоразумие: “Надеюсь повторить прошлогодний успех”. Трезво оценивая возможности команды, взобраться на футбольную вершину тренер не рассчитывал. Пока. Говорить же о месте ниже завоеванного - глупо, люди не поймут.

Качалин, наставник третьего призера, тбилисцев, избегал прогнозов (и правильно делал), но припертый назойливым журналистом, Гавриил Дмитриевич, человек деликатный, ответил так, чтобы не разочаровывать журналиста и его аудиторию: “Будем бороться за более высокое место, чем в прошлом году”. Позиция благоразумная, многие, чтобы отвязаться от напористой журналистской братвы, ей следовали.

СЛОВО НЕ ВОРОБЕЙ

Герман Зонин, к примеру. “Заря” после появления в высшем свете упорно шагала по крутой турнирной лестнице вверх: с 16-й ступеньки преодолели последовательно 13-ю, 11-ю, 5-ю, а в прошлом сезоне достигла четвертой. Еще шаг - и ты на пьедестале. Задача для ворошиловградцев смелая, дерзкая, хоть и близкая. Обещание готово сорваться с языка. Однако Герман Семенович крепился. В беседе с корреспондентом “Ворошиловградской правды” (опубликована 20 января) все еще держал себя в руках: “Четвертое место мы сочли успехом, наша задача подтвердить место, занятое в прошлом году и доказать, что успех не случаен”. А накануне первой календарной игры с чемпионом чуть осмелел и поведал киевской газете “Молодь Украiни” (от 4 апреля): “Программа-минимум: сохранить достигнутые позиции. Программа-максимум ни для кого не секрет - третье место”. Вот как! Слово не воробей - вылетело. Будем внимательно следить за полетом.

Остальные тренеры говорили то, что в таких случаях принято: одни надеялись, другие, набравшись мужества, твердо обещали подняться выше. Позиция выходцев из первой лиги в общем и целом понятна - уберечься от выпадения. “Локомотив” не возражал.

“ДНЕПР” ПОНАЧАЛУ ТОЖЕ

Вывел его в высшую лигу человек, не так давно блиставший в Киеве - Валерий Лобановский. Доигрывал в Одессе и Донецке. Летом 68-го, прошу простить за устоявшийся штамп, “повесил бутсы на гвоздь”, и той же осенью молодому, 29-летнему человеку без опыта тренерской работы доверили клуб первой лиги (тогда именовалась второй группой класса “А”) днепропетровский “Днепр”. Ведомый неопытной, но уверенной и твердой тренерской рукой, “Днепр” сразу предъявил претензии на выход в высший класс. В 69-м лишь очко уступил пробившемуся туда “Спартаку” из Орджоникидзе, в 70-м, имея равное количество очков с “Кайратом”, пропустил его вперед из-за несколько худшей разности мячей. Наконец, с третьей попытки цели достиг.

Только в первом интервью зимой 72-го Лобановский на стандартный вопрос о перспективах “Днепра” отделался стандартным ответом: “Наша задача - закрепиться в высшей лиге”. В дальнейшем амбициозный тренер считал ниже своего достоинства играть роль бедного родственника, мечтающего сохранить скромное место под крышей богатого сородича. В беседах с журналистами держался уверенно, раскрепощенно.

1 января 1972 года в днепропетровских СМИ - пополнение, на свет появился “Вечерний Днепропетровск”. Первый номер украсило интервью с Валерием Васильевичем. Готовилось загодя и при первой возможности было опубликовано. Новогодним днем, когда читатели знакомились с планами тренера, он с командой находился в ФРГ: прибыл туда на первый тренировочный сбор в третьей декаде декабря, и аккурат первого января “Днепр” провел контрольный матч с клубом “Бонн” (1:0, гол с пенальти забил Романюк). Остальные три игры с не самыми сильными командами прошли с переменным успехом. Первая победа обеспечила положительный итог: +2 =1 -1, 5 - 4.

Из беседы с корреспондентом “Вечерки” выделю небольшой отрывок: “Дебютанту, как известно, вдвойне тяжелее: кроме технических и физических факторов есть еще и моральный. К тому же новые, более опытные соперники потребуют больше физических усилий, новых тактических ходов и морально-физической подготовки игроков. О технике я и не говорю. Мы в поисках игроков не смотрели по сторонам, “Кайрат” и “Карпаты” показали, что можно успешно выступать и без “варягов”. Перешел пока Денеж из запорожского “Металлурга”.

Позже из Одессы подъедет Валерий Поркуян, лучший бомбардир сборной СССР на чемпионате мира 1966 года.

После возвращения из ФРГ Лобановского пытал еще один местный журналист. Его интересовали ближайшие планы “Днепра”. “Из Германии отправились в Сочи. Там снег, холод, - жаловался тренер. - Спасибо киевскому “Динамо”, пригласило на игру в Хосту. Здесь тепло, но поле ужасное. Нет смысла оставаться здесь” (“Заря” от 25 января). Вернулись домой, а когда обнадежили синоптики, пообещав хорошую погоду, поверили и через день вновь оказались на побережье Черного моря. Прогноз не сбылся, но деваться было некуда - принимали “грязевые ванны” на черноморских курортах.

Гонял Валерий Васильевич ребят нещадно, план выполнил, результатом остался доволен. Перед началом чемпионата в интервью корреспонденту бакинского “Спорта” (от 4 апреля) от прямого ответа относительно перспектив “Днепра” уклонился, мол, сами делайте вывод: “Ознакомьтесь с нашим составом, и тогда вы убедитесь, какова серьезность нашей заявки в высшей лиге… Специалисты считают, что наша тройка - Лябик, Сергеев, Романенко, через несколько лет будет выступать в сборной страны”. Уверенный тон Лобановского сомнений не оставил - высоко намерился воспарить дебютант. Насколько? Узнаем на исходе осени, в ноябре. 72-го, разумеется.

Большой объем предсезонной работы мы с вами проделали: на совещаниях, собраниях, конференциях заседали, на футбольных полях, отечественных и зарубежных, тренировались, даже в “малый футбол” сыграли. Выполнив обязательную программу, имеем желание и возможность (тот редкий случай, когда они совпадают) запустить чемпионат. Непременно запустим, как вы уже догадались, не сегодня.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...