Газета
7 октября 2016

7 октября 2016 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1971 год. ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ

Давать клятвенные обещания перед началом сезона стало традицией. Наиболее распространенное, ежегодно повторяемое - составить четкий, цикличный календарь и строго его придерживаться. Еще одно прозвучало из уст заместителя начальника Управления футбола СССР Геннадия Кофанова в беседе с Виктором Понедельником, опубликованной 12 февраля в “Советском спорте”. “Более серьезно будут с нынешнего сезона наказываться футболисты, удаленные с поля, - обещал чиновник. - За оскорбление судьи, за удар рукой, за бросок мяча в игрока немедленно последует дисквалификация на пять игр. За пререкания с арбитрами, за апелляцию к зрителям, симуляцию и обоюдную грубость - дисквалификация на три матча”.

Сам-то верил тому, что сказал?

ПО “ШКАЛЕ КОФАНОВА” НАИГРАЛИ НА “ВЫШКУ”

Повод привести угрозу в исполнение на протяжении долгого сезона возникал неоднократно. Впервые - в стартовом туре, 8 апреля, в Ереване, где “Арарат” принимал новичка, львовские “Карпаты”. В этой игре был продемонстрирован весь набор правонарушений, названных товарищем Кофановым. Счет открыли хозяева, гости отыгрались с пенальти, назначение которого вызвало бурную реакцию “пострадавших” и зрителей. В запылавший на трибунах костер масло подливали игроки обеих команд. Когда же на 87-й минуте московский арбитр Александр Табаков наказал ереванцев вторым пенальти, огонь с трибун едва не перекинулся на поле, где тоже бушевали нешуточные страсти.

Два 11-метровых в ворота хозяев, причем второй за три минуты до конца при ничейном счете, равносильно вынесению смертного приговора. Случай, поверьте, в отечественном футболе редчайший. Принятие таких решений требовало изрядного мужества и принципиальности. Игроки “Арарата” не сумели по достоинству оценить этих качеств арбитра. Более того, они вступили с ним в жаркую дискуссию, к которой присоединилась и небольшая группа болельщиков. Табаков непоколебим. Ситуацию разрядил Тарас Шулятицкий, отправивший мяч в штангу. Не берусь предположить, какие последствия мог вызвать забитый им гол.

Инцидент разбирала не федерация, берите выше - Управление футбола при Спорткомитете СССР. Говорили о недостойном поведении игроков обеих команд: “они исподтишка, за спиной судьи, пинали ногами соперников, а некоторые смельчаки хватали арбитра за руки и за грудки, пытаясь устрашить его”. Что же помешало чиновникам, среди которых находился и собеседник Понедельника Геннадий Кофанов, выполнить обещание и наказать нарушителей по всей строгости? Куда там. Вердикт Управления футбола гласил: “Рассмотрев вопрос о беспорядках на Республиканском стадионе города Еревана, происшедших во время матча “Арарат” - “Карпаты”, Управление предлагает руководству команды обсудить в коллективе неправильное поведение некоторых футболистов и предупреждает, что в случае повторения беспорядков матчи ереванской команды будут перенесены в другие города”.

Вновь вместо действенных мер ограничились предупреждением, к тому же одной команде, хотя бузили обе и набузили по “шкале Кофанова” едва ли не на пожизненные сроки.

“КОДЕКС ЧЕСТИ”-1

Не возьмусь утверждать, что начальники бездействовали. Отнюдь. Не очень кнутом получалось, так, может, пряничком попробовать? Попробовали - родили документ под названием “Кодекс спортивной чести советского футболиста”. Трусцой пробегусь по нескольким его пунктам.

“Советский футболист видит в игроке другой команды прежде всего советского человека, товарища по спорту, единомышленника по любимой игре”. А кого должен был видеть советский футболист в игроке зарубежной команды? Не сказано.

“Советский футболист считает невозможным оскорблять словами или действиями товарища по футбольной игре… Советский футболист обязан беспрекословно, не выказывая жестами или словами своего неудовольствия, подчиняться решениям арбитра… Советский футболист не может считать дозволенным симуляцию на поле… Он не должен прибегать к умышленной оттяжке времени, откидке мяча…

Советский футболист должен постоянно следить за своим внешним видом: быть причесан, побрит, аккуратен в повседневной и спортивной одежде, нельзя плевать и чистить нос на поле во время игры перед глазами тысяч зрителей… он должен избегать в общественных местах и на транспорте излишне громких разговоров и смеха…”

В пункте шестом начальники призывали “быть неизменно скромными, предупредительными в отношении детей, женщин, стариков и старших товарищей”. Не приказывали, не требовали, а считали “весьма желательным”, чтобы команды мастеров обеих лиг, участвуя в культурных мероприятиях (коллективные посещения театров, музеев), на встречах с общественностью и в зарубежных поездках были одеты “в единообразные клубные костюмы: пиджак, сорочка, галстук, брюки, носки, ботинки, - с эмблемой клуба на рукаве или на лацкане пиджака”. Одно упущение - серьезное: не сказано, чтобы шагали в “единообразных клубных костюмах” в ногу, строем и с песней.

Последний пункт, восьмой, процитирую полностью. Он небольшой: “Кодекс спортивной чести советского футболиста зачитывается на общем собрании команды, обсуждается игроками и подписывается каждым футболистом”.

“КОДЕКС ЧЕСТИ”-2

Читатели догадались, о чем я. Именно. О “Кодексе чести российского футбола”, схожем по названию и близком по духу: “Знает (имеется в виду футболист) и принимает законы Честной Игры” (пункт 2).И букве: “Отвергает всякое проявление грубости, хамства, словесного хулиганства на футбольном поле и за его пределами, строго следит за соблюдением норм речи”.

Главное сходство обоих творений - нулевой эффект. О российском варианте говорить нет нужды. В бесполезности советского вы не раз из дальнейшего повествования убедитесь. В матче, только что описанном (он не стал исключением), некоторые “подписанты” грубо нарушили ряд положений.

“РУКОВОДСТВУЮТСЯ ИНТЕРЕСАМИ КЛУБОВ, НО НЕ ПРАВИЛ”

Вернусь к ереванскому матчу, чтобы о действиях (скорее, бездействии) арбитра рассказать. Впрочем, рассказывать особо не о чем. Он не распорядился данной ему властью и не выполнил требований начальства: на безобразия не реагировал и не внес в протокол ни одного предупреждения (я сам проверял). Пассивность Табакова не осталась вне внимания президиума Всесоюзной коллегии судей. Правда, при обсуждении работы своего коллеги президиум был снисходителен, как и арбитр к футболистам, а именно: “Строго указать А.Табакову на то, что он не проявил достаточной решительности, не наказал футболистов, которые вели себя недисциплинированно, апеллировали к нему и зрителям, а ограничился уговорами. В конце концов игроки вышли из-под его подчинения. Арбитр допустил вмешательство в игру части недисциплинированных зрителей, хотя был обязан в этих условиях прекратить матч”.

Далее - набившие оскомину слова, обращение к судьям: “строго соблюдать, вести решительную борьбу” и т.д.

Твердое намерение автора избежать всегда живой судейской темы, хотя бы отдалить ее на неопределенное время, завершилось крахом. Ход повествования неизбежно к ней подвел. Не в моих правилах давать оценки судьям и комментировать их работу. Это сделают другие. Нелицеприятные слова в адрес коллег произнес на всесоюзном совещании судей известный в прошлом арбитр Нестор Чхатарашвили: “Сегодня судья выходит на поле и не видит перед собой “красных” и “синих”, как должен был бы видеть. Он видит команду, у которой столько-то очков и столько-то заступников, которая претендует на такое-то место, играет на своем (или чужом) поле, перед этим проиграла (или выиграла) и т.д. и т.д. Так разве не влияет на судью обилие подобной “информации”?”

Резкие слова в адрес вершителей судеб футбольных матчей произнес и начальник отдела футбола Спорткомитета Украины Олег Ошенков: “Они чаще руководствуются интересами клубов, но не правил. Мы сталкиваемся с фактами криводушия, необоснованного либерализма, иной раз тенденциозности… Я думаю, что наш футбол очень выиграет, если мы поведем наконец самую решительную борьбу с судьями-конъюнктурщиками, приспособленцами”. Читая и слушая высказывания нынешних футболистов, тренеров и руководителей команд, создается впечатление, что борьба продолжается. Без шанса на успех.

О неблагополучии в судейском корпусе был информирован и глава спортивного ведомства Сергей Павлов, посоветовавший на пленуме Федерации футбола СССР “оградить арбитров от какого-либо давления со стороны”. Не уточнил, с какой именно, как следовало их ограждать и, что главное, кто должен этим заниматься. Вот и мучаются поныне футбольные руководители в тщетных попытках решить проблему.

Лавина критики, обрушившаяся со страниц СМИ, вынудила главу спортивного ведомства страны Сергея Павлова разродиться еще одним (столь же бесплодным) постановлением: “О мерах по улучшению качества судейства и организации соревнований на первенство СССР по футболу”. Меры предлагались преимущественно карательные: предупреждения, дисквалификации… Среди наказанных - и именитые арбитры, не раз входившие в десятку лучших в стране, и отлично судившие за рубежом (умели, стало быть). Что изменилось? Исчезла проблема? Ответ вы и сами знаете.

ГОЛ ПЕРВЫЙ И САМЫЙ КУРЬЕЗНЫЙ

События ереванского матча увели автора в сторону от начертанного им плана, задержали запуск 33-го чемпионата СССР. Восьмого апреля сделали первый турнирный шаг 14 коллективов из 16. Два других, “Заря” и ЦСКА, сыграли в тот день по второму разу, так как волей больного на голову календаря они четырьмя днями ранее, 4 апреля, открыли союзное первенство в Ворошиловграде. Там был сделан первый удар по мячу и забит первый гол: на 66-й минуте открыл счет в матче и в чемпионате полузащитник “Зари” Вячеслав Семенов. Он же его удвоил - 2:0.

Сенсационным поражение чемпиона не назовешь: начало сезона, поле чужое, да и соперник крепкий, входил в пятерку лучших в стране. Скорее неожиданность. Но со временем таковой не будет казаться - поблекшая игра армейцев соответствовала итоговому месту в турнирной таблице. И в следующей игре в Ростове с младшими по званию счет мячам открыть им не довелось.

Матч на новом стадионе СКА вызвал интерес громадный. Капитану ростовчан голкиперу Льву Кудасову администрация новорожденной арены под бурные аплодисменты трибун вручила символический ключ. Весьма кстати. Голкипер запер ворота наглухо, и чемпион не смог подобрать к ним отмычку - 0:0.

Футбол бодро шагал по стране по давно протоптанной дорожке - с юга на север. И 17 мая пришел в столицу. Так уж получилось, что прошлогодние золотые медалисты в течение 13 дней трижды открывали сезон: 4 апреля в Ворошиловграде, через четыре дня - в Ростове, 17 апреля - в Москве. Соперник - “Арарат”, вполне, как тогда казалось, съедобный. Но и в этот раз забить армейцам, в отличие от гостей, не удалось. Собственно, ереванцы к единственному в игре мячу непосредственного отношения не имели.

Гол - самый в турнире (не исключаю, и в многолетней истории чемпионатов) курьезный. Середина второго тайма. Хозяева прервали атаку “Арарата”. Защитник Юрий Истомин отдал мяч вратарю Леониду Шмуцу. Тот постучал мячом о землю, дождался, когда товарищи займут удобные позиции, и, намереваясь послать его подальше, размахнулся, как дискобол, и… “Диск” неожиданно для вратаря и всех окружающих соскользнул с руки и предательски покатился в ворота. Отчаявшийся голкипер бросился за ним… Тщетно. Мяч успел пересечь линию ворот. Зрители, впервые увидев такое, шум подняли невообразимый. Гости не сразу поняли, чем вызвано оживление трибун. Поняв, бросились друг другу в объятия.

Так началось триумфальное шествие “Арарата” по московским футбольным полям. В течение трех лет он сыграл в Белокаменной 13 матчей. Результат шокирующий: +9=4-0, 13 - 3. Ни одной команде высшей лиги не удалось за это время избежать поражений в столице. За “Араратом” закрепилась репутация чемпиона Москвы.

Второго мая веселилась и гуляла вся страна - праздник. Для московских болельщиков - праздник вдвойне: в Петровском парке футбол, “Динамо” - “Спартак”. Трибуны полны - 52 тысячи зрителей. В смысле футбольном, эмоциональном (с красивыми комбинациями, хлесткими ударами, забитыми мячами) праздник не получился: игра унылая, будничная, “сухая”. Медленный темп, множество единоборств, беготни - бесцельной, бесполезной. Два-три спонтанно возникших момента загублены. Самый реальный шанс забить упустил спартаковец Геннадий Логофет: исполняя пенальти, попал в штангу - 0:0.

ВСПЫШКИ АКТИВНОСТИ

Чемпионат оказался малокровным, общая результативность - 2,20 гола за игру. В первых турах и того хуже. Турнир набирал скорость, подходил к экватору, а коэффициент находился где-то на уровне 1,96 - 1, 98. Могло быть меньше, если бы не отдельные вспышки активности. О некоторых, с налетом сенсационности, расскажу.

Второе мая. Тбилиси. Самое яркое, принципиальное закавказское дерби: “Динамо” - “Арарат”. Тбилисцы рангом и классом выше, чаще в очных поединках побеждали, на своем поле осечек не знали. В Ереване всякое случалось. Тотализаторы, уродливые гримасы буржуазного мира, в стране Советов были запрещены (подпольные функционировали). Будь они в ходу, поставившие на “Арарат” сорвали бы куш знатный.

Николай Глебов, новый тренер ереванцев, плодотворно с командой поработал, повернул ее лицом к чужим воротам, настроил на комбинационный, атакующий лад, снял “порчу” с чужих полей, раскрепостил. Ребята играли в охотку, активно, независимо от силы соперника и места встречи. И в Тбилиси без тени робости насели на хозяев. Крайние форварды, Иштоян и Казарян, переигрывали опекунов, Маркаров умело уводил Хурцилаву, и в образовавшуюся в центральной зоне “форточку”, словно опытные “домушники”, поочередно проникали хавбеки.

Уже на 16-й минуте последовала молниеносная комбинация Иштоян - Казарян - Маркаров. Эдуард мог и сам пробить, но, увидев оставшегося в одиночестве Заназаняна, пропустил мяч. Удар полузащитника был неотразим. Затем две молниеносные атаки довел до ума Маркаров, а завершил разгром еще один хавбек - Бондаренко, угодив метров с тридцати в “паутину” - 4:0.

“Арарат” хорошел на глазах. Натужное начало местные специалисты объясняли предубежденным отношением футболистов к непривычному для них принципу работы Глебова. Со временем притерлись, достигли взаимопонимания. Результаты пошли в гору. Настолько, что Аркадий Андреасян со страниц “Комсомольца” (от 28 мая) предрек: “Мы в силах рассчитывать на место в первой тройке”. Никто на такой смелый прогноз не решался. Головокружение от первых успехов? Жизнь покажет.

“ГОЛЕПАД”

Матч в Баку 15 мая, “Нефтчи” - “Спартак”, стал одним из двух самых в турнире результативных. Четыре вратаря обеих команд восемь раз извлекали мячи из собственных сетей. Пять - москвичи Анзор Кавазашвили и Ионас Баужа, трижды - бакинцы Сергей Крамаренко и Вячеслав Шехов. Вы, конечно же, догадались - не от хорошей жизни тренеры прибегли к ротации стражей.

По тому, как складывалась игра, конечный результат получился скромненьким. Общественный корреспондент из Баку М. Пейзель в заметке “Комедия ошибок” (“Советский спорт” от 18 мая) насчитал помимо восьми забитых три не засчитанных арбитром гола, два попадания с близкого расстояния в штангу и добрый десяток голевых моментов. Только два гола со “знаком качества”: бакинец Николай Смольников после быстрой комбинации пробил под острым углом, а спартаковец Виктор Папаев произвел кинжальный удар метров с 25 в самый уголок. Оба гола - неберущиеся, остальные шесть, вполне “берущиеся”, стали результатом нелепейших ошибок вратарей высокой репутации. “Открытый футбол - это совсем не то, когда открывают дороги к своим воротам”, - резюмировал общественник. А тренер “Спартака” Никита Симонян сказал местному журналисту с горькой иронией: “Я совершил грубую ошибку, не поставив в ворота сразу двух вратарей”. Двух поставить все же пришлось, но в разное время.

ЧЕМПИОНА ОБЫГРАЛИ, ДЕБЮТАНТУ ПРОИГРАЛИ

Еще одна достойная внимания игра состоялась 23 июня в Киеве. Динамовцы на Республиканском стадионе принимали ЦСКА. Перед игрой зрители попрощались с Виктором Серебряниковым, завершившим долгий и славный, усыпанный наградами путь в футболе. Это был лучший на тот день матч киевлян. Правда, они не достигли образцов игры команды 60-х, но проявили тот же боевой дух, азарт, стремление к победе. Несмотря на тотальное преимущество над соперником, к перерыву счет оставался нулевым исключительно благодаря стараниям ангелов-хранителей чемпиона. Трижды в течение трех минут мячи упирались в штангу, хозяева запороли несколько выгоднейших моментов, метался в воротах армейский страж Владимир Астаповский, делал, что мог, а мог многое.

Прорвало во втором тайме. Всякому терпению есть предел, даже ангельскому: не уберегли своих подопечных, силы иссякли. К 54-й минуте уже 3:0. Дважды пробил вратаря Пузач, поправивший в перерыве прицел, а Колотов довел счет до крупного. Итог - 4:1. Лидер убедительно переиграл чемпиона, готового в ближайшее время обрести приставку “экс”.

Не было еще стабильности в игре динамовцев: через четыре дня после творческого взлета последовал провал во Львове - 1:3. В Киеве результат восприняли болезненно. Корреспондент “Комсомольского знамени” (от 29 июня) не пощадил самолюбия земляков: “Как это ни парадоксально, лидер в этом матче, не сумев внутренне настроиться на ожидавший его во Львове сюрприз, выглядел учеником, который волею обстоятельств вынужден брать урок у дебютанта”.

Первая осечка Киева не отразилась на его лидирующем положении, ибо ближайшие преследователи тоже потеряли очки в гостях с одинаковым счетом 0:1: “Арарат” - в Ростове, одноклубники из Москвы - в Ленинграде. Чемпионат приближался к экватору, напряжение сохранялось на всех ступенях турнирной лестницы, но мы берем тайм-аут, чтобы рассказать о событии неординарном, грустном и, увы, неизбежном. Лев Яшин завершил долгую блестящую вратарскую карьеру.

ДО СВИДАНИЯ, ЛЕВ ИВАНОВИЧ

По этому поводу 10 мая в московском Доме дружбы с народами зарубежных стран состоялась пресс-конференция для советских и иностранных журналистов. Проводил ее заместитель главы спортивного ведомства страны Ивонин. Он сообщил собравшимся, что Спорткомитет СССР совместно с футбольной федерацией и спортобществом “Динамо” решил организовать прощальный матч Льва Яшина с участием сборной клубов “Динамо” и звезд мирового футбола (сборной ФИФА).

Зампред зачитал Указ высшего (формально, юридически) органа СССР, Президиума Верховного Совета, о награждении виновника торжества: “За заслуги в развитии футбола и спортивные достижения наградить заслуженного мастера спорта СССР ЯШИНА Льва Ивановича орденом Трудового Красного Знамени”.

Указ подписали председатель (в переводе на иностранный - президент) “высшего органа” Николай Подгорный и “долгоиграющий” секретарь того же органа Михаил Георгадзе.

Получив слово, Гранаткин говорил об организационных моментах (где, что, когда и как), после чего ответил на вопросы. Многих интересовали состав команды “звезд” и причина отсутствия чемпионов мира бразильца Пеле и англичан Бенкса, Мура и Чарльтона. Пеле не позволили хозяева “Сантоса”. Клубу предстояло две игры в Боливии, и он лишился бы больших денег, оговоренных в контракте, в случае отсутствия мировой звезды. Англичан, ссылаясь на занятость, не отпустила их футбольная ассоциация. И все же Бобби Чарльтон, истинный джентльмен на поле и в жизни, пренебрег запретом, прибыл в Москву и с капитанской повязкой вывел на поле команду мировых звезд, состоявшую из представителей 12 стран. На торжества приехал еще один англичанин, президент ФИФА Стэнли Роуз.

ПОБЕДИЛА ДРУЖБА

Игра состоялась 27 мая. Первым, 24 мая, явился тренер сборной мира югослав Райко Митич. Тот самый, открывший счет в проигранном нами матче югославам на ОИ-52. Он с товарищами косвенно стал причиной сталинских репрессий в отношении сборной СССР и нескольких ее игроков. Но и у Митича претензии к советской сборной накопились и лично к Виктору Понедельнику (высказал ему при встрече): за решающий гол его соотечественникам в финале Кубка Европы-60 и через два года в Чили.

Матч начался неожиданно. Пока “звезды” знакомились на поле друг с другом, наши забили два гола и к 10-й минуте повели 2:0. Именитые соперники общались поначалу на разных языках (в прямом и футбольном смысле), действовали разрозненно, индивидуально. У Яшина работы было немного, когда возникала, справлялся безукоризненно: безошибочно играл на выходах, так умело выбирал позицию, что казалось, будто мяч сам, словно намагниченный, прилипал к его сильным, уверенным рукам. А на 17-й минуте показал, на что способен. Пробитый Гердом Мюллером мяч отскочил от перекладины. Первым к нему подоспел Чарльтон и пробил в труднодоступное для вратарей место. Но не для Яшина: в изумительном броске, восхитившем всех, кто его видел, он угрозу предотвратил.

На 53-й минуте Яшин поднял руку, остановил игру и попросил замену. Он обнял сменщика, Владимира Пильгуя, похлопал его по плечу и, едва сдерживая слезы, не оглядываясь, под овации зрителей, испытывавших схожие чувства, направился в раздевалку. Праздник получился со слезами на глазах.

“Звезды” словно ожидали этого момента. Уход Яшина их раскрепостил: наметилось взаимопонимание, разыгрывались осмысленные комбинации, участился обстрел ворот. Буквально через минуту после замены вратаря забил венгр Месэй. Пильгуй впервые коснулся мяча, когда извлекал его из сетки. Болгарин Жеков счет сравнял. Победила дружба - 2:2.

“ДИНАМО” (СССР) - СБОРНАЯ “ЗВЕЗД” (ФИФА) - 2:2 (2:0)

Голы: Хмельницкий, 7 (1:0). Сабо, 10 (2:0). Месэй, 53 (2:1). Жеков, 78 (2:2).

“Динамо”: Яшин (к, Пильгуй, 52), Штапов, Хурцилава, Зыков (Смирнов, 46), Соснихин, Гребнев, Сабо (Мачаидзе, 46), Малофеев (Козлов, 33), Численко (Метревели, 20, Эштреков, 46), Еврюжихин (Веремеев, 46), Хмельницкий (Авруцкий, 72).

Тренер - Константин Бесков.

Сборная “звезд”: Мазуреквич (Виктор, 46), Джоркаефф (Анчок, 46), Факкетти, Шульц, Месэй, Пенья (Жеков, 46), Думитраке (Любаньски, 46), Бонев (Куна, 46), Г. Мюллер, Б.Чарльтон (к), Джаич.

Тренер - Райко Митич.

Судьи: Бахрамов. Казаков, Круашвили (все - СССР).

27 мая. Москва. Стадион им. В.И.Ленина. 102 000 зрителей.

ОН БЫЛ РЕФОРМАТОРОМ

Лет 20 назад одно издательство попросило меня назвать десятку лучших футболистов мира с небольшими характеристиками. Естественно, Яшина включил, а текст с небольшими изменениями и сокращениями изложу.

Яшин познал вратарскую науку от и до и все, что умел, делал с блеском. Одно перечисление его вратарских достоинств займет немало места: высокая техника, расчетливая игра на выходах, игра кулаком, доведенная почти до совершенства, выбор позиции, смелость, решительность, он хозяйничал на всей территории штрафной площади, четко действовал в противоборстве один на один с соперником…

По словам спартаковского вратаря 40-х годов Алексея Леонтьева, Яшин не только впитал все лучшее, что было в игре вратарей прошлых лет, он привнес в нее нечто новое, свое, яшинское. Он был реформатором.

Игра вне пределов штрафной площади не имела ничего общего с клоунадой бельгийца Пфаффа и рискованными, авантюрными, нередко малооправданными выходами в “чисто поле” колумбийца Игиты, после которых тренер съедал не одну пачку валидола. Намного грамотнее, ближе к яшинскому образцу действует лучший сегодня вратарь мирового футбола немец Мануэль Нойер. Но порой уверенность переходит в самоуверенность, а то и в плохо скрываемую браваду, что не гарантирует безопасность ворот.

Яшин - это точный, вплоть до сантиметра, расчет, уверенные, безошибочные действия. Риск исключался. Глубокое понимание игры, интуиция, умение предвидеть развитие атаки соперника позволяли ему своевременным выходом за границы штрафной площади предотвращать беду.

Он постоянно в игре, ни на секунду не отвлекался. Мысленно участвовал в наступлении своих, пасовал, прорывался, обводил, забивал… При атаке на свои ворота внимательно следил за ее ходом, предугадывая ее направление и развитие. Внутренний его “компьютер” выдавал четкую программу ответных действий.

Умение, как говорят футболисты, читать игру, редкий яшинский дар “предвидения” позволял ему не только отлично взаимодействовать с защитой, но и руководить ею - толково, умно.

Яшин фактически первый из вратарей стал вводить мяч в игру рукой. Не от случая к случаю - превратил в систему, довел этот сложный технический прием до совершенства. Он вбрасывал мяч точно в ноги партнеру на разное расстояние, иногда метров на сорок. Столь дальний бросок заставал иной раз соперника врасплох, отрезал от мяча и тем самым создавал возможность для быстрой динамовской атаки.

Основная и единственная задача вратарей “дояшинской эры” - разрушительная: прервать, перехватить, отбить… Короче - не дать забить. Овладев мячом, голкиперы старались как можно дальше выбить его ногой. Кому достанется, было делом случая. Если сопернику - приходилось готовиться к отражению новой атаки.

Яшин, блестяще выполняя основную вратарскую функцию, не ограничивался этим. Освоив точный ввод мяча рукой, он стал зачинателем атак своей команды. Яшин - первый в мире вратарь-созидатель.

“ЯШИН - ЭТО ДЬЯВОЛ!”

У самых великих случаются нелепые ошибки, черные дни, неудачные матчи, турниры. Кого-то не-удачи ломают, сильных духом - закаляют. Яшин из их числа. Судьба не баловала его, устраивала время от времени жестокие испытания. В первый раз - в 50-м, в год дебюта в большом футболе, когда горе-педагоги после двух неудачных игр отправили его в глубокий тыл на… три года. Мужества, воли, терпения хватило, дождался он своего часа, вернулся и заиграл так, как никто до него не играл.

Второе испытание - неудачная игра на ЧМ-62. Начальники обвинили его во всех тяжких и готовы были изгнать всемирно известного вратаря из советского футбола. Яшин выдержал и это испытание и в следующем году стал лучшим в стране и в Европе.

23 октября 1963 года он в составе мировых “звезд” играл на “Уэмбли” против сборной Англии. Защищал ворота как истинный лев. Знающие толк в футболе англичане устраивали нашему вратарю овации. В одном из эпизодов центрфорвард хозяев Гривс метров с шести направил “снаряд” под крестовину. Такие мячи не берутся. Но Яшин в каком-то невообразимом броске взял. Намертво. Фантастика!

А что вытворял через две недели в Риме в отборочной игре Кубка Европы! Хозяева давили. Доменгини с близкого расстояния мощно пробил в угол. Яшин, молнией бросившись за мячом, успел его достать. Итальянец добивал практически в пустые ворота, но Лев каким-то чудом парировал ногой и этот удар. Затем взял пенальти от самого Сандро Маццолы…

После игры Доменгини жаловался журналистам: “Яшин - это дьявол! Ему невозможно забить”. Любопытно, что семью годами ранее, по окончании игры сборной СССР в Париже, французский журналист предварил отчет о матче заголовком: “Яшин - это черт!!!” Парадокс - так называли очень доброго, светлого, чистого человека. Об этом знали все, и футболист с журналистом. Они, конечно, не думали отождествлять нашего голкипера с нечистой силой, но подозрения в связях с ней, видимо, имелись: не мог ведь простой смертный без потусторонней помощи вытаскивать такие мячи.

Ратные подвиги Льва Великого без последствий не остались. Европа признала его в 1963 году лучшим футболистом континента. Первый и единственный случай, когда “Золотой мяч” достался вратарю.

Последний матч в чемпионате СССР Лев Иванович сыграл 30 августа 1970 года, за два месяца до 41-го дня рождения. Ушел с гордо поднятой головой, непобежденный, лучший на планете Земля. Таковым остается по сей день.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...