Газета
9 мая 2015

9 мая 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1968 год. ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

БЕЗ МЕДАЛЕЙ И ЗАБИТЫХ МЯЧЕЙ

Перед главным турниром сезона советская сборная в силу ряда обстоятельств, изложенных в предыдущей главе, испытывала серьезные кадровые проблемы. Напоминаю: в начале мая Михаил Якушин отказался от услуг Стрельцова, Сабо и Медвидя. В проигранном матче в Остраве, закрывшем путь на Олимпиаду в Мехико, серьезные травмы получили Хурцилава, Аничкин и Численко. В Италию их взяли, заведомо зная, что играть не смогут, поскольку до встречи в Чехословакии были включены в отосланную в УЕФА заявку. Как и Воронин. Но он остался в Москве.

ОТ СМЕРТИ СПАСЛО… НЕЗАКРЕПЛЕННОЕ СИДЕНЬЕ

О нем подробнее. Игра одного из лучших футболистов чемпионата мира-1966 потускнела, а образ жизни не вписывался в жесткие требования тренера. Перед поездкой в Чехословакию Воронин снова нарушил режим, и Якушин выгнал его с проходивших в Вешняках сборов, но из команды не отчислил. Предоставленный себе самому, полузащитник предался земным радостям.

Случилось несчастье. Советские СМИ ни словом о трагедии не обмолвились. В отличие от … чехословацких. "Перед началом субботней встречи,- писал обозреватель спортивной газеты Йиржи Беранек, - мы узнали об автомобильной катастрофе, в которую недалеко от Москвы попал Воронин. Состояние его очень тяжелое" ("Ческословенский спорт" от 3 июня). Советские люди чехословацких газет не читали, пользовались услугами круглосуточно и оперативно работавшего "сарафанного радио". Слухи роились разные, обрастая по мере распространения подробностями, вызывающими порой большие сомнения.

Я безоговорочно верю замечательному писателю и журналисту Александру Нилину. Поклонник "Торпедо", он был вхож в команду, тесно общался с футболистами. Спустя годы Александр Павлович в посвященном Воронину очерке приоткрыл завесу. Процитирую его рассказ с небольшими купюрами: "Из Вешняков он (Воронин. - прим. А.В.) помчался в Мячково (торпедовская база. - прим. А.В.) - занять у буфетчицы денег и забрать машину… Он покатил в Москву - появилась уважительная причина для совсем уж безудержных ночных забав.

Море горького вина… И в заключение провал и глубокий, как обморок, сон. Сон за рулем "Волги" - и столкновение с автокраном на рассветном шоссе… Жизнь Воронину спасло незакрепленное… сиденье.

Из клинической смерти врачи его вытащили, вряд ли задумываясь - им подобное и не положено по роду занятий, - на что обрекают пациента. Навестивший Валерия в больнице Иванов не узнал его вначале. С койки, мимо которой он прошел, Валентина Козьмича окликнул совершенно незнакомый человек…

Усилиями хирургов и стоматологов что-то, конечно, сделали для приближения к былому облику, но подбородку прежней формы не вернули. Срезанность подбородка и утрата медальных, монетных черт лица исказили внешность непоправимо…" (Нилин А. Спортивный интерес. Москва: Время, 2011. С. 577-578).

НИЧЬЯ ПРИ ПРЕИМУЩЕСТВЕ

Первого июня проиграли кошмарный матч в Остраве, а на пятое назначен полуфинал чемпионата Европы в Неаполе, известном буйным нравом тифози. За три дня до игры все 50 касс стадиона "Сан-Паоло" закрыли наглухо - "товар" разобрали вмиг.

Тренер "Скуадры" Ферруччо Валькареджи с составом определился давно, секрета из него не делал и обнародовал в местной спортивной газете. Якушин медлил, прикидывал варианты, старался залатать возникшие бреши.

Самое драматичное в полуфинальной встрече Италия - СССР произошло не на поле, а в судейской комнате. В самом матче гости выглядели активнее. Их козыри - скоростные атаки, постоянное нагнетание темпа, предельная концентрация внимания в обороне - определили небольшой территориальный перевес, к сожалению, не воплотившийся в голевой. Защитники на своем участке порядок обеспечили, впереди можно отметить старание, работоспособность и отсутствие взаимопонимания, без чего невозможна комбинационная игра. Банишевский бегал много и быстро, но скорость мысли не поспевала за скоростью ног. Бышовец, если задумал обвести всю команду, цели не достиг, но на пути к ее реализации несколько раз продемонстрировал потрясающий дриблинг. Его проходы наводили ужас на оборону и вратаря и сверх меры будоражили экзальтированную неаполитанскую публику.

Наши и угловых больше подали (12:4) и чаще били (21:17), однако электронное табло эти удары оставили равнодушным. В дополнительные полчаса соперники по разу проверили качество боковых стоек. С ними все было в порядке. На том и разошлись, предоставив судьбу жребию.

ФИНАЛИСТА НАЗНАЧИЛА 10-ФРАНКОВАЯ МОНЕТА

О составе участников жеребьевки, активных и пассивных, рассказали корреспонденты ТАСС Анатолий Качалов, Виталий Попов и политический обозреватель самой главной и правдивой в стране газеты В. Ермаков. Излагаю содержание, в целом и в частностях (за исключением мелких деталей) идентичное.

Сразу после игры капитанов и тренеров обеих команд пригласили в судейскую комнату. Там их ожидали бригада арбитров в полном составе, вице-президент УЕФА испанец Пуйоль и секретарь Федерации футбола Италии Бертольди. Главный судья, Курт Ченчер из ФРГ, предложил Шестерневу три монетки на выбор - швейцарскую, французскую и итальянскую. Нашему капитану больше понравилась французская. Сторону монеты назвал Факкетти - он предпочел "орла". Ченчер подбросил монету, ловко ее поймал одной рукой и моментально накрыл другой. Когда, убрав ее, показал присутствующим, на них глядел "орел". Так, 10-франковая монета, отчеканенная в 1906 году, вывела итальянцев в финал. Ченчер подарил ее президенту итальянской футбольной федерации Артемио Франки.

Счастливый Факкетти выскочил на поле с поднятыми руками и радостным кличем: "Победа!" Вопль, вырвавшийся из десятков тысяч болельщицких глоток, достиг, наверное, отдаленных окрестностей Неаполя. Объятиям и поцелуям на поле и трибунах не было конца. Факкетти в разгар торжеств прокричал стоявшему рядом журналисту: "Все мы сделаем из 10-франковых монет медали и будем их носить на груди. Они станут для нас одним из самых дорогих сувениров". Наши ребята, понурив головы, скрылись в подтрибунном помещении.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Монета подыграла хозяевам и отлилась в золотые медали после победы в финале над югославами (1:1 и 2:0). Советская сборная по тому, как складывался матч, была ближе к победе, лишилась как минимум серебряных наград и вынуждена была оспаривать в матче с чемпионами мира англичанами бронзу. Прежде чем приступить к встрече, обращусь к воспоминаниям Якушина ("Советский спорт" от 10 апреля 1988 года), описавшего процесс жеребьевки, каким видел двадцать лет спустя.

"В судейскую комнату были приглашены капитаны обеих команд - Шестернев и Факкетти, три арбитра и представитель Европейского союза футбольных ассоциаций (УЕФА) испанец Руйола (ошибка - Пуйоль. - прим. А.В.). Я всеми правдами и неправдами тоже пробрался в это помещение… Сначала определяли, какой монетой бросать жребий - итальянской или французской. Выбрали французскую. Дальше события стали развиваться как в трагикомедии. Руйола спрашивает у Шестернева, какую сторону монеты выберет он. Я за это время успел внимательно осмотреть монету и заметил, что одна ее сторона, называемая "фигурой", чуть выпуклая…

Прикинул, что шансов на то, что монета упадет вверх выпуклой частью, значительно больше, и поэтому, не задумываясь, говорю Шестерневу: "Выбирай "фигуру"!" Он стоит, как отрешенный. Я ему говорю: "Фигуру!" Он находится в состоянии прострации и ничего не слышит… Я ему вновь говорю: "Фигура!" Он никак не реагирует. Руйоле надоело ждать, и он обратился уже к Факкетти - выбирай, мол, ты. Итальянец сразу смекнул, в чем дело, и произнес: "Фигура!" Руйола бросил монету, она упала на пол и раздался торжествующий крик Факкетти: "Фигура!"

Несоответствия с рассказом журналистов очевидны. Время способно стирать детали, смещать и искажать факты. Я лишь изложил две версии, оценивать достоверность каждой не вправе, а на неточность в воспоминаниях Михаила Иосифовича укажу. Жребий бросал не Пуйоль, а Ченчер. В инструкции о процедуре проведения жеребьевки четко и ясно прописано - весь процесс возлагается на главного арбитра. Обязанность представителя УЕФА, в данном случае Пуйоля, - следить за беспрекословным исполнением инструкции, и вряд ли он мог допустить подсказки при выборе стороны монеты.

"БЫШОВЕЦ - ВЕЛИКИЙ КОНТРОЛЕР МЯЧА"

Вердикт жребия огорчил советских обозревателей настолько, что дать всесторонний объективный анализ игре сборной, проявившей старание, работоспособность, самоотверженность, не посчитали нужным. Иностранцам наша команда в целом понравилась, особенно оборона, в частности Шестернев. Много комплиментов с некоторыми оговорками (упрекали в излишнем индивидуализме) достались Бышовцу.

На английского журналиста Роджера Макдональда произвели впечатление те же персонажи, форвард - безоговорочно: "Появление Бышовца - это не просто находка. Бышовец - великий контролер мяча с обостренным чутьем момента, рывком, решительностью и умением нанести удар. Это игрок с будущим. Шестернев стал еще крепче, чем пару лет назад". О сборной: "Русские хорошо сражались, но, на мой взгляд, травма Риверы дала им возможность выглядеть сильнее, чем они были в тот момент на поле".

Советская пресса о повреждении, полученном на первых минутах Риверой, одним из ведущих игроков "Скуадры", и о численном превосходстве сборной СССР на протяжении основного и дополнительного времени не обмолвилась. Травма оказалась настолько серьезной, что Ривера не смог восстановиться ни к первому финальному матчу с югославами, ни ко второму. Не потому ли фортуна, дабы восстановить справедливость, поощрила хозяев?

Решение о жеребьевке в случае ничейного исхода полуфинала Кубка (с 1968 года - чемпионата) Европы было принято давно и всерьез не воспринималось: считали такую ситуацию маловероятной. Как только дошло до дела, несостоятельность этого пункта правил стала очевидной. В футбол играют мячом, и только при его непосредственном участии должны определяться победители. Послематчевые пенальти тоже не идеальный вариант, и все-таки многое в экзекуции зависит от мастерства исполнителей и вратарей, насколько искусно направляют мяч в цель или отражают его. Монета, какой бы стороной ни легла, к выявлению сильнейшего не имеет ни малейшего отношения. Принеся в жертву сборную СССР, чиновники убедились в несостоятельности и порочности абсурдного правила и вскоре отменили его.

ИТАЛИЯ - СССР - 0:0

Италия : Дзофф, Бурньич, Факкетти (к), Феррини, Берчеллино, Кастано, Доменгини, Юлиано, Маццола, Ривера, Прати.

СССР : Пшеничников, Истомин, Шестернев (к), Капличный, Афонин, Ленев, Логофет, Малофеев, Банишевский, Бышовец, Еврюжихин.

Судьи : Ченчер (ФРГ). Динст (Швейцария), Жолт (Венгрия).

5 июня. Неаполь. Стадион "Сан-Паоло". 68 582 зрителя.

"НА ПОЛЕ БЫЛА ОДНА КОМАНДА"

Теперь матч за третье место, не с кем-нибудь - с чемпионами мира англичанами. Ну и что? Всего-то полгода назад, в декабре 67-го, сыграли с ними на "Уэмбли" достойно - 2:2. Почему бы не выиграть спор за бронзу, находясь в более благоприятной ситуации. Тогда мы выступали на чужом поле после окончания сезона, англичане в него уже вкатились и находились в лучшей форме. Сейчас играем на нейтральной территории, они - после тяжелейшего чемпионата, мы - на подъеме. К сожалению, в футболе решают не теоретические расклады за рабочим столом, а игра на футбольном поле - здесь и сейчас.

На бумаге получилось лучше, нежели на поле римского стадиона. За исключением первых двадцати минут, когда по-хозяйски расположились на английской половине, полумоменты создали, загубленные неточными ударами. Один полноценный, реальный, возник у Бышовца. Оставшись с глазу на глаз с Бенксом, форвард неожиданно наступил на мяч и упал.

Проснулись британцы в середине тайма. Продрали глаза, сладко позевывая, потянулись, посмотрели окрест. Поняв, где находятся и куда бежать, задвигались. Первыми сориентировались форварды, увлекая за собой хавбеков и защитников. В створ попадали редко, а когда это удавалось, умело гасил опасность Пшеничников. Активен Бобби Чарльтон. Необычайно. Конструирует, изобретает, увлекает соратников, борцов за общее дело, и сам стреляет при первой возможности - сильно, неожиданно, расстояние до мишени значения не имело. Его настойчивость была вознаграждена ближе к концу тайма.

Описание комбинации, проведенной на одном дыхании четырьмя золотыми медалистами мирового первенства, так и просится на бумагу. Противиться не в силах, да и ни к чему. Защитник Норберт Стайлз рванул по своей бровке и сделал типично английскую передачу - на противоположный фланг. Адресовалась она Роджеру Ханту. Тот получил ее вовремя, в нужной точке и незамедлительно переадресовал в центр Джеффри Херсту. Тот умело укротил мяч и одарил им ускользнувшего от опекуна Роберта (Бобби) Чарльтона. Удар с лета, точный и сильный, итальянский журналист Юлиус Хьюми определил как неберущийся. Возражать ему не решусь.

Во втором тайме преимущество англичан стало подавляющим. Говорят, команда играет так, как ей позволяет соперник. Мы многое англичанам позволяли. После забитого Херстом второго гола игру можно было завершать.

Наша сборная, оставившая неплохое впечатление в полуфинале, разочаровала. Обозреватель крупнейшего французского спортивного издания "Экип" Робер Вернь, широко в мире известный, писал: "По мере движения минутной стрелки активность советских футболистов все падала, медленно и верно она переросла в какую-то непонятную инертность. Невольно создавалось впечатление, что они отказались от борьбы, и матч, который обычно является двусторонней игрой, перестал быть таковым: на поле оставалась одна команда, которая диктовала свою волю деморализованному сопернику".

Понравилась советская команда французу в первые двадцать минут: "Признаюсь, что в течение этого краткого срока я не сводил глаз с Бышовца - этого дриблера-чародея… Бышовец вне конкуренции в этой области, но это качество превращается подчас в недостаток, в особенности, если им злоупотребляют в футболе, игре, основанной на коллективных действиях".

Из зарубежных рецензий, в массе своей критических, покажу еще один фрагмент из крупнейшей итальянской спортивной газеты "Коррьере Делло Спорт": "Англичане сначала загипнотизировали, затем приручили и, наконец, полностью смяли беспомощных в нападении русских… Логофет и Ленев занимались в основном опекой соперников, не проявив ни выдумки, ни изобретательности". Похвалили только Шестернева: "Он был единственным, кто играл на нужном уровне". Общее мнение зарубежных специалистов: сборная СССР уступала англичанам, особенно во втором тайме, в атлетической подготовке, в тактике и технике, в быстроте и точности - во всем, из чего складывается современный футбол.

АНГЛИЯ - СССР - 2:0 (1:0)

Голы : Чарльтон, 39 (1:0). Херст, 63 (2:0).

Англия : Бенкс, Райт, Уилсон, Мур (к), Стайлз, Лебон, Питерс, Хантер, Чарльтон, Хант, Херст.

СССР : Пшеничников, Истомин, Шестернев (к), Капличный, Афонин, Ленев, Логофет, Малофеев, Банишевский, Бышовец, Еврюжихин.

Судьи : Жолт (Венгрия). Ван Равенс (Голландия), Ченчер (ФРГ).

8 июня. Рим. "Стадио Олимпико". 68 817 зрителей.

Впервые наша сборная осталась без медалей европейской пробы, впервые участница финальной пульки не забила ни одного гола. Ухудшить этот результат невозможно, разве что повторить. Через 28 лет, в 1996 году, сделали это турки.

НА "СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ"

Не успел рассеяться дым над итальянскими полями, как принялись у нас за многовековую народную забаву - поиски виновных и путей выхода из создавшейся в сборной ситуации, как в зеркале отражавшей состояние футбола в стране. В спорте виновных находят быстро - они на виду, скрываться не пытаются, бесполезно. На "скамью подсудимых" сажают главного тренера. "По делу" может проходить и группа "сообщников", прошу прощения за оговорку, я имел в виду футболистов.

На четвертый день, 12 июня, "Советский спорт" опубликовал речь "прокурора", скрывшего свое имя под псевдонимом "Обозреватель". Предъявил он тренеру ряд серьезных обвинений. В совокупности, учитывая суровые законы того времени, тянули на максимальный срок лишения свободы. Инкриминировал тренеру: а) низкую результативность в весеннем зарубежном турне по Мексике и Франции; б) увеличение числа защитников и ставку на контратакующую игру; в) отсутствие средней линии. Выступавшие на этой позиции Аничкин и Хурцилава, в Италии - Ленев и Логофет, в своих клубах являлись защитниками. А чистых кровей хавбеки - Мунтян, Маслов, Серебряников, Амбарцумян - остались вне игры; г) евротурниру была посвящена двухлетняя подготовка, а тренер за это время не определился "с собственными концепциями и идеями"; д) оторванные от клубов игроки не имели достаточной игровой практики; е) отсутствовал полноценный резерв.

"Планы были внушительны, но подготовка превращалась в бесконечные путешествия, и вполне естественно, что главная цель всей этой подготовки - успешное выступление в чемпионате Европы - так и не была достигнута", - заключил обвинительную речь "прокурор".

Выделю и выступление основателя и первого редактора еженедельника "Футбол" Мартына Мержанова потому только, что в нем сконцентрированы выдвинутые против Якушина обвинения. Фигура тренера - мишень удобная: бей с любых позиций, не промахнешься и, что важно, удар остается безответным. Статью Мартына Ивановича для АПН перепечатали во второй половине июля несколько центральных и республиканских изданий.

Небольшой из нее фрагмент: "Сейчас многие команды возвращаются к типичным для советского футбола наступательным принципам игры. Этот процесс не коснулся, к сожалению, сборной команды СССР, которая все еще пыталась на международной арене выступать с пирамидальным построением игроков: пять, а то и шесть защитников… Попытка действовать на контратаках, которые прошлой осенью на "Уэмбли" позволили сделать ничью с чемпионами мира, вскружили голову тренерам команды. Но контратака - лишь эпизод игры, а не основная ее форма. Вот почему советская сборная на европейском форуме не имела, да и не могла иметь успеха, ибо она играла по старым рецептам, не отражавшим сегодняшнего уровня развития футбола, его новых тактических воззрений".

Седьмого августа в Москве состоялся пленум Федерации футбола СССР, на котором подводили итоги выступлению сборной в чемпионате Европы и олимпийском отборочном турнире. Говорили много, обстоятельно. Возгоравшиеся было очаги дискуссии гасили оперативно. Консенсуса достигли быстро, многочисленные пункты "обвинительной" части приняли, как и положено, единогласно.

На "скамье подсудимых" рядом с тренером оказалась и группа игроков. Перечислю в сжатом виде главные, на взгляд членов президиума, причины неудач сборной в международных турнирах:

1. Грубейшие ошибки в учебно-тренировочной работе, повлекшие недостаточную психологическую и физическую готовность ведущих футболистов.

2. Сабо, Медвидь, Банишевский и некоторые другие не проявили чувства патриотизма.

3. Старший тренер М. Якушин вводил в бой игроков, которые даже не выступали за основной состав своего клуба, или же вынуждал их выполнять совершенно другие игровые функции.

4.Некоторые игроки (Воронин, Стрельцов, Численко) нарушали спортивный режим.

5. Неоправданным оказался длительный отрыв игроков от клубов.

6.Большая текучесть состава (120 игроков за три года).

Вынужден поправить уважаемых товарищей. Якушин работал с командой не три, а два года. За это время в официальных встречах с национальными сборными и в чемпионате Европы на предварительном и финальном этапах в составе сборной СССР участвовали 33 футболиста. С учетом контрольных матчей с зарубежными клубами - чуть больше сорока, то есть в три раза меньше озвученных на пленуме данных.

Председателем Федерации футбола СССР избрали на пленуме Валентина Гранаткина. Валентин Александрович не в первый раз возвращался в родные пенаты. На этот раз с понижением в должности - занимал до начала августа ответственный пост начальника Управления футбола СССР при высшем спортивном ведомстве.

ЖИВ НАШ ФУТБОЛ

Летом сборная провела два матча, запланированные еще в прошлом году. В Ленинграде приняла Австрию и нанесла ответный визит шведам. Этими матчами она завершила сезон-1968, обманув медальные ожидания широкой футбольной общественности.

Игра с австрийцами была назначена на 16 июня, через восемь дней после встречи с Англией на европейском первенстве. От привлечения к матчу уставших, разочарованных, психологически опустошенных людей благоразумно отказались. Готовил команду, определял состав, давал установку, вносил коррективы в ход игры Гавриил Качалин. Помогал ему Алексей Парамонов. Якушин, как утверждали СМИ, "осуществлял общее руководство".

Качалин и Парамонов занимались в то время молодежной командой и выставили на игру перспективных ребят, чуть разбавив состав "итальянцами" - Истоминым, Леневым и Еврюжихиным. Семь человек дебютировали в сборной, причем в весьма ответственной встрече: безответственных международных матчей, тем более на уровне национальной команды, быть у нас не могло. Соперник сложный, неудобный, имели с ним "минус один". Еще один проигрыш отдалял перспективу сравнять общий баланс и выйти вперед на неопределенное будущее.

Но молодежь суммарный итог подравняла, выиграла с легкостью, какая не удавалась предшественникам. Играли весело, задорно, азартно. Доставили удовольствие себе самим и зрителям на трибунах и у телеэкранов. Широкие улыбки озарили суровые, мрачные лица критиков и функционеров, успевших спустить не одну шкуру с команды и тренера. Стало быть, жив наш футбол, есть у него будущее, разумеется, светлое, как у всех советских людей!

Первые десять минут, суматошные, сумбурные, ребята (многие впервые оказались на поле в одной компании) знакомились друг с другом. Завершение официальной части отметили голом. Доставил он ленинградцам двойную радость - от самого факта и его творца, Георгия Вьюна, получившего весной местную прописку. Не ожидавшие от молодняка такой прыти австрийцы подрастерялись. В черном теле держал их 20-летний Михаил Гершкович. Отметили его многие обозреватели, советские и австрийские. Посвятил ему несколько строк и Лев Филатов: "Предприимчивость затевающего бесконечные каверзы озорного Гершковича… заставляла австрийскую сборную играть с опаской" ("Футбол-Хоккей" № 25).

Придя в себя, гости гол отыграли, но сразу после перерыва Гершкович, лучший игрок матча, забил еще. И как это сделал! Проворный, юркий, он на большой скорости, ловко управляя мячом, прошил австрийскую оборону, неуловимыми финтами оставил не у дел одного оборонца, другого, вратаря и пробил в дальний угол! Цимис, пальчики оближешь.

К середине тайма стараниями Кахи Асатиани преимущество возросло и вскоре могло стать крупным, реализуй Козлов пенальти. Организовал его все тот же Гершкович, совершивший очередной слалом. Ну как его остановить? Есть верный способ - нарушить правила. Защитники им воспользовались, сбили в пределах штрафной площади. Козлов, до этого он никогда с 11 метров не промахивался, пробил неуверенно - голкипер ворота защитил. "Отчего оплошал?" - спросили форварда после игры. Ответил: "Решил бить в левый от себя угол, разбежался и в последний момент почему-то передумал, ударил в правый угол. Удар не получился…" ("Советский спорт" от 18 июня). 3:1. Победа достойная, обнадеживающая.

СССР - АВСТРИЯ - 3:1 (1:1)

Голы : Вьюн, 12 (1:0). Хоф, 40 (1:1). Гершкович, 49 (2:1). Асатиани, 65 (3:1).

Нереализованный пенальти : Козлов, 72 (вратарь).

СССР : Рудаков, Истомин, А.Семин (к), Плахетко, Левченко (Басалаев, 46), Асатиани, Вьюн, Ленев (Чумаков, 46), Гершкович, Козлов, Еврюжихин.

Австрия : Харрайтер, Гебхардт, Глехнер, Штамм, Фрелих (к), Айгенштиллер, Сенекович, Зибер, Вольны, Хоф, Хермайер.

Судьи : Карлссон. Могш, Нильссон (все - Швеция).

16 июня. Ленинград. Стадион им. С.М. Кирова. 71 000 зрителей.

ПРОЩАНИЕ СО СБОРНОЙ И ЕЕ ТРЕНЕРОМ

Через полтора месяца, в начале августа, сборная завершила сезон в Гетеборге. К матчу со шведами команду вновь готовили Якушин с Царевым. И начальник команды прежний - Андрей Старостин, а состав смешанный, экспериментальный. К "аборигенам" добавили двоих из молодежной команды, победившей Австрию, и троих новичков - Дегтярева, Мунтяна и Маркарова.

Приглашение киевского полузащитника было похоже на демонстрацию: вы, мол, его хотели, так получите. Сыграть на обычном своем уровне Мунтян не смог по объективным причинам - из-за травмы он пропустил около двух недель и две календарные игры. К матчу со шведами ни оправиться от болезни не успел, ни почувствовать себя своим в непривычной обстановке. Наши журналисты оценили его игру, учитывая смягчающие обстоятельства: "Мунтян после болезни был не так подвижен, но три его дальних удара были великолепны". А шведов и ведущего их эксперта Б. Ханссона, не имевших возможности сравнить Мунтяна киевского образца, когда находился в полном здравии, с тем, что показал в Гетеборге, он приятно удивил: "Этот фантастический игрок является достойным преемником Игоря Нетто".

Лучшим на поле, как и в игре с австрийцами, был Гершкович. Опять забил и голевую ситуацию организовал, когда был сбит недалеко от линии штрафной. Хурцилава, разыграв "стандарт" с Маркаровым, разрядил свое смертоносное оружие. Первый тайм наши провели с преимуществом, территориальным и материальным, - 1:0. Во втором усилия были направлены на удержание результата. В итоге пришлось отыгрываться - 2:2. Поведение гостей после перерыва удивило Ханссона ("Быстрота советских игроков стала неожиданно исчезать во втором тайме. Ошибка команды - в переходе в оборону") и вызвало негативную реакцию у его советских коллег.

Тренера вновь упрекали в оборончестве, игре с пятью защитниками (после замены Бышовца на Ленева их стало шесть) и с одним, не оклемавшимся после болезни полузащитником. Это ли было причиной увольнения тренера или судьба его была предрешена итогами чемпионата Европы, не суть важно. Как это случилось, рассказано в мемуарах пострадавшего: "… пригласил меня к себе председатель Федерации футбола СССР Валентин Александрович Гранаткин и приговор объявил, как я понял, не от своего имени: "Ну что, Михей, заканчивать будем со сборной?" Что я мог ответить на вопрос, в котором уже содержался ответ. Знал ведь, на что иду. Хорошо хоть не вахтер объявил…" (Вечная тайна футбола. Москва: Физкультура и спорт, 1988). Намек на то, как расставались с Виктором Масловым после сезона-1961 в "Торпедо". Говорили, что узнал Виктор Александрович об увольнении от уборщицы. В случае с Якушиным внешне все было пристойнее.

ШВЕЦИЯ - СССР - 2:2 (0:1)

Голы : Гершкович, 6 (0:1). Эрикссон, 66, с пенальти (1:1). Гран, 83 (2:1). Хурцилава, 89 (2:2).

Швеция : Хельстрем, Селандер (Карлссон, 75), Кристенссон, Нордквист (к), Грипп, Ольссон, Гран, Свенссон, Эйдерстедт, Эрикссон (Андерссон, 75), Бильд.

СССР : Дегтярев, Басалаев, Шестернев (к), Хурцилава, Капличный, Истомин, Мунтян, Гершкович, Маркаров, Бышовец (Ленев, 35), Еврюжихин.

Судьи : Йенсен. Серенсен, Ольсен (все - Дания).

1 августа. Гетеборг. Стадион "Нью Уллеви". 44 867 зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...