Газета
28 ноября 2014

28 ноября 2014 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1967 год. ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Время летит незаметно, на подходе третий турнир для европейских сборных. Сменил он вывеску и регламент. Вот как это было.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ МАТЧ ОТ "ЧЕРНЫХ ПОЛКОВНИКОВ"

ДУБЛЬ-ВЕ

В 1962 году пост президента УЕФА занял швейцарец Густав Видеркер - личность творческая, энергичная, деятельная. С первых дней правления он рьяно взялся за реализацию им же порожденной идеи по превращению Кубка Европы в чемпионат. Речь шла не о механической смене вывески, а о коренной реконструкции системы розыгрыша.

Провести блицкриг Видеркер не успел: разогретый механизм второго по счету Кубка Европы был готов к пуску. Но ближе к финалу, в июне 64-го, на конгрессе УЕФА в Мадриде запустили пробный шар. Поступило предложение следующий турнир считать чемпионатом Европы, а квалификационные соревнования европейской зоны к чемпионату мира - одновременно отбором к финальной части евротурнира. Оба предложения были заблокированы подавляющим большинством голосов.

Многолетний опыт Анри Делоне показал: только за счет авторитета преодолеть массированную оборону невозможно. Лишь благодаря созданию сплоченного коллектива единомышленников удалось в середине 50-х сломить сопротивление Жюля Римэ и организовать Кубок Европы для национальных сборных. Видеркер пошел по проторенному пути. Против оборонительного бетона консерваторов он использовал не забытый еще дубль-ве с пятью сильными маневренными нападающими: Агустин Пуйоль (Испания), Торе Бродд (Швеция), Джордже Попеску (Румыния), Владимир Мошкаркин (СССР) и Пьер Делоне (Франция) - сын Анри Делоне.

Энергичные, работоспособные "форварды" атаковали по всему фронту, постоянно меняясь местами (в течение 1965 года исколесили пол-Европы по маршруту Рим - Мадрид - Париж - Вена - Мадрид - Цюрих - Берн...), взламывали мощные оборонительные сооружения - "замки" и "катеначчо".

Многоходовая комбинация, продолжавшаяся два неполных года, завершилась успешно. Победный "гол" был забит 23 февраля 1966 года на родине Видеркера - в Швейцарии, в цюрихском отеле "Цум Рюден", где проходил очередной конгресс УЕФА. После продолжительных споров чемпионаты Европы стали свершившимся фактом. Не менее острые дискуссии предварили и

ПРОЦЕСС ЖЕРЕБЬЕВКИ

Тридцать одну сборную предстояло поместить в восемь отборочных групп. Отказ от участия Мальты и Исландии повысил рейтинг турнира. Зато впервые удостоила вниманием благородное европейское сообщество сборная ФРГ.

Что делать? Этот вопрос, как оказалось, волновал не только русскую интеллигенцию. Однозначного на него ответа не имели и делегаты конгресса. Быстро и без хлопот достигли консенсуса только по одному пункту: учитывая предыдущий печальный опыт, не решились полностью довериться подслеповатому жребию, и на первом этапе рассеяли сильнейших. Вот тут-то и разгорелся сыр-бор. Солидные, на первый взгляд, интеллигентные господа в желании протолкнуть своих не ограничивались парламентскими выражениями и бились (чуть ли не в прямом смысле) остервенело. Все это происходило на сцене перед благородным собранием. Основные события развивались за кулисами, где складывались и тут же распадались альянсы, заключались сделки на взаимовыгодных условиях.

Сначала отобрали десять "маток": Англия, Венгрия, Испания, Португалия, СССР, Франция, ФРГ, Швейцария, Италия, Болгария. Им через несколько месяцев предстояло участие в финальной стадии чемпионата мира в Англии. Но отборочных групп восемь - двое лишних. В результате бурных споров за бортом оставили Болгарию и Италию. Почему итальянцам предпочли швейцарцев? По всей вероятности, сделали реверанс в сторону президента УЕФА.

НОВЫЙ РЕГЛАМЕНТ

Итак, 31 сборную поместили в восемь групп: семь состояли из четырех команд, одна - из трех. Игры проводились по системе каждый с каждым в два круга: на своем и чужом полях. В 1/4 финала выходили только победители групп. При равенстве очков у двух и более команд четвертьфиналист определялся: а) по разности мячей, б) наибольшему количеству забитых мячей, в) лучшим показателям между двумя или тремя претендентами. В случае абсолютного равенства по всем пунктам решение принимал "третейский судья" - жребий.

Со второго этапа в силу вступала кубковая система - плей-офф. Жребий, уже слепой, формировал пары. Встречались дважды - дома и в гостях. Побеждает тот, кто в двух матчах забьет больше. При равенстве мячей в полуфинал выходила команда, больше забившая на поле соперника. В случае равенства и этого показателя предусматривалось два варианта: 1. Третий матч на нейтральном поле, но только в том случае, если обе стороны предварительно, до второй четвертьфинальной игры, о нем договорились. 2. При отсутствии такой договоренности в дело вступал жребий.

Жеребьевка проводится после игры на стадионе, в подтрибунном помещении. Жребий бросает главный судья матча в присутствии капитанов команд и представителя УЕФА. Та же процедура - в случае ничейного исхода третьего дополнительного матча. Победители четырех пар съезжаются на финальный турнир. Проводится он на поле одного из полуфиналистов. В финальном матче помимо дополнительного времени предусматривалась переигровка с заранее определенной датой. Если и повторная встреча после основного и дополнительного времени не выявляла победителя, чемпиона Европы назначал жребий.

Награждался он переходящим кубком и 11 золотыми медалями, вице-чемпиону и третьему призеру - такое же количество серебряных и бронзовых медалей соответственно. Впервые разрешалась замена вратаря.

ОБЕД ИЗ ТРЕХ БЛЮД

приготовил жребий для нашей сборной - Австрия, Греция, Финляндия. Думаю, пришелся ребятам по вкусу. Первая игра - с австрийцами, как полагали, главными оппонентами. Календарь позволил сборной Австрии перед поездкой в Москву размяться в Финляндии и Греции. В Хельсинки австрияки делали это так лениво, что лишились не только ценного очка (0:0), но и тренера Эдуарда Фрювирта. В Грецию отправились уже с новым наставником (или наставниками) и с самыми серьезными намерениями. Прибыли в Афины за четыре дня до назначенной встречи. Еще через пару дней… оказались в полной изоляции от окружающего их мира. 21 апреля 1967 года в Греции произошел, цитирую советскую прессу, "государственный переворот, совершенный военной хунтой при поддержке тайных служб США и НАТО, с установлением режима фашистской диктатуры". К власти пришли господа офицеры, которых окрестили у нас черными полковниками. С их приходом начались проблемы, не знаю, как в Греции, но в третьей отборочной группе - несомненно.

По распоряжению полковников заблокировали всех иностранцев по месту их нахождения, в связи с чем номера отеля, где проживали австрийские футболисты, превратились в тюремные камеры. Только через несколько дней официально объявили: из-за сложной политической обстановки в стране матч не состоится. Узников под усиленным конвоем препроводили из гостиницы в аэропорт и отправили домой. В июне австрийцы прибыли в Москву с одним потерянным очком, зато с двумя тренерами и с еще не успевшими угаснуть надеждами. Тренеры на протяжении года находились в состоянии непрерывного конфликта - друг с другом, с футболистами, со своей федерацией, с прессой и болельщиками. Провинциал Эрвин Альге считал первейшей своей обязанностью протолкнуть в сборную как можно больше людей из "глубинки", столичный житель Ханс Пессер от них отбивался.

БЛЮДО ПЕРВОЕ

Начинать любой турнир, тем паче высокой европейской пробы, нелегко - волнительно, тревожно. И соперник не подарок. Сам по себе не очень, лучшие годы, звездные, медальные, позади. И дистанция между нами в европейской табели о рангах размера огромного. В 66-м, к примеру, мы занимали четвертую позицию, они - шестнадцатую. Но… Во-первых, Австрия - главный конкурент, и потеря двух очков (даже одного) у себя дома, если не смерти подобна, проблемы может создать серьезные. Во-вторых, неудобная команда, заковыристая, тяжело мы с ней играли. Бесстрастные цифры подтвердят - баланс предыдущих встреч не в нашу пользу: +2=1-3, 4-5.

Интерес к игре зашкаливал, билеты словно ветром сдуло. Ужасная табличка (глаза бы ее не видели) "Все билеты проданы" очередь рассосала не до конца. Безнадежные оптимисты продолжали сторожить у касс, время от времени с надеждой вглядываясь в ее закрытые глазницы - вдруг "выбросят". Трибуны, сами понимаете, битком. Газетные отчеты число зрителей, как обычно, дали округленное - сто тысяч. В расположенном ниже "компоте" - 104 тысячи. Столько принимали "Лужники" с забитыми под завязочку трибунами и проходами, когда ни шагнуть, ни продохнуть. Об этом и заведующая билетно-рекламным отделом Александра Тимофеевна Агаева корреспонденту спортивной газеты говорила за несколько дней до игры. Услышав в телефонную трубку: "Можно ли купить билет на матч СССР - Австрия?" - удивилась наивности журналиста: "Что вы? Билетов давно нет" ("Советский спорт" от 11 июня).

Я почему так подробно об этом разглагольствую? Любителей статистики от возможной ошибки предостерегаю. В некоторых справочниках, советских и зарубежных, количество зрителей сильно облегчено - 72 142. Зафиксировано оно в официальном документе - протоколе матча. И я примерно полтора десятка лет назад, зная истинный расклад, проявил слабину, подход бюрократический (в общем-то мне не присущий), взял за основу протокол - документ как-никак. Согрешил. Ждал случая, чтобы вселюдно признать вину, покаяться. Дождался. Почему разница между числом реальным и протокольным возникла? Не раз в летописи 50-х объяснял. Наши деятели, чтобы не платить ФИФА налог с дохода в полном объеме, показывали число заниженное. Куда сэкономленные деньги девались, не знаю. Надеюсь, на развитие спорта в стране.

Игра складывалась - лучше не придумаешь: к концу тайма ведем 3:1. Голы забивали легко и непринужденно, один - просто "шедевральный".

25-я минута - 1:0. "Бышовец обошел, как слаломист флажки, трех защитников австрийцев. Обыграл у лицевой линии Глехнера и послал мяч вдоль ворот. Пихлеру, правда, удалось отбить мяч в центр, но там уже был Малофеев" ("Советский спорт" от 13 июня).

36-я минута - 2:0. "Воронин с правого края увидел открывшегося в штрафной площадке Бышовца. Подача. Наш молодой форвард сделал стойку на левой руке, а правой ногой нанес удар, словно молотком по шляпке гвоздя. И защитников, и вратаря гостей гол привел в изумление" ("Комсомольская правда" от 13 июня).

Гости изумились, а "Лужники" заходились от восторга. Этот гол и сегодня заслуживает высокого места в отечественных и импортных хит-парадах. Австрийцы, приехав в Москву за очком, выстроили на подступах к воротам серьезные заградительные щиты. Жизнь вынудила перестроиться. Получилось неплохо. Через две минуты (трибуны еще бушевали, ребята не отошли от бурной церемонии по случаю взятия ворот) прозвучал тревожный звонок.

38-я минута - 2:1. Активность гостей привела к угловому. Обычный, будничный "стандарт". Каждый знает, где стоять, кого держать. Афонин забыл, где ему надлежит быть, растворился в гуще своих и чужих. Последовала передача в покинутую им зону. Времени у Хофа, чтобы принять мяч, прицелиться и пробить в ближний угол - предостаточно: принял, прицелился, пробил. Защита при сем присутствовала. Яшин не выручил. Красные майки бросились восстанавливать статус-кво, комфортный задел. И преуспели.

43-я минута - 3:1. Стрельцов пробил в штангу. На добивании - Численко. Бил вроде наверняка. Защитник Вартуш так не думал. В шпагате попытался спасти ворота, сделал, что мог, но мяч не вознаградил игрока за старание и рикошетом от его ноги прошмыгнул в ворота. Перерыв.

Эрвин АЛЬГЕ ДЕРЖАЛ УЛЫБКУ ДЕВЯТЬ МИНУТ

Зритель души в тебе не чает, погода отменная, настроение превосходное, преимущество в два мяча… Что еще нужно для счастья? Для полного - пожать друг другу руки и разойтись. Австрийцы не согласны. На что-то надеются? Ну-ну. Якушин наверняка наказал в перерыве - не расслабляться. Ушами внимали, умом понимали, а подкорка не дремала, делала свое гнусное дело. Сопернику терять нечего - проигрыш в кармане. а что если дерзнуть? Дерзнули, бесстрашно, я бы сказал, бесшабашно на советскую территорию вторглись. К удивлению наших ребят - откуда, мол, и что за географические новости? Пока удивлялись, руками разводили, пропустили один гол, за ним - другой.

54-я минута - 3:2. Очередная вылазка к владениям Льва Ивановича. Прострел с фланга на Вольны, окруженного Шестерневым и Хурцилавой, людьми проверенными, надежными. Не в этот раз. И не пытались ему помешать. Яшин вышел было на перехват, но раздумал, остался в полупозиции и воспрепятствовать проникновению мяча в охраняемый им объект не смог. Австрийцев не остановить.

71-я минута - 3:3. Пас на Зибера. До ворот далековато. Расстояние его не смутило, масть пошла, пользоваться надо. Ударил. Защитники и вратарь долго наблюдали за красивым полетом мяча и мягкой посадкой за линией ворот. Журналист Сергей Кружков иронизировал: "Австрийцы не знали или забыли, что Яшин считается лучшим вратарем мира, Шестернев - "Иван Грозный русской защиты", а Афонин - "держал" самого Пеле" ("Московская правда" от 13 июня).

Трибуны и футболисты в состоянии грогги. Гости, наверное, могли воспользоваться этим обстоятельством и провести нокаутирующий удар, если бы вдруг не вернулась к ним память: вспомнили, где находятся, с кем играют. О ничьей мечтали - вот она, в кармане. Отбой. И до наших парней дошло - победа-то уплывает, с главным оппонентом, на своем поле, на глазах своего зрителя. Стыд-то какой! И бросились замаливать грехи. Когда счет сравнялся, фотокорреспонденты "поймали" блаженную улыбку на лице Эрвина Альге. Держал ее тренер девять минут.

80-я минута - 4:3. Прорыв неутомимого Бышовца, подача в центр штрафной… Светлая голова Стрельцова первой поспела к мячу и отправила его в недосягаемую для вратаря точку, в верхний угол.

Легко складывающийся матч, в котором, безусловно, более классная команда из-за преждевременной расслабленности едва не лишилась очка, оставил двоякое впечатление. Пятнадцать рассерженных мужчин - экспертов высокой квалификации выставили после игры оценки нашим футболистам по всей строгости. Худший средний балл (2,2) достался Яшину. Высший - Стрельцову (4,4), чуть меньше - Бышовцу (4,3). Остальные получили "двойки" и "тройки" с небольшим довеском. Более экспансивные, эмоциональные журналисты "Комсомолки" оценили игру центрального дуэта щедрее - на полновесную "пятерку".

Австрийские тренеры тоже отметили Стрельцова и Бышовца, Якушин - Стрельцова. С мнением экспертов об игре защитников и вратаря журналисты согласились. Досталось "защитникам отечества" по делу.

А. Алов ("Московский комсомолец"): "Защита, когда при счете 3:1 австрийцы нажимали, впала в прострацию. Нападающие гостей хозяйничали в нашей штрафной, а защитники спокойно, с любопытством наблюдали за их действиями".

Оплошности обороны и Яшина гости использовали по максимуму, сравняли статистические показатели и чуть было не увезли очко. В ударах по воротам мы уступили: 19 (10 в створ) - 20 (11). По угловым - ничья (6-6). Правила советские футболисты нарушали чаще: 13-11.

СССР - АВСТРИЯ - 4:3 (3:1)

Голы : Малофеев, 25 (1:0). Бышовец, 36 (2:0). Хоф, 38 (2:1). Численко, 43 (3:1). Вольны, 54 (3:2). Зибер, 71 (3:3). Стрельцов, 80 (4:3).

СССР : Яшин, Афонин, Шестернев (к), Хурцилава, Ленев, Воронин, Сабо, Численко, Стрельцов, Малофеев, Бышовец.

Австрия : Пихлер, Вартуш, Глехнер, Штурмбергер, Фак, Эшельмюллер, Хоф, Флегель (к), Вольны, Зибер, Хермайер.

Судьи : Бустрем. Карлссон, Линдквист (все - Швеция).

11 июня. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 104 000 зрителей.

ПЕРЕКУСИЛИ ПЕРЕД ВТОРЫМ БЛЮДОМ

До второго поединка в группе, с греками, чуть больше месяца. Спарринг бы хоть какой не помешал. Аккурат во второй половине июня Финский союз футбола и хоккея 60-й день рождения отмечал. Без футбола праздник - не праздник. Кого пригласить? Конечно же, Большого соседа, с ним до развода в 1917-м в отношениях состояли. Сосед титулованный - европейских медалей успел нахватать, олимпийскую взял, не так давно и бронзой мирового первенства разжился. Значимости матчу придаст. К тому же финны в одной европейской группе с советской сборной, месяца через два в двух матчах с недельным интервалом сойтись придется. Вот и прощупают ее на празднике в боевых условиях и себя полностью не раскроют. Что так? Классных игроков маловато, не портить ведь праздник, позориться перед публикой.

От Советов чего угодно ожидать можно. Десять лет назад, в августе 57-го, в год 50-летия Финского союза, между прочим, здесь же, в Хельсинки, на том же Олимпийском стадионе подзалетели от них в отборе к чемпионату мира аж 0:10. В страшных снах эти цифры с тех пор снятся. Потому и усилили ряды шестью футболистами сборных Норвегии, Швеции и Дании (по двое от каждой страны) и выступили единым блоком под вывеской "Сборная Скандинавии". Польза несомненная: сопротивляемость материала возрастет, соперник по еврогруппе до основания не расшифрует, проиграют, так будет на кого вину возложить: не сыгрались, мол, не сумели датчане и прочие шведы ни на кого не похожий финский стиль уловить, каждый на себя одеяло тянул…

Футбол получился зрелищный, с забитыми голами. Забивали в строгой последовательности - виновники торжества начинали (Линдхольм - на 39-й, Нильсен - на 48-й), гости отыгрывались: Медвидь на 41-й минуте сокрушительным ударом из-за штрафной площади (обошлось без жертв и разрушений), Хурцилава - на 74-й тоже издали вколотил под перекладину - 2:2.

Юбиляры и примкнувшие к ним легионеры итогом удовлетворены. Тренеру скандинавов (финну по происхождению, гражданству и месту жительства) Олави Лааксонену понравились у гостей оба футболиста, забивших голы, а также Стрельцов и Бышовец. Не мог нарадоваться на соотечественника, вратаря, сохранившего голевое равенство. Звали его Ларс Нясман, личность в Суоми популярная - защищал ворота футбольной и хоккейной сборных. Финская печать мнения тренера о гостях, команде и игроках не разделяла.

"Хювюдстадсбладет": "Советский Союз раньше имел лучшую национальную команду, чем та, которую мы видели на поле. Нападение раньше было более острым, а удары значительно опаснее", - вспомнила газета, как и я давеча, матч десятилетней давности и голы Стрельцова. "Сейчас Стрельцов не впечатлил, - продолжило издание, - был медлителен".

"Кансан уутисет": "Советская команда не очень серьезно отнеслась к этому матчу. Ее игра приобретала совершенно иной характер лишь после того, как пропускала гол… Знаменитый Яшин на этот раз не показал чудес".

Встречу со скандинавами наши деятели в реестр сборной включили, но так как ФИФА ее не зарегистрировала (учитывала исключительно матчи национальных сборных), со временем и у нас из списка изъяли. Посему традиционным "компотом" я вас не угостил.

НА ВТОРОЕ - ПОСЛАНЦЫ "ЧЕРНЫХ ПОЛКОВНИКОВ"

Как только просьбу соседей уважили, замаячил в непосредственной близости призрак греческой сборной. Головная боль. Не столько для футболистов, сколько для правителей. Не потому, что являла силу необыкновенную - били мы ее двумя годами ранее в отборе к лондонскому чемпионату мира: 3:1 у себя и 4:1 у них. Командочка так себе, с тех пор мускулов не накачала, "кубиками" не обросла. Сладить с ней, да еще в домашней обстановке должны без проблем. Но одно дело - сладить с футболистами, другое - с посланцами "черных полковников", будь они неладны. Матч, не переставая быть спортивным, обрел зловещие контуры политического. Что это такое, в стране знали.

Политические игры нередко завершались трагически. Проигрыш на Олимпиаде-52 команде "лакея американского империализма" Иосипа Броз Тито - югославам (5:5 и 1:3) лишил советский футбол пятикратного чемпиона страны (ЦДСА) и сборную. Уступили в 64-м в финале Кубка Европы в Мадриде подданным испанского генерала Франко (1:2) - "распяли" тренера. Отказались ехать в Чили (правил там "кровавый диктатор" Пиночет) на ответный отборочный матч - не попали на финальный турнир ЧМ-74. Случится это через шесть лет, осенью 73-го. Теперь вот "черные полковники" на голову свалились. Если что не так… Упаси бог, даже подумать страшно. И без того тягостная обстановка нервозности нагнеталась отсутствием информации. Ни тебе представления сборной с каждым игроком в отдельности, как это обычно делали, ни о ходе подготовки, ни интервью с тренером… Ни-че-го. Такой же вакуум молчания вокруг нашей команды. К черту подробности, о месте и времени встречи хоть словом бы обмолвились.

Вру. Мелькнула информация. Какая это информация - курам на смех. Польстил я куцей заметке на последней странице "Советского спорта" (от 21 июня) в восемь набранных мелким шрифтом строк в узкой газетной колонке. Комплимент сделал. Семь строк посвящались бригаде норвежских арбитров, строка - дате и месту встречи. О дате, 16 июля, было известно давно, вскоре после жеребьевки и до прихода к власти полковников. Место - Москва. Огромная благодарность спортивной газете. Вообще-то зря я на прессу советскую ополчился. Зависимая, униженная, подневольная, внимательно следила (и покорно следовала) за малейшим движением дирижера, определявшего дозировку, содержание, тональность…

Значит, Москва. Время шло, дни сменяли ночи, солнце всходило и закатывалось. Все как положено. А сообщение о месте встречи не подтверждалось. И не опровергалось. Ближе к делу опубликованная на неделю телепрограмма (первый союзный канал) обещала показать в 19.00 матч СССР - Греция. Стало быть, матч все-таки в Москве. А смутное предчувствие шептало на ушко: не торопись, не так все просто и ясно. Не обмануло оно, предчувствие. Девятого июля, за неделю до игры, "Советский спорт" тиснул на 5-й странице таким же мелким шрифтом (самым мелким - нонпарелью) две с небольшим довеском строки: "Отборочный матч чемпионата Европы СССР - Греция состоится 16 июля в Тбилиси".

Мудро. Не пускать же в самое сердце страны ораву в три десятка "головорезов", потенциальных шпионов, не исключено - диверсантов. Хлопот не оберешься. Органы наши внутренние, пожалуй, самые во властном организме здоровые, активные, деятельные, эффективные, с ног собьются. Это нам, то есть им, надо? Если что и способны натворить гости наши незваные, лучше пусть далеко от Москвы творят, а проследят за ними местные хозяева. Ну а ежели ЧП случится, так с них, с местных хозяев, все шкуры, что на себе носят, снимут.

Информации по-прежнему ноль-нуль. Телезрителям первого канала в 19.00, когда начался матч в Тбилиси, предложили художественный фильм "Первый учитель".

ДО ИГРЫ

А что до игры? Вроде объяснил уже - пустота, вакуум. Не скажите. Есть у меня для вас в загашнике кое-что. Немного о личном. Жил я до того, как не осел окончательно в Москве, на два дома: большую часть года - в тбилисском, летом - в столице великой державы. На футбол ходил с младых лет всегда и везде. Летом 67-го не сомневался - посмотрю игру с греками "вживую" в "Лужниках". В худшем случае (этого не могло быть!) в телевизионном варианте. А матч, зная, что я в Москве, возьми да перенеси в Тбилиси. Согласитесь, поступили со мной некрасиво, если не сказать больше.

Вернувшись осенью в первый дом, поспешил в библиотеку в надежде выудить хоть что-то об игре из имеющихся в наличии тбилисских, грузинских и русскоязычных, печатных изданий. Русские подчинились окрику кремлевских правителей: "Молчать!" Разве что о времени начала матча и продаже билетов предупредили. Партийная и комсомольская грузинские газеты тоже до игры слова не проронили, стояли навытяжку с полным ртом воды, как и московские их собратья по перу. Ошеломило, потрясло спортивное издание "Лело", дай-то бог ему доброго здоровья и долгих лет жизни, - не среагировало на зычный кремлевский окрик, не приподнялось даже, голову не обнажило. В полулежащей вальяжной позе обратилось к коллегам: боитесь красные партийные и комсомольские книжечки вместе с рабочими местами потерять? Ну так стойте и тряситесь. Газета у нас спортивная, и умолчать об игре европейского масштаба, да еще в нашем городе, права не имеем. И не желаем. Целую полосу в день матча, 16 июля, отвели! Судейскую бригаду представили, "компотами" предыдущих встреч советской сборной с греческой угостили, интервью с уважаемым в Грузии Эдуардом Стрельцовым тиснули и, разумеется, с тренерами обеих команд. Клондайк, оазис в безмолвной пустыне. Прильнул я к живительному источнику, осушил до дна. Сегодня с вами поделюсь.

Разговор со Стрельцовым строился в основном вокруг него самого. Объяснил, как форму спортивную поддерживает - постоянными тренировками ( "Без мяча я себя не представляю"). Самая сильная советская сборная? Конечно, образца середины 50-х. "Не потому, что я в то время играл, - объяснил . - В команде были игроки высокого класса: Валентин Иванов, Сальников, Симонян, Нетто и другие. Партнера уровня Иванова у меня не было. Такого футболиста нет сегодня в нашем футболе".

Комплиментарно высказался о тбилисском зрителе, команде "Динамо" и особенно Михаиле Месхи. Сожалел, что не довелось сыграть в сборной "с этим выдающимся футболистом". Так и сказал. Не комплимент это - сущая правда.

Побеспокоили и тренеров. Диалог с Михаилом Якушиным:

- Каково настроение команды перед игрой?

- Нормальное, боевое, как и должно быть перед ответственным матчем. Собралась команда неорганизованно. По вине руководителей "Нефтяника" и московского "Динамо" Банишевский, Численко и Аничкин явились в команду с опозданием, - пожаловался тренер корреспонденту.

- Чего вы ждете от игры?

- Сборная СССР впервые проводит официальный матч в Тбилиси. Мы ожидаем хорошей игры и победы.

- К какой категории соперников вы относите сборную Греции?

- Я давно не видел игру сборной Греции и поэтому не могу отнести ее к какой-то определенной категории. Однако, по словам второго тренера Виктора Царева (он наблюдал в Хельсинки за игрой Финляндия - Греция), сегодняшний наш соперник довольно силен. Особое внимание надо обратить на линию нападения…

- Несколько слов о тбилисских зрителях.

- Мне известно, что они любят хорошую, красивую игру. Мы надеемся на поддержку трибун.

- Почему нет в сборной Метревели?

- Метревели согласно собственному заявлению не находится в сборной. Он долго болел, это и есть причина его отсутствия.

Так сам не желал или болел? Метревели от сборной не отказывался и был здоров. За четыре дня до матча с греками играл в Москве. "Плавающий" ответ уважаемого тренера, должно быть, разочаровал журналиста и читателей.

Греческого "коуча" Василиоса ("Лакиса") Петропулоса пытали исключительно о предстоящей встрече:

- Что вы скажете о своей сборной перед матчем с СССР?

- Все готовятся с чувством большой ответственности. Мы две недели тренируемся. В нашей команде сильные футболисты. Все команды перед такими важными матчами имеют шанс. И мы тоже.

- Что скажете о сборной СССР?

- Хорошая команда. Игра Воронина, Яшина, Численко в комментариях не нуждается.

- Кто займет первое место в группе?

- Вопрос сложный. Но, думаю, что шансы советской сборной несколько предпочтительнее.

Самонадеянный господин. Дождемся окончания матча и послушаем, что тогда пропоет. Вы-то, в отличие от миллионов советских любителей, узнаете: и послематчевые интервью, извлеченные из того же источника, в закромах личных храню. Русская версия впервые будет опубликована только у нас! Только в "Спорт-Экспрессе"! Читайте в шестой части "Летописи"! Могу же я газете (уже полтора десятка лет ей служу) рекламу небольшую сделать. Рекламу нельзя? Человек я законопослушный, не буду. Переименую ее в анонс. Анонсировать, мне говорили, не запрещено. Пока. В смысле, до скорой встречи.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...