Газета
8 октября 2011

8 октября 2011 | ФУТБОЛ

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть девятая

Сезон окончен - сложный, громоздкий, ни на один из предыдущих не похожий. Что из обещанного исполнила федерация и в чем была бессильна?

СТРИПТИЗ НА БАЛТИКЕ И ДРАКА В ОЧЕРЕДИ

Окончание. Начало - в № 228 за пятницу

ЗА КАЛЕНДАРЬ СПАСИБО

К большим плюсам отнесем стабильный календарь - гордость организаторов. Всего один перенос (не по их вине) из 322 матчей, сыгранных точно в срок, согласно загодя составленному расписанию. Феноменальное достижение!

Безупречное выполнение нового пункта Положения о техническом поражении командам в случае срыва матчей по вине хозяев. Все три таких случая - в классах "А", "Б" и турнире дублеров - нами описаны.

Несколько запоздалое решение о дисквалификации футболистов за три предупреждения, внесенные судьями в протоколы, выполнено безукоризненно. Вполне достаточно, чтобы выставить функционерам удовлетворительную оценку. На "отл." и даже "хор." не потянули из-за инертности, беспомощности в устранении застарелых болячек. В первую очередь - из-за несоблюдения ими же утвержденных и ежегодно изменяемых инструкций о переходах.

В ВИДЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ

Будем объективны: "тройка" - не вина работников федерации, которые испытывали огромное давление силовых ведомств, высокопоставленных вельмож, республиканских партийных боссов (вспомните неравный поединок Валентина Гранаткина с секретарем ЦК Узбекистана Шарафом Рашидовым в связи с переходом Станислава Стадника в "Пахтакор"). Упоминал я мимоходом и о незаконном переводе в ходе сезона нападающего "Молдовы" Юрия Севидова в московский "Спартак".

Случай вопиющий - оставлять его без внимания никак нельзя. От федерации читатели требовали объяснения, забросав центральные издания письмами. Одному из них, Н.Цурову, ответил 15 июня с трибуны спортивной газеты член Президиума футбольной федерации Н.Волев: "Федерация футбола СССР сочла возможным в виде исключения разрешить Ю.Севидову выступать за "Спартак" в этом же сезоне по следующим обстоятельствам. Одним из тренеров "Молдовы" работает А.Севидов, отец Юрия. Это привело к тому, что в команде сложилась не вполне нормальная обстановка. Ю.Севидов был отчислен из команды и переехал жить в Москву".

Неубедительно. Внутрикомандные разборки - не повод нарушать инструкцию и трудоустраивать футболиста, к тому же отчисленного. Товарищ Волев ввел читателя в заблуждение. Отец Юрия, Александр Севидов, был не "одним из", а главным, или, как тогда называли, старшим тренером кишиневской команды. И Юрий не переехал жить в Москву, а возвратился в родной город.

"ЦЕЛЕСООБРАЗНО В СЛУЧАЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ"

Через полмесяца возглавляемое Николаем Романовым ведомство с длинным названием (Центральный совет Союза спортивных обществ и организаций СССР), словно желая оправдать допущенную федерацией оплошность, приняло решение: "В интересах сборной команды СССР и в случаях крайней необходимости следует рассматривать вопрос о переходе игроков из одной команды класса "А" в другую... Подобное перемещение целесообразно проводить после окончания игр в подгруппах розыгрыша первенства СССР".

Целесообразно после, но допустимо и до "в случае крайней необходимости". Эту формулировку можно трактовать как угодно и подвести под нее что угодно. В общем, президиум Центрального совета федерацию раскрепостил, развязал ей руки. Перед новым сезоном она направила потоки перспективных и уже сложившихся игроков из провинциальных команд высшего класса в московские клубы, не всегда считаясь с мнением самих футболистов. Это приведет к громким скандалам, в которые будут вовлечены высокого ранга партийные особы. Предметный разговор на тему, обозначенную контурно (новую инструкцию о переходах с подачи Центрального совета тщательно разработают по окончании сезона), предстоит в "Летописи-61".

НЕИЗЛЕЧИМЫЕ БОЛЕЗНИ

Об оборудовании медицинских кабинетов, плановых врачебных обследованиях, строжайшем контроле за здоровьем футболистов, обязательном включении в штат всех команд квалифицированных врачей говорить бесполезно. Постановления высших футбольного и физкультурного органов не выполнялись. Не скажу, что было очень плохо (в некоторых командах - вполне удовлетворительно и даже по советским меркам хорошо), какие-то подвижки наблюдались, но в общей массе коллективов "А" и "Б" положение оставалось тревожным.

Частенько не выполнялись пункты Положения о приеме судей, приезжих команд, предоставлении им номеров в гостиницах и полей для тренировок. Один пример из множества.

Из сигнала в Федерацию футбола СССР Халида Таджибекова, заместителя редактора газеты "Физкультурник Узбекистана": "Команда "Пахтакор" прибыла в столицу Молдавии вечером 19 июля. Встречающих - ни души. На попутной машине добрались до гостиницы. Но и там футболистов никто не ждал. Вообще ни в одной гостинице города мест для "Пахтакора" не нашлось. Звонки во все физкультурные организации оказались напрасной тратой времени..."

В ходе расследования выяснилось, что и в Ташкенте не все благополучно. Холодный прием парням из Узбекистана кишиневцы устроили в отместку за то, что им самим перед матчем первого круга позволили тренироваться всего один раз, да и то на совершенно непотребном запасном поле.

О полях и говорить нечего. Ни разу угрозы начальников переносить матчи в другие города в случае ущербного состояния футбольных полей не были выполнены. Иначе некоторым командам класса "А", особенно "Б", пришлось бы постоянно играть на выезде.

Об оскопленном турнире резервистов мы рассказывали вчера.

В ЦЕЛОМ ХОРОШО. А В ЧАСТНОСТЯХ?

Судейство. Председатель ВКС Николай Латышев остался доволен. "Всесоюзная коллегия считает, что в целом судейство было квалифицированным", - заявил он во время подведения итогов сезона. Оснований для столь оптимистичного вывода, по его мнению, два: повышение общего балла оценок, выставленных просмотровыми комиссиями, и снижение процента опротестованных игр.

О том, как выставляли оценки просмотровые комиссии (комплектовались они в основном из местных судей), говорилось на разного уровня собраниях и совещаниях не раз. Часто оценка напрямую зависела от конечного результата. Выиграли хозяева - "хорошо", а если еще пенальти своим не дал или наказал не по делу гостей - молодчина, хороший, надежный парень: ну как такому "пятерочку" не выставить? Не всегда и не повсюду, но и такое случалось.

Этот довод не мог служить весомым аргументом для столь оптимистичного обобщения, как и второй. Протестов стало меньше, потому как жалобы, связанные с пенальти и "вне игры", не рассматривались. Подавать апелляции не имело смысла.

Если состоянием дел в целом председатель ВКС остался доволен, то на частности внимание обратил. Назвав всех шестерых судей (всего-то), получивших в течение года неудовлетворительные оценки, персонально высек одного - киевлянина Александра Цаповецкого: "В матче команд "Зенит" и "Динамо" (Москва), - докладывал Латышев, - он просмотрел грубые нарушения со стороны нападающего ленинградской команды, позволив ему забить мяч ("Зенит" выиграл - 1:0. - Прим. А.В. )… Цаповецким была допущена неточность в определении нарушений и в других матчах".

Добавлю - результативных. Напрашивается вопрос: как же ВКС допустила назначение "двоечника" на финальную кубковую встречу? Тем же вопросом задалась и газета "Правда", размахивая кулаками после драки. Николай Гаврилович о том, как Цаповецкий извратил результат финала, не обмолвился.

Пожурил он арбитров за либеральное отношение к грубиянам. Федерация, не надеясь на ужесточение блюстителями закона жестких санкций к костоломам, сама попыталась ближе к концу сезона навести порядок, о чем мы уже писали.

Нарушителей дисциплины на поле чиновники наказывали, а на безобразное поведение отдельных игроков и целых коллективов вне его пределов внимания не обращали.

НУДИСТЫ НА ПЛЯЖЕ

Значение слова "нудист", как и само явление, советским людям было неведомо, в отличие от футболистов московского "Локомотива". 26 июня, на следующий день после календарного матча с вильнюсским "Спартаком", они провели просветительную работу среди граждан Литвы, отдыхавших на пляже "Валакампяй", с демонстрацией "наглядных пособий". Предам огласке заметку редактора газеты "Спортас" А.Литвайтиса ("Случай на пляже"), который был в тот день на месте происшествия. Небольшой отрывок:

"Вдруг все пришли в замешательство: несколько человек сняли трусы и в костюмах, подобных тому, в котором щеголял наш праотец Адам до изгнания из рая, направились к воде. "Как они ведут себя?" - возмущались женщины. А работники милиции, разумеется, решили поближе познакомиться со столь оригинальной компанией…

Милиционеры попросили нарушителей порядка немедленно одеться, но сейчас же получили отпор:

- Вы знаете, кто мы?! Мы футболисты московского "Локомотива".

После получасовых переговоров милиция все же вынудила футболистов "Локомотива" оставить поле боя, но работники милиции и отдыхающие успели выслушать целый набор эпитетов из словаря дореволюционных извозчиков".

Реакции футбольных властей не последовало. Во всяком случае, на пленумах федерации случай на вильнюсском пляже не обсуждался и оргвыводы сделаны не были.

"ЗВЕЗДЫ" НА УЗБЕКСКОМ НЕБОСКЛОНЕ

Если приведенный пример свидетельствовал о пассивности, инертности футбольной и физкультурной инстанций или нежелании дать оценку и наказать нарушителей общественного порядка, то в случае с форвардами "Пахтакора" Геннадием Красницким и Станиславом Стадником, возомнившими себя звездами как минимум союзного масштаба, федерации футбола Узбекистана и СССР оказались попросту бессильны.

Красницкий - игрок крупногабаритный, несколько прямолинейный, отношения его с мячом тесными, дружескими не назовешь - обращались друг к другу на "вы". Главное достоинство форварда-тарана, тяжелого танка, - скорость, прорыв, убийственный удар. Мячи летели с такой силой и скоростью, что фотокорреспондентам, казалось, не всегда удавалось зафиксировать момент полета. Забивал Красницкий много: в 60-м с 19 мячами (из 36 командных) стал вторым после тбилисца Калоева бомбардиром чемпионата.

Стадник - техничнее, маневреннее, с более широким тактическим кругозором, организатор, подносчик снарядов, соавтор бомбардирских достижений партнера. Эти два форварда определяли игру "Пахтакора" и внесли решающий вклад в его победные матчи.

НЕПРИКАСАЕМЫЕ

Заболев манией величия, ребятки позволяли себе то, что не было дозволено другим. А вызов Красницкого во вторую сборную Союза и вовсе его "раскрепостил". Из выступления начальника команды Э.Аминова на президиуме футбольной федерации Узбекистана в конце сентября: "Он (Красницкий. - Прим. А.В. ) стал просто неузнаваем. Систематические выпивки, зазнайство, неуважение к товарищам... Стадник, зная, что условно дисквалифицирован, тоже стал употреблять спиртные напитки, неуважительно относиться к коллективу".

Неоднократно созывались собрания команды, нарушители каждый раз давали обещание исправиться, но слово не держали. В Алма-Ате в игре с "Кайратом" оба футболиста вели себя вызывающе. Красницкого предупредили, а Стадник за хулиганский поступок был удален с поля. Набедокурили они и после игры. Скандал замяли. На очередное собрание, где разбиралось их поведение, форварды демонстративно не явились.

Все сходило им с рук. Руководители "Пахтакора" и тренеры, зная, видимо, о высокого ранга партийном покровителе, ограничивались полумерами, делали нарушителям поблажки. "На тренировке нападающие играют в "квадрате", - продолжал Аминов, - а Красницкий - с вратарем. Все игроки получают основательные нагрузки, а Красницкий - легкую разминку" ("Физкультурник Узбекистана" от 2 октября).

Узбекская федерация - надо же было что-то делать - дисквалифицировала Красницкого до 31 декабря 1961 года. Условно. После чего обратилась к федерации союзной с просьбой вывести его из состава второй сборной СССР. Просьбу уважили, из второй вывели, потому как включили... в первую, в составе которой он сыграл в Варшаве с поляками. Стаднику же вынесли очередной строгий выговор с последним предупреждением. До самого последнего дело так и не дошло.

Жесткие меры в "Пахтакоре" все же приняли. Отчислили четверых футболистов (Стадника с Красницким в их число не включили) "за нарушение режима и дисциплины". Заступников у них не нашлось.

Винить в бездействии ведомство Валентина Гранаткина, имевшего весной 60-го печальный опыт заочного противостояния с "лучшим другом узбекских физкультурников", язык не повернется. Не пойдешь ведь с гладкоствольной винтовкой образца 1855 года, времен Крымской войны (заряжалась в полный рост с дула), против человека, вооруженного новейшего образца автоматом Калашникова.

УГОЛОВЩИНА

Случай с зенитовским хавом Анатолием Дергачевым был не в компетенции футбольной федерации. Занималась им прокуратура. 25 ноября 1960 года коллектив работников ленинградского треста "Оргтехстрой" отправил письмо в Союз спортивных обществ и организаций СССР, в котором просил его председателя, Николая Романова, лишить Дергачева звания "Мастер спорта СССР". Основание: "Дергачев - один из инициаторов зверского избиения нашего товарища по работе, заместителя управляющего трестом тов.Захарьева Евгения Алексеевича. Ему была нанесена тяжелая черепная травма" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2940).

Источник в то время закрытый. И я бы не стал разглашать фамилию футболиста, если бы эта история не проникла в ленинградские газеты, доступные сегодня любому желающему.

Из заметки В.Семенова ("Отгремели футбольные битвы"): "Недавно мы узнали, что А.Дергачев участвовал в пьяной драке и совершил уголовное преступление" ("Вечерний Ленинград" от 16 ноября). Узнал товарищ Семенов о пьяной драке, видимо, от своего коллеги Б.Авласа из газеты "Смена", в деталях описавшего 13 ноября историю в статье, озаглавленной "Не прощать!" Краткое ее содержание.

Дергачев с товарищами отмечали святой праздник - 43-ю годовщину потрясшего мир и страну переворота. Выполнив гражданский долг, компания высыпала на улицу. Время позднее - два часа ночи. Пытаясь взять такси без очереди, друзья получили отпор. Завязалась потасовка. Захарьев, разнимавший дерущихся, получил сильный удар по голове тяжелым предметом. С переломом черепа пострадавшего увезли в больницу. А нарушителями вплотную занялись правоохранительные органы. Получили они разные сроки. Дергачеву определили три года лишения свободы.

Только после огласки ленинградские СМИ принялись взахлеб рассказывать о неблагополучии в команде, перечислили поименно "нарушителей режима", то есть любителей выпить, вспомнили о прежних контактах Дергачева с работниками милиции, тщательно скрываемых и нейтрализованных городскими спортивными организациями.

Спустя неделю футбольная федерация Ленинграда отчислила из команды и дисквалифицировала двоих из обширного списка нарушавших режим - Александра Степанова и Владимира Пикайкина. Куда больше - не разваливать ведь команду. И без того троих потеряли, а четвертый рвался в Москву, в "Торпедо". Но это уже совсем другая история.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ