Газета
26 августа 2011

26 августа 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть четвертая

Футбольное противостояние СССР - Испания завершилось технической победой советской сборной, благодаря которой она и поехала на финальный турнир Кубка Европы во Францию.

АВТОГОЛ ГЕНЕРАЛА ФРАНКО

Окончание. Начало - в № 191 за 25 августа

"НЕ СПАРРИНГ-ПАРТНЕР, А ТРУХЛЯВЫЙ МЕШОК"

Наши избрали поляков в качестве спарринг-партнера не с бухты-барахты. Два их матча с командой Эрреры позволили бы хоть приблизительно сравнить свои шансы в поединке с неведомыми, загадочными испанцами.

Прибыли к нам польские друзья в прекрасном настроении. За две недели до визита в Москву обыграли в Глазго шотландцев - 3:2. Результат настолько воодушевил корреспондента газеты "Пшеглонд спортовы" Ежи Леховски, что аналитическую статью (прикидывал плюсы и минусы каждого футболиста обеих команд) завершил оптимистично: "Общественность рассчитывает на благоприятный результат в Лужниках. Как минимум на ничью. Во всяком случае в Москве мы не должны проиграть".

Через сутки он же в материале "Большое разочарование в Лужниках", сменив перо на розги, безжалостно хлестал соотечественников: "Атаки не существовало, оборона как сито... Могло быть хуже. Если бы в четверг в Москве нам забили дюжину мячей, никто бы не удивился... Играли только советские футболисты, а мы на их фоне оказались никчемным спарринг-партнером и были похожи на трухлявый боксерский тренировочный мешок".

Польского друга захлестнули эмоции. Гости фрагментами смотрелись неплохо, атаковали опасно. Но наши были в тот день в ударе, особенно форварды. Превосходно сыграли Метревели и Месхи (по мнению польских журналистов, видевших испанцев в деле, советские фланговые сильнее хваленого Хенто).

Дебютант Виктор Понедельник продемонстрировал "трюк со шляпой" - хет-трик. В истории советского футбола три мяча в дебютном матче за сборную до и после Понедельника забил только Эдуард Стрельцов - в 55-м в Стокгольме шведам.

СССР - ПОЛЬША - 7:1 (4:0)

Голы : Иванов, 4 (1:0). Бубукин, 8 (2:0). Понедельник, 14 (3:0). Метревели, 24 (4:0). Поль, 85 - с пенальти (4:1). Понедельник, 86 (5:1). Иванов, 87 (6:1). Понедельник, 90 (7:1).

СССР : Яшин (Маслаченко, 68), Кесарев, Масленкин, Крутиков, Царев, Нетто (к), Метревели, Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи.

Польша : Стефанишин, Щепаньски, Гжибовски, Моника, Михель, Зентара (к), Ковальски, Брыхчи, Хахорек, Поль, Башкевич.

Судьи : Динов, Христов, Чомаков (все - Болгария).

19 мая. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 90 000 зрителей.

Разбили мы польских панов в пух и прах. Забили столько, сколько испанцы в двух играх, а пропустили вдвое меньше. Никак тренер Гавриил Качалин просил ребят не столько публику позабавить, сколько гостя знатного ошарашить. Похоже, удалось.

По ходу игры от блаженно-умиротворенного выражения лица Эрреры не осталось и следа. Но держался он после матча с достоинством. Объективно оценил действия обеих команд, дал сравнительную характеристику советских и испанских футболистов. Дипломатично избежав прогноза на предстоящий матч, ограничился парой избитых фраз.

С польскими журналистами был откровеннее: "У России прекрасная, отлично подготовленная команда. Не знаю, откуда взялись слухи о кризисе советского футбола... Великолепно играли Метревели и Месхи" ("РS" от 20 мая).

И 7:1 МАЛО!

Советские СМИ из педагогических соображений, боясь в преддверии матча с Испанией перехвалить блестяще сыгравших ребят, высказывались сдержанно. Вооружившись мощными оптическими приборами, обнаружили отдельные недостатки: забив четыре гола, резко сбавили темп, допускали брак в передачах, проявляли нерешительность при обстреле ворот...

Качалин на людях отмалчивался, а в письменном рапорте, направленном в федерацию, подробно проанализировал игру футболистов и подвел итоги. Коротко процитирую заключительную часть. Чайной ложечкой меда ("Задача в целом выполнена отлично") тренер разбавил бочку дегтя: "После счета 4:0 темп упал, количество организованных атак сократилось. Игра по темпу стала носить эпизодический характер... Если работоспособность игроков в целом удовлетворяет, то игровая дисциплина оказалась не на высоте. Небрежность, передержка мяча, упущен ряд реальных возможностей для удара. Нарушение страховки в центре обороны, плохо страховали вратаря. Плотной игры в защите не получилось, нападающие плохо отрабатывали в обороне. Поддержка атаки слабая, участие в атаке полузащитников ограничено". (ГАРФ. Там же).

Если не знать конечного результата, можно подумать, игру провалили. В 56-м после крупной победы над сборной Дании (5:1) порку ребятам помимо Качалина устроила пресса. Теперь и 7:1 над крепкой европейской командой не удовлетворили.

ПАНИКА В МАДРИДСКОМ ДВОРЕ

Обожаю футбол и терпеть не могу политику. Был бы несказанно рад вовсе ее не касаться. Не вина, а беда наша в том, что политика и политики ежесекундно напоминают о себе и, что хуже, вмешиваются в нашу с вами жизнь. И в мае 60-го политики вышли на первый план, затмили своей активностью футбольных звезд и определили исход поединка.

Разгром, учиненный советской сборной полякам, огорчил Эрреру и посеял панику в мадридском дворе. На следующий день, 20 мая, на экстренном заседании правительства рассматривался вопрос "О целесообразности проведения международных матчей советских и испанских футболистов и о посещении испанскими гражданами Москвы и советскими гражданами Мадрида".

Слух о возможном срыве матча распространился со скоростью света. На запросы советской стороны в УЕФА неизменно следовал ответ: "Президент Федерации футбола Испании отказывается подтвердить или опровергнуть факт запрещения испанским футболистам участвовать в четвертьфинальном матче на Кубок Европы в Москве 29 мая".

Сам президент Альфонсо де ла Фуэнте Чаос слезно умолял правителей Испании отменить запрет. На генерала (он же генералиссимус) Франко насели УЕФА и ФИФА, грозя пакетом санкций. Его это мало трогало.

НЕ ПУЩАТЬ!

Для спасения матча деятели европейского футбольного союза предложили провести обе встречи на нейтральных полях. Председатель Федерации футбола СССР категорически воспротивился, ссылаясь на Положение: "Это нарушает регламент проведения Кубка, утвержденный УЕФА". Что тут скажешь? Крыть нечем.

В некоторых зарубежных изданиях промелькнули сообщения: Франко готов снять запрет при одном условии - если тренеры гарантируют победу испанцам. Ситуация оставалась неопределенной. Однако надежда все еще теплилась в сердцах испанских футболистов.

25 мая в мадридском аэропорту в полной готовности стояли два самолета бельгийской авиакомпании "Сабена", на которых должна была отправиться в Москву испанская делегация.

В полдень 25 мая западные телеграфные агентства со ссылкой на первоисточник передали из Мадрида: "Сборная Испании вылетает сегодня во второй половине дня в Москву". Всеобщее ликование длилось недолго. Через шесть минут в УЕФА получили телеграмму-молнию: "Просим аннулировать наше предыдущее сообщение. Испанская футбольная команда в Москву не едет".

ФУТБОЛИСТЫ ПИСАЛИ ДИКТАНТ, СМИ - СОЧИНЕНИЕ

Что тут началось! Партаппарат спустил на пиренейского диктатора советские СМИ. "Политиканство в футболе, "Тайны мадридского двора", "Холуйская солидарность" - таков далеко не полный перечень заголовков к пространным уничижительным статьям.

Вслед за тем последовало официальное заявление советской футбольной федерации. Небольшой из нее отрывок: "Федерация футбола СССР глубоко возмущена грубым вмешательством франкистских властей, сорвавших встречу испанских и советских футболистов. Фашист Франко и его приспешники давно известны своей враждебностью к дружеским контактам... Акт произвола и насилия, совершенный в отношении испанских футболистов, желавших провести игры с командой СССР, свидетельствует о том, что фашистский диктатор Испании попирает принципы международного олимпийского движения. Повинуясь воле своих хозяев - империалистов США, он пытается внести в спорт элементы "холодной войны".

По тону, стилю, мельчайшим деталям перекликалось с заявлением федерации открытое письмо советских футболистов испанским: "Акт произвола франкистского правительства свидетельствует о том, что оно, повинуясь воле своих американских хозяев, пытается внести элементы "холодной войны" в спорт". Совпадения не случайны. Текст, в этом не может быть сомнений (как с договорными матчами: уверенность в сговоре есть, прямых доказательств нет), выражаясь языком номенклатуры, "спустили сверху". Футболистам и их начальникам подготовленный идеологами текст диктовали, а журналистам, людям творческим, позволили писать сочинение на заданную тему.

КАК ХРУЩЕВ ДАЛ ПИНКА КАУДИЛЬО

Досталось каудильо Франко по делу, двух мнений быть не может. Смущали заданность коллективной акции и лексикон, неприемлемый в приличном обществе. Разве мог остаться в стороне первый человек страны Никита Хрущев? Получив козырную карту, он дал пинка, миль пардон, под зад (пользуюсь выражением из богатого словарного запаса Никиты Сергеевича) испанскому генералу.

В одном из многочисленных и многословных выступлений, 28 мая, на Всесоюзном совещании передовиков соревнования бригад и ударников коммунистического труда (текст емкостью в семь полос опубликовали на следующий день едва ли не все советские издания, включая спортивные) он сказал: "Весь мир смеется сейчас над его (Франко. - Прим. А.В.) последним трюком. Это он с позиции правого защитника американского престижа забил гол в свои ворота, запретив испанским футболистам встречу с советской командой". Реакция зала скрупулезно фиксировалась. После процитированных слов в скобках выделено жирным шрифтом: "Взрыв смеха. Бурные аплодисменты".

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Подобными вставочками пересыпано все выступление. В какой-то момент во мне стал пробуждаться заснувший летаргическим сном статистик. Очнувшись, взялся за старое и тщательно их пересчитал. Овации подразделялись на пять категорий: "Аплодисменты" (прерывали речь оратора 42 раза!), "Бурные аплодисменты" (20), "Продолжительные аплодисменты" (16), синтез "Бурные, продолжительные аплодисменты" (10), "Бурные, долго не смолкающие аплодисменты" (1 - в концовке со здравицами партии и правительству за счастливую жизнь).

На остроты главы государства аудитория реагировала так же, как сегодня на концертах юмористов (качество юмора схожее). "Оживление в зале" (6 раз), "Веселое оживление" (4), "Смех в зале" (19), "Взрыв смеха" (6).

Добросовестно выполняли ответственную работу "квакеры": три раза выкрикивали с места "Позор!", пять раз - "Правильно!". Итого: речь Хрущева прерывалась 132 раза! Кому было сложнее - пожилому, пенсионного возраста 66-летнему оратору, развлекавшему публику, стоя на трибуне на протяжении нескольких часов, или зрителям, отбивавшим в кровь ладошки и гоготавшим до коликов в животиках?

ЧЬЯ БЫ КОРОВА НИ МЫЧАЛА...

Франко поступил гнусно, отвратительно. Над справедливыми обвинениями в его адрес, будь они пристойнее, цивилизованнее, подписался бы я не задумываясь и реплику Хрущева смог оценить, если бы незадолго до этой грустной истории сам он не исполнил трюк испанского правителя.

В январе 1959 года в Чили проводился третий чемпионат мира по баскетболу. Советская команда, дебютант первенства, за тур до конца обеспечила себе первое место. Соперник в последнем матче - сборная Тайваня, выступавшая под флагом Китая. По политическим принципам (СССР не признавал Тайвань) ребятам запретили выходить на игру. Советская делегация надеялась, что даже в случае проигрыша за неявку команда сохранит первое место. Когда же ФИБА пригрозила серьезными санкциями, вплоть до исключения из турнира с аннулированием всех победных матчей, началась паника.

Старший тренер Степан Спандарьян в перестроечные годы рассказывал журналистам (второй тренер - Александр Гомельский подтвердил его версию в телеинтервью) о том, что произошло накануне матча. Всю ночь руководство баскетбольной команды было на связи с Москвой, пытаясь через Николая Романова вымолить у ЦК (читай, у Никиты Хрущева) разрешение на игру с Тайванем. Последовал категорический отказ. Наши баскетболисты, в отличие от соперника, на площадку не вышли. Судья вбросил мяч, китайцы, не встречая сопротивления, разыграли нехитрую комбинацию и получили два очка. Счет 2:0 был внесен в протокол. Сборную СССР за вмешательство политики в спорт дисквалифицировали. Осталась она по милости Никиты Сергеевича без медалей. Сделав еще до Франко автогол (забил мяч в корзину своей команды), Хрущев не имел морального права обвинять испанского диктатора в политиканстве.

Оргкомитет по проведению Кубка Европы, собравшийся в конце мая во Франкфурте-на-Майне, зафиксировал в своих протоколах автогол генералиссимуса и открыл дорогу сборной СССР в финальный турнир.

Футбольное противостояние СССР - Испания завершилось технической победой советской сборной. Через два месяца борьба из сферы спортивной перешла в финансовую.

ВНЕСЛИ НЕУСТОЙКУ ВО ВНЕШТОРГБАНК...

Словно предчувствуя возможность срыва матча, Федерация футбола СССР совместно с администрацией Лужников 23 апреля подписали генеральный договор об организации матча СССР - Испания 29 мая. За две недели до намеченной встречи, 15 мая, был подписан новый договор, в котором прописали денежные вопросы:

"В случае отмены игры не по вине стадиона Федерация выплачивает стадиону:

а) стоимость арендной платы футбольного поля 55,0 т.р.;

б) стоимость программ (бумага, клише, авторский гонорар) - 14, 2 т.р.;

в) стоимость афиш и расклейка - 0,6 т.р.

Всего - 69,8 т.р."

Для завершения темы придется нарушить хронологию событий.

8 сентября Валентин Гранаткин отправил письмо коллегам в Мадрид, копию - в УЕФА: "...Учитывая, что срыв матча произошел по вине футбольной федерации Испании, просим Вас возместить Федерации футбола СССР сумму в 69,8 тысячи рублей для уплаты Центральному стадиону в соответствии с договором.

Кроме того, Федерация просит возвратить аванс в 1000 рублей, выданный представителям Вашей федерации г.г. Эррера и Кастро в счет последующих расчетов во время их пребывания в Москве.

Таким образом, сумма убытков, подлежащих возмещению, составляет 70,8 тысяч рублей.

Указанную сумму следует перевести в Банк внешней торговли СССР в Москве на наш счет № 380031.

Приложение: копия договора.

С уважением, В.Гранаткин, председатель Федерации".

С документами ознакомился в ГАРФ (Фонд 9570, опись 1, дело 607).

...И УЕФА

И Европейский футбольный союз внакладе не остался. Он рассчитывал на денежные отчисления, положенные ему по уставу, от двух игр - в Москве и Мадриде.

Серьезных санкций в отношении испанской федерации не последовало, ее больно ударили по карману швейцарским франком, обязав до 30 ноября 1962 года внести в УЕФА сумму, равную 31 800 этих самых швейцарских франков.

Ди Стефано с партнерами получили возможность отдохнуть после напряженного сезона, залечить моральные травмы и начать подготовку к отбору на ЧМ-62. А нашим ребятам предстояла поездка во Францию на финальный турнир Кубка Европы. И мы с вами побываем на стадионах Марселя и Парижа. Чтобы заключить серебряную амфору в горячие объятия, осталось сделать два победных шага.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...