Газета
3 июня 2011

3 июня 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1959 год. Часть шестая

ПОБЕДЫ В КОСМОСЕ И В БУДАПЕШТЕ

Окончание. Начало - в № 119 от 2 июня

ИЗ ЗИМЫ В ЛЕТО

Из множества международных встреч советских клубов выделю визиты "Спартака" и тбилисцев после окончания сезона на родину чемпионов и третьих призеров ЧМ-58.

Поездку "Спартака" на американский континент называли в прессе вторым открытием Южной Америки. Второго открытия не бывает. Открыли футбольную Мекку за два года до этого московские динамовцы в ранге союзных чемпионов. "Спартак" же отправился туда рядовой командой - шестой в нашей табели о рангах. Правда, укрепил ряды киевлянином Юрием Войновым, ростовчанином Виктором Понедельником, ереванцем Саркисом Овивяном и земляками-динамовцами, действующими чемпионами Владимиром Беляевым и Игорем Численко.

Сроки неудобные, конец ноября - декабрь, когда наши команды впадают в зимнюю спячку. Не тот часовой пояс, не то время года - из морозной зимы попали в жаркое лето. Бразильцы пытались как-то скрасить гостям многочисленные проблемы. В первые дни акклиматизации организовали по нескольку приемов на дню - не всухомятку, естественно.

Пример подала супруга президента страны Сара с небразильской фамилией Кубичек. Все было очень мило. Руководитель советской делегации Абуков презентовал первой леди великой футбольной державы модель спутника. Секундную неловкость (сеньора Кубичек вздрогнула, услышав неожиданно грянувшую из "спутника" милую советскому слуху мелодию "Широка страна моя родная") быстро рассеяли. На другом приеме, устроенном в тот же день, сфотографировали тренера Николая Гуляева с "Золотой богиней". Момент исторический. Когда еще отечественный тренер подержит в руках приз, предназначенный чемпионам мира? Об этом только один человек знает.

ДОЛГО ЗАПРЯГАЛИ

Первый матч с "Фламенго", одним из лучших бразильских клубов, вышел комом - 0:3. Наши сетовали на духоту, плохое освещение, еще что-то. Обычные отговорки. Хозяева были сильнее во всех компонентах, особенно в технике. Счет мог быть и крупнее (здорово сыгравший Ивакин еще и пенальти отразил), и скромнее (будь поточнее спартаковцы). Удивил видавших виды хозяев Понедельник, неожиданно ударив в цель в падении через себя. Летевший в верхний угол мяч голкипер достал одному ему известным способом. Стадион зашелся от восторга. Аплодировали обоим.

Через день - игра в Белу-Оризонти с клубом послабее, "Атлетику Минейру". Он оказался нам по зубам - 2:1. Понедельник забил и сделал результативную передачу. Решивший исход встречи мяч в ворота хозяев послал... Угадайте с двух раз. Искушенным болельщикам и одного раза хватит: конечно же, Анатолий Ильин.

А в Уругвае вновь неприятность вышла. Крупная. Разделал нас "Насьональ". Играли в "концлагере": зрителей от "сцены" отделяла высокая колючая проволока. Вокруг, по периметру стадиона, - бетонные рвы, наполненные водой. Повсюду вооруженная до зубов военная полиция. Может, перенять для начала уругвайский опыт? Это я господам начальникам. А то говорите вы долго и много, а толку никакого. Если вдруг решитесь (что вряд ли), поднатужьтесь, раскошельтесь. Для вас старался.

А там, в Монтевидео, "попали" мы солидно - 0:3. Могли в оправдание объяснить нытикам: а вы попробуйте под дулами автоматов побегать. Не оправдывались. Провалилась защита и отменно сыгравший до этого в Бразилии Ивакин. Два его ляпа в течение пяти минут обернулись двумя голами.

Хозяева, отбросив дипломатический этикет, говорили то, что думали: "Спартак" разочаровал, не показал русского футбола", - писала столичная газета. "Плохо сыграли в защите и нападении", - вторила другая. "У советской команды слабая тактическая и техническая подготовка", - подключилась к дуэту третья.

БЫСТРО ДОМЧАЛИ

В Боготу прибыли в дурном расположении духа. Соперник - не подарок: чемпион Колумбии "Мильонариос". Название говорящее. Владели им денежные мешки - не чета нынешним российским олигархам, но по тому времени весьма "богатенькие буратины". Открыто размахивали набитыми песо мешочками. На звон презренного металла слетались, как мухи на мед, соседи. К приезду москвичей в "Мильонариос" обитало пятеро аргентинцев. Не третьей, не второй даже - первой свежести. В начале 50-х "божественного Альфредо", который Ди Стефано, соблазнили. Того самого, кто в пятерке лучших футболистов мира всех времен постоянную прописку получил. Три года там поиграл, 89 мячей забил в 102 матчах.

Силу "миллионеров" незадолго до "Спартака" испытал на себе не кто иной - всемогущий мадридский "Реал", к тому времени четырехкратный обладатель Кубка чемпионов с Ди Стефано "на борту". Испанские песеты владельца "Реала" сеньора Бернабеу оказались для Альфредо весомее колумбийских песо. Человек ищет, где лучше. Он и уберег "Реал" от позора, забил "Мильонариос" ответный гол - 1:1. Если уж с "Реалом" сладили, со "Спартаком" проблем не возникнет. Таков был в общих словах предматчевый тон местной прессы.

Гуляев планировал вместо неудачно сыгравшего Ивакина включить в состав Владимира Беляева. А тот возьми да травмируйся на тренировке. Вратарей в загашнике не осталось. От безысходности включили в заявку в качестве запасного... переводчика Олега Смоленского. Правда, он за спартаковскую баскетбольную команду поигрывал. Тренер прыгучестью и хваткой переводчика остался доволен. Хорошо, не пришлось тому проявить навыки и умения на поле. Ивакин в оставшихся четырех встречах сыграл надежно. И еще один пенальти нейтрализовал.

В колумбийской столице гости столкнулись с новой проблемой - нехваткой кислорода: Богота располагалась на не привычной для москвичей высоте - около 700 метров над уровнем моря. Первый тайм - наш. Атаковали много, создали ворох моментов, довольствовались всего одним голом "армянского разлива": забил Симонян с подачи Овивяна. В перерыве восстанавливали дыхание из кислородных баллонов. Доигрывали встречу тяжело, сил не хватило. Итог - 1:1. Три оставшиеся матча выиграли: у "Санта Фе" (6:3), повторную у "Мильонариос" - 2:1 и заключительную у сборной Венесуэлы - 2:0. Баланс получился положительный: +4=1-2, 13 - 12. Но привкус от двух чувствительных поражений выветрился не скоро. Самым результативным оказался Овивян с тремя мячами (еще один после его прострела послал в свои ворота защитник соперников). По два забили Ильин, Исаев, Мишин и Понедельник. Один - Симонян. Об этом голе - подробнее.

ФУТБОЛИСТ...

Симонян не так уж часто забивал головой, а тут изловчился, откликнулся на высокую фланговую передачу и вогнал мяч в "девятину"! Выделил я этот гол не только из-за эстетических его достоинств - оказался он последним в 14-летней карьере 33-летнего центрфорварда в большом футболе. Точку поставил жирную, красивую, запоминающуюся.

За 11 лет выступлений в красно-белой спартаковской форме наколотил Симонян около 200 мячей: 135 в чемпионатах, 25 в кубковых единоборствах, 34 в международных товарищеских встречах. Еще девять - в составе "Крыльев Советов", десять - за сборную Союза.

В советских чемпионатах рекордная высота результативности за сезон (34 мяча в 1950 году) так и осталась непокоренной. Это мое личное мнение, скажу больше - убеждение. Пусть оно и не совпадает с официальным, запротоколированным. Ведь и счет на табло не всегда способен поведать о "странности" взаимоотношений команд на поле. Мы-то с вами способны видеть то, чего не замечали и до сих пор не замечают "близорукие" руководители советского футбола и их российские наследники. Уж не по этому ли признаку сажают их в президентские кресла? Впрочем, речь не о них.

Не голами едиными жив футболист. Это о Симоняне. Умел все. С мячом - на дружеской ноге, а тот преданно выполнял любое желание хозяина. Как метко отметил Лев Филатов, Симонян не из той категории игроков, кто бил, бьет и будет бить. Обстреливал цель не так много, как другие, но с чрезвычайно высоким КПД - забивал чаще остальных. Удары наносил с обеих ног, может, не всегда мощно, зато, как говорят теннисисты, по месту.

Не жадничал. Без сожаления делился с партнерами, действовал по ситуации. Кто сосчитает, сколько забито с его своевременных, выверенных, удобных, комфортных передач? Не удивлюсь, если больше произведенных им лично голов. Симонян обладал великолепным чувством позиции, видением поля, комбинационным даром. Одинаково успешно действовал на передовой, когда нужно, смещался на фланг, преимущественно левый, или плел интриги из глубины.

Футбольные достоинства Никиты Симоняна - тема неисчерпаемая. Где-то надо прерваться. Прерываюсь, чтобы сказать несколько слов о человеческих его качествах, под стать игроцким. Редчайшее сочетание.

...И ЧЕЛОВЕК

Стесненный во времени и в пространстве, ограничусь высказываниями двух ярких звезд: Льва Филатова, лучшего из когда-либо писавших о футболе, и не один пуд соли съевшего с нашим героем величайшего вратаря мирового футбола Льва Яшина.

Л.Филатов (из книги "Форварды"): "Кто бы ни вспоминал, ни толковал о Симоняне, обязательно упоминал о его безукоризненной корректности. Он и в разговоре, даже если вспыхнет жаркая, дерзкая перепалка, вежлив, никого не заденет неосторожным словом, в обращении с людьми, будь-то приятели или случайные встречные, неизменно выдержан, терпелив, любезен".

Позволю себе неслыханную, не характерную для автора дерзость и вклинюсь между двумя великими, чтобы рассказать о первой встрече с Никитой Павловичем.

Тбилиси. 4 ноября 1959 года. Канун кубкового матча с грузинскими динамовцами. Гостиница "Сакартвело". Уж не помню, какая сила поздним вечером занесла в лучший отель города. Наверное, неистребимое желание посмотреть вблизи на живую легенду. В номере его не оказалось. Занял удобную позицию в холле. Показался он неожиданно - среднего роста человек в спортивном костюме со знакомыми чертами лица. Симонян - никаких сомнений. Когда поравнялся со мной, я едва выдавил несколько слов сквозь прерывающееся дыхание. Что мог испытывать обыкновенный землянин, студент, видя перед собой спустившегося с Олимпа бога? Небожитель неожиданно для меня самого остановился, мало того что расслышал лепет и уловил смысл, откликнулся на просьбу ответить на несколько вопросов. Уселись мы на небольшом диванчике и беседовали минут 15-20. Слушал меня Мастер, чье имя было известно далеко за пределами страны, внимательно, отвечал обстоятельно, вел себя с первым встречным как с равным. Почувствовав неловкость, я сам, не желая злоупотреблять терпением собеседника, прервал разговор. Прощаясь, не утерпел, спросил об опальных Татушине и Огонькове. Симонян обнадежил: "Играют за заводские коллективы, и спартаковское руководство хлопочет о возвращении их в команду". А напоследок огорчил: "В этом году собираюсь заканчивать".

На следующий день я видел последнюю игру Симоняна в кубковом турнире.

А теперь слово Яшину: "Игроки сборной команды нашей страны шли в раздевалку стадиона в Лужниках. Они десятки раз входили в эту дверь и, конечно, знали контролера, который их пропускал. Но из всех вошедших только один посчитал своим долгом поздороваться со стариком-контролером. Это был Никита Симонян" ("Юность" № 6, 1959).

Небольшой эпизод, штрих к портрету гармонично вписался в живую ткань повествования.

Мы прощаемся с Симоняном-футболистом, чье имя вписано золотыми буквами в историю "Спартака" и советского футбола, многократного чемпиона, призера и обладателя Кубка Советского Союза. Хотел бы верить, что Господь позволит мне рассказать о звездных, золотых и хрустальных сезонах Симоняна-тренера.

ЗНАЙ НАШИХ, ПАРИЖ!

В ноябре тбилисцы, пополнив ряды Кесаревым и Шаповаловым (чемпионы проводили благотворительные акции: укрепили "ополченцами" земляков-спартаковцев и одноклубников, а сами остались дома), отправились покорять Париж. По пути размялись в Люксембурге и Бельгии. Разминка, если брать в расчет результат, не удалась - проигрыш и две ничьи. В качестве подготовки к главной цели зарубежного турне - вполне.

Предстали третьи призеры Советского Союза во Франции в лучшем виде. В первом матче раскололи их "Расинг" на дрова. Михаил Месхи, легко преодолевая сопротивление французских "лесников" поодиночке и оптом, подносил поленья, Заур Калоев колол. Нарубил на хет-трик.

Трибуны скандировали: "Миша! Миша!" Когда счет возрос до 5:2, Миша понял - от него требуют гола. И он его сделал: пронесся ураганом по своему флангу, легко разбросал мудреными, не виданными до того во французской столице финтами всех, кто путался под ногами, и мощно стрельнул - 6:2. Париж бился в конвульсиях. Париж лежал у ног победителей. Париж был покорен. Вторая игра - с чемпионом по имени "Реймс". В составе - восемь призеров мирового первенства: Жонке, Фонтэн, Пьянтони, Венсан... Визитная карточка французского футбола.

Сказать, что грузины имели подавляющее преимущество, - ничего не сказать. Уберегла звезд от разгрома судьба и нечистая сила в лице французского арбитра Дебана, обеспечившего своим победу - 1:0. Парижские газеты назвали его главным "героем матча", а Раймон Копа заявил в телеэфире: "Динамовцы Тбилиси играли против 12 человек".

С чемпионом не получилось. Через несколько дней сладили с лидером первенства "Нимом" - 2:0. Судейство на сей раз отменное, победа - неоспоримая. Творцы ее - все те же лица: Месхи подал, Калоев забил. Десертом уважаемую парижскую публику за восемь минут до конца попотчевал все тот же Месхи (описание гола см. выше). Пресса отметила сыгравшего с блеском вратаря Сергея Котрикадзе. Ну и, конечно же, Месхи: "Ему так бурно и восторженно аплодировали, как никому, пожалуй, в Париже".

Вадим Синявский восхищался игрой левого края. Завершая радиорепортаж, обратился к соотечественникам: "Болельщики, готовьте ему розы!"

Знай наших, Париж!

СМОТРИМ В БУДУЩЕЕ С ОПТИМИЗМОМ

В целом международный сезон удался. Имею в виду не вал в цифровом выражении, как всегда убедительный. Случались разочарования отдельными играми клубов и олимпийской сборной. Были и удачи. Главная - добротная игра обновляющейся национальной сборной и выход ее в четвертьфинал Кубка Европы.

Высоко оценивали уровень советского футбола многие иностранные специалисты, в частности бразильские, отмечая при этом невысокую технику игроков и тактическое однообразие команд. В заочную полемику с ними вступил тренер чехословаков Рудольф Вытлачил. Назвав трех китов, на которых держится советская школа футбола (скорость, отменная физическая готовность и боевитость, воля к победе), он опроверг распространенные утверждения о примитивной технике советских футболистов: "Те, кто говорит так, не улавливают разницу между необходимым техническим приемом и приемом-самоцелью, смахивающим на цирковой трюк. К тому же не следует забывать, что советские спортсмены выполняют все технические приемы на высоких скоростях".

Отечественным пессимистам, ворчунам, недовольным состоянием футбола в стране в целом и отставанием в технике, возразил Андрей Старостин. Он не сомневался - за последние год-два разрыв в технической оснащенности между советскими и западноевропейскими игроками значительно сократился. В подтверждение назвал большую группу молодых футболистов, обладающих высокой техникой, свободным, непринужденным обращением с мячом. Среди них торпедовцы Маношин, Шустиков, Воронин, тбилисцы Месхи, Яманидзе, Баркая, киевлянин Лобановский, спартаковец Амбарцумян, московские динамовцы Численко, Короленков… Старостин, высоко оценив игру сборной СССР в завершившемся сезоне, призывал любителей "без излишнего пессимизма смотреть в ближайшее будущее советского футбола".

В ближайшем будущем сборная СССР превзойдет сдержанные ожидания Андрея Петровича и всех любителей футбола.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...