Газета
4 октября 2010

4 октября 2010 | Горные лыжи

ГОРНЫЕ ЛЫЖИ

Как уже сообщал "СЭ", на прошлой неделе гостем редакции была вице-чемпионка Олимпийских игр в Лиллехаммере-1994, президент Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России .

Светлана ГЛАДЫШЕВА: "ВОЗМОЖНО,
БУДЕМ ГОТОВИТЬСЯ ВМЕСТЕ С АМЕРИКАНЦАМИ"

- Месяцы, что вы стоите во главе федерации, стали самыми сложными в вашей жизни?

- Не самыми простыми, так будет точнее. В федерации поменялась структура управления, дух. Предстояло найти единомышленников. Уверена, к поставленной цели мы идем правильной дорогой. По крайней мере у меня такое ощущение.

- Команда единомышленников сформирована полностью?

- Да.

- Что удалось сделать за этот период работы?

- Главное - вселить в спортсменов веру в свои силы. Все они молоды и, когда раньше что-то не получалось, впадали в растерянность. А сейчас мы придали им уверенности - своим настроем, подготовкой. Кстати, мы внедрили европейскую подготовку - то, чего раньше не было.

Что касается лично меня, то я плодотворно поездила по регионам, побеседовала с региональными представителями нашей федерации. Мы предлагаем им быть более активными, начать работать по-новому. Система не должна держаться на плечах отдельно взятого энтузиаста. Чтобы наш вид спорта мог развиваться, необходимо и особое внимание руководителей тех регионов, в которых построены горнолыжные комплексы. В основном все они частные, поэтому надо стараться находить общий язык с владельцами и руководством. Делать это достаточно сложно, ведь мы, как общественная организация, не можем на них давить.

- Сдается нам, многое из увиденного повергло вас в смятение. Что шокировало больше всего?

- На самом деле шокировать меня сложно. Я достаточно много видела и раньше: будучи еще молодой спортсменкой, ездила по всем этим регионам. Немного горько оттого, что мы действительно отстаем от европейцев. Нам все время приходится выступать на искусственном снегу. Но его у нас настолько мало, что дети начинают тренироваться на натуральном, а потом им приходится переучиваться. Однако в целом поездка меня очень порадовала. Школы все-таки функционируют, тренерские ставки есть. И мы, при участии руководителей регионов, постараемся их поднимать.

Вспоминаю себя юной спортсменкой: для меня тренеры были куда ближе школьных учителей. Ведь именно тренер сопереживает с тобой победы и неудачи. А как мы радовались, когда по радио объявляли: при температуре воздуха ниже 26 градусов ученики первых - шестых классов могут не идти в школу. И мы отправлялись на две тренировки!

Наш вид спорта очень динамичный и экономически эффективный, позволяет скрасить длинные холодные зимы. К тому же дети заняты делом: подышали воздухом, поработали, зарядились эмоциями, здоровьем - и наутро в школу побежали. У них путь - к спорту, а не в какие-нибудь ларьки с пивом и сигаретами.

- В феврале в Сочи пройдет этап Кубка Европы, первое тестовое соревнование. Вы принимаете участие в строительстве и проектировке трасс и объектов?

- Естественно. Во вторник, скажем, наш технический комитет вылетел в Сочи с новыми пожеланиями по поводу сноубордических трасс. Мы находимся в стадии каждодневного диалога, к нам прислушиваются. Сноуборд - тонкий вид спорта. К примеру, сначала нам предлагалась пологая трасса, мы же пытаемся сделать ее покруче, чтобы дать преимущество нашим спортсменам. Такой ход еще на полшага приблизит нас к медалям.

- Когда вы были в столице Игр-2014 в последний раз?

- Дней десять назад. Там кипит большая работа. Обратила внимание на огромное количество техники. Кто-то строит дороги, кто-то планирует трассы, канатные дороги, снежные системы. Мы поднимались на "Розу Хутор" с нашим товарищем Вольфгангом Миттером. Австриец - технический делегат FIS. Мы рассчитываем на его помощь. По всей вероятности, он примет участие в организации Кубка Европы, передаст свой большой опыт.

- Вы получите в пользование горнолыжные трассы за три года до Олимпиады?

- Да. Рассчитываем что "Роза Хутор" пойдет нам навстречу. Разумеется, будем составлять совместный графики тренировок и работ, регулировать их.

- Недавняя отставка мэра Москвы может в негативном плане повлиять на перспективы проведения в столице выставочных турниров по горным лыжам и этапов Кубка мира по сноуборду?

- Подобные перестановки всегда сказываются. Не хотелось бы терять ту динамику, которую мы набрали. Надеемся и в этом году провести этап планетарного Кубка. Площадка, правда, еще не выбрана - это необязательно будет Москва. Варианты рассматриваются. Если у нас получится закрепить этап за собой, мне бы хотелось расширить географию. Это может быть любое место - от Сахалина до Кировска.

Недавно была в родной Уфе, где очень тепло пообщалась с новым президентом Башкирии Рустэмом Закиевичем Хамитовым. Так вот он, едва услышав про идею проведения Кубка мира, вцепился в нее и сказал: мы готовы проводить!

- А разве в Уфе есть горы?

- Естественно. Одна из них когда-то стала для меня родной. Перепад высот там составляет 100 метров, длина трассы 400 - чуть больше, чем в Москве. Уфа традиционно делегирует спортсменов в олимпийские команды. Что же касается перспектив малых городов... Везде, где функционируют школы, есть оазис какого-то благополучия, заботы о детях.

- Насколько эффективна модель управления сборной по горным лыжам, предусматривающая отказ от должности главного тренера и введение поста спортивного директора?

- Леонид Васильевич Мельников координирует работу коллективов. У нас есть команды со своими старшими тренерами, в штабах которых и зарубежные коллеги, и русские. Они заняты напрямую оперативными задачами по тренировкам, у них есть свой календарь, план. Мельников сопровождает их, уделяет внимание нуждам спортсменов. Договаривается о медицинском обслуживании. Есть у него и глобальные задачи, например, работа с министерством спорта, с иностранными фирмами. То есть в его руках все спортивные нити. У Мельникова большой авторитет, опыт и знания, и со своей работой он справляется.

- Летнюю предсезонную подготовку мужская и женская команды по горным лыжам провели под руководством новых тренеров. Видны какие-то позитивные изменения в работе спортсменов?

- Я бы очень хотела сама поработать в такой команде и с той программой, которая была предложена тренерами. Считаю, что нынешняя система сбалансирована и продумана. Раньше мы много времени проводили на велосипедных тренировках, просто носились по дороге. Я знаю, что в Германии ребята технику вплоть до кроссовых мотоциклов осваивают. Горнолыжник - это разносторонне развитый спортсмен - мы и плавали, и в теннис играли. Сейчас работа несколько сузилась - исходя из задач, стоящих перед горнолыжниками, и в этом я вижу плюс.

Очень важна и география сборов. К сожалению, на европейских ледниках летом и осенью погода стоит достаточно теплая. В 11 часов утра делать там уже нечего - мягкие склоны, каша. В Южном же полушарии в это время календарная зима, и ребята, которые в этом году готовились там, отработали со значительно большим эффектом, чем если бы остались в Европе.

Что касается конкретно настроения спортсменов, я уверена, что вам было бы интереснее поговорить с ними самими. Им нравится работать в команде, дышать воздухом слаженного коллектива. Доктор трудится на своем месте, массажист и физиотерапевт - на своем. Тренеры, которые на склоне, с ребятами, ставят трассы. Старший тренер думает над стратегическими задачами. Сервисмены выполняют свою работу. В общем, все живут как единый коллектив.

- Раньше было не так?

- До этого многие функции совмещались в одном человеке. Он и на склоне работал, и занимался подготовкой лыж. Было тяжеловато, особенно если тренер взрослый. Может, стоило сконцентрироваться на технике, на видеопросмотрах. Мне сложно рассуждать на эту тему, потому что я тренером никогда не была.

- Прежде бывали случаи, когда трассу готовили специально под спортсменов, учитывая их индивидуальные особенности. Трассы, которые делают в Сочи, будут учитывать особенности наших сборников?

- Мне, например, в свое время нравились жесткие крутые трассы - это был мой конек. На пологих и мягких у меня ничего не получалось, а вот Варвара Зеленская справлялась с ними идеально.

Мы действительно обсуждали этот вопрос со строителями, давали оценку трасс. Сделали некоторые поправки в том, что касается их крутизны. Наши предложения были приняты, и я рассчитываю, что они останутся не только на бумаге, но мы увидим их и в "натуральную величину". У горнолыжников, кстати, получается достаточно серьезная трасса. В мужском скоростном спуске перепад высот более 1000 метров.

Вообще же пожелания спортсменов при проектировке сочинских трасс, конечно, учитывались. Но окончательный выбор делал вице-президент комитета по горнолыжному спорту FIS Бернар Русси. Мы никак не могли влиять на его решения. Но трасса впечатляет - много серьезных крутых участков. Надеюсь, мы совместно с FIS выстроим ее таким образом, что она получится зрелищная, но неопасная.

- А в Ванкувере трассу, на которой Ивица Костелич выиграл два серебра, проектировал его отец…

- Да. Но гору-то переделать невозможно. Можно лишь немного изменить ее рельеф.

- В целях повышения уровня нашей мужской команды в сборную приглашен уроженец Марибора Александр Глебов, которому в срочном порядке делается паспорт гражданина РФ. Почему выбор пал именно на этого спортсмена?

- Вообще-то Александр сам к нам обратился - захотел проявить себя в составе нашей сборной. У Глебова русские корни. Папа и дедушка Алека родились в Санкт-Петербурге, а вот мама иностранка. Он не говорит по-русски, но владеет словенским, английским и немецким. Сейчас он очень сблизился с Сашей Хорошиловым. Они вместе тренируются, у них общие интересы. Я думаю, Хорошилов подтянет Глебова в русском, тем более, словенский язык очень похож на наш.

Кстати, наша команда развивается и в плане космополитизма. У девчонок тренер по физподготовке - американец. Марьян Чернигой - этнический словенец, но практически всю свою жизнь прожил в Америке, он уже американский гражданин. Девчонки впитывают и австрийскую горнолыжную модель, и американскую, и словенскую. Все спортсмены окружены большими горнолыжными глыбами, и каждая из них хочет им что-то передать.

Марьян предлагает в следующем году совместную подготовку с американцами. Будем рассматривать этот вопрос. Молодым спортсменам нужны такие ориентиры. Помнится, когда мы были в Аргентине на летнем этапе Кубка мира, я впервые увидела Марию Вализер. Проезжает автобус мимо их отеля, она входит, говорит: "Доброе утро!" И садится рядом со мной. До этого я видела Вализер только в польских и болгарских журналах по горным лыжам… Я знала, что есть такие великие спортсменки - Мария Вализер и Микаэла Фиджини. А тут одна сидит от меня через два кресла, а другая - рядом. Меня просто трясло от чувств!

- Статистика Александра Глебова между тем не поражает результатами. Считаете, он в состоянии усилить состав?

- Не сомневаюсь в этом. В длинных дисциплинах Саша смотрится лучше наших ребят. Он должен передать свое мастерство тем, кто помоложе. Конкурировать с сильным соперником всегда интересно.

- На ближайший сезон это последнее усиление?

- Наверное. Команда сформирована, бюджет существует и сверстан. Никого перекупать не собираемся. Давайте попробуем воспитать своих. Правда, у нас пока нет ни трасс для борд-кросса, ни хаф-пайпов. Но есть большое желание их построить. Мы тратим на это много сил. Спортивные сооружения должны появиться. В принципе построить пайп не сложно, но за него кто-то должен платить. На Сахалине, я думаю, появится хаф-пайп.

- Информация о том, что сноубордист Юрий Подладчиков из Швейцарии может выступить на Олимпиаде в Сочи за Россию - слух или достоверный факт?

- Если у Юры появится такое желание, мы, само собой, не будем препятствовать. Но пока со мной на связь никто не выходил, чтобы обсудить этот вопрос. Безусловно, этот спортсмен способен усилить нашу команду, но он сам примет решение за кого выступать. Наша задача - воспитывать своих ребят, поднимать команду. Честно говоря, я не очень понимаю настроения Юрия и его родителей - кто он больше, швейцарец или русский. Говорила и с ребятами из нашей команды: у них есть некое общение, но все же больше времени Юра проводит со швейцарцами.

- Каков сейчас бюджет сборных команд?

- Больше 10 миллионов евро. Большой бюджет - большие задачи. На подготовке сейчас 50 человек в сноуборде, 50 - в горных лыжах.

- А сколько стоит построить хаф-пайп?

- Порядка 5 - 6 миллионов рублей. Есть еще проект, планировка склона, нужно учитывать и последующее обслуживание. Потом туда нужно провести снежную систему, ратрак с насадкой, которая стоит несколько десятков тысяч евро.

- В те годы, когда вы выступали, существовала, скажем так, и патриотическая подготовка. Сейчас в команде кто-нибудь играет на гитаре?

- Да. На гитаре прекрасно играет председатель тренерского совета Сергей Анатольевич Назаров. Все песни, вся горная романтика у нас с собой. Я застала времена песен у костра. Такие моменты очень сплачивают.

- А у нынешних спортсменов патриотизм ощущается?

- Национальная сборная для них не пустой звук. Например, в Терсколе на чемпионате страны до слез доходило. Многие очень хотели проявить себя в сборной. Мне удалось пообщаться с ребятами до соревнований, сказать о том, что сборная - это не пустой звук. Я немножко рассказала об ощущениях, которые испытываешь, когда стоишь на пьедестале. По крайней мере попыталась. Не скажу, что я - идеальный патриот, но для меня было большой честью выступать за сборные команды СССР и России. Я пытаюсь быть максимально полезной нашей стране. Если мне удастся привить ребятам то, что является важным для меня, я буду только рада.

- ФГССР - наверное, единственная из наших лыжных федераций, которая в последние годы не была замешана в каких-то допинговых скандалах. Как работает антидопинговая структура федерации и каким образом удается добиться чистого результата?

- Это не только наша заслуга, но и тех ребят, которые у нас выступают и сдают допинг-пробы. Они молодцы и понимают остроту вопроса. Это большой плюс в работе докторов, работающих со спортсменами. Конечно же, и в федерации проходит достаточно много мероприятий на эту тему. Идут беседы и консультации с ребятами, чтобы они понимали, что такое допинг, запрещенные препараты.

К сожалению, проблемы с допингом существуют. Жаль, что с этим столкнулись, например, в лыжных гонках. У этого вида спорта в нашей стране большие традиции - ребята знают, что такое побеждать. И я желаю нашим спортсменам, чтобы они выступали прекрасно, а все проблемы остались позади.

Что же касается горных лыж и сноуборда, то мы будем работать в духе времени, в прямом контакте с РУСАДА. Ведь дисквалификация - это большое грязное пятно.

- А в мире были примеры применения допинга в горных лыжах?

- В Турине были проблемы у австрийской сборной - там чуть ли не арестовали их доктора за то, что он предлагал подобные препараты. Не знаю, кто из австрийцев их применял, потому что если брать горнолыжника как такового… Наверное, надо делать укол в лыжи, чтобы они быстрее поехали!

Дмитрий ОКУНЕВ, Наташа ПОЛЕТАЕВА

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...