Газета
2 марта 2007

2 марта 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

ФУТБОЛ В ГОДЫ ВОЙНЫ. Часть шестая

ПОСЛЕ СТАЛИНГРАДА

Судьба не только Великой Отечественной, но и Второй мировой решалась зимой 43-го на Волге. Разгром немцев под Сталинградом внес коренной перелом в ход войны. Мир вздохнул с облегчением. Растроганный английский король Георг VI передал в дар гражданам Сталинграда меч. По поручению монарха вручил его советской делегации в конце ноября 1943 года на Тегеранской конференции премьер-министр Англии Уинстон Черчилль.

Посильный вклад в историческую победу внесли сталинградские футболисты.

Областной комитет партии не удовлетворил в июне 41-го коллективное прошение игроков "Трактора" об отправке на фронт. Большую часть команды эвакуировали в тыл, в Челябинск. Здесь они трудились на одном из оборонных предприятий, а в выходные играли в футбол. Четверо из довоенного состава, Ермасов, Беликов, Плонский и Шеремет, вместе с динамовцами встали к станкам, давали фронту танки и снаряды. А с приближением немцев к Сталинграду сменили рабочие спецовки на красноармейские гимнастерки и влились в ряды защитников города. Сражались в разведротах, налаживали срочную связь, уничтожали опорные вражеские пункты, обеспечивали переправу...

И, наконец, 2 февраля 1943-го гитлеровцы выбросили белый флаг.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Город в руинах, живого места нет, а вратаря Василия Ермасова уже в середине февраля назначили председателем общества "Динамо" и поручили наладить спортивную жизнь. Из всех имеющихся стадионов привести в чувство можно было разве что стоявший на отшибе, в районе Бекетовки, "Азот". Сначала за дело взялись минеры. После завершения опасной трудоемкой работы мобилизовали красноармейцев, комсомольцев, добровольцев. Как только подсохла земля, засыпали четыре блиндажа, многочисленные воронки, оборудовали временные трибуны на три тысячи мест.

Обком партии решил отметить Первомай спортивным праздником. Всесоюзный комитет физкультуры, получив добро от партаппарата, делегировал в город-герой чемпиона и обладателя Кубка Москвы 1942 года "Спартак". О подготовке к встрече с москвичами рассказал спустя много лет капитан "Трактора" Константин Беликов:

"Игроки, искали друг друга по всему городу. Савва Пеликьян, он военным шофером был, исколесил его вдоль и. поперек. Собрались, одним словом. А где взять форму? У меня, например, бутсы сгорели, вместе с домом. Такие бутсы были! Я их так берег - как влитые сидели на ноге... Однако форму все-таки отыскали.

Начали тренироваться. Отвыкли, понятно, от этого дела, а сроки поджимают. Две недели всего занимались, но каждый день...

На усиленное питание нас посадили: пшенная каша, селедка. Тяжеловато, конечно, входили в форму. Но услышишь, как мяч звенит, - сердце прыгает. Футбол ведь!"

ЧЕРЕЗ ЛИНИЮ ФРОНТА

Спартаковцы отправились в Сталинград не с пустыми руками . "В подарок сталинградским физкультурникам москвичи везут волейбольные сетки, майки, трусы, диски, копья, ядра, мячи и прочий спортивный инвентарь", - писала 25 апреля "Комсомольская правда".

Путешествие небезопасное, лететь через линию фронта. Собирались в дорогу в ночь на 1 мая. Но в последний момент получили тревожное сообщение: "В связи с ожидаемым налетом немецкой авиации вылет временно задерживается". Поднялись в воздух двумя самолетами только в день игры, ранним утром 2 мая. Сопровождал команду почетный эскорт из двух боевых истребителей. Вид сверху поразил столпившихся у иллюминаторов москвичей. Через 40 лет своими впечатлениями делился участник матча, спартаковский вратарь Алексей Леонтьев: "Под самолетом расстилалась черная выжженная, земля, на которой серыми квадратиками выделялись бывшие кварталы на многие километры раскинувшегося вдоль Волги города... Громоздились руины некогда высоких и красивых зданий..."

Утомленных, невыспавшихся футболистов ненадолго разместили в школе на расстеленных на полу матрасах. А затем на отрытых машинах повезли через весь город к месту встречи.

ФУТБОЛ - БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИГРА

На стадионе, рассчитанном на три тысячи человек, собралось в три раза больше - около десяти тысяч. Люди преодолевали многокилометровый путь, кому повезло - на попутных машинах, остальные - своим ходом. В Красногорском киноархиве сохранился небольшой фрагмент того матча. В кадр попали и зрители. Довольные, счастливые, они получали одновременно все удовольствия - упивались зрелищем, лузгали семечки, слушали музыку: на коленях очаровательной зрительницы - патефон. Преобладающее большинство болельщиков - военнослужащие.

Перед игрой в торжественной обстановке наградили нескольких игроков, защитников города, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги". Организаторы устроили небольшое шоу: летчик истребителя, сопровождавшего спартаковцев, спикировал над стадионом и сбросил на поле мяч, который, ударившись об один из многочисленных бугорков, перелетел через трибуну и был таков. Замену беглецу нашли быстро.

Игра началась. Сомнений относительно ее исхода быть не должно. "Спартак" на ходу, тренировался постоянно, участвовал в турнирах и товарищеских матчах все военные годы. Сталинградцы (вышли на поле под флагом "Динамо") в это время били врага. И по составу заметно москвичам уступали. Но, похоже, закаленные в суровых боевых испытаниях футболисты ничего уже не боялись. Им, отстоявшим город в смертельном поединке с врагом, сохранить в неприкосновенности собственные ворота было куда проще. Что и сделали - 1:0.

Единственный гол, как утверждала 4 мая "Сталинградская правда", забит на 39-й минуте. Беликов назвал творца - Моисеева. Автор отчета, судя по содержанию заметки, человек от футбола далекий, радовался успеху земляков искренне. Скромную победу динамовцев назвал крупной. Впрочем, если не ограничиваться размерами футбольного поля, он был прав. Футбол 2 мая в разрушенном Сталинграде - больше, чем игра. Тем более непонятна позиция множества центральных газет, не уделивших ему ни строчки. В отличие от... англичан. Журналист Брюс Харрис, передавая по телеграфу из Лондона заметку об английском футболе, первый абзац посвятил матчу в Сталинграде:

"Мы узнали из наших газет о матче московского "Спартака" со сталинградской командой... Мы в Англии переживали волнующую радость... Можно ли было подумать, что Сталинград после таких переживаний, какие не выпадали ни одному городу, сумел выставить на футбольное поле команду? Не есть ли это одно из проявлений того сталинградского духа, который свойственен русским воинам, и такого несокрушимого, который никто не сможет сломить!"

МАТЧ ВСЕ РАВНО СОСТОИТСЯ!

С недельным интервалом открылся футбольный сезон-1943 в Москве и Ленинграде.

9 мая 20 тысяч москвичей, посетивших стадион "Сталинец", вдоволь насмотрелись футбола в исполнении лучших мастеров. Одна за другой состоялись три встречи: ЦДКА - "Динамо-1", "Торпедо" - "Динамо-2", "Зенит" - "Крылья Советов".

Если скопление большого количества людей на небольшом пространстве в Москве не представляло для них опасности, то организация массовых мероприятий в Ленинграде была чревата предсказуемыми последствиями. Город все еще находился в плотных тисках вражеских войск, постоянно подвергался бомбардировкам и артобстрелу. В Смольном, однако, решили еще раз напомнить своим и чужим: город жив. На 16 мая запланировали открытие летнего спортивного сезона с обширной программой. В эпицентре праздника - футбол. После годичного перерыва в любимый город возвратились динамовцы. Та их часть, что гастролировала по стране. "Казанские" ленинградцы воссоединятся с командой позже.

За отсутствием серьезных соперников сыграли между собой двумя составами. Конспирация строжайшая: ни одной афиши с указанием места, времени и программы праздника, наглухо закрыты кассы двух крупнейших стадионов. Билеты распространялись горисполкомом по предприятиям и учреждениям. Но как обеспечить безопасность участников и десяти тысяч зрителей, которые должны были находиться на стадионе "Динамо" более шести часов?

Командование Ленинградского фронта подняло в небо истребители. Приступить к патрулированию небесного пространства приказано было ближе к началу соревнований. А несколькими часами ранее произошли события, чуть было не сорвавшие торжества. Рассказывает "играющий" организатор праздника, зампредседателя областного совета "Динамо" Николай Баскаков (29-летний Баскаков и в футбольном матче в тот день успел поучаствовать): "В шесть часов утра в день, когда должен был состояться праздник, у меня в кабинете раздался телефонный звонок. Я снял трубку и услышал тревожный голос директора стадиона "Динамо" В.Гурьева: "Фашисты сбросили на стадион две бомбы: одна угодила на трибуны, уничтожив несколько рядов скамеек, другая взорвалась на футбольном поле. Что делать?" Помню первое, что ответил: "Матч все равно состоится".

Мы быстро мобилизовали комсомольцев-чекистов, которые за несколько часов привели все в порядок - засыпали воронки, уложили сверху дерн, пристроили новые скамейки...

И спортивный праздник, и футбольный матч состоялись. Помню, трибуны горячо приветствовали нас. Весь стадион стоя скандировал: "Смерть фашизму!", "Слава Ленинграду!"

Футболисты отблагодарили отважных зрителей, с риском для жизни пришедших на стадион, - угостили десятью забитыми мячами. Первая динамовская команда обыграла вторую - 9:1.

Прямую радиотрансляцию матча вел один из лучших и авторитетнейших советских судей высшей категории Николай Усов. Во время войны он получил ранение, орден Красной Звезды и звание майора. После игры репортаж неоднократно повторялся в записи.

Трудно переоценить политическое и моральное значение праздника спорта в осажденном городе. Но стоило ли ради этого рисковать жизнью тысяч людей?

Остаток мая и июнь динамовцы провели в Ленинграде, сыграли несколько товарищеских матчей, участвовали в блиц-турнире, а в начале июля отправились в большое турне по городам и республикам Советского Союза.

ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, ПОБЕДИЛ

Согрев косточки на весеннем московском солнышке, восемь команд начали 30 мая очередной чемпионат столицы - самый, пожалуй, сильный по составу. Впервые в военные годы включился в турнир ЦДКА. Успешные боевые действия Красной армии позволили лучшим ее футболистам проходить дальнейшую воинскую службу в щадящем режиме. Генштаб, уверовав в окончательную победу и без участия армейской команды, позволил ей в футбольчик поиграть. ЦДКА развил успехи своих боевых товарищей на полях футбольных: пришел, увидел, победил - опередил всех по всем параметрам. Об этом и многом другом рассказывает таблица. Возложив на нее черновую работу, позволю себе небольшой комментарий.

В 43-м фактически разыгрывалось открытое первенство Москвы. В "Динамо-2" играли преимущественно минские динамовцы (называли их иногда воинской частью товарища Кутейникова), в "Зените" - ленинградцы. Минчан прописали в Москве еще в 41-м, "Зенит", прожив два года в столице Татарстана, сменил казанскую прописку на московскую. Чтобы не вызывать кривотолков, разбавили его голубую аристократическую ленинградскую кровь московской, красненькой, спартаковской: включили в команду Тучкова, Корнилова, Алексея Соколова, заодно и Рязанцева. "Зениту" вливание не очень помогло, а "Спартак", чемпиона и обладателя Кубка 1942 года, ослабило. Добавьте к тому несчастный случай с ведущим форвардом Степановым, и станет понятно, почему не сумели спартаковцы удержать завоеванные в предыдущем сезоне высоты.

Хоккейного тренера Виктора Тихонова до сих пор считают косвенным виновником гибели Валерия Харламова. Тихонов в последний момент отцепил выдающегося форварда от сборной, которая отправилась на турнир в Канаду. В тот же день Харламов разбился в автокатастрофе. Похожая история случилась со Степановым. Тренер не поставил его на календарный матч. Тот залил обиду надежным древним русским способом. Спрыгнув в таком состоянии с подножки трамвая, угодил под колеса и остался без обеих ступней ног.

БРАЗИЛЬСКИЙ ВАРИАНТ

Ненадолго задержу ваше внимание на событии весьма примечательном, не побоюсь этого слова - сенсационном. Так оно и было, хотя в те годы не придали ему значения. Несколько строк из отчета об игре автозаводцев с "Динамо": "Торпедо" построило игру в четыре защитника и четыре нападающих. Эта система целиком оправдала себя..." ("Вечерняя Москва" от 7 июня).

8 июня 1958 года сборная Бразилии потрясла мир, продемонстрировав невиданную дотоле систему 4+2+4. Однако еще за полтора десятка лет до бразильцев, почти день в день, 6 июня 1943 года, эту систему впервые увидели в действии несколько сот москвичей, посетителей скромненького стадиона МВО. Конструктор нового "оружия" - начинающий тренер Виктор Маслов. Он осмелился применить домашнюю заготовку против "гроссмейстера" Бориса Аркадьева. И застал его врасплох. Переиграв соперника, автозаводцы запороли уйму возможностей, а единственный грубый зевок обернулся поражением - 0:1. Футбол бывает жестоким и несправедливым.

В промежутке между играми чемпионата разыграли кубковый турнир. Соревнование массовое, состав пестрый, силы неравные. Представится случай - семь шкур спустят. Что динамовцы не без удовольствия сделали. Дарами жребия воспользовались на все сто. Силы тогда не берегли, играли от и до, забивали сколько влезет. Влезло более трех десятков - 34:0. Таков суммарный итог на первых трех стадиях. А с "Торпедо" в полуфинале осеклись. Маслов взял реванш у Аркадьева - 3:1. Вновь разыграл "бразильский" вариант? Похоже на то. На поле у "Торпедо" было два центрфорварда - Пономарев и Петров. Защитники "Динамо" так и не сумели приноровиться к необычным маневрам торпедовской атаки.

КАНОНАДА

Финал, "Торпедо" - ЦДКА, состоялся 8 августа на "Сталинце". Центральный стадион "Динамо" не тревожили (откроют летом 44-го). Если играли иногда в Петровском парке, то на Малом поле.

За три дня до заключительного матча обе команды нарушили режим. Совсем не то, о чем вы сейчас подумали. Вся Москва в ночь с 5 на 6 августа ликовала. Из приказа Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: "Сегодня, 5 августа, в 24 часа столица нашей Родины - Москва будет салютовать нашим доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, двенадцатью артиллерийскими залпами из 120 орудий". Это был первый салют в Великой Отечественной. Таких фейерверков до мая 45-го будет много.

А 8 августа десятью залпами отсалютовали на стадионе "Сталинец" финалисты. Феерическое зрелище с непрерывной пальбой настолько захватило зрителей, что "артиллеристы" продлили им удовольствие еще на полчаса.

Сначала дважды пальнул Григорий Федотов. К третьей минуте - 2:0. К седьмой - 3:1. Александр Пономарев оформляет хет-трик - 3:3. Исполнив соло на своих "ударных", он передает слово братьям Жарковым. Василий выводит "Торпедо" в лидеры - 4:3. А в дополнительное время (на 88-й минуте армейцы отыгрались) Георгий, а вслед за ним и Василий подводят итог - 6:4. После игры серебряный "Кубок Москвы" вручили директору автозавода Ивану Лихачеву.

По завершении футбольного сезона столичные клубы разлетелись в теплые края - себя показать, в футбол поиграть, деньжат для нужд фронта заработать. "Спартак", например, устроил в Узбекистане мастер-класс, и на вырученные деньги самолет построили. ЦДКА и "Динамо" гостили в Грузии, "Торпедо" - в Киргизии. А вот "Зенит" отправили в Ижевск, и попал он там в довольно скверную историю.

ФАКТЫ ПОДТВЕРДИЛИСЬ, МЕРЫ ПРИНЯТЫ

10 октября "Удмуртская правда" анонсировала встречу московского "Зенита" с чемпионами Ижевска, рабочими Машиностроительного завода. Любители футбола получили шанс увидеть вживую мастеров, о которых только по газетам знали, - Леонида Иванова, бесподобного Петра Дементьева, чемпионов и обладателей Кубка СССР Григория Тучкова, Алексея Соколова, Павла Корнилова. С ума сойти! Проблема лишнего билета, учитывая спрос, не соответствовавший скромным возможностям городского стадиона, была сопоставима с ажиотажем перед матчами советских футболистов со сборной Басконии.

Оставшиеся без билетов, то есть подавляющее большинство, узнавали о результате из уст очевидцев. Газета разрекламированный ею же матч проигнорировала. Знающие специфику советских СМИ допускали два варианта: местный, городского масштаба чемпион оказался настолько несостоятельным, что писать об этом не рекомендовалось. Или случилось ЧП. Верным оказался второй. "Удмуртская правда" сказать правду не решилась.

Чуть приоткрыла кулисы через полтора месяца главная спортивная газета. Советские люди, свято веря в силу печатного слова, страсть как любили забрасывать письмами редакции газет и журналов. Были убеждены - делают полезное дело, вносят посильный вклад в имеющиеся в стране отдельные недостатки. Если уж какому-то письму удавалось пролезть сквозь игольное ушко, реагировали молниеносно: успокойтесь, граждане-товарищи, сигнал услышан, факты подтвердились, меры приняты. Благодарим за бдительность, пишите еще (куда уж больше), сообща наведем порядок в нашем светлом доме.

На одно такое письмо (правда, не опубликованное) 21 декабря 1943 года "Красный спорт" отреагировал заметкой "О недопустимом поведении футболистов команды ДСО "Зенит".

Чтобы не утомлять вашего внимания, текст ее передаю в облегченном виде: "Недавно редакция получила письмо из гор. Ижевска, в котором сообщалось о недопустимом поведении игроков футбольной команды ДСО "Зенит". Во время матча с командой г. Ижевска футболисты "Зенита" Смагин, Чучелов, Левин-Коган допустили грубую игру и хулиганские выходки на поле. Кроме того в письме сообщалось о недостойном поведении футболистов "Зенита" в гостинице.

После проверки, произведенной Всесоюзным комитетом физкультуры, установлено, что факты, приведенные в письме в редакцию газеты "Красный спорт", полностью подтвердились..."

Меры приняли: одного лишили звания мастера спорта и дисквалифицировали на два года, двух остальных пожурили - дали строгий выговор с предупреждением. Выговор получил тренер команды, заслуженный мастер спорта Константин Квашнин за "самоустранение от руководства футбольной командой". Физкульткомитету Удмуртии "предложено (в данном контексте - приказано. - Прим. А.В.) привлечь председателя Ижевского городского комитета физкультуры т.Смольского к ответственности за попустительство хулиганским поступкам футболистов".

"Хулиганы" отделались легким испугом, а "попустителя" привлекли к ответственности. Что означало это словосочетание, объяснять нет нужды. О судьбе товарища Смольского мне ничего не известно.

Подобных инцидентов в отечественном футболе было предостаточно. Автор мог бы спокойно его обойти, если бы вдруг не наткнулся в Госархиве РФ (фонд 7576, опись 1, дело 493) на подборку документов о злоключениях "Зенита" в Ижевске.

Публикуя материалы с клеймом "Секретно", всегда испытываю чувство неловкости. Не покидает ощущение, что рассказываю о подсмотренном в замочную скважину. Порой приходится решать непростую задачу: и правду сказать надо, и людей не обидеть. В таких случаях полагаюсь на внутреннего цензора. По его указанию зашифровал сегодня фамилии футболистов, замешанных в неблаговидных поступках за кромкой поля.

В газетных и журнальных выдержках обхожусь без конспирации, фигурантов называю подлинными именами. СМИ сегодня общедоступны, все желающие могут получить в библиотеках любое печатное издание, независимо от срока давности.

НА ПОЛЕ...

Команду приняли с распростертыми объятиями. "Для гостей были созданы самые лучшие условия, на которые не везде может рассчитывать даже ведущий артист с большим именем", - из не опубликованного в "Красном спорте" письма Ф.Синицы. Подробности - в обращении профсоюзной и комсомольской организаций завода в ЦС "Зенит" Лемешеву и ЦК союза общества Агаджанову. Передаю краткое его содержание.

Команда прибыла в Ижевск 9 октября, встретили ее на вокзале радушно, привезли в гостиницу На следующий день поставили на довольствие. Нормы по тому несытому времени приличные: каждый день дорогим гостям выдавали по 800 граммов хлеба, 600 - мяса, 300 - крупы, 60 - жиров... Ребятам показалось мало. Пошли по инстанциям - в областной совет и городской комитет партии с жалобой. Лейтмотив - "нас голодом морят". Разжалобили местную власть. Нормы увеличили: мяса - 800 гр, крупы - 400, жиров - 80. Опять недовольны: чем же запивать еду и закуривать? Добавили по пол-литра вина в день на душу и по сто папирос на команду.

В закулисные дела посвящен был небольшой круг людей. Зато за художествами мастеров на поле наблюдали несколько тысяч человек. О результатах ("Зенит" провел две встречи) и характере игр ни удмуртские, ни спортивные газеты не сообщили. С 64-летним опозданием (лучше поздно, чем никогда) закрываю мало что значащее белое пятнышко. Об итогах обоих матчей и поведении гостей на поле рассказывает тот же источник: "Первая игра 10 X 43 г. была закончена со счетом 2:0 в пользу московской команды. Ввиду того, что игра закончилась в их пользу, грубости проявлялись, но все же сдержанно... Когда же 12 X 43 г. во время второй игры счет стал 1:1, то мастера начали грубить и хулиганить - били по ногам и с мячом, и без мяча и толкались.

Кроме того почти все члены московской команды нетактично себя вели по отношению к судье. На протяжении всей игры бросали реплики по адресу судьи, обзывая нецензурными словами".

Цитировать отдельные слова и целые выражения авторы письма сочли излишним - всем они известны, озвучили только одну реплику самую интеллигентную: "Тов. X на предупреждение судьи ответил дословно: "Слюни вытри, а потом делай замечания".

Все это пришлось выслушивать земляку большинства находившихся на поле футболистов "московской" команды - ленинградцу Купровичу, человеку уважаемому, инженеру, судье первой категории. Находясь в эвакуации в Ижевске, он руководил конструкторским бюро, в свободное время судил футбольные встречи и, по утверждению авторов письма, не получил ни одного замечания. Он как мог защищал честь свою и достоинство - удалил с поля трех игроков "Зенита".

...И ЗА ЕГО ПРЕДЕЛАМИ

Безобразное поведение футболистов после второго матча не осталось вне внимания бдительного товарища Синицы: "Казалось, что городской комитет физкультуры и спорта должен был решительным образом осудить поведение команды мастеров, но вместо этого председатель комитета т. Смольский организовал "товарищескую встречу" мастеров с футболистами города с ужином и обильной выпивкой.

Под влиянием встречи или по каким-либо другим соображениям мастера устроили в гостинице форменный погром".

Синица был в курсе, ничего не выдумывал. В том же деле № 493 имеется составленный и заверенный администрацией заводской гостиницы документ:

"АКТ № 1

...11 октября с.г. в восемь часов вечера футболисты команды "Зенит" г. Москвы... начали следующие безобразия: вывертывание лампочек из коридоров без разрешения, хождение без предупреждения в комнаты к соседям... без разрешения взяли ведро у технички Чупраковой, а вечером напились до бессознания, вплоть до того, что... (не решаюсь процитировать следующую строку. - Прим. А.В.). В довершение всего этого изорвали казенную простыню. Стоимость простыни 300 руб. Факты подтвердились, в чем и составлен настоящий акт".

"ПО УКАЗАНИЮ ТОВ. ВОРОШИЛОВА"

Сигнал из Ижевска достиг Москвы и, медленно взбираясь по высоким инстанциям, миновал стены Кремля. 16 декабря приказом председателя физкультурного комитета Василия Снегова капитан "Зенита" дисквалифицирован сроком на два года и лишен звания мастера спорта. Встретив серьезное противодействие покровителей команды и ее капитана, Снегов 20 мая 1944 года отправил письмо заместителю председателя правительства СССР Клименту Ворошилову. Перечислив богатый список проступков капитана, главком физкультуры испросил разрешения утвердить декабрьский приказ. Список впечатляющий: "Участвуя в течение пяти лет во всесоюзных соревнованиях, Y допускал факты недисциплинированности, а порой и хулиганства, за что в 1939 году был исключен из состава команды "Зенит". Однако этот урок не послужил ему к исправлению и, будучи допущен в 1940 году к участию в соревнованиях, Y вновь допускал случаи хулиганства, за что был дисквалифицирован Всесоюзным комитетом сроком на один год.

В период Отечественной войны, находясь в г. Казани, Y несколько раз удалялся с поля за хулиганские выходки.

В 1943 г., выехав с командой "Зенит" в г. Ижевск, допускал факты хулиганства и пьянства.

Одновременно сообщаю, что... Y за попытку изнасилования был осужден в 1939 г. народным судом сроком на один год условно".

Снегов пощадил капитана, не все его шалости перечислил и, что важно, не сказал Василий Васильевич Клименту Ефремовичу об иллюзорности наказаний. Дважды получив годичную дисквалификацию, капитан "Зенита" продолжал участвовать в чемпионатах 39-го, 40-го и 41-го годов. В конце письма Снегов назвал заступника: "Считаю необходимым поставить Вас в известность, что председатель ЦК Союза рабочих промышленности вооружения тов. Агаджанов вместо принятия мер по прекращению подобных явлений среди мастеров футбольной команды и резкого осуждения этих фактов идет по пути защиты лиц, дискредитирующих звание советского мастера спорта, чем не способствует воспитанию спортсменов и поднятию дисциплины среди футбольной команды".

Агаджанов предпринял новую попытку обескровить приказ Снегова и наверняка добился бы своего, если бы ему не передали волю самого зампреда СНК. 1 июня он получил записку с визой Снегова: "По указанию заместителя председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР тов.ВОРОШИЛОВА К.Е., сообщаю, что оснований для пересмотра приказа № 293 от 16 декабря 1943 года Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при СНК СССР о лишении звания мастера спорта тов. Y не имеется".

В течение пяти лет высший физкультурный орган страны и его председатель не могли найти управу на распоясавшегося футболиста. Все приказы комитета торпедировались влиятельными меценатами. Только благодаря вмешательству второго лица государства, заместителя самого Сталина, декабрьский приказ Снегова был реанимирован. Случай для тех (и более поздних) лет весьма характерный, и только потому я не счел возможным оставить его вне вашего внимания.

Успехи в спорте - своего рода индульгенция. Победителям прощают все грехи, а недавние судьи и прокуроры сменяют гнев на милость, обвинительные речи на хвалебные. Не пройдет и года, как ленинградский "Зенит" едва не утонет в бурном многоголосом потоке дифирамбов, ласкающих слух и греющих душу комплиментов, долго не смолкающих оваций...

Мы очень скоро станем тому свидетелями.

ЧЕМПИОНАТ МОСКВЫ 1943 ГОДА

1

2

3

4

5

6

7

8

1. ЦДКА

3:1

2:3

1:0

2:0

2:2

3:0

2:0

0:0

2:1

2:1

9:1

0:0

4:0

5:1

2. ДИНАМО-1

1:3

3:0

1:0

2:4

3:2

2:2

5:4

0:0

2:0

1:0

0:3

2:0

6:0

4:0

3. СПАРТАК

3:2

0:3

0:0

4:3

0:2

3:2

4:0

1:2

0:2

0:5

1:2

2:1

5:2

2:1

4. ТОРПЕДО

0:1

0:1

0:0

4:2

1:1

0:0

5:0

1:2

0:1

5:0

1:1

1:3

1:0

3:1

5. ДИНАМО-2

0:2

4:2

3:4

2:4

3:0

3:0

3:2

1:9

3:0

2:1

1:1

1:3

1:2

1:1

6. ЗЕНИТ

2:2

2:3

2:0

1:1

0:3

0:2

2:0

0:0

0:2

1:2

3:1

3:1

0:2

6:3

7. КРЫЛЬЯ СОВЕТОВ

0:3

2:2

2:3

0:0

0:3

2:0

5:1

0:4

0:6

2:5

0:1

2:1

2:0

2:3

8. ЛОКОМОТИВ

0:2

4:5

0:4

0:5

2:3

0:2

1:5

1:5

0:4

1:2

1:3

1:1

3:6

3:2

В

Н

П

М

О

1. ЦДКА

10

3

1

37:10

23

2. ДИНАМО-1

9

2

3

32:18

20

3. СПАРТАК

7

1

6

25:27

15

4. ТОРПЕДО

5

4

5

22:13

14

5. ДИНАМО-2

6

2

6

28:31

14

6. ЗЕНИТ

5

3

6

22:22

13

7. КРЫЛЬЯ СОВЕТОВ

4

2

8

19:32

10

8. ЛОКОМОТИВ

1

1

12

17:49

3

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...