Газета
1 сентября 2006

1 сентября 2006 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

КОМАНДИРОВКА В ШОТЛАНДИЮ

Вальдас-Аугустин ИВАНАУСКАС

ПОЛГОДА С ПАЛЫЧЕМ ПОМНЮ ДО СИХ ПОР

Иван Грозный, взяв на себя функции исполняющего обязанности тренера "Хартс" в конце прошлого сезона, быстро завоевал любовь эдинбургских болельщиков, которая стала еще сильнее после завоевания командой Кубка Шотландии. Речь, как вы понимаете, идет о литовском специалисте Вальдасе-Аугустине (в паспорте у него двойное имя, данное при рождении) Иванаускасе, этим летом назначенным главным тренером команды.

-По результатам опроса 98 процентов болельщиков поддерживали вашу кандидатуру на этот пост. Насколько велико здесь расстояние от любви до ненависти?

- Зритель любит футбол до сумасшествия. Необъяснимая словами любовь. И понимают футбол в Эдинбурге очень хорошо. Сами шотландцы трудолюбивы, и если они видят, что тренер и игроки работают, вкладывая душу, то воспринимают это соответственно и относятся к тебе с любовью. Конечно, если результаты будут очень плохи, если не будет прогресса, может случиться всякое.

-В Эдинбурге постоянно говорят об особом духе стадиона "Тайнкасл". Даже вы заявляли, что, может, победили бы АЕК, играй "Хартс" на родной арене. Что же это за особый дух?

- Стадион маленький - семнадцать тысяч с небольшим, закрытый. Люди приходят только свои. В прошлом сезоне не было матча, когда "Тайнкасл" не заполнялся бы полностью. Атмосфера необычная, все по-домашнему. Болельщики чувствуют себя одной большой семьей, еще больше сплачиваются. Для них "Тайнкасл" - постоянное место сбора в один из выходных дней, в одно и то же время. Игроки очень хорошо чувствуют поддержку зрителей. Сравните "Лужники" с "Локомотивом". Хочешь не хочешь, не создать в "Лужниках" ту же атмосферу, что в Черкизове, где стадион поменьше.

-У вас был очень необычный сбор в межсезонье. Сталкивались раньше с подобным?

- Думаю, ни одна команда в мире такого еще не делала. Разместились на яхте класса люкс. Условия идеальные, питание отличное. Только наша команда. Встали сначала у Монако, а потом прошли вдоль всего побережья до Корсики. Каждый день старались менять место. На лодках шли к берегу, тренировались, играли. Футболисты сначала не поняли, куда мы едем. Потом оказались в шоке, в хорошем смысле.

-В команде собрались игроки из разных стран мира. Вы хорошо знаете два иностранных языка: немецкий и русский. Похуже - английский. А для тренера очень важно умение донести свои мысли и идеи до игроков. Удается?

- Английский раньше учил для себя. Трудностей хватало, переводчика не было. С помощью друзей, знавших английский, переводил немецкие термины на английский. В течение полугода все наладилось. Что мне говорят, понимаю. Сам тоже могу говорить, пусть, может, что-то и неправильно. Между игроком и мною есть еще футбольный язык. Стараюсь ловить мысль собеседника раньше, чем он ее произнесет. Тяжело - особенно на тренировке или в игре. Сейчас у нас собрались шотландцы, англичане, литовцы, чехи, португальцы, греки, чилиец. У каждого свой менталитет. Нужно его знать. Мне довелось побывать во многих странах, каждую старался понять, узнать особенности людей и вывести что-то главное для себя. Сейчас это помогает.

-Не напоминает "Хартс", куда сейчас стекаются игроки из Литвы, ЦСКА той поры, когда вы там играли?

- В то время ситуация была несколько иная. Были те, кто хотел выступать за ЦСКА, а были и другие - кому приходилось играть за армейскую команду. Сейчас время другое, люди приходят играть за клуб, за деньги, за цель. Цели ставились и тогда, но в голове сидело: отбудешь два года службы, а там, как судьба сложится.

-Что вы такого творили, что вас часто ставили в наказание на пост у ворот армейского спортивного комплекса?

- Не так уж и часто. Но под конец сезона были так называемые ЧП. В каких-то происшествиях я даже не участвовал, виновным не был, может, меня кто-то просто невзлюбил. Не хочу их сейчас вспоминать. Скажу только, что получил уроки жизни, уроки на будущее. В то время по молодости было очень обидно, теперь же хочу сказать спасибо тем людям, которые тогда делали мне плохо.

-Устав гарнизонной и караульной службы пришлось заучивать?

- Я просто стоял на посту. Честно говоря, по-русски даже текст присяги не мог правильно прочитать.

-Как у вас появилось прозвище Иван Грозный?

- Чаще так называли в Германии. За голы, за то, как я их забивал, за манеру игры, поведения на поле. Не мог терпеть, когда ты отдаешь все силы, а другой рядом с тобой - нет. Ненавидел такие вещи. Если выходишь на поле и выкладываешься даже на 99 процентов - это все равно не то. Полной отдачи требую от игроков и сейчас, став тренером. Нравилось это зрителям или нет, но они вспомнили про царя Ивана Грозного.

-Вы нередко бывали в России в последнее время, приезжали к Юрию Семину на стажировку. Разговаривали с ним после ухода из "Динамо"?

- Надеюсь, созвонимся с ним позднее. С очень большим уважением отношусь к Семину. Я работал с Морозовым, Лобановским, Бышовцем. Но как-то все это проходило незаметно, не откладывалось . А вот полгода с Палычем, когда мы с "Локомотивом" выходили в высшую лигу, помню до сих пор. Он к тому же дал мне возможность уехать за границу. Приезжал как-то к нему на стажировку. Специально договаривался на курсах в Кельне, чтобы поехать в "Локомотив" - повезло, что команда в те времена была очень сильна. Ровно месяц провел у Палыча - был просто в восторге!

-Победа в финале Кубка Шотландии - пока самая важная в тренерской карьере?

- Финал - это больше эмоции, весь город ждал победы. Но с профессиональной точки зрения для меня важнее игра с "Абердином", после которой мы завоевали второе место и путевку в Лигу чемпионов.

-А самое грустное в карьере игрока - отсутствие в составе Олимпийской сборной СССР?

- Да. Обидно было пройти весь отборочный этап и в последний момент узнать, что не едешь.

-Вы позднее объяснились с Бышовцем. Поняли друг друга?

- Нет. Встретились с ним в Турции в прошлом году, поговорили. Конечно, прошло время, мы взрослые люди. Была моя вина, моя ошибка, я ее знаю. Но за такие вещи так не наказывают.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...