Газета
13 сентября 2005

13 сентября 2005 | Хоккей - Россия

ХОККЕЙ

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ. СУПЕРЛИГА

СЕРИАЛ "ТРЕНЕРЫ"

Юрий ГОЛЫШАК

Дэйв КИНГ

"У РОССИИ ОТЛИЧНАЯ ЛИГА!"

Корреспондент "СЭ" взял интервью у известного канадского тренера, который в межсезонье возглавил магнитогорский "Металлург".

Мистер Кинг захлопывает огромный талмуд, испещренный русскими идиомами. Работа над великим и могучим хоккеем в разгаре.

Над великим и могучим языком - только начинается.

- O'key o'key! Начнем!

Восклицает весело, не по-стариковски. "Начнем" уже знает. Еще - "защитник", "хорошо", "здравствуйте"... Слов двадцать.

О победах над русскими готов говорить часами. При воспоминаниях о поражениях морщится. Сводит разговор к философским обобщениям.

* * *

- Почему все думают, что мой переезд в Россию - экстремальный шаг? Мне было интересно, это большая честь - стать первым канадским тренером в вашей стране. У вас просто отличная лига. Так в чем экстрим? Мы когда-то говорили об этом с женой: хорошо бы, мол, поработать в хоккейной системе СССР. Но и думать не думали, что подобное станет возможным. Я много раз приезжал в Москву, Ленинград - впечатления были отличные! Как-то привез домой, в Канаду бутылку "Советского шампанского" - так Линда, моя жена, вспоминала об этом много лет. Такое вкусное и недорогое...

-В Канаде хоккей - религия. В России - всего-навсего игра. И только поэтому вам должно быть непросто.

- Насчет "религии" - вы правы. Канада живет хоккеем, это образ мышления. Им интересуются почти все. Но в России, в "Металлурге", меня поразила система, отношения... Здесь тоже все живут хоккеем. Я посмотрел, как выстроены отношения с журналистами, как работает пресс-служба - и пришел в восторг. Высший уровень.

* * *

Кто опасался, что с приходом Кинга забудет "Магнитка" про озорной атакующий хоккей со всей его бесшабашностью, - не тревожьтесь. Кинг знает о традициях. Кинга проинструктировали со всей уральской основательностью.

- Если это визитная карточка "Металлурга" - я ничего не буду ломать, - пожимает плечами Дэйв. - Стану только направлять . Я сам всю жизнь учил свои команды играть в атакующий хоккей. Мы будем менять игру без шайбы. Будем прессинговать. Будем учиться выигрывать вбрасывания - это очень важно.

* * *

-Правда ли, что на чемпионате мира в Вене вас поразило, как генеральный директор "Металлурга" Геннадий Величкин говорил одновременно по двум телефонам?

- Да! Потом мне рассказали, что это была самая активная пора по комплектованию команды. Для меня тогда еще большинство российских команд были на одно лицо. Но я быстро учусь. Посмотрел в межсезонье много матчей - большое впечатление произвели "Динамо" и "Локомотив". Да, еще "Ак Барс".

-Вы задержались в Канаде из-за свадьбы дочери. Но, наверное, окончательно поверили, что будете работать в России, приземлившись в Магнитогорске?

- Нет. Поверил, только когда наутро приехал во дворец, вышел на лед - и посмотрел на команду. Которая внимательно меня слушала. Приземлился я ночью, ехал по этому городу, всматривался в силуэты домов - и ничего не мог разглядеть, как ни старался. Ночью все города одинаковые. До первой тренировки оставалось часа три - как вы думаете, я спал?

-Ни секунды.

- Точно. Пока распаковал чемоданы, пока осмотрелся - утро. Пора на пробежку - и к команде. Из которой я знал по именам и в лицо человека четыре. Но был полон энтузиазма.

* * *

Кинг потешно рассуждает об эйфории - и почти радуется предсезонному поражению от "Ак Барса". Толкует о "распухшей голове". От побед распухшей, от чего же еще?

- Но теперь-то шлемы снова будут налезать на наши головы...

Бедняга переводчик старается изо всех сил - но и он не всегда поспевает за образностью мыслей. За пестрыми аллегориями. В образности Кинг силен.

На установках переводит для тренера Игорь Королев. Кинг с одной стороны от макета, Королев - с другой. Водит клюшкой вдоль схемы - будто указкой.

Где такое увидишь?

* * *

-Благодаря какому качеству состоялся тренер Кинг?

- Я очень люблю хоккей. Почти фанатично. Люблю людей, с которыми работаю, - и очень им верю. Они для меня самые лучшие в мире.

-Добрый вы какой. А Владимир Юрзинов как-то сказал, что тренер должен изживать в себе человеческую доброту.

- Юрзинов - великий тренер, гениальный. Очень его уважаю. Вы знаете, что я отправлял своих игроков к нему в Финляндию, на стажировку? Мы вообще много общались по жизни, у Владимира огромный авторитет в мировом хоккее. Отношения должны быть построены не на доброте, а на профессионализме. Это правда.

-В Советском Союзе вы тоже были личностью довольно популярной.

- Знаю. Столько играть против советских команд - конечно, меня знали! До Канады отголоски той московской популярности не доходили, однако стоило оказаться здесь - я ее чувствовал. И в Ленинграде тоже. Но в Канаде, хоккейной стране, меня тоже знают.

-Пройти по Монреалю сложно?

- Почему? Хожу спокойно - но чувствую, что меня знают. Особенно хорошо - мой голос.

* * *

Как всякий канадец, Кинг уважает хорошую драку. После каждого матча у местных фотохудожников целый набор грозных сюжетов: вот Бульин недобро накатывается на Чупина, вот насупился Юшкевич - чешутся кулаки... Навыки тафгая просыпаются даже в деликатнейшем прежде Нуртдинове.

- Надо дать понять всем, что наших лидеров просто так бить не получится. Что будет моментальный отпор - у Кинга и на этот счет взгляды устоявшиеся.

Евгению Малкину прочит гигантское будущее в НХЛ. Талант и энтузиазм помогут. И пусть кто-то попробует ударить любимца Кинга. Тут же недобро накатится Бульин. Зачешутся кулаки у Юшкевича...

* * *

-У Тихонова, вашего вечного оппонента тех славных лет, тоже в Канаде популярность большая? Или это миф?

- Огромная! Если человек столько выигрывает - как его могут не знать? Но в Канаде тогда Тихонова представляли таким... Как бы это объяснить... Роботом. У которого вся жизнь - хоккей. Утром, днем и вечером. Человека Тихонова никто не знал - и многим казалось, что человека нет. Есть механизм.

-Самый памятный с ним разговор?

- Не скажу что Виктор охотно шел тогда на контакт - и потому я тоже представлял Тихонова замкнутым. А он не замкнутый, просто для него слишком много значило противостояние с Канадой. Тихонова-человека я увидел в Калгари, когда мы собрались втроем: Тихонов, Юрзинов и я, - настолько славно посидели! А приезжая в Москву, я всегда чувствовал, как много для русских значат матчи именно с нами, канадцами. Дворцы ломились, ваши люди так болели! Как-то посмотрел наверх - и увидел, что в ложу поднялся ваш лидер Брежнев и трое его приближенных. Он выглядел так строго - был похож на тренера... Помню свои впечатления. Все канадские газеты были пропитаны холодной войной - и можете представить, каким в них представляли Брежнева. А тут я увидел его живым - вот он, в нескольких метрах!

-Почему Тихонов был для вас удивительной фигурой?

- Он - великолепный тренер, мог бы без проблем работать с любой канадской командой. Особенно мне нравилось, как он настраивал своих игроков - так настраиваешь радио в машине. Стоило мне применить какую-то новинку против "Красной машины" - действовала она ровно период. Тихонов, казалось, все чувствовал, все понимал - и мгновенно менял план на игру. Его команда и впрямь казалась машиной. Мне очень нравился дуэт Тихонова с Юрзиновым - они прекрасно дополняли друг друга. Хотя совершенно разные люди.

* * *

- Знаете, что вспоминаю? - улыбается Кинг. - Ленинград. Раннее-раннее утро, туман с Невы, - я после пробежки возвращаюсь в отель. И там получаю на завтрак тарелку жидкой рисовой каши, размазни - такой в Канаде ни разу не ел. И это было здорово!

-Сейчас вы такую вряд ли увидите.

- А есть в Магнитогорске заведения, где хорошо готовят пиццу? Есть? Передайте хозяину что я буду у него частым гостем. Еще обожаю горячий шоколад, в детстве недопил...

* * *

-Самая памятная победа над сборной СССР?

- Ох... Сразу вспоминаю Кубок "Известий" - или как вы его называли? "Приз"? Пусть будет "Приз". Лужники. 87-й год вообще никогда не забуду. Мы тогда победили Советы в тяжелейшей игре.

-Говорят, Тихонов до сих пор на ночь рядом с собой кладет карандаш и блокнот - если вдруг придет во сне интересная мысль. Смешон вам такой фанатизм?

- В самом деле? Очень интересно. Думал, я один такой... Вообще фанатизм - большущая редкость. И Тихонова это прекрасно характеризует как человека. Всей натурой сфокусирован на игре.

-Часто во сне приходят хоккейные мысли?

- Ко мне - постоянно! Вечером размышляешь, ложишься спать - и во сне додумываешь то, вечернее... Главное - заставить себя проснуться и записать в тот самый блокнот, который отложил накануне. Я играю даже во сне. А тогда вообще думал о хоккее круглые сутки, - чтобы побеждать Советы, приходилось во многом себе отказывать. И в фанатизме не уступать Тихонову.

-Скамейки запасных Канады и СССР находились рядом, все слышно. Вы не были в шоке от того, что творилось на соседней? Тихонов в потоках брани себя, как известно, не сдерживал...

Кинг улыбается понимающе. Кивает.

- Меня поражало не это - хоть крика было достаточно. Поражало другое.

Тихонов был требовательным человеком - это знал весь мир. Я глядел на скамейку соперника - Тихонов склонился над игроком, что-то ему втолковывает... Игра продолжается, острый момент, я отвлекаюсь - и смотрю на вашу скамейку минуту спустя. А Тихонов, не меняя позы, продолжает что-то говорить тому же самому парню. Пока не донесет - не отойдет. Постоянная подпитка хоккеиста. Самое интересное, что человек после такой накачки играл лучше. Мне вообще нравился стиль работы Тихонова у скамейки.

-Был ли в советской сборной игрок, который восхищал вас сильнее всех?

- Мне особенно нравились сборные 84-го, 88-го и 92-го годов. Из защитников выделялся Фетисов. Но вообще из русских для меня любимым был Ларионов, только Ларионов. Величайший мастер. Мне, конечно, нравились Крутов с Макаровым, которые действовали на фланге, но Ларионов, думаю, был у них главным. Полузащитник в хоккее - большая редкость, вся игра на нем строилась. Мне казалось, он везде - и в подыгрыше, и на пятачке перед воротами, и даже в обороне. Я смотрел от бортика - и мечтал, чтобы судьба однажды подарила возможность поработать с таким мастером. Открою секрет: когда меня представители команд НХЛ спрашивали, кого стоит приобрести, я всегда первой называл фамилию Ларионова: "Появится шанс купить этого русского - не должны его упустить!" Еще удивлял Третьяк.

- Чем?

- Я видел хороших вратарей. Видел отличных. Но не видел голкипера, кроме вашего Третьяка, который был бы в форме всегда. Любой другой при настолько надежной обороне, какой обладали русские, "поплыл" бы... Владислав всегда был готов к контратаке. Хоть, случалось, по 7 - 8 минут по вашим воротам бросков не делали. После чего Третьяк отражал три броска подряд, с добиванием. Это казалось невероятным. Второго такого голкипера нет.

-С кем-то из наших были знакомы?

- С Ларионовым несколько раз разговаривали. В той сборной СССР только Игорь прилично владел английским. Вообще он не только по-особенному играл, но и мыслил.

* * *

Моментами Кинг, кажется, засыпает. Потом - внезапно оживляется. Моментами кажется эдаким канадским старичком - с заморской тягой к путешествиям, к романтике большого перелета.

Но приглядитесь, как Кинг встает из-за стола. Как пружинящим шагом идет к трибуне. Выглядит в этот момент совсем молодым. Почти юным.

На самую верхотуру не вбегает - взлетает. И смотрит оттуда без очков. Вот вам и канадский дед. Игравший с "Красной машиной" еще при Брежневе.

А Геннадий Величкин, первый человек в магнитогорском хоккейном хозяйстве, только посмеивается: "Вы с ним наперегонки побегайте. Не знаю, опередит ли вас, но во время кросса игроков восемь обошел. Команда, конечно, обомлела, когда он к бегущим присоединился. А когда высокий темп задал, вообще в шоке была ..."

* * *

-Вас называют поклонником европейского хоккея.

- Моя сборная Канады проводила до 50 матчей в год с европейскими командами. Это хорошая школа, лаборатория, но главное - трудно было не пропитаться европейским хоккеем. Не понять его прелести. С европейскими командами хорошо экспериментировать. Может, вы не помните, но в олимпийскую сборную Канады тогда не входило ни одного профессионального игрока! Ни одного парня из НХЛ!

-А кто был ?

- Молодые игроки - от 19 до 23 лет. Начинали мы свой сезон 1 августа, играли до 1 апреля, - 10 - 12 матчей проводили с клубами НХЛ, а остальные 50 приходились на команды из Европы.

-Но "настоящим" хоккеем любой канадец считает только свой?

- Нет, почему? Канада - хоккейная страна, родина хоккея. Но мы не всегда были сильными - русские довольно часто оказывались сильнее нас.

-Перед вашими глазами прошли сотни лучших канадских юниоров. Были выдающиеся таланты?

- А вы знаете, что я видел Гретцки в юниорской и детской командах? Айзермана? Он - умнейший игрок, настоящий гений. И Лемье, конечно. Всех троих я тренировал, возил на молодежные чемпионаты мира. А кого-то приходилось освобождать из молодежки, как Макинниса. Он горел этой сборной - но просто ей не подходил. Это было очень тяжело.

-Судьба какого таланта сложилась особенно трагично?

- Пожалуй, нет судьбы трагичнее, чем у Гордона Клузака. Это был величайший по задаткам игрок, начинал как никто - таких юниоров я видел не много. С этим защитником мы завоевали золото на молодежном чемпионате мира. НХЛ должна была получить гениального мастера, но все сломалось.

-Травма?

- Все трагедии в спорте - из-за травм. То же случилось и с Гордоном - он повредил колено, но достаточно удачно прооперировался. Отыграл немного - и снова получил по тому же колену. Вот этот удар его и добил. Семь-восемь лет еще играл в "Бостоне". Хороший игрок, но он заслуживал другого будущего. А Макиннис, например, стал великим по достижениям хоккеистом. В Солт-Лейк-Сити был чемпионом, завоевывал с "Калгари" Кубок Стэнли, играл в "Сент-Луисе" - даже находится в Зале славы.

* * *

У Величкина, уговорившего Кинга на переезд, на все вопросы готов ответ.

И про то расскажет московскому корреспонденту, что уговаривать канадца толком не пришлось, - тот моментально согласился. Забыв о финском предложении.

И предположение насчет тренерской цены разобьет моментально:

- Нет-нет, Кинг - недорогой специалист. Учитывая деньги, которые наши тренеры получают. И в квартире живет скромной - той самой, в которой раньше Сикора жил. Рядом с Дворцом спорта, дорогу перейти.

Расскажет о том, что проблем с переводом никаких - полкоманды знает английский. Кто не знает, тот учит. Скоро "Магнитка" станет англоязычной. К тому самому моменту когда возглавит ее Федор Канарейкин.

- Это наша новая система тренерской преемственности. Нынешний помощник Кинга поработал ассистентом у финского специалиста, чешского, теперь канадского, - и через два года будет готов к самостоятельной работе.

-А в клубах-то у Кинга прежде не клеилось...

Величкин наконец задумывается. И отрезает - в неповторимом стиле:

- Это уровень клубов уровню Кинга не соответствовал.

* * *

-С Лемье вам тоже непросто работалось. На молодежном чемпионате мира 1985 года в Ленинграде Марио даже бунтовал против вас. Требовал отправить домой, отказывался выходить на лед...

- Было это не в 85-м, а в 83-м, и не настолько скандально, как может показаться сквозь годы. Я в самом деле привез 16-летнего Лемье на тот чемпионат, он играл в четвертом звене, не так много, - я старался его подпускать постепенно. Обычная ситуация. И ничего бы не было, не вмешайся политика...

-То есть?

- Одна из франкоязычных газет принялась задавать Марио провокационные вопросы. "Знаешь, почему тебе не давали играть? Потому что ты - франко-канадец. А у руля Кинг, англо-канадец..." Много ли надо, чтобы завести мальчишку в 16 лет? Вот и весь конфликт. Ничего страшного.

-Поругавшийся с Лемье остается для него врагом на всю жизнь?

- Нет, мы не враги. В последний раз общались недели две назад. Какое-то время спустя Марио понял, что был не прав. Погорячился, дал скандальное интервью...

-В России главная проблема для тренера - настроить команду на игру. В Канаде, наверное, такой проблемы не существует?

- Это заблуждение, у тренеров всего мира одни проблемы. Нашим тренерам так же приходится работать над духом, как и вашим. Тот же поиск мотивации для игрока, те же бесконечные диалоги, если он не может мотивацию найти сам.

* * *

В одном сходится мистер Кинг с паном Сикорой. В оценке магнитогорских автолюбителей.

- В России вообще есть книга с правилами движения? - Кинг искренне поражен. - Как они ездят?! Обгоняют, подрезают - я боюсь переходить улицу даже на зеленый свет.

Живет Кинг на пересечении улицы Сталеваров с проспектом Ленина. Адское по магнитогорским понятиям место. Самое-самое движение. Кингу страшно - это понятно.

- А еще не могу выбрать постоянный маршрут для пробежек: в сквере за домом собачники, а где их нет, там перекопанные дороги. Но это ерунда, не проблема...

* * *

-Почему настолько популярный специалист сегодня вне лучшей лиги мира? Почему Кинг - не в НХЛ?

- Дело в том, что я всегда был особенным тренером. Отличался от коллег образом мышления. Старался идти собственным путем - вычертил для себя жизненную линию. Терпеть не могу когда в нее вмешиваются. Даже если это обстоятельства. Я был в "Калгари", "Лос-Анджелесе" - и после этого имел достаточно предложений из НХЛ. Но поехал в Японию - только потому что там мне показалось интереснее провести несколько лет жизни. Не люблю прямые дороги, запрограммированность.

-НХЛ - прямая дорога?

- Конечно. Колея, где заранее многое видно, - а по мне лучше иногда уклониться от маршрута. Там все повторяется из года в год, и я слишком многое знаю наперед. Плюс - небольшое поле для экспериментов. А я экспериментатор по натуре. Мне интересно перестраиваться, когда что-то не получается.

-Если бы хотели работать в НХЛ - работали бы?

- Разумеется. Почему нет?

-Последнее предложение из НХЛ?

- Оно было не так давно - но название клуба не скажу. Там работает другой тренер. Кстати, уверен, что скоро в НХЛ появятся русские тренеры.

-А могли уехать не в Россию, а в Финляндию?

- "Металлург" меня перехватил в последний момент, когда чемоданы уже были собраны. В итоге чемоданы отправились на Урал, а в финский ХИФК пришлось отправить извинения... С этим клубом успел даже подписать договор. Но финны меня поняли, пошли навстречу. Стать первым канадским тренером в России - большая честь.

-По нашему телевидению крутят кадры, как ваш "Коламбус" проигрывал "Нэшвиллу" - 1:5, а вас увольняли. Смотреть по-прежнему больно?

- В самом деле по российскому телевидению такое показывают? Нет, это уже отболело. Уже не драма. Но, разумеется, мне приятнее вспоминать, как я получал в 92-м орден Канады, нашу высшую награду. Что-то я со сборной выиграл, правда?

-С орденом внуки играют?

- Где-то дома лежит, понятия не имею, где. Надо жену спросить. "Медального уголка" у меня нет.

-Это ведь вы выиграли "Приз "Известий" в 1987 году, готовили по совершенно необычной методике команду к Олимпиаде в Калгари - и там уступили?

- Да, мы стали четвертыми - хотя вся Канада как никогда мечтала о чемпионстве.

-И это - "отболело"?

- Конечно. Хоть тогда душа рвалась на части. Мы были очень близки к бронзе - но даже ее не завоевали. Нам не повезло, а русские и финны были в тот год очень сильными. Я постарался себя убедить, что никакой трагедии нет. Но за столько лет в канадской сборной у меня не было дня тяжелее, чем тот, когда мы уступили финнам - 2:4. Если б победили - бронза была бы наша .

* * *

Бегает по утрам мистер Кинг почти двадцать лет. Началось все в том самом 87-м, когда собрала его страна команду к Олимпиаде-88. На которой собиралась побеждать.

"Пахать будем много, - сказал Дэйв перед строем плечистых канадских парней. - Очень много. А кроссы, чтобы никто не обижался, стану бегать вместе с вами".

И - втянулся.

- За эти годы ни одного дня не пропустил, - улыбается Кинг. - Никакая болезнь не помеха.

* * *

- Иногда мне кажется, что прожил не одну жизнь, а три - из-за темпа. Постоянно в движении. Когда об этом думаю, внутренне благодарю свою супругу Линду. Всегда со мной ездит, куда бы я ни отправлялся.

-Значит, можно написать, что вы ездите со своим вторым тренером?

- Да-да, пишите. Так и есть. Жена была со мной в Японии, Америке, Германии. Теперь приехала в Россию.

-Может работать тренером сама?

- Конечно. Надеюсь, она это прочитает - но не примет как руководство к действию... Познакомились, когда нам было по 17 лет. Вместе учились в школе, шесть-семь лет дружили, потом поженились. Сегодня с ужасом думаю, что могли оказаться в разных школах. Когда познакомились, Линда была тем редким канадцем, который о хоккее вообще ничего не знал.

* * *

-Русские, как правило, долго возвращаются памятью к своим поражениям.

- А к победам?

-Тоже.

- Знаете, нельзя повторять ошибки вчерашнего дня - но еще хуже жить этим анализом.

-А как надо жить?

- Будущим. Только будущим. Про это хорошо говорят мои друзья англичане: "Перевернуть страницу, которую прочел..." А в Канаде про это говорят еще лучше: "Трудно идти вперед, обернувшись назад". Вообще в культуре канадского хоккея - думать о будущем. С поражениями в памяти никогда не станешь счастливым.

-После тридцати лет в тренерском деле вам сегодня достаточно одного взгляда на хоккеиста, чтобы понять, что он собой представляет?

- Нет. Недостаточно. Игроки гораздо сложнее - надо быть исключительно аккуратным, прежде чем решишься озвучить мнение по их потенциалу. Я всегда советую молодым тренерам выдержать паузу - это большое искусство. Мало кто умеет.

-После стольких лет разъездов не хочется покоя? Детского хоккея рядом с домом?

- Нет! Никогда! Мне 57 лет - но, клянусь вам, не чувствую себя на эти годы!

-А на сколько чувствуете?

- На 35. Прекрасный возраст. А вообще, все идет от головы. Жизнь - это то, что ты о ней думаешь. Просыпаюсь утром, смотрю в окно - все серое. Дождь. Небо заволокло тучами. Но я рад, потому что сейчас пойду во Дворец спорта и буду заниматься любимым делом.

-От такого ритма никогда не забываете, в каком городе сегодня просыпаетесь?

- Вы почти угадали. С городами я пока не путаюсь - зато путаюсь с днями недели. Иногда думаешь: понедельник сегодня? Четверг? Но сейчас, в России, не исключено, начну путать и города. Не зарекаюсь.

* * *

Едем большой компанией на могилу Ивана Ромазана. Традиция последних августовских дней.

Кинг проходит за ограду. Напряженный, стоит напротив огромного памятника из черного гранита. Дождик, зарядивший с ночи, будто по заказу прекращается - и снова начнется, едва мы соберемся уезжать...

Лучшие их годы совпали - когда Ромазан в лютые перестроечные годы удерживал на плаву огромный комбинат, Кинг пытался обыграть "Красную машину" Тихонова. И, случалось, обыгрывал - всему миру на диво.

После мы заглянем на могилу вратаря Земченка, убитого в подъезде собственного дома из-за двух тысяч рублей в барсетке.

И кто-то вспомнит, как однажды заехал сюда другой голкипер "Магнитки", индеец Маракл. Вгляделся в портрет.

- Он тоже играл под 30-м номером?! Как я?

На следующий день Маракл номер сменил.

* * *

-Есть у вас не хоккейная, а человеческая мечта?

- А как же? Моя душа просит общения с внуками. Хоккей, как бы я его ни любил, - еще не все. Мне нужно для внутреннего баланса рыбачить на том озере, возле которого живу. Как-то поймал огромную щуку На 26 фунтов, представляете? Как акула! Мы часто говорим на рыбацкие темы с Борисом Майоровым - тот тоже обожает рыбалку И тоже живет у озера. Обсуждаем трофеи.

* * *

Тем же магнитогорским утром Борис Майоров за завтраком в гостинице "Валентино" не о рыбалке расскажет. О другом. "Да бил я Кинга постоянно со второй сборной, которую тренировал. Приезжали в Канаду - один матч проигрывали, а в семи-восьми били, и пусть не рассказывает..."

Тем же вечером Кинг будет стоять у бортика. Источать энергию. Майоров у микрофона в динамизме и образности мышления как минимум не уступит.

Чтоб после матча, забыв о хоккее, отдаться рыбацким рассказам. Как ловится в Канаде, как клюет в поселке Челюскинском. Неподалеку от майоровской дачи.

И кто поспорит, что эти двое не остались романтиками - до седин?

* * *

- Конечно, я романтик. Достаточно прагматичный тренер - но человеческую романтику сохранил. Верю в людей - и их способность быть выше обстоятельств. Могу преодолеть что угодно. Я, наверное, больше оптимист, чем прагматик. А путешествия - моя слабость. Мечтал увидеть Великую Китайскую стену, специально приехал в Китай. И - обомлел. И все думал: а если поставить стену вокруг Канады? Или России? Невозможно же представить, да? Между прочим, эту стену, созданную человеческими руками, видно из космоса.

-Есть место, где не бывали - но мечтаете побывать?

- Да, есть. Кому мы проиграли на Мемориале Ромазана - Казани? Вот это место - Казань. Хотя особенно мне нравится в Швейцарии. Обязательно побываю в Индии. Это мечта всей моей жизни. Увидеть Дели и слонов. Мечта сбудется, только не знаю когда. Я мечтал посмотреть Японию - и посмотрел. Лишний раз убедился, что хоккей - отражение национальной культуры. Как в обществе культивируется уважение друг к другу, кооперация, поклонение старшим - так и в игре... Никакой контактной борьбы. Все матчи - товарищеские. Но дисциплина поражает.

-После работы в японском хоккее вам как профессионалу ничего не страшно?

- Я не знаю слово "страшно". Я понял ту культуру - теперь хочу понять русскую. В Японии вообще чувствовал себя императором, заместителем бога по хоккею. Там уже работали иностранные тренеры - но, наверное, не столь титулованные. Это было приятно.

-О чем жалеете? Что могло удаться - но не удалось?

- Я так часто вижу, как люди оборачиваются, - и мне это так не нравится... Мог бы жалеть о том, что не играл в НХЛ. И о том, как здорово было бы завоевать золото Олимпиады. Но я об этом не говорю. Вперед, только вперед!

-Тем более, вы еще станете олимпийским чемпионом?

- Конечно, впереди столько лет тренерской работы! Может, я еще выиграю Олимпиаду со сборной России... Шучу.

-Если бы сохранились записи матчей 80-х - какую бы особенно хотели посмотреть?

- Одну. 82-й год, молодежный чемпионат мира. Мы играли против сборной СССР, которую тренировал, кажется, Игорь Тузик , - так получилось, что все мои хоккеисты провели свой лучший матч. Не кто-то один, а все сразу Это была фантастика. Такого не бывает.

-Есть место ностальгии в вашем сердце?

- Почему нет? Собираюсь сесть за книгу и давно. Мне советуют, да и сам я хочу. Пока некогда, слишком много нового материала. Это тоже мечта, которая сбудется.

Магнитогорск - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...