Газета
30 ноября 2004

30 ноября 2004 | Футбол

ФУТБОЛ

КЛУБ 100 РОССИЙСКИХ БОМБАРДИРОВ

В АРЬЕРГАРДЕ СВОИ СНАЙПЕРЫ

Безоговорочный лидер среди бомбардиров второго дивизиона сейчас работает одним из тренеров "Крыльев Советов".

Александр МАРКАРОВ

О ВЫСШЕЙ ЛИГЕ НАПОМИНАЕТ СВЯЗКА КЛЮЧЕЙ

Еще до приезда в Самару он в футболе испробовал, кажется, все. Играл, судил, тренировал как помощник и как главный, работал вице-президентом клуба, возглавлял детскую школу, проводил турниры. И все-таки в истории спорта этот 54-летний уроженец Баку, прописанный в Махачкале, остается прежде всего бомбардиром.

КАК ПОДВЕЛ ЯШИНА

- Виталий Раздаев в историю отечественного футбола вошел как рекордсмен, забивший 361 гол в чемпионатах страны. Вы вице-лидер по суммарной результативности, причем все свои мячи - без малого четверть тысячи - наколотили во второй лиге, где ухитрились провести всю карьеру. Неужели не было предложений повысить статус?

- Пока играл, не звали разве что в Тбилиси да в Киев. А в Ереван, скажем, несколько лет подряд приглашали. Едва завершался сезон, из "Арарата" начинали звонить по три раза на неделе. Успокоились ереванцы, когда я отказался в четвертый раз.

- А правда, что "Арарат" мечтал создать в атаке дуэт бомбардиров Маркаровых, сделав вас напарником Эдуарда - однофамильца, тоже уроженца Баку и лучшего снайпера чемпионата СССР 1962 года?

- И футболиста, игрой которого я любовался в детстве. Да, нас действительно хотели объединить в Ереване.

- Говорят, вы даже самого Льва Яшина, тогда начальника московского "Динамо", сумели провести?

- Яшина я не провел, а подвел. Приехал, получил форму, с командой познакомился, а потом уехал в Махачкалу встречать новогодние праздники и был таков. Костюм, между прочим, так и не вернул. До сих пор стыдно. Гаджи Гаджиев теперь шутит, что у Маркарова в молодости было хобби - собирать спортивные костюмы разных клубов.

- Какова в этой шутке доля правды?

- Костюмы - ладно. Были еще ключи - целая связка сохранилась. Если в "Динамо" или "Торпедо" ничего, кроме костюма, поначалу не давали, то в "Кайрате", "Пахтакоре", "Черноморце", не говоря уж о клубах первой лиги, мне сразу ключи от квартиры и машины вручали. Висят теперь где-то как память о высшей лиге, которая в моей жизни так и не случилась.

- Не случилась из-за боязни рискнуть?

- Да ничего я не боялся. Причин отказов было три. Первая - комфортные условия в Махачкале. Срываться куда-то с маленькими детьми не хотелось. Во-вторых, полюбил я столицу Дагестана. В-третьих, мое "Динамо" все время решало задачу выхода в первую лигу.

- Решать-то решало, но так никуда и не вышло. Потом не жалели, что почти десять лет отказывали классным командам?

- Пожалел, когда уже завершил карьеру, причем завершил не совсем по своей воле. Да, к тому моменту "наелся" футболом и новизны не чувствовал. Ее мог дать большой футбол. Но в 33 года игрока мало куда зовут. Меня же, наоборот, попросили уйти из команды.

КАК РАСПЛАТИЛСЯ ЗА ИДЕОЛОГИЮ

- Почему?

- Я был коммунистом, причем не карьерным, а убежденным. До сих пор считаю, что в советской системе была масса плюсов, которые мы в бурные 90-е потеряли. Хотя мне лично пришлось познать и все минусы. Скажем, в 83-м стал играющим начальником команды. Должность с идеологической нагрузкой. Приходилось политинформации проводить, журнал соцсоревнования вести. В Москве работу проверяли, накачка тоже была. Если что, партбилет на стол!

- Вы его в итоге и положили?

- Заявление написал. По собственному. Поводом стал матч в Грозном. Дерби со всеми его атрибутами. В концовке на поле началась заваруха, и на трибунах - тоже. Игру остановили, я пошел успокаивать футболистов. Арбитр же в рапорте изложил все с точностью до наоборот. Пришлось уйти.

- Куда?

- Сначала в никуда. Потом стал судить. И опять оказался в центре скандала. Евгений Ловчев, работавший тогда в Майкопе, раскритиковал в одной газете вторую лигу, задев и меня. Потом, правда, Женя извинился: дескать, его не так поняли. Но было поздно.

- И чем занялись?

- Решил создать в Махачкале хорошую футбольную школу. Край у нас благодатный, а толком тренироваться мальчишкам было негде. Люди поддержали - министр образования республики, тогдашний председатель Совмина Дагестана, нынешний президент "Анжи" Магомедов.

- А кто подсказал вам нашумевшую в свое время идею провести турнир детских команд памяти Саманты Смит?

- Никто. Сам придумал. Эта американская девочка тогда была очень популярна в нашей стране. Ее гибель многих потрясла. Вот я и предложил провести турнир, который помог бы взаимопониманию между США и СССР. Кстати, в турнире этом в разные годы участвовали Хохлов, Сирхаев, Агаларов, Магомедов, Куприянов, Липко, Евсеев. Однажды, кажется, приезжал Радимов. Поначалу не все было гладко. Мне органы госбезопасности предлагали крепко подумать, зачем это надо: американцы, шум в прессе.

КАК ВЫИГРАЛ ВИДЕОДВОЙКУ

- С распадом СССР турнир тоже прекратил существование. А вы начали новое дело - "Анжи". Почему не пошли в "Динамо", в котором так долго играли?

- Главным мотивом стали мои мальчишки. Я видел, что из них могут вырасти мастера хорошего класса. Вдобавок ко всему махачкалинское "Динамо" решило тогда поддержать Анзора Кавазашвили и его ВАФ. Я же понимал, что это ошибка. Терять место в чемпионате страны не хотелось, я уговорил Магомед-Султана Магомедова, слетал в Москву, заручившись поддержкой и там. В результате из первенства республики мы шагнули сразу в чемпионат страны.

- Мечтали в ту пору, что когда-нибудь "Анжи" доберется до финала Кубка России, поиграет - и не без успеха - в премьер-лиге, выйдет в евротурнир?

- Мечталось. У меня и вещественные доказательства есть. В конце 80-х разработал комплексную программу развития футбола в республике. Итоговой задачей был выход главной команды в высший дивизион. Все расчертил на ватмане, расписал по годам. Кстати, расхождения на бумаге и в жизни получились минимальные - в год. Мы перевыполнили план.

- А зачем в 1992 году, когда "Анжи" дебютировал в чемпионате России, вы, уже разменявший пятый десяток, решили после 8-летнего перерыва вернуться на поле?

- На спор. Уровень второй лиги мне показался таким слабым, что не удержался и заявил: если выйду на поле, свои голы забью. Магомед-Султан завелся, пообещал подарить мне видеодвойку. Требовалось забить восемь или десять голов.

- Вы забили больше.

- Да, хотя выходил на 15 - 20 минут - больше не тянул. Ноги после длительной паузы не выдерживали нагрузок, мышцы тянулись, рвались.

КАК ДЕЛАЛ БОЛЬНО ЗАЩИТНИКАМ

- Вы, видимо, знаете рецепт бомбардирского счастья, раз могли забивать и в столь - уж извините - почтенном, по футбольным меркам, возрасте?

- Рецепт прост - работать над тем, что дала тебе природа. Если прирожденные качества не развивать, толку не будет. Я, скажем, оставался на полчаса после тренировки и бил по воротам, отрабатывая действия до автоматизма. Когда нападающий говорит, что видел, куда бил и где находился вратарь, это чаще всего лукавство. На самом деле времени на это попросту нет. Футбол построен на скорости принятия решений, бега, мысли. Поэтому нападающий должен обладать инстинктом, который позволял бы ему выстрелить именно в нужный момент.

- Как выживать на поле форварду, которого стерегут с удвоенным рвением?

- Упреждать грубость, в борьбе своевременно выставлять локоть, корпус. Пару раз почувствовав боль, опекун уже подумает - бить тебя или нет. Я был крепким парнем - особо не потолкаешься. Все знали: Маркаров может ответить. Причем так, что арбитр не увидит. Считаю, это тоже искусство. Иначе можно закончить карьеру досрочно. Из-за травм.

- У вас был фирменный прием?

- Козырь имелся - игра головой. Бил с любого расстояния в пределах штрафной. Виталию Старухину, которого в высшей лиге считали эталоном в этом компоненте, не уступал.

- Составляли голевой план на сезон?

- План-минимум был 15 голов. Однажды забил 34, потом 32.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...