Газета
23 октября 2004

23 октября 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1938. Часть третья

"ПЫЛАЮТ МАЙКИ РАДУГИ ЦВЕТИСТЕЙ…"

ТУРНИР-МУТАНТ. Приступая к очередному разделу летописи, полон решимости сосредоточиться исключительно на делах турнирных. Не обещаю, учитывая состояние российских дорог, прокатить вас по турнирной трассе с ветерком от старта до финиша. Как повезет.

Быстрая езда по колдобинам чревата непредсказуемыми поворотами: на обочину выбросить может или занести куда-то в сторону от намеченного курса. Так что "лирические отступления" не то что исключены - неизбежны. Не все ведь решается у нас на футбольном поле: результаты посиделок в разной кубатуры и значимости кабинетах порой непосредственно отражаются на ритме, ходе и исходе дел турнирных. Это и явилось одной из причин случившегося у нас в прошлый раз фальстарта. Сегодня предпримем еще одну попытку - надеюсь, более удачную.

ГЕРОИ СТАРТА

Старт четвертого советского чемпионата напоминал забег легкоатлетов на 800 метров, когда участники, усиленно работая локтями, стремятся занять удобную позицию у бровки. В этой толкотне решают не техника бега, не скорость или "дыхалка", а железные локти. Неудивительно, что поначалу преуспели крепкие рабочие парни с автозавода имени Сталина. К лидерству "Торпедо" журналистская братия готова не была и постфактум пыталась объяснить, как предпоследняя команда группы "Б", прорываясь к бровке, вытолкнула маститых - "Спартак" и киевское "Динамо. После впечатляющей победы над киевлянами (5:1) Юрий Ваньят по горячим следам писал:

"Когда команда имеет хорошего тренера, работает над собой, добивается командности и простоты в игре - тогда ее ждут успехи.

В линиях защиты мы видим четкое распределение сил, взаимосвязь с нападением и огромную работоспособность. В нападении - стремительность и агрессивность, достигающиеся длинным пасом в края и мелкой передачей в центровой тройке с выдачей мяча на свободное место... Наибольшее впечатление оставили оба центра - Кочетков и Синяков. Первый обрел себя на ответственном посту центра полузащиты, второй обещает стать форвардом-танком".

Более обстоятельный, фундаментальный Михаил Ромм избежал скоропалительных выводов. Он дождался возвращения торпедовцев из Франции, посмотрел их календарную встречу с тбилисцами и тогда только взялся за перо.

Игра выдалась потрясающая, одна из ярчайших в чемпионате по драматизму, высочайшему накалу и качеству показанного обеими командами футбола. Она получила высокую оценку обозревателей.

В середине первого тайма грузины вели - 3:0. Вскоре Рязанцев не забил пенальти. Ни удручающий счет, ни оплошность нападающего не сломили автозаводцев. В последней пятиминутке тайма Петр Петров забил три гола подряд, один краше другого - 3:3.

Эта игра, видимо, не нарушила сложившегося у Ромма благоприятного впечатления о заводской команде и причинах ее стартовых успехов. Через пару дней он поделился ими на страницах "Красного спорта":

"Матч 14 июля был серьезным испытанием команды. "Торпедо" не только выдержало экзамен на "отлично", но сумело превратить матч в значительное событие для нашего футбола. Дело не в том, что "Торпедо", проигрывая на 26-й минуте первого тайма 0:3, сумело отыграться, и не в том, что встреча была одной из интереснейших в истории советского футбола. "Торпедо" подтвердило в этом матче наличие в его игре качеств, отсутствие которых мешает нашим командам полностью использовать индивидуальные свойства игроков. Мы говорим о четкой и органически усвоенной тактической системе, о своем ясно выраженном стиле игры. Именно это превращает команду из арифметической суммы 11 игроков в коллектив, объединенный единым тактическим замыслом, в котором силы отдельных игроков удваиваются...

Команда, лишенная стиля, может иногда победить более классную команду. Но путь к международному классу лежит только в сочетании индивидуальной силы игроков с четкой тактической системой, с определенным стилем. Все это в полной мере относится к "Торпедо". Команда будет проигрывать, так как в ее составе есть недостаточно сильные игроки. Но все же ее игра будет содействовать росту класса нашего футбола.

"Торпедо" играет по системе смягченного "дубль-ве", те. с оттянутыми назад полусредними и со старым расположением защиты - средний полузащитник не оттягивается назад. "Торпедо" строит свою игру на длинном продольном пасе, и это придает его нападению стремительность и быстроту. Команда играет в очень быстром темпе, но этот темп достигается не утомительной беготней, а быстрым передвижением мяча. Команда редко передает мяч на авось, почти каждый пас имеет точный адрес... И, самое главное, команда играет не трафаретно, нападение и полузащита творчески разрешают конкретные задачи, и поэтому в игре команды есть то свойство, которого не хватает нашему футболу, - неожиданность".

Журналист не идеализировал игру лидера, отнюдь ("Мы далеки от мысли считать мастерство "Торпедо" законченным"). Объективно, профессионально разобрав недостатки в действиях отдельных звеньев и футболистов, Ромм еще раз подчеркнул особенности игры команды и привел ее в пример: "...многое в игре "Торпедо" должно быть усвоено всеми нашими командами: продольная пасовка, низкая и точная передача мяча, правильное сочетание дриблинга и передачи, творческое решение тактических ситуаций".

В свое время мы уделили немало места визиту басков в СССР и преподанным ими урокам и лекциям, прочитанным на поле, по теории и практике современного мирового футбола. Судя по заключительным словам Ромма, торпедовцы оказались прилежными слушателями. Говоря "торпедовцы", имею в виду прежде всего их тренера Сергея Бухтеева, ибо все сказанное Роммом - несомненная его заслуга.

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО

Журналист упомянул о нем вполголоса, особо не выпячивая, даже не назвав фамилию: "Нет сомнения, что среди многих условий, обеспечивших: рост "Торпедо", не последнюю роль играет работа тренера. Умелое руководство тренера помогает выработке четкой тактической системы, нахождению определенного стиля. Всесоюзному комитету и футбольной секции следовало бы изучить опыт наших наиболее успешно работающих футбольных тренеров".

Популярность, известность тренера напрямую связаны с количеством завоеванных им титулов и наград. Самые видные места в галерее тренерской славы по праву занимают Борис Аркадьев и Михаил Якушин, Виктор Маслов и Гавриил Качалин, Константин Бесков и Валерий Лобановский... Список можно продолжить. К сожалению, и в самом обширном не находится места Сергею Васильевичу Бухтееву.

В молодости он был неплохим футболистом, включался в сборные Москвы, РСФСР и СССР. Но тренер Бухтеев, один из основателей советской тренерской школы, значительно превзошел Бухтеева-футболиста.

Блестящий специалист, профессионал, человек высокообразованный, интеллектуал, со знанием языков, он внимательно следил за новинками зарубежной методической литературы, изучал опыт мирового, преимущественно английского, футбола, вникал в детали как глобальных вопросов из области технической и тактической подготовки ведущих зарубежных команд, так и быта, питания и личной гигиены футболистов.

Бухтеев аккумулировал передовые зарубежные идеи и умело, творчески внедрял их в руководимые им команды. Блестящий практик, торпедовский тренер стал одним из первых советских авторов методики тренировочного процесса и технической подготовке футболистов. Он значился в числе преподавателей состоявшегося в декабре 1938 года в Тбилиси первого Всесоюзного сбора тренеров. Среди его слушателей - ведущие советские специалисты Борис Аркадьев, Виктор Дубинин, Константин Квашнин, Михаил Рущинский, Михаил Бутусов... В одном из спецхранов набрел на весьма интересные и содержательные материалы с подробным анализом проделанной на тренерских сборах работы. В заключительной части летописи 1938 года непременно с ними познакомлю.

Увы, реализовать свой богатейший творческий потенциал Бухтеев не успел. Всего два полных сезона поработал с "Торпедо" и чуть более года - с ЦДКА. В начале 41-го под ничтожным предлогом (грубость нескольких игроков ЦДКА в игре с ленинградским "Динамо") его отлучили от тренерской деятельности, обвинив в провале воспитательной работы. За три года сотрудничества с не лучшими в то время советскими командами Бухтеев не успел взять с ними турнирные высоты. Зато участвовал в создании прочного фундамента, на котором было воздвигнуто великолепное здание советской тренерской школы, в не столь отдаленные времена ведущей в мире.

Он был несовместим с Системой. Выделявшихся из общей послушной массы она отторгала. Люди, способные не только смотреть, но и видеть суть происходящего в стране, представляли для Системы опасность. В первые послевоенные годы Бухтеев был арестован и уничтожен в сталинском концлагере.

Начало же было многообещающим. Взяв команду из глубоких недр класса "Б", он в течение года продвинул ее в сильнейшую десятку. В основном благодаря обращению учеников в модную западноевропейскую веру - "дубль-ве". Правда, по словам Ромма, в "смягченном варианте". Перестройка поначалу коснулась только атаки. Тренер изогнул прямую линию пятерки нападающих ("пять в линию") и придал ей форму английской буквы "W": фланги и центр выдвинуты вперед, два полусредних - чуть сзади. Главная убойная сила - центрфорвард Александр Синяков, "форвард-танк", как назвал его Ваньят по аналогии с известным у нас в стране баском Исидро Лангарой. Синяков, хотя и уступал иностранцу в мастерстве, ответственную миссию выполнял исправно и вместе с партнером по нападению Петровым в семи стартовых матчах наколотил 18 мячей из 22 командных! Это были первые всходы посаженных Бухтеевым на территории автозавода импортных семян. Сверх ожидания, они не только прижились на непривычной почве, но и пробились сквозь заводскую асфальтовую толщу.

Стартовые успехи и лидерство "Торпедо" - несомненная заслуга тренера. Приноровиться к необычным маневрам нападающих соперникам удалось не сразу. Пока искали противоядие, "ЗиС" рванул вперед. Стартовых мощностей хватило примерно на треть дистанции. Предсказание Ромма сбылось. Вскоре мотор зачихал, скорость упала, и мимо один за другим пронеслись экипажи из более мощных конкурирующих фирм.

Видятся мне две главные причины отката автозаводцев с передовых позиций. При высокой пробивной способности на первом турнирном отрезке (по три гола за игру) команда из-за незавершенности тактической перестройки и пропускала немало - в среднем по два мяча. Торпедовцы продолжали играть в два защитника. Центральный полузащитник Иван Кочетков, начинавший форвардом, по-прежнему тяготел к атаке и не всегда поспевал закрывать бреши в центральной зоне обороны. Игра в три защитника, классический вариант "дубль-ве", освоена еще не была. Дело даже не в схеме расположения футболистов на поле, а в совершенно иных функциях игроков обороны и полузащиты, взаимосвязи всех линий. На это требовалось время.

Вторая, не менее (а может быть, и более) значимая причина - ощутимый разрыв в квалификации футболистов и тренера. Ребята подобрались не хилые - напора, работоспособности, агрессивности было в избытке. Что же до технических изысков, тонкости, такта в сотрудничестве с мячом и прочих компонентов, составляющих понятие "класс", их в игре торпедовцев даже хорошо вооруженным оком обнаружить было сложно.

Невысокий общеобразовательный футбольный уровень обучаемых ограничивал реализацию новаторских идей и честолюбивых планов тренера. Образно говоря, не в ту машину сел Бухтеев. Никому ведь не придет в голову обвинить высококлассного водителя "Жигулей" за неспособность конкурировать с невысокого пошиба коллегой, сидящим за баранкой "мерседеса".

И все же заслуги Бухтеева неоценимы. Он первым из наших тренеров в эпоху неприятия (в лучшем случае настороженного отношения) "дубль-ве" решительно приступил к поэтапному внедрению прогрессивной западной модели. Бухтеев ускорил неизбежный процесс тактического перевооружения, а в связи с ним и прогресса советского футбола. Историческая справедливость требует, чтобы Сергей Васильевич Бухтеев занял законное место в галерее тренерской славы рядом с ведущими отечественными специалистами.

ПРОВИДЦЫ

В материале "Флаг первенства поднят!" ("Красный спорт" от 11 мая 1938 г.), посвященном открытию чемпионата, самый, пожалуй, активный, деятельный из всех пишущих в то время о футболе Юрий Ваньят попытался заглянуть в будущее. Занятие в 30-е годы непопулярное и, сдается мне, начальством не поощряемое. Такое могли позволить себе разве что авторитетные специалисты, да и то в преддверии финиша. Но так, чтобы до стартового выстрела... Ваньят решился и отважно назвал лучших: "Спартак", три динамовские команды (Москвы, Киева, Тбилиси) и "Металлург". "Провидец", без сомнения, находился под воздействием итогов минувшего сезона и механически перечислил команды, занявшие в чемпионате-37 с первого по пятое места. Через год все они обосновались в шестерке. На первый взгляд процент попадания высок. Но журналист ничем не рисковал: слишком узок был круг претендентов, и по уровню мастерства фавориты заметно выбивались из общей массы. Вот если бы Ваньят включил в список ЦДКА... Но кто перед стартом способен был в безнадежном аутсайдере разглядеть главного претендента на чемпионство?

Не разглядел и Николай Старостин. В интервью "Комсомольцу Донбасса" и одесской газете "Большевистское знамя" Николай Петрович повторил прогноз Ваньята в усеченном виде, не включив в число соискателей "Металлург". А зря.

В черноморской газете он назвал Одессу родиной футбола, расточал комплименты команде и футболистам, пообещал высокое место в турнире. "Одесское "Динамо" будет в шестерке", - заключил руководитель "Спартака". И почти угадал: в середине июля одесситы шли в головной группе с минимальным (по потерянным очкам) интервалом от лидеров. Не выдержали, откатились на несколько позиций, устроившись на десятой ступеньке, вслед за "Торпедо". Тоже неплохо.

Хотя и называли по нескольку команд, способных взобраться на вершину, среди журналистов, специалистов и в болельщицкой массе ожидалось продолжение соперничества между чемпионами - прошлым и настоящим: "Динамо" и "Спартаком". То ли по джентльменскому соглашению, то ли по воле случая побеждали они поочередно - "Динамо" в нечетных чемпионатах (первом и третьем), "Спартак" - в четном. Наступил черед красно-белых. Во всяком случае, для верующих в приметы еще до начала первенства вопроса не существовало: победит "Спартак".

Как бы то ни было, именно "Динамо" и "Спартак" на протяжении большей части турнирной дистанции, несмотря на козни и ожесточенное сопротивление большой группы конкурентов, находились, независимо от занимаемого места, в фокусе всеобщего внимания.

"ДИНАМО"

Динамовцы после крупной стартовой победы сбились с присущего им четкого, чеканного шага, стали спотыкаться на ровном месте (ничья с "Пищевиком", "Темпом", проигрыш в Харькове) и с восемью очками после семи туров делили места с шестого по одиннадцатое. Судя по отчету, в Ростове (1:0) судья презентовал чемпиону по меньшей мере очко. "Ростовское "Динамо" опротестовало матч с московскими одноклубниками, - сообщил "Красный спорт". - Судья Онищенко не засчитал мяч, прошедший в ворота Москвы и выбитый оттуда вратарем. Мяч же, забитый москвичами, был подправлен рукой. Игра прошла при преимуществе Ростова (особенно второй тайм). Москвичи явно тянули время, вызвав возмущение 10 000 зрителей".

Следующий матч - в Харькове, с еще одним дебютантом ("Сельмашем") - динамовцы неожиданно проиграли, несмотря на огромную разницу в квалификации футболистов, игровое преимущество и число созданных убойных ситуаций. Вратарь хозяев Стеценко брал все: выиграл единоборства с вышедшими с ним тет-а-тет Якушиным и Семичастным, отражал дальние и ближние удары (один - с четырех метров), а незадолго до конца вытащил пенальти, пробитый Ильиным в самый уголок.

Вратари и установили окончательный счет: Анатолий Стеценко отстоял на ноль, а его коллега и тезка Анатолий Акимов (тот самый - спартаковец, покоритель Парижа, призванный по весне на службу во внутренние органы) не удержал в руках несильно пробитый мяч. Правый край Харькова Лукьяненко подарок принял, даже не поблагодарив.

Динамовцы могли сетовать на невезение, ошибку Акимова, плохое поле, нервозную, взрывоопасную обстановку вокруг него, вмешательство зрителей... Все это так (хотя побеждать, учитывая разницу в классе, были обязаны), что подтвердил харьковский журналист Д. Кузнецов:

"Стадион "Сельмаша", маленький, пыльный, плохо оборудованный, не может всех вместить. Дирекция в погоне за выручкой продает билеты в неограниченном количестве. В результате 70 проц. зрителей все матчи наблюдают стоя. Часть зрителей садится вокруг поля прямо на беговой дорожке. Порядка на стадионе никакого нет. Вчера, в конце второго тайма, сотни болельщиков бросились на поле и прервали игру. Лишь через 10 минут болельщиков удалось удалить с поля и возобновить матч.

Безобразия начинают принимать угрожающий характер... Не пора ли городскому комитету поставить на первый план интересы зрителей, а не интересы коммерсантов из "Сельмаша"?"

ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Это первое в советской истории (из известных мне в турнирах сильнейшей группы) вмешательство зрителей в ход матча. За такие художества команду хозяев следовало лишать очков. Но столь жестких санкций Положение в 38-м не предусматривало. Много позже под давлением жизненных обстоятельств предусмотрит. Правда, угрозы реализуют всего-то пару раз.

Как-то спонтанно продолжил затронутую с месяц назад тему. А раз продолжил - еще пару примеров.

Динамовцам повезло: физического контакта со зрителями, видимо, избежали, чего не скажешь о гостях стадиона ростовского. Вот что рассказывал 19 сентября читателям "Красного спорта" ростовский журналист после игры донского "Динамо" с "Торпедо": "После матча сотни зрителей, главным образом ребята, с криками и свистом бросились на поле. Пользуясь суматохой, хулиганы забросали глиной игроков "Торпедо". Это позорное явление повторяется в Ростове почти что после каждого матча".

Наивно было бы думать, что безобразия творились только в провинции. И в Белокаменной на многих стадионах, если не во всех, в большом количестве продавались билеты-близнецы: красиво жить любили везде. И массовые зрительские кроссы через все поле в перерыве между таймами устраивали - и на "Локомотиве", и на "Сталинце"... Тема живая, пульсирующая, пройти с ней рука об руку по бескрайним советским просторам придется нам не раз.

А что с чемпионом? Ничего, оклемался. После ничьей с "Темпом" осерчал не на шутку и стал валить всех подряд, не щадя ни своих (одноклубников из Ленинграда - 3:0 и земляков-железнодорожников - 4:1), ни чужих ("салаг" весеннего призыва, харьковский "Спартак" - 4:0 и тбилисский "Локомотив" - 5:2). Поистине чемпионская серия из четырех крупных побед позволила к 15 июля выйти вперед.

Об игре с тбилисцами, помня о своем обещании отмечать союзные рекорды, чуть подробнее. В прошлый раз мы рассказывали об удивительном рекорде ленинградца Евгения Шелагина, забившего пять мячей в матче. Недели через две земляк Шелагина арбитр Иосиф Колтунов в игре "Динамо" с грузинскими железнодорожниками установил сразу два всесоюзных рекорда: назначил 5 (ПЯТЬ) пенальти, причем три из них - в сторону хозяев! Ничего подобного в СССР больше не наблюдалось (слухи о пяти 11-метровых в сезоне-38 во встрече тбилисского "Локомотива" со "Стахановцем" оказались преувеличенными: в том матче их было назначено четыре).

Продолжение на стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...