Газета
11 июня 2004

11 июня 2004 | Футбол - Чемпионат Европы

ФУТБОЛ

EURO-2004. ОСТАЛОСЬ 2 ДНЯ

Виктор ОНОПКО: "ОЧЕНЬ ЖАЛЕЮ, ЧТО ВСЕ ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ"

После того как капитан сборной России из-за травмы, о которой с сожалением говорил Георгий Ярцев, покинул базу в Бору, он вовсе не приступил к лечению. Напротив - его ждали весьма интенсивные тренировки в Раменском: на лесной тропе, где подмосковная команда бегала кросс, в фитнес-клубе "Лидер", что на стадионе "Сатурн", а также - пусть с некоторыми ограничениями - на футбольном поле. Тренеры и одноклубники, конечно, сочувствовали Онопко, хотя тот держался молодцом: трудился как ни в чем не бывало, а в раздевалке после занятий шутил и улыбался, словно вопрос о его поездке в Португалию был решен положительно.

ТОЖЕ НА ПИРЕНЕИ. НО В ИСПАНИЮ

А в субботу он, как и делегация сборной России, отправился на Пиренейский полуостров. Только не в 11.00 из внуковского аэропорта, а в семь вечера из Шереметьева-2. И не в португальский Фару, а в Мадрид, где его встречала супруга. Из аэропорта испанской столицы чета Онопко на автомобиле добралась до дома в Овьедо.

- Чем вызван ваш отъезд в Испанию? - спросил вчера корреспондент "СЭ" рекордсмена сборной России по числу проведенных матчей.

- Дело в том, что футболисты "Сатурна" после матча 13-го с "Шинником" успели побывать в небольшом отпуске. А я в это время сначала проходил курс лечения у Зураба Орджоникидзе в 1-м диспансере, а затем тренировался в Бору и одновременно обследовался у различных специалистов. Еще накануне сбора мне сделали УЗИ в ЦИТО, и в результате выяснилось: у меня на 20 - 30 процентов повреждена внутренняя коленная связка. Но это не помешало уже на следующий день заниматься по индивидуальной программе - вместе с Сенниковым, Игнашевичем и Лоськовым. При этом "максималку" выполнял в общей группе, что увеличивало мои шансы поехать в Португалию.

- Разумеется. Ведь "максималка" предполагает чрезвычайно серьезную нагрузку прежде всего на ноги.

- Да. Делал, как и все игроки, массу рывков - вперед и назад, совершил множество прыжков. И все это - на пределе возможностей. Правда, в маневренных упражнениях с мячом не участвовал, дабы не усугубить повреждение. К слову, у меня четыре года назад была точно такая же травма. Тогда на восстановление потребовалось менее трех недель. А если учесть, что теперь повредил связку колена 19 мая, уже с начала этой недели мог бы полноценно тренироваться в общей группе.

У ВРАЧЕЙ БЫЛИ ПОЛЯРНЫЕ МНЕНИЯ

- А врачи, обследовавшие вас, какого мнения придерживались?

- По настроению хирурга ЦИТО Анатолия Орлецкого, по разговорам с врачом сборной Юрием Васильковым я понял: у меня далеко не все еще потеряно. А наш знаменитый хирург Миронов после тщательнейшего осмотра сказал так: повреждение есть, но он на моем месте поехал бы в Португалию, продолжал бы там поддерживать функциональное состояние, чтобы примерно за четыре дня до первого матча подключиться к общей группе. "Риск рецидива у вас на 15 процентов больше, чем получение аналогичной травмы другими футболистами. Но ведь это для вас, скорее всего, последний чемпионат Европы", - сказал мне на прощание Сергей Павлович.

- На этом обследования закончились?

- Нет. В одной из столичных клиник мне провели магнитно-резонансную томографию. Вот после нее диагноз был малоутешительным. "Будет лучше, если вы, не откладывая дело в долгий ящик, ляжете на операцию", - констатировал врач. Как видите, мнения специалистов оказались полярными. И понятно, что последнее слово оставалось за Ярцевым. Он сделал акцент на том, что если я выйду на поле в Португалии, то могу вообще завершить карьеру. Мне все стало ясно, и 1 июня, попрощавшись с командой и пожелав ей удачи, я покинул лагерь сборной, чтобы продолжить тренировки в "Сатурне".

- Что испытывали в первые дни после отъезда из Бора?

- На душе было очень скверно. Но меня поддерживали и тренеры "Сатурна", и партнеры, и руководители клуба. Звонили люди, с которыми когда либо работал, друзья-футболисты - Карпин, Никифоров, Пятницкий, Канчельскис, Ковтун... Простите, если кого-то не упомянул, но всем вам бесконечно благодарен. А еще звонили приятели из Испании, которые заранее приобрели российские флаги, чтобы размахивать ими на португальских стадионах. Но узнав, что я на Euro не еду, решили остаться дома.

ОБИДЫ НА ЯРЦЕВА НЕ ДЕРЖУ

- Получается, они собирались встретиться с вами в Фару, а в итоге пути пересеклись в Овьедо.

- Получается так. Кстати, вчера общался с еще одним добрым знакомым - доктором "Овьедо" Мануэлем Родригесом, который не раз в кратчайшие сроки возвращал меня в строй. Что неудивительно, поскольку он опытнейший хирург, который давно и ежедневно практикует в госпитале, как и все врачи испанских клубов. Мануэль внимательно посмотрел снимки, прощупал колено, покрутил ногу в разные стороны и сказал: жидкости в колене нет, с менисками все в порядке. И будь завтра финал Кубка Испании, он бы дал тренеру добро на мое участие в игре. "А если бы речь шла о календарном матче, то в субботу ты, Виктор, наверняка смог бы выйти на поле", - улыбнувшись, подытожил Мануэль.

Интересно, что и врач "Сатурна" Геннадий Булдаков был убежден, что к 12 июня я успею восстановиться. Между тем сборной кроме матча с испанцами предстоят встреча 16-го с Португалией и 20-го с Грецией. И сейчас меня не покидает ощущение, что в худшем случае мог бы принести пользу нашей команде, как делал это на протяжении многих лет, в двух из трех игр группового этапа. Да, верой и правдой служил сборной, мечтал поехать на свой третий чемпионат континента, многим жертвовал ради этого, но не мог предвидеть подобной развязки.

- Не жалеете теперь, что в отличие от многих игроков сборной летали в Японию, где получили травму, что не берегли себя ни в одном товарищеском матче: к примеру, в Норвегии отыграли оба тайма, хотя львиную долю футболистов в ходе встречи заменили?

- Во-первых, любое решение тренера - играть мне весь матч или выйти на пять минут - всегда воспринимаю как должное, поскольку для меня понятие "субординация" не пустой звук. А во-вторых, никогда не щадил себя, выходя на поле в футболке сборной или клуба - будь то российский или испанский.

- Как бы вы, футболист, проведший на Пиренеях почти восемь лет, посоветовали играть нашей сборной с Испанией?

- Аналогичный вопрос мне задали журналисты еще в Москве. И я ответил, что видел немало матчей наших соперников на старте чемпионата, а также встречи "Реала", "Барсы", "Валенсии" с командами, уступающими им в классе. И на основе увиденного сделал вывод: с испанцами надо прессинговать - лишать их возможности спокойно принимать мяч, обрабатывать его, делать выгодную передачу и уж тем более прицельно бить по воротам. Словом, дышать им в спину. Мой ответ, видимо, опубликовали, и Ярцев на пресс-конференции в Бору по этому поводу заметил: "Когда Онопко будет главным тренером - тогда пусть определяет тактику команды".

Но я же ее вовсе и не собирался определять. Я только отвечал на вопрос, который мне был задан. Нет, ни в коем случае не хотел обидеть Георгия Александровича. И сам обиды на него сегодня не держу. Хотя, признаюсь, очень сожалею, что все так получилось.

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...