Газета
16 апреля 2004

16 апреля 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ПРОБЛЕМА

ЦЕНЗ ОСЕДЛОСТИ

КАТАР.Что-то часто название этого небольшого нефтяного государства стало фигурировать в скандалах, так или иначе связанных со спортом. То "катарские" борцы попадают в руки российских спецслужб, то более чем скромная сборная Катара вынуждает ФИФА принимать решения, затрагивающие весь мировой футбол.

ПРОЕКТ ТРУССЬЕ

"А вы согласились бы играть за сборную России?" - не раз спрашивали репортеры у выступающих в российском чемпионате иностранцев, не заигранных за национальные команды. Категоричных возражений не следовало. Вероятно, с одной стороны, футболистам не хотелось выглядеть невежливыми, а с другой, кто-то, может, и впрямь думал: чем черт не шутит?

Вопрос между тем имел отвлеченный характер: задавали-то его журналисты, а не представители РФС, которые уже обожглись на "деле Тчуйсе". Да и спорная это, прямо скажем, идея - привлечение в сборную иностранцев. Особая прелесть национальных команд и состоит в их отличии от космополитичных клубов. Хотя... В исключительных случаях вливание иноземной крови может пойти на пользу. Руководство баскетбольной сборной России, например, собирается уговаривать сыграть за нее "нового русского" Джона Холдена - и ничего, все вроде бы "за".

Пока мы теоретизируем, некоторые уже энергично взялись за дело. Как выяснилось, слишком энергично. Особенно Катар, чью сборную возглавил француз Филипп Труссье. В команде Японии у него на ЧМ-2004 играл бразилец Алекс. Прекрасно помню одну из площадей Токио, близ которой жила бригада "СЭ": там на стене одного из зданий красовался огромный портрет этого футболиста. Теперь Труссье вместе с катарскими деятелями попытался создать "фабрику звезд" в нефтяном эмирате. Но получил по рукам от ФИФА - слишком уж циничным выглядел проект.

Нигериец Эмманюэль Олисадебе в сборной Польши или ганец Джеральд Асамоа в сборной Германии смотрелись экзотично, но они все-таки длительное время играли в тех странах, гражданство которых получили. И бразилец Франсилеудо Дос Сантос, которого перед Кубком Африки-2004 срочно призвал под свои знамена Тунис, был вправе говорить, что проникся добрыми чувствами ко "второй родине", поскольку три сезона защищал цвета клуба "Этуаль дю Сахель". Да и не он один из числа соотечественников Пеле стал тунисцем: еще на ЧМ-98 за "Орлов Карфагена" играл Жозе Клэйтон, теперь, как и Дос Сантос, завоевавший звание африканского чемпиона.

Катар пошел куда дальше: принялся по всему миру вербовать футболистов, которые ни разу в жизни даже не ступали на его землю. Тем более что соответствующий опыт в маленькой, но амбициозной стране накоплен. Достаточно вспомнить болгарских штангистов, прославлявших государство из зоны Персидского залива на международной арене. Или кенийского бегуна на 3000 метров Стивена Чероно, завоевавшего в августе прошлого года в Париже звание чемпиона мира под именем Саиф Сайед Шахин. Или, наконец, нашумевшую историю с борцами из Белоруссии, задержанными недавно в московском аэропорту с катарскими паспортами.

Взявшись за футбол, катарцы сделали предложения целой группе достаточно известных мастеров из французского чемпионата: Даршевилю ("Бордо"), Ляшуэру ("Осер"), Пикьонну ("Ренн"), бразильцу Эверсону ("Ницца"). Получил приглашение и француз из бременского "Вердера" Исмаэль. Но все они стать катарцами отказались. А вот трое играющих в бундеслиге бразильцев согласились. Речь о нападающем Аилтоне ("Вердер"), лидирующем с большим отрывом в состязании бомбардиров германского чемпионата, и двух игроках "Боруссии" - левом защитнике Деде и его брате Леандро. Всем им якобы посулили внушительные суммы. Немецкая пресса сообщила, что Аилтону обещали 1,25 миллиона евро "подъемных" плюс 400 тысяч в год.

Аилтон, впрочем, отрицает меркантильную заинтересованность, утверждая, что им двигали мотивы сугубо спортивного характера. "Мне 30 лет, - сказал он телеканалу DSF. - Бразилия не обращает на меня внимания, и я выбрал другой путь попасть на чемпионат мира. Хочется хоть немного поиграть на уровне сборных".

Справедливости ради надо заметить, что Аилтон был готов выступать и за сборную Германии. Но Руди Феллер непреклонен. "Он бразилец", - таков вердикт бундестренера.

ГЕРМАНСКО-ИОРДАНСКОЕ ЛОББИ ПОБЕДИЛО

Дело с оформлением Аилтону катарского паспорта, казалось, было на мази, когда вмешалась ФИФА. По призыву ее президента Йозефа Блаттера комитет ФИФА по чрезвычайным ситуациям, который принимает основополагающие решения в период между заседаниями исполкома, 17 марта в срочном порядке ужесточил правила смены футбольного гражданства. Теперь игрок может выступать за сборную другой страны, только если он родился на ее территории, либо из этой страны родом его отец или мать, либо их родители, либо если футболист постоянно проживал там на протяжении по крайней мере двух лет. Исполком ФИФА на заседании в Париже 20 - 21 мая должен это положение утвердить.

В Катаре, конечно, огорчились. "Дело получило слишком уж большую огласку, - посетовал технический директор национальной федерации футбола немец Манфред Хенер. - Но это не значит, что все пути отрезаны. В конце концов, остается возможность привлекать футболистов по прошествии двух лет пребывания в стране. Аилтон же очень хотел сыграть на чемпионате мира 2006 года в Германии". В свою очередь, заместитель генерального директора катарской федерации Маджед Аль-Халифи выразил мнение, что на ФИФА повлияли германские клубы, за которые играют кандидаты в сборную Катара, а также ее соперники по отборочному циклу ЧМ-2006.

Катар проиграл первый матч Ирану (1:3) и собирался выставить 31 марта против лидирующей в группе Иордании команду, усиленную легионерами. Иорданская федерация направила в ФИФА письмо, в котором заклеймила "используемые дружественной страной методы, противоречащие духу спорта". Бразильцев остановили, и в Аммане выиграли хозяева поля - 1:0. Так что теперь Катар попал в группе в очень затруднительное положение, а Труссье - под огонь критики.

Что касается германских клубов, то они и впрямь удовлетворены поворотом событий. "Если футболист никак не связан со страной, то он не должен натурализовываться", - заявил спортивный директор "Вердера" Клаус Аллофс, назвавший решение ФИФА правильным и своевременным. Довольны и в "Шальке", в который Аилтон переходит по окончании сезона - не будет рекрут носиться бог знает куда.

Форварду же остается негодовать: "Клубы должны были бы радоваться, что я собрался играть за Катар. Туда лететь шесть часов, а не одиннадцать, как в Бразилию".

ТОГОЛЕЗЦЫ ИЗ БРАЗИЛИИ И МАВРИТАНЦЫ ИЗ ФРАНЦИИ

С чем нельзя не согласиться, так это с мнением о том, что история была слишком раздута: все-таки в центре внимания оказался лучший снайпер бундеслиги. Между тем в тихой африканской заводи вербовку наемников проводили до последнего времени вполне успешно.

В ходе Кубка Африки-2004 журналисты рассказывали, что игрок сборной Руанды Жоао Элиас (кстати, автор гола в ворота Туниса в матче открытия турнира) - беженец из Анголы. То, что из охваченной гражданской войной Анголы уехали многие, - факт. Но почему в Руанду, страну тоже неблагополучную, да и расположенную совсем в другом регионе Африки? Ответ дал сам Элиас. Полузащитник ничтоже сумняшеся поведал, что его пригласил футболист руандийской сборной Дезире Мбонабусиа, с которым они играли в Бельгии и который получил от федерации своей страны задание подыскивать кадры для сборной. В команде, которая отстаивала честь Руанды на прошедшем Кубке Африки, оказалось шесть футболистов, родившихся в Бурунди, еще трое - из ДР Конго. Это все, правда, соседние страны. В Бурунди проживают те же народы хуту и тутси, что и в Руанде. Да и с ДР Конго имеются этническая родственность и племенная перемешанность, не соблюдающие государственных границ. Яркий пример - нападающий "Монако" Шабани Нонда, родившийся в Бурунди, но пожелавший играть за страну предков - ДР Конго. Но вот полузащитник из Анголы и вратарь из Камеруна - это, как говорится, совсем из другой оперы.

Руанда по крайней мере собирала команду в пределах Африки, причем в основном в своем "географическом углу". Француз Ноэль Този в октябре пригласил в тренируемую им сборную Мавритании нескольких футболистов из французского клуба "Кретей" (D-2), с которыми работал ранее. А сборная небольшого западно-африканского государства Того привлекла в свои ряды сразу пятерых бразильцев. В связи с этим пошли разговоры о том, что, мол, со временем на международных турнирах будут сражаться друг с другом команды, включающие сплошь выходцев из страны пентакампеонов, которым, как показала практика, нужны и берег катарский, и Африка.

На постсоветском пространстве были свои примеры вербовки. Однако все-таки осуществлялась она в рамках единого в недавнем прошлом государства. Хотя, конечно, произведение в "узбеки" Маминова и Пашинина во времена, когда эти двое только мечтали играть в основном составе "Локомотива", сегодня выглядит сущей нелепицей.

Теперь ФИФА ввела ценз происхождения или оседлости. На пути желающих сколотить по клубному принципу якобы национальную команду поставлен шлагбаум. Но не отвесная стена.

Александр ПРОСВЕТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...