Газета
26 марта 2004

26 марта 2004 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1937. ЧАСТЬ ПЯТАЯ.

ВСЕ НА БОРЬБУ С БАСКАМИ!

Окончание. Начало на стр. 10

МОСКВА - КИЕВ

Добившись наконец цели, физкультначальство погрузило басков в скорый поезд "Москва - Киев" и с легким сердцем отправило на юг. Чуть раньше туда же последовали и участники московского матча - Щегоцкий с Шиловским. Они опередили испанцев и вместе со всей командой 13 июля встретили гостей на киевском вокзале. Заметив на перроне знакомые лица, испанский капитан не упустил возможности подковырнуть киевского. Еще несколько строк из книги Щегоцкого:

"Увидев меня, Регейро воскликнул: "Спартак! Спартак!" Я ответил ему: "Динамо" Киев - капитан!" И мы дружно рассмеялись".

Нагрузка на киевского капитана выпала огромная. Тренировки, контрольный матч с ростовским "Динамо" (3:3), выполнение общественных поручений. В их числе... продажа билетов на предстоящий матч: вместе с вратарем Трусевичем он в обеденный перерыв торговал билетами на заводе "Арсенал". Дефицитный товар расхватали в несколько минут.

Всего же продали, по одним источникам, 40, по другим - 50 тысяч билетов. Множество любителей понаехало с разных точек обширного Союза. Хлебосольный Киев, обделив своих, попотчевал зрелищем гостей - всех без исключения. Об этом в укор Москве писал корреспондент "Красного спорта" Александр Вит (Виттенберг): "Как и в Москве, матч с басками привлек ровно столько зрителей, сколько мог вместить стадион. В Киев на игру приехали из Новосибирска, Баку, Иркутска и других дальних городов. Ни один приезжий не остался без билета. Это - хороший урок москвичам".

Баски прибыли в Киев за два дня до игры и провели одну тренировку, где показали собравшимся, что можно делать с мячом. Большое оживление (и нескрываемое восхищение) зрителей вызвала самая зрелищная часть шоу - удары по воротам. Тренер Педро Вальяно с лицевой линии набрасывал мячи к границе штрафной площади, и, выстроившись друг другу в затылок, баскский конвейер без устали с лета молотил по объекту Грегорио Бласко. Жизнь голкипера была вне опасности - он редко соприкасался с мячом. По подсчету киевских футболистов (рассказываю со слов Щегоцкого), Горостиса 14 раз пробил по воротам. Итог: восемь попаданий в сетку, шесть - в штангу и только раз мяч ворота миновал. Так же блистательно стрелял и Лангара.

Киевляне перед игрой укрепили свои ряды (чем они хуже других), призвав одессита Николая Табачковского, лучшего в составе "Локомотива" в матче с басками Илью Гвоздкова и приглянувшегося в товарищеской встрече с ростовчанами Василия Глазкова.

Зрителей во избежание давки впускали на стадион за три часа до начала игры, назначенной на 19.00. Предматчевый церемониал описывать не стану. Отмечу лишь отличия. Бросалось в глаза обилие флагов. Небольшой ветерок колыхал четыре стяга - испанский, баскской автономии, советский и украинский. Гимнов исполнили чуть меньше - Испании, Республики Басконии и наш, советский, - "Интернационал". Стоя выслушивали их десятки тысяч людей на трибунах и участники матча: баски в привычной бело-зеленой форме, хозяева - во всем белом с голубой поперечной полосой на майках. Гостей, как обычно, усыпали цветами. Только дарили их не футболисты, а школьницы, судя по фотографиям - первоклашки.

ЛАНГАРА - КИЕВ - 3:1

Когда на поле остались только действующие лица, главный арбитр (свой, доморощенный, Лев Абрамович Чернобыльский) пустил часы.

1-я минута - 0:1. Белые (Константин Щегоцкий) начали, но преимущества не извлекли. Дебютная неточность обернулась материальной потерей - "гроссмейстер" Лангара ошибок не прощал.

Баски продолжали наседать, и, если бы стреляли так же уверенно, как на тренировке, киевлянам впору было останавливать часы. Сначала спас Трусевич, вслед за ним - штанга, а Горостиса с Регейро из позиций "забивай - не хочу" забивать не захотели.

Добившись материального и огромного позиционного перевеса, баски матовать хозяев не стали и неожиданно перевели партию в позиционное русло. Украинцы, освободившись от железных объятий, перевели дух и дали своему капитану возможность вдоволь побеседовать с испанским голкипером. Уговорить Бласко киевлянину не удалось. Дважды вратарь самоотверженными бросками в ноги Щегоцкому спасал своих, затем вытащил "мертвый" мяч, направленный в самый угол. Еще один, пущенный с нескольких метров, обошел испанские ворота стороной.

басков игра явно не клеится, - писал Вит. - Как-то вдруг пропала точность передач, а вместе с ней и блестящие комбинации. Луис Регейро, этот великолепный игрок, душа и мозг нападения, человек, создающий комбинации, сегодня незаметен. Горостиса играет вяло, словно нехотя. Нет и точности ударов. Передачи басков легко прерываются, комбинации ликвидируются в зародыше. Но у басков есть в нападении игрок, который может делать результат один". Нет смысла объяснять, на кого журналист намекал.

39-я минута - 0:2. Лангара выиграл мужское единоборство с Лифшицем, резко ушел вправо и вместо очевидного логического продолжения - навеса или прострела - предательски стрельнул в нижний угол. Трусевич, не ожидавший подвоха, только благодаря изумительной реакции успел коснуться мяча кончиками пальцев, изменив его маршрут. Мяч ударился о штангу, после чего мог продолжить путь в любом направлении. Выбрал самый для хозяев неудачный. Битый-перебитый, видимо, решил чуток передохнуть. Нарушив во второй раз границу, он оказался на нейтральной территории, недосягаемой для футболистов.

Конец?

44-я минута - 1:2. Киевляне все время играли на выдвинутого вперед Щегоцкого. Вот Махиня передачей слева дал еще один шанс своему капитану. Долгие бесполезные препирательства с Бласко изрядно поднадоели Щегоцкому, и он предоставил слово коллеге. Лаконичная реплика Шиловского оказалась столь убедительной, что у растерянного голкипера контраргументов не нашлось.

Блеснул лучик надежды. Светил он недолго - всего три минуты.

Начало второго тайма по характеру и последствиям стало полной копией первого. Баски снова навалились на хозяев. Трусевич делал что мог. Вот он обезвредил опасный удар Регейро и тут же снял мяч с карающей ноги Лангары.

Участие Николая Трусевича в матче было под большим вопросом. Неудачная игра в спарринге с Ростовом (после двух пропущенных мячей его сменил неплохо отстоявший Идзковский) породила гневные рецензии критиков. Тренер Товаровский, возможно, был не в курсе - занятый подготовкой к матчу, газет не читал. И поставил на Трусевича. Сыграл вратарь, если верить журналистам (кому же еще?), отменно. Не скажу безошибочно - однажды ошибся.

Играя в манере тбилисца Дорохова, он часто покидал ворота (подробности в предыдущей главе). Стремительные пробежки некоторых горячих голов во внутренних турнирах определенную пользу (учитывая бреши в обороне) приносили. Даже в тех случаях, когда голкиперы проигрывали в скорости, сближаясь с соперником, они сокращали угол обстрела, вынуждали его в цейтноте торопиться, выбирать не лучший ход. Самый эффективный (перебросить мяч через голкипера) был возможен при наличии тонкого чувства времени и пространства, глазомера и высокого исполнительского мастерства. Из-за дефицита перечисленного набора у нас частенько вратарей прощали. Иное дело - Лангара.

48-я минута - 1:3. В горячих перепалках тет-а-тет со стражами в карман за словом он не лез. В Москве учил уму-разуму Дорохова, ювелирно направив мяч через его голову в "калитку". В Киеве - Трусевича. Вратарь все понял, когда было уже поздно: расчетливо пущенный по единственно верной траектории мяч затрепетал в сетях за его спиной.

Через минуту в похожей ситуации оказался Шиловский. Когда на него, как бык на тореадора, пошел Бласко, "бандерилья" киевлянина пролетела намного выше цели.

Нажив капиталец, гости, как это с ними не раз случалось, расслабились. Слаженный испанский оркестр приглушил звук, дав возможность аудитории послушать соло в исполнении Грегорио Бласко. Выступление солиста прошло под гром оглушительных аплодисментов и не раз повторялось на бис.

Впечатлениями об игре Бласко делился на страницах "Красного спорта" Александр Вит. Он не пропустил ни одного московского концерта басков, и все же вдохновенная игра голкипера в Киеве потрясла журналиста настолько, что один из разделов огромного репортажа озаглавил он так: "Игру выиграл Бласко". Цитирую: "... вездесущий Бласко берет поистине "мертвые" мячи. Такого успеха Бласко мы еще не видели. Он играет осмотрительно и смело, точно и быстро, молниеносно оценивая складывающуюся обстановку. То он выбегает и выбивает мяч ногой, то бросается в ноги, снимая мяч, то отбивает совершенно немыслимый мяч, пробитый Щегоцким в верхний правый угол, берет два мяча от Гончаренко..."

Играл Бласко здорово, и все же тезис Вита не кажется мне бесспорным. Вратарь, будь он семи пядей во лбу, способен разве что уберечь от проигрыша. Чтобы выиграть - надо забивать. Хет-трик Лангары оказался весомее акробатических этюдов голкипера, если учесть при этом специфику (стараюсь выражаться аккуратно) методов борьбы, приставленного к баску со спецзаданием Лифшица.

Вот что писал по этому поводу "Красный спорт": "Очень жаль, что судья не заметил вовремя странной манеры игры центра полузащиты Киева Лифшица. Полученное им указание "держать" Лангару он понял, видимо, слишком буквально и действительно придерживал его обеими руками".

Кто видел единоборство Тернавского с бразильцем Ромарио в матчах "Спартак" - "Барселона" и Россия - Бразилия на ЧМ-94, легко воссоздаст перед взором картину киевского поединка.

И о судействе: "Судил игру Чернобыльский. К сожалению, он допустил несколько ошибок, в частности, не засчитал гола, забитого киевлянами из свалки у ворот. Офсайда в этом положении не могло быть, потому что защитник Аэдо стоял в воротах". Возможно, судья ошибся, но с чего взяли, что свистел он именно "вне игры". В свалке хозяева и пнуть могли, и толкнуть или рукой подыграть... Ни одна газета этот эпизод не пропустила. Вот если бы распрекрасные советские СМИ так же решительно осудили все результативные ошибки против басков, особенно в Ленинграде и матче со "Спартаком", на промашку Чернобыльского (если он и вправду ошибся) никто бы и внимания не обратил. Пишу об этом не из симпатий к баскам - объективности ради.

Перестраивать тактику по примеру "Спартака" киевляне не решились. Играли, как привыкли. Об этом после встречи говорил и испанский тренер Вальяно: "Измените тактику, и вы сможете соперничать с любой европейской командой. К примеру, "Спартак" уже готов к такому соперничеству". Тренер явно польстил нашим футболистам, но по существу был прав.

НА РОДИНУ ПРЕДКОВ

Следующая игра (в Тбилиси) назначена на 24 июля. Впереди девять долгожданных выходных. Наконец можно перевести дух, залечить болячки, отдохнуть, отвлечься от футбола... Как бы не так! Четверо суток в июльское пекло дорогие гости тряслись в душных вагонах, а беспрепятственно проникающий в купе едкий паровозный дым вперемешку с сажей неузнаваемо менял природный цвет кожи и облик пассажиров.

Только 21 июля поезд "Баку - Тбилиси" (в те годы поезда северо-западного направления проникали в Тбилиси кружным путем - через Баку) доставил изнеможенных испанцев в грузинскую столицу.

В СССР басков встречали как друзей, единомышленников, соратников в борьбе с фашизмом. В Грузии - как братьев. Не даст мне соврать главный печатный партийный орган (на русском языке) - "Заря Востока". Небольшой отрывок из опубликованной в день приезда басков статьи: "Наукой доказано родство древних испанских иберов (басков) с грузинскими племенами, также называвшимися иберами. И те и другие являются наследниками великого племени, создателя древнейшей человеческой культуры, элементы которой до сих пор живут в новейшей мировой цивилизации, в частности, в культуре Западной Европы. Это племя в лице этрусков, пелазгов и других занимало всю южную Европу. Оно же представлено грузинскими племенами...

Грузинский народ, возрожденный к полнокровной, свободной жизни могучей рукой великой Октябрьской социалистической революции, принимает своих братьев".

О том же через три дня на послематчевом банкете говорил руководитель испанской делегации Мануэль де ла Сота. В его яркой эмоциональной речи научное начало значительно уступало лирическим настроениям. Уделив должное внимание родству древних испанских иберов, или басков, с грузинскими племенами, он продолжил:

"Когда мы любовались вашими неподражаемыми плясками, мы с душевным волнением почувствовали то родство, которое существует между нашими народами... Некоторые из ваших песен оказались нам так родны, как если бы они исполнялись на нашей родине, среди наших гор, под шум нашего моря. Замечательная песня "Сулико" была для нас песней любви, которую посылало нам наше море.

Приветствуя вас и весь грузинский народ, я не хочу называть вас друзьями, я называю вас братьями. Вы приняли нас как братьев, объединенных общностью чувств и надежд".

ПРЕДМАТЧЕВЫЕ БУДНИ

На следующий день баски провели тренировку и заодно опробовали поле предстоящей битвы. В 11 часов утра, встреченные рукоплесканием десяти тысяч зрителей, они приступили к занятиям на центральном поле динамовского стадиона. За каждым движением испанских виртуозов наблюдали заранее оповещенные футбольные команды города всех уровней и возрастных категорий, лучшие физкультурники республики и случайные прохожие: вход на трибуны был свободным.

Для большинства зрителей это была единственная возможность увидеть в деле иберийских магов. Цены на билеты (в сравнении с ленинградскими - там из карманов трудящихся изымали от 10 до 16 рублей) божеские: 4-6 рублей для взрослого гражданского населения, по 3 рубля - входные, по 2 - теоретически могли обрести дети и красноармейцы. Но поди обрети. Спрос колоссальный. Дефицит усугубляли и низкие стадионные мощности: трибуны третьего яруса какой уже год, несмотря на клятвенные заверения строителей пустить их в эксплуатацию, пустовали, видимо, из-за нецелевого использования средств.

Реакция зрителей на показанные басками фокусы была примерно такой же, как в других городах, только эмоциональнее. Особенно во время обстрела ворот Бласко. Не выдерживали града мощных ударов на сей раз упругие, туго накачанные по просьбе Луиса Регейро мячи.

Во время артобстрела произошел забавный эпизод, описанный корреспондентом "Зари Востока": "Вдруг раздался смех на трибунах. Субиета с такой силой бьет по мячу, что его оболочка и камера рвутся, как тонкая бумага". Данный пример - свидетельство не столько силы и мощи испанских футболистов, сколько качества отечественной продукции.

Внимание в прессе оказывали гостям огромное. Пространные рассказы о стране обитания, игровые характеристики футболистов, их метрические и антропометрические данные... Журналисты живо интересовались мнением испанского тренера о тбилисском "Динамо". Видел Вальяно грузин в Москве в кубковой встрече с киевлянами. Тогда он весьма сдержанно отозвался об игре обеих команд. И в Тбилиси лукавить не стал: "Трудно судить о достоинствах и недостатках команды, видев ее на поле лишь один раз. Однако хочу отметить, что тбилисское "Динамо" играло лучше киевского".

На вопрос корреспондента "Молодого сталинца" о самой сложной в СССР игре тренер ответил: "Из всех сыгранных нами матчей самыми трудными оказались с московским "Динамо". Вот так вот. Не ничейная игра в Ленинграде, не катастрофическая со "Спартаком", а две победные. Это была демонстрация. Тренер преднамеренно не назвал игры с предрешенным исходом. Непосвященных ответ Вальяно озадачил, сведущие (если таковые имелись) помалкивали.

Тбилисцы готовились к матчу серьезно. Тренер Алексей Соколов, по примеру "Спартака", собирался играть в три защитника и заранее назвал имя персонального "телохранителя" Лангары. На эту должность он назначил Михаила Минаева.

ИГРА

24 июля. 17.00. До начала - целый час, но вся полезная площадь тбилисского стадиона уже забита до предела. Зияют пустотами недостроенный верхний ярус и правительственная ложа. Вскоре и она заполнится лучшими сынами республики во главе с хозяином - первым секретарем ЦК КП Грузии Лаврентием Берия. До его головокружительного прыжка через каменную стену древнего Кремля остается ровно год.

В 17.45 на поле появляются московский судья Александр Щелчков со помощники (Маложинским и Султаном) и восемь фанфаристов. Судьи остаются в центре, а трубачи разбредаются по четырем углам футбольного поля. По их сигналу появляются баски и, с минутным интервалом, - тбилисцы. У гостей проблема - приболел "главный конструктор" Луис Регейро. Огромная потеря. Капитанская обязанность возложена на Горостису. Он и произносит пламенную речь:

- Находясь на земле, где родился великий вождь, ведущий советский народ к радостной счастливой жизни, гений, на которого с надеждой взирает все человечество, я хочу выразить вам всю нашу любовь словами: "Да здравствует великий Сталин! Да здравствует Грузинская Республика!"

Стадион заходится в восторге.

Имя "спасителя человечества" за все время пребывания в СССР вырывалось из уст басков нечасто (или я не очень внимательно просматривал прессу?) А на плодородной грузинской земле расцвело пышным цветом...

18 часов 16 минут. Игра началась. С места в карьер рванули тбилисцы. Баски в долгу не остались. У обоих вратарей забот полон рот. Действуют они безошибочно. А в забитом на 12-й минуте Лангарой голе вины Дорохова нет. Стадион приветствует успех "брата Исидро", но Щелчков гол не засчитывает. Основание - "вне игры". Формально судья прав: Регейро действительно в офсайде, но пассивном, на ситуацию не влиял. Гости тем не менее не протестуют - выработался иммунитет.

Ближе к середине тайма баски отодвигают грузин к штрафной площади: следуют удары прямые, угловые, пару раз выручает штанга, неоднократно - Дорохов.

Газеты назовут вратаря лучшим в составе "Динамо". Судья скажет о нем после матча: "Его выступление 24 июля - сильнейшее в сезоне". А во время игры Дорохов удостоится похвалы самого Лангары. "Во время одной из атак гостей, - вспоминал позднее Дорохов, - в сторону наших ворот был назначен штрафной. Лангара пробил сильно и точно - мяч в обход стенки летел в угол. Я в прыжке накрыл его у самой линии, но при падении повредил плечо и не смог подняться. Поднял глаза и вижу - Лангара что есть мочи мчится на меня. Ну, думаю, не иначе, хочет вместе с мячом затолкать в ворота, а он подбежал, наклонился, похлопал по плечу: "Замора! Замора!" Такое сравнение было для меня большой честью". (Из книги Георгия Махарадзе "На поле виртуозы Басконии".)

Вскоре тбилисский страж после подачи Горостисой углового в невероятном броске снял мяч с головы испанского рыцаря. Не сосчитать, сколько единоборств выиграл вратарь у центрфорварда. Но Лангара не был бы Лангарой, если б закончил трудовую смену без выработки.

35-я минута - 0:1. Дуэт Горостиса - Лангара сработал отменно. Вообще вся многоходовка, разыгранная на одном дыхании, достойна подробного описания: "Выбитый Дороховым мяч, обойдя все головы полузащиты басков, опустился у Горостисы. Тот сейчас же передал мяч Лангаре. Шавгулидзе и Минаев понеслись навстречу стремительному центрфорварду басков. Но Лангара успел передать мяч обратно Горостисе. До ворот осталось метров 15. Горостису уже закрыли, но он коротким пасом выкатил мяч вперед, и Лангара с ходу послал его в правый нижний угол ворот "Динамо". Дорохов мог и не делать броска. Против таких мячей броски бесполезны". ("Молодой сталинец" от 25 июля.)

Баски атаковали чаще и острее, однако и тбилисцы не щи лаптем хлебали - и до гола, и после имели неплохие шансы. Гости должны благодарить динамовцев за нерасторопность, а своего голкипера - за надежность.

Во втором тайме рисунок остался прежним. Оба вратаря снова подтвердили высокий класс. Дорохову приходилось демонстрировать его чаще. Реальнейшую возможность отыграться грузины получили под занавес. Сначала Пайчадзе, пройдя, как нож сквозь масло, всю защиту, не сумел перехитрить Бласко. Аэдо выбил мяч с линии ворот после удара Бердзенишвили.

Суровый закон футбола сработал неотвратимо: не забил - получай.

89-я минута - 0:2. Угловой у ворот Тбилиси. Педро Регейро, опережая защиту, резко бьет в угол, Дорохов реагирует мгновенно. Мяч от его руки попадает в совершенно не кстати подвернувшегося Минаева и от него - в ворота. Могло быть 1:1, получилось 0:2. Все же 0:2 справедливее. Это единодушно признали обозреватели. Преимущество басков над "Динамо" не оспаривалось.

Сразу после матча местные власти, ссылаясь на многочисленные просьбы трудящихся Грузии, предложили защитникам испанской республики провести повторную встречу. Если незапланированные матчи с друзьями баски вынуждены были играть помимо своей воли и желания, братьям отказать не смогли. Однако их согласия было недостаточно. Следовало испросить разрешения старшего, московского "брата". Тот не возражал. 27 июля "Заря Востока" радостно сообщила: "С разрешения Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР 30 июля на стадионе "Динамо" им. Берия будет проведен второй матч с участием команды басков".

Что ж, до новой встречи на тбилисском стадионе имени Лаврентия Павловича.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...