Газета
15 августа 2003

15 августа 2003 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ПЕРВЫЙ ДИВИЗИОН

КахаберЦХАДАДЗЕ. Вы верили, что он вернется? Наверняка нет. Вы и думать забыли о том, что он еще играет. Да и газеты исправно информировали: Цхададзе в Грузии, Цхададзе - тренер. А он не наигрался. Не те годы, чтоб завязывать. И вернулся. И вот смотрю я на его колени, исполосованные скальпелем, и понимаю: возвращение Цхададзе - что-то, похожее на подвиг...

ОБЫГРЫВАТЬ ВСЕХ!

ИЗ ДОСЬЕ "СЭФ"

Кахабер ЦХАДАДЗЕ

Родился 7 сентября 1968 года в Рустави. Защитник. Мастер спорта международного класса. Выступал за команды "Металлург" Рустави, "Динамо" Тб, ГИФ Сундсвалль, Швеция, "Спартак" М, "Динамо" М, "Айнтрахт" Франкфурт, Германия, "Алания", "Манчестер Сити", Англия, "Анжи". Обладатель Кубка СССР/СНГ-1992, чемпион Грузии-1990, 1991. Выступал за сборные СССР/СНГ и Грузии.

АНГЛИЙСКИЙ ПАЦИЕНТ

- Никто в мое возвращение не верил - но как же я работал, как мечтал вернуться! И чувствую себя прекрасно. Года два поиграю. Именно поиграю, а не место занимать буду.. Хотя один английский доктор все сделал, чтобы я закончил. Если бы не он, я бы и сегодня играл за "Манчестер Сити". Полетели и крестообразная связка, и боковая. А он операцию сделал скверно. Крестообразную вообще не тронул. Только подлатал боковую, которая и без него зажила бы. Я по пять часов из тренажерного зала не вылезал - через четыре месяца вышел на поле. Первая же тренировка - летит мениск. Иду к тому же доктору: "Нужна операция!" - "Посмотрю. Надо будет - сделаю". И снова забыл про крестообразную! Ноги, говорит, сильные, мускул вытянет любую нагрузку. В конце концов плюнул я и уехал в Германию, там прооперировался и через полгода вернулся. Но закончилось дело сущим кошмаром. Первый матч за основной состав, никто до меня не дотрагивался - и лопнула коленная чашечка. Колено - надвое. Представляете?

- С трудом. После такого возвращаются?

- Редко. У Роналдо то же самое было. И так же долго лечился.

- Помню; как старенький доктор из тбилисского "Динамо" - он еще помнил переломы и Гуцаева, и Кипиани - пришел в ужас при виде снимка вашего колена

- Конечно, ужас - в колене железный винт был! Но я все равно вернулся в футбол. Начал играть за тбилисский "Локомотив". Гиви Нодия, тренер, ушел, некого было тренером взять - меня попросили помочь. Месяцев шесть-семь я надрывался, жутко устал - и понял, что время тренировать еще придет. Пока играется, надо играть. Но почувствовал: тренировать - мое. Получается. Во всех командах я был лидером, ко мне прислушивались. И сейчас прислушиваются.

"ДИНАМО" ТБИЛИСИ

- Любой парень, игравший в тбилисском "Динамо", отлично помнит день, когда его туда пригласили.

- 86-й год, играю во второй лиге за Рустави... Приезжаю на тренировку, меня начальство хватает: "Собирайся, едешь в Тбилиси, должен успеть к обеду!" - "Что случилось?" - "В семь часов матч!" Играли с "Днепром". Мне 17 лет. Ошалевший, захожу в столовую, а за столиками люди, которых только по телевизору видел, - Чивадзе, Сулаквелидзе, Габелия, Шенгелия... И Ахалкаци. Человек очень жесткий. Которого не то что футболисты - министры боялись! Помню, как на ту самую базу, которую построил Горгодзе, тогдашний министр внутренних дел, Ахалкаци самого Горгодзе и не пустил. Да он Шеварднадзе мог сказать все, что угодно! Играли мы с Германией, я - капитан сборной Грузии... Должен был приехать на стадион Шеварднадзе, подъезды перекрыли, никого не пускают - и Нодара Парсадановича завернули. В лицо не узнали. Тот чуть с ума не сошел, представляете? Его, Нодара Ахалкаци, президента федерации футбола, на стадион не пускают! Когда Шеварднадзе приехал, Ахалкаци к нему подошел: "Приучи своих болванов к уважению..."

- А сменивший его Зонин что за человек?

- Шумный, веселый. На тренировке забирался куда-то наверх - оттуда командовал. Через рупор.

- В Тбилиси он тренерскую карьеру и закончил. Когда Арзиани его мячом на тренировке "подстрелил". Нарочно?

- Да нет, я все в подробностях видел... Дождик, у Арзиани мячик с ноги свалился - а Герман Семеныч на беду метрах в десяти стоял. У Арзиани удар с левой страшнейший, и попал он Зонину точнехонько в правое ухо. Тот упал, сотрясение мозга, перепонка лопнула... После этого Гуцаев в роли тренера дебютировал, но все знали, что это временно. Команде трех кандидатов предложили - Кипиани, Хурцилаву и Норакидзе. Проголосовали за Давида Давидовича. С его приходом мой подъем и начался. Сразу основной состав, молодежная сборная, первая...

ГОЛ ЧЕРЧЕСОВУ

- Самая памятная игра за "Динамо"?

- Четвертьфинал Кубка СССР 89-го. Помните, что в Тбилиси 9 апреля произошло? Солдаты 17 человек убили на площади Руставели. Газ применили, лопатки... А через восемь дней нам играть против "Спартака". Болельщики делегацию прислали, умоляли - выиграйте! Как мы могли не выиграть? 2:0! И я головой гол Черчесову забил. Красиво вышло. А весь следующий сезон отыграл в чемпионате Грузии. Не хотел оставаться, но тогдашнее руководство страны заставило. Предварительный турнир молодежного чемпионата Европы отыграл за сборную СССР, а в полуфинале и финале играть не смог - Грузия отделилась!

- Звали в Россию?

- Хотел уйти в "Спартак". Приехал в Тарасовку, забрал из Грузии жену с ребенком. Но следом приехали старший брат с Володей Гуцаевым. Рассказали, что руководство притесняет нашу семью. Ситуация была такая - что-то могло произойти. Пришлось вернуться. Тогда в Тбилиси на митингах произносили фамилию Цхададзе: мол, предатель, уехал из Грузии играть за СССР.. На одном матче с трибуны что-то крикнули по моему адресу - не знали, что рядом брат сидит с друзьями. Молодые ребята, не сдержались - до драки дошло... А в "Спартак" я вернулся в 92-м.

- Говорят, на официальные матчи первого грузинского чемпионата люди чуть ли не в кедах выходили...

- Наоборот! Первый чемпионат - сильнейший за всю историю грузинского футбола! Тогда, не считая Тбилиси, Ланчхути, Батуми и Сухуми, столько команд из 9-й зоны союзной второй лиги пришло - и во всех профессиональные футболисты. Полтора года был классный футбол. Но я чувствовал, что в 21 год остановился. Перестал радоваться победам с разницей в 5 - 6 мячей. Иной матч отыграешь на месте последнего защитника - даже не вспотеешь! Пошел к начальству: "Или отпускайте в Россию, или ищите вариант за границей..." Сильных менеджеров тогда в Грузии не было - клуб отыскали только в Швеции. А мне все равно было, лишь бы уйти.

ПЬЯНЫЕ ШОТЛАНДЦЫ

- И как Швеция?

- Хорошая страна. Тихая. Для жизни самое оно, а футбол так себе. Чемпионство то "Гетеборг" возьмет, то "Мальме". Зато подтянул игру головой. Тактика-то британская, проход-навес, пришлось приспосабливаться. Сразу для себя решил: в этом чемпионате задерживаться не стоит. И знаете, кто мне помог?

- Кто?

- Бышовец. Разъяснил: "Если хочешь играть в настоящий футбол, из Швеции надо уезжать..." Тогда-то я и перешел в "Спартак". 92-й год начал там.

- И в том же году на чемпионате Европы, куда вышла сборная Бышовца, приключилось с вами несчастье...

- Игра с шотландцами? Да какое там "несчастье"... Да, все помнят: от меня рикошет, Харин в одном углу, мяч в другом. Тот парень бил издалека и попал мне в руку. Мизинец, кстати, сломал. Но не я же один тот матч проиграл, так?

- Так. А вы знали, что шотландцы собирались отдать игру?

- Про это потом начали говорить. Когда выходил на матч, ничего не знал. Но то, что мы за шотландцев прикинули - мол, шансов у них нет, - это точно. И расслабились. Тем более что после второго поражения шотландцы здорово напились, и это тоже все знали.

- От них в самом деле на поле несло перегаром, как сказал после Добровольский?

- Внимания не обратил. Играли они неплохо. Я еще подумал: если они пьяные так играют, может, и нам попробовать?

- Как в Грузии реагировали на то, что вы за сборную СНГ играете?

- Я на это уже не обращал внимания. А потом волна ненависти сама собой улеглась, и мной даже гордиться начали... Просили только после чемпионата Европы за сборную России не играть.

- А было искушение?

- Никакого. С самого начала решил: раз родился в Грузии, за нее и буду играть. Хотя как футболисту мне было бы лучше выбрать Россию. Но моя семья решила иначе, и я стал первым капитаном сборной Грузии.

"СПАРТАК"

- В "Спартаке" вас как встретили?

- Очень хорошо. Я же за год до этого приезжал в "Спартак" - Романцев с тех пор тепло относился. А вот после чемпионата Европы я сам не свой был - эйфория. С Олегом Иванычем напряженка пошла. Он меня на игру с "Торпедо" не поставил, я разозлился... И прямо на той игре подошли люди из "Динамо": "Валерий Георгиевич приглашает..." В "Спартаке" и подумать никто не мог, что так поступлю.

- Как?

- Неправильно. Главного тренера не предупредил - забрал вещи да уехал. Так нельзя.

- Как потом с Романцевым встретились?

- "Спартак" нас обыграл, я в том матче чуть сломался... Олег Иваныч подошел, о здоровье справился, что-то доброе пожелал. Очень тепло. Еще как-то в Лужниках встретились годы спустя, когда "Спартак" финал Кубка выиграл. Уже я к нему подошел с поздравлениями. Больше не встречались.

- Тогда в "Спартаке" всем квартиры дали - и только вы с семьей жили на базе. Почему?

- Федерация футбола Грузии требовала от "Спартака" огромные деньги. Квартира по контракту полагалась, но начальство тянуло, ждало, что в ФИФА решат. Вот пять месяцев с семьей на базе и просидел.

- В Москву на электричке ездили?

- Никогда ни на электричке, ни в метро не езжу. А квартиру получил, как только в "Динамо" оказался. Правда, к тому моменту уже сам ее мог купить.

ФРАНКФУРТ

- Газзаев разницу со "Спартаком" дал почувствовать. Он пожестче Романцева, у него другие порядки, тактика... Но людей чувствует прекрасно.

- Для Валерия Георгиевича до сих пор предмет гордости: купил Цхададзе за копейки, а продал за миллион.

- Ну да. "Динамо" меня в самом деле получило за копейки - из-за того, что "Спартак" не все по контракту выполнил. Жили мы с Газзаевым в одном доме на Башиловке. Как-то зимой 93-го встречаемся случайно у подъезда: "Тобой "Айнтрахт" интересуется, завтра приезжают..."

- "Айнтрахт" - звучало солидно.

- Очень! Тот сезон они на втором месте закончили - в последнем туре упустили чемпионство. Когда я пришел, тоже на втором шли, на очко от "Баварии" отставали. "Айнтрахт" в три защитника играл, и оборона на мне держалась. Против лучших нападающих бундеслиги играл персонально.

- С кем сложнее всего было?

- С Польстером. Хитрый страшно, здоровья на троих, двигался мало, но в штрафной опаснее его человека не было. Лаббадиа ни на секунду не останавливался. Физически тяжело 90 минут его темп выдерживать... С Клинсманном непросто было, когда тот из Англии вернулся. Папен, Валенсия - тоже не подарки. Поначалу имена смущали, после привык. Обязательно перед игрой кассету смотрел: как противник играет. Но на поле все равно, бывало, оглянешься - а рядом Папен. И думаешь: не сказка ли?

- И себя большим мастером почувствовали?

- Да. Раз попал в символическую сборную, другой, третий... Потом в символическую сборную Европы включают. Самоуверенность пришла. Иногда до скверного доходило. После 95-го года возникло ощущение - не хочу в бундеслиге играть! И даже не в том дело, что "перерос". Надоело... Поехал со сборной в Уэльс. 1:0 выиграли - и прямо там начал переговоры с английскими клубами. В конце сезона в "Айнтрахте" у меня справляются: под каким номером хочешь играть на будущий год? А мне все равно. Так и отвечаю - какой дадите... Тот уход - самая большая ошибка в жизни.

82-я МИНУТА

- "Айнтрахт" не попал в Кубок УЕФА, образовалось две недели перерыва, и я уехал в Грузию. Где сильно расслабился. Не рассчитывая вернуться в Германию. А пришлось.

- Запили, что ли?

- Не-е-т, я непьющий! Все знают, как Цхададзе к режиму относится. Ни разу в жизни сигарету не пробовал... Просто две недели ничего не делал. В первый раз в жизни такое себе позволил. Явился неподготовленный. Матч сыграл, другой - и начал уставать. А в полуфинале Кубка Интертото в Бордо сломался: на 82-й минуте порвал крестообразную связку. Сломался потому, что устал: 35 градусов, я играю против Дюгарри - и тот меня бьет. Нарочно. Но все равно, будь я в нормальном состоянии, такой тяжелой травмы не было бы. А команда была в Бордо фантастическая - Зидан, Лизаразу, Дюгарри...

БАРИЧ, ШТАЙН И СТАЛИН

- С того момента спад у меня и пошел. Шесть месяцев не играл - и за это время "Айнтрахт" умудрился вылететь.

- Город переживал?

- А вы как думаете? Раз тренера поменяли, другой... Назначили парня, который всегда был вторым. Человек добрейший, но тренер так себе. С футболистами надо пожестче, а он каждому приятель. Игроки это почувствовали - и сели на шею. Вот и вылетели. Тем же составом, что двумя годами ранее на чемпионство претендовали и в Кубке УЕФА всех обыгрывали. Контракт у меня еще год действовал, но во второй лиге играть не хотелось. Согласился на первое же предложение - от Валерия Георгиевича и "Алании"...

- Об этом разговор отдельный, а сейчас еще о Франкфурте. Помните, как Биндевальда обидели?

- Еще бы! Показываю на его усы пышные: "Да ты прямо Сталин..." Реакции никакой. Потом выяснилось, что он понятия не имел, кто такой Сталин. Тем же вечером в словарь залез, прочитал - и обиделся. Приходит на утреннюю тренировку: "Сам ты Сталин..."

- А как с Баричем, тренером австрийского "Казино", схлестнулись! Вся Европа любовалась.

- Хусаинов Сергей Григорьич тот матч судил. Играли первый четвертьфинал Кубка УЕФА с Зальцбургом. Они специально матч в Вену перенесли, на Олимпийский стадион: больше народа хотели собрать. 80 тысяч человек на трибунах, немцы против австрийцев - друг друга они не любят... С Хусаиновым мы знакомы давно, перед игрой поздоровались. Играем, счет 0:0. Наш парень, уже получивший желтую, грубо сыграл, Хусаинов за второй карточкой тянется, тут я, подлетая, - и по-русски: "Григорьич, у него вторая!" Весь стадион мой голос слышал, Барич тоже - и отреагировал плохим словом...

- Каким?

- Меня "русский швайн" назвал. А я по-русски ему ответил. Крепко. Он хорват по национальности, все понял... Потом газетам жаловался: матом, дескать, его Цхададзе обложил. Еще и плюнул в меня, представляете? Хусаинов, это увидев, отправил его на трибуну. Пять игр потом Барич оттуда смотрел.

- В вашей команде тоже скандальный персонаж был - Ули Штайн, вратарь.

- Это точно. Не просто лидер команды - вообще многое в ней решал. Мог футболиста на игру поставить, мог оставить на лавке... Влиял и на президента, и на тренера. Единственный, кто любого мог обозвать. Но со мной, молодым, обращался деликатно. В конце концов команда его выгнала. Была группа игроков, которая Штайна терпеть не могла - Бинц, Вебер... Тоже люди не последние, из сборной. Вот две группы и схлестнулись - Бинц с Вебером против Топпмеллера, тренера, со Штайном.

- Авторитет на авторитет?

- Бинц к тому времени в защите стал играть отвратительно. Вперед подключался здорово, а сзади - катастрофа. Но команда его сторону приняла. "Штайн сзади орет, защитники боятся, всех издергал..." Дошло дело до президента. Тот думал-думал... Давайте, говорит, отпустим Штайна. 39, пора заканчивать. Топпмеллер возмутился: "Это мое дело, кого отпускать, кого нет!" Вроде затих конфликт - но ненадолго. Игра с "Баварией" решала, кто чемпионом становится.

Проиграли - 0:1. Тут же собрание, где и нашли виноватого: Штайна. Президент уже был непреклонен: "Штайн - на выход..." Топпмеллера хотели оставить, но тот солидарность проявил. Тоже ушел.

ОТЪЕЗД

- Уговаривала меня жена не уезжать из Германии - но напрасно. Я все решил. Можно было искать команду в Германии - но кому нужен парень после травмы, не игравший восемь месяцев? Все пришлось начинать с нуля. Еще и менеджер мой плохо сработал.

- Что же другого не наняли?

- С этим контракт подписал. На 15 процентов. Порвал с ним, когда из Германии уезжал... Обиделся он на меня здорово. Этот парень, Вольфганг Книстель, меня фактически купил, когда я пришел в "Айнтрахт". Он тогда работал директором клуба. Полгода спустя уволился, купил лицензию, организовал частную контору. Поначалу отлично ладили, а потом все хуже, хуже... Сейчас у него, кстати, проблемы с налоговой полицией, суды бесконечные.

- Как Валерия Георгиевича с крупным счетом огорчили, помните?

- Первый матч, когда "Айнтрахт" 6:0 в Москве выиграл, я пропускал из-за желтых. Никто в Германии не ждал, что нам настолько легко придется. А играл я во втором матче. Но "Динамо" было уже без Газзаева...

ВЛАДИКАВКАЗ

- Прекрасно знал, куда еду. И мне тяжело не было - но проблемы были у семьи. Жена не хотела оставаться в Тбилиси без меня. Где ты, говорит, там и мы все.

- А во Владикавказе и выйти-то некуда. Кроме набережной Терека.

- Так и было - они никуда не выходили. Отыскал грузинскую школу, дети пошли туда, жена начала работать, чтобы чем-то заниматься. Нам много не надо. Даже в Германии жили тихо - свой домик, сад... Но пришлось жене из Владикавказа уехать в Тбилиси.

- С ума не сходили от сидения на базе?

- Это действительно проблема. Очень много сборов. В Германии я от этого отвык, там почти не собирались. Редкоредко - вечером, перед игрой. Если домашний матч - только к обеду съезжаемся. А во Владикавказе - по 2 - 3 дня сборы... Но хуже всего - подготовительный период. Я уж и забыл, когда по три месяца готовился к сезону. Тяжело.

- Потому и уехали?

- Команда цели не добилась, во время сезона много плохих эпизодов было, которые сегодня и вспоминать-то не хочется... Когда клуб не выигрывает, обязательно возникают претензии. Весь город уверен был, что с таким составом мы чемпионами станем. Предпоследний матч, помнится, со "Спартаком" был, мы накануне внутри команды обсуждали - кто на будущий год останется, кто уйдет... Я мог бы и остаться - но появился вариант с "Манчестер Сити". Видно было, что поддержка руководства уже не та. Финансовые проблемы возникли, игроков начали продавать - от того состава никого почти не осталось. В тот момент твердо решил: если уйду из "Алании", в России не останусь.

- Почему?

- Не хотел, и все. Даже рассматривать предложения российских клубов не стал.

МАНЧЕСТЕР

- "Манчестер Сити" давно за мной следил. Как я потом узнал - с 95-го года. То хотели, то не хотели. Все из-за проблем с тренерами: один приходит - хочет Цхададзе, другой - нет... Потом я сломался, пропал из вида - и интерес ко мне пропал. Купили Кинкладзе - от него город вообще с ума сходил. Муртаза Шелию, друга моего, тоже ценили. Потом приезжаю в Англию я. Смешно получилось - ехал-то я вовсе не в "Манчестер"!

- А куда?

- В "Ливерпуль". Добрый знакомый - менеджер Карла-Хайнца Ридле - предложил меня именно туда. Из "Ливерпуля" мне звонили, туда я ехал на переговоры - они как раз искали центрального защитника... При мне этот менеджер звонил своему приятелю Рою Эвансу, главному тренеру. Договорились, когда мне на тренировку приходить. Газеты уже пишут: "Ливерпуль" готов заплатить за Цхададзе миллион фунтов. Тем же вечером сижу в гостях у Муртаза, вот-вот Кинкладзе подъедет, собирались в ресторан... Кинкладзе приезжает, с порога - новость: "Тебя хочет видеть президент "Манчестера"!" Вместо ресторана - к президенту. Тот моментально соглашение предлагает, без всяких смотрин. Сели, поговорили. А где, спрашиваю, контракт? Руку мне протягивает: "Это больше, чем контракт..." И на следующее утро вместо тренировки в "Ливерпуле" я поехал в офис "Манчестер Сити". Ставить подпись.

- А в "Ливерпуле" вас все еще ждали?

- Ждали. До тех пор, пока радио не включили. Как репортеры пронюхали - не знаю, но пошло: "Фрэнсис Ли, президент "МС", увел игрока у "Ливерпуля"..." С менеджером у меня потом большой был скандал. Прошел я медобследование - и через полчаса подписал контракт.

- Неужели имя "Ливерпуль" для вас ничего не значило?

- Еще как значило! Конечно, стоило идти в "Ливерпуль" - но смотрины есть смотрины. Никто не знает, что будет завтра. Сломаешься на тренировке - и до свидания. "Ливерпуль" только посочувствовал бы, выплатил страховочные деньги - и все. А тут контракт! Нет, считаю, что правильно поступил. Любой на моем месте сделал бы так же. Будь мне 26 лет - плюнул бы на все и отправился в "Ливерпуль". Но мне было 29.

- В "Ливерпуле" на вашем месте кто играл?

- Тот парень, который сейчас в "Лидсе", Доминик Маттео. Тогда совсем молодой. Еще Барби, ирландец. Только-только закончил великий Райт - после него Барби не смотрелся. Меня тогда возили на игру "Ливерпуля", я себя представил в этой красной футболке - рядом с Макманаманом, Барнсом... Но вместо меня "Ливерпуль" купил Аншо и Хююпя.

- Отыграли бы год в "Ливерпуле" - и всю жизнь были бы свободны. От обязанности зарабатывать.

- Да. Условия там предлагали в три раза круче, чем в Манчестере.

ЗАВИСТЬ

- Прошло время - и вы наматывали круги вместе с Гочей Джамараули. Оба знаменитые и никому не нужные.

- Когда сломался - вернулся в Грузию. Никто не рассчитывал, что я еще вернусь. Все думали, что Каха с футболом закончил. В 31 год.

- С жалостью смотрели?

- Вот жалости я не замечал. Зато замечал людей, которые завидовали моей карьере... Еще слышал разговоры: "Я бы на твоем месте давно закончил!"

- Вообще с завистью часто сталкивались?

- Очень. Много было подножек - от тех людей, от которых никак подлости не ждал. Утешался одним: это жизнь, так бывает не только со мной...

- После такой карьеры нынешнее положение не кажется несерьезным? Играть с "Газовиками", "Содовиками"...

- С одной стороны - конечно... У нас так принято считать. И сам я иногда так же рассуждаю: может, несолидно? А потом вспоминаю людей, с которыми играл за границей. Парень столько матчей за сборную Англии провел - а я приезжаю и встречаю его, 40-летнего, в третьей лиге. Вспоминаю, как заканчивал Гвидо Бухвальд во второй бундеслиге. Играть надо, пока сил хватает.

- Интерес не растеряли?

- Мы с Гаджиевым в начале сезона долго говорили. Какая, спрашиваю, цель? Очень мне его ответ понравился: "Обыгрывать всех!" И эта цель - выйти в высшую лигу - мне изнутри здорово помогает. Без нее у меня сегодня на душе было бы намного хуже. Очень хочется еще сыграть в премьер-лиге. Самое интересное, что там "Анжи" будет гораздо проще, чем сегодня в первой.

- В Германии что-нибудь осталось?

- Ничего. Это один из тех вопросов, которые провалил мой менеджер. Но соскучиться по Германии не успеваю - бываю там по три-четыре раза в год. Пара друзей есть, которые мне всегда рады. Да и останавливаюсь в одной и той же гостинице, где все меня знают. Франкфурт для меня - город родной...

Юрий ГОЛЫШАК

Махачкала - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...