Газета
10 сентября 2001

10 сентября 2001 | Остальные

СЕКРЕТНЫЙ АРХИВ Акселя ВАРТАНЯНА

Продолжение. Начало - в "СЭ" от 9, 16, 23 и 30 июля,
6, 13, 20, 27 августа и 3 сентября 2001 года

"БЕДНЫЙ НАШ ФУТБОЛ!"

О том, какую бурную переписку между партийными органами на местах и ленинским штабом в Москве в разные годы вызывали результаты тех или иных спортивных соревнований, мы начали рассказывать неделю назад. Сегодня - продолжение этой поистине неисчерпаемой темы.

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА-2

Беда пришла осенью 50-го: поступила повестка с требованием немедленно освободить занимаемую с 1938 года площадь. В отчаянной попытке спасти положение руководство области и тракторного завода обращается к секретарю ЦК ВКП(б) Михаилу Суслову. Сначала летит в Москву высшая правительственная телеграмма.

"16 НОЯБРЯ 1950 Г.
МОСКВА ЦЕКАПАРТ
ТОВАРИЩУ СУСЛОВУ М.А.

СТАЛИНГРАД 3203411855

ОБКОМПАРТ ОТ ИМЕНИ ТРУДЯЩИХСЯ ГОРОДА ПРОСИТ ОСТАВИТЬ ФУТБОЛЬНУЮ КОМАНДУ МАСТЕРОВ СТАЛИНГРАДСКОГО ТОРПЕДО ПЕРВОЙ ГРУППЕ ТЧК ПРИМЕМ ВСЕ МЕРЫ УЛУЧШЕНИЮ КЛАССА ИГРЫ КОМАНДЫ ЗПТ ЧТОБЫ ОНА ДОСТОЙНО МОГЛА ЗАЩИЩАТЬ СПОРТИВНУЮ ЧЕСТЬ ГОРОДА-ГЕРОЯ СЕКРЕТАРЬ ОБКОМПАРТА ГРИШИН".

Резолюция Суслова проставлена в тот же день
"Тов. Калашникову.
16 Х1 50 г. М. Суслов".
(РГАСПИ. Фонд 17, опись 132, дело 449.)

На следующий день туда же отправляется письмо:

"17 ноября 1950 г.
№ 896 гор. Сталинград.

Секретарю Центрального Комитета
Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков)
Товарищу Суслову М.А.

Партийный комитет и городской комитет профсоюза Сталинградского тракторного завода просят ЦК ВКП(б) при решении вопроса об итогах XII розыгрыша первенства СССР по футболу по группе "А" учесть наше заявление и удовлетворить просьбу трудящихся города Сталинграда и нашего завода, т.е. включить команду мастеров Сталинградского спортивного общества "Торпедо" в розыгрыш XIII первенства СССР по футболу по группе "А" на 1951 год.

Наша команда мастеров росла и мужала вместе с первенцем Сталинских пятилеток - Сталинградским тракторным заводом, она прививала и прививает вкус молодежи к спорту, на базе ее футбол стал самым массовым и любимым спортом трудящихся не только многотысячного коллектива нашего завода, но и всего города.

Стадион, благодаря команде мастеров сталинградского "Торпедо", стал не только местом спорта молодежи, но и любимым местом отдыха широких масс трудящихся.

Сталинградцы любят футбол и свою команду, футбольные матчи на первенство СССР проходят как народные праздники, стадион в эти дни посещают десятки тысяч сталинградцев.

Команда выступает в розыгрыше первенства СССР по футболу с 1936 года. Футболисты Сталинграда не раз одерживали блестящие победы над первоклассными командами страны и занимали почетные места в таблице розыгрыша.

После войны, вернувшись в разрушенный город, сталинградцы перенесли немало трудностей. У нас не было жилья, не было театров, стадионов. Все пришлось строить заново. Это, безусловно, сказалось на всей нашей работе и, в том числе, на развитии футбола. Из-за отсутствия материальной базы была ослаблена работа с молодежью, команда на протяжении ряда лет выступала в старом составе, не получая пополнения, и в результате в последнем розыгрыше первенства СССР по футболу заняла одно из последних мест. Мало уделял внимания нашей команде и Центральный Совет ДСО "Торпедо". Он не заботился о росте и развитии футбола в Сталинграде.

Еще раз просим ЦК ВКП(б) учесть наше заявление и удовлетворить просьбу сталинградцев - разрешить нашей команде участвовать в XIII розыгрыше первенства СССР по футболу по группе "А" в 1951 году.

Сейчас на нашем заводе создана и работает юношеская футбольная школа, из которой команда уже в будущем году получит молодое пополнение, и это даст нам возможность в ближайшем будущем возродить былую славу нашей команде, которая будет с честью оспаривать спортивную честь Сталинграда на футбольных полях страны.

Директор СТЗ (Синицын И.Ф)
Секретарь парткома СТЗ (Котельников С.И.)
Председатель завкома профсоюза СТЗ (Сабинин Л.Ф.)"
(РГАСПИ. Там же.)

Письмо руководства СТЗ дано в полном объеме в качестве образца, что избавит в дальнейшем от необходимости цитировать "от" и "до" множество прошений, составленных по тому же образу и подобию. Все они включали три обязательных источника, три составные части, способные, по мнению авторов, обеспечить успех предприятия:

1. Воля народных масс. Народ не может считать полноценным советский чемпионат в отсутствие нежно любимого, необыкновенно одаренного детища.

2. Героическое прошлое. Должно гарантировать постоянное место в галерее славы независимо от сиюминутных результатов.

3. Светлое будущее. Базируется на огромном потенциале, способном, несмотря на отдельные недочеты и неудачи, "возродить былую славу".

Таков скелет. Ну а "мясо" - сплошные импровизации в зависимости от национальных, региональных, клубных и прочих особенностей.

Но вернемся к сталинградцам. Попытки сохранить за собой обжитое теплое местечко ни к чему не привели. Правда, без крова команду не оставили - поместили в общагу с литерой "Б". Об этом 24 ноября 1950 года неутомимые труженики из Отдела пропаганды (К.Калашников и А.Сушков) после консультаций с физкульткомитетом и испросив разрешение у Суслова, сообщили секретарю Сталинградского обкома Гришину.

Да, вот еще одна особенность творчества просителей. Частенько авторы, выражаясь деликатно, передергивали факты, видимо, в расчете на некомпетентность в данном предмете вершителей судеб. Вот и директор Сталинградского тракторного вместе с парткомом и завкомом, называя год участия их команды в чемпионатах, не удосужились уточнить, что два сезона играла она в группе "Г" и перепрыгнула в 1938-м через две ступеньки благодаря не собственной одаренности, а исключительно волевому решению начальства, непомерно раздувшему высшую группу - с 9 до 26 команд.

Что касается "почетных мест в таблице" и "былой славы", констатирую: высшее место сталинградцев в советский период - 4-е (1939 год). Все остальное время трактористы жили скромно, по средствам, занимали в лучшей футбольной гостинице дешевенькие номера. И в 50-м за "неуплату", согласно существующим правилам, были попросту выселены.

Новая компания оказала на трактористов (с 48-го официально величавшихся торпедовцами) дурное влияние: опустились они - дальше некуда. Проиграв глубокой осенью 52-го два переходных матча рабочим завода имени Калинина из города Калининграда, сталинградцы и вовсе оказались бездомными.

Эти трагические обстоятельства вновь вынудили взяться за перо сохранившего пост Гришина. Бил челом он уже другому партсекретарю из Центра - Михайлову: слезно молил оставить славную команду с не менее славным историческим прошлым хотя бы в классе Б. И.о. председателя физкульткомитета Николай Романов, ссылаясь на закон, возражал категорически. Не счел целесообразным удовлетворить необоснованную просьбу с берегов Волги и Николай Михайлов.

Наш народ сломить непросто. В критических ситуациях - невозможно. Монголы, немцы и "разные прочие шведы" соврать не дадут. Уж если в 43-м Сталинград выстоял, в 52-м сделать это было куда проще. Гришин, полагаю, привел в движение другие рычаги, нашел иные каналы связи, следов потомству не оставляющие. Что там происходило за кулисами, гадать бесполезно. Скажу лишь то, в чем абсолютно уверен: в 53-м торпедовцам из города-героя жилплощадь в классе "Б" сохранили, а команду Калининграда, доказавшую свое превосходство над "Торпедо", в дом не пустили, посчитав честно заработанный ею ордер недействительным.

ОБОРОНА МОСКВЫ

По условиям чемпионата-63 сменить место обитания предстояло пяти командам: харьковскому "Авангарду", ереванскому "Арарату", ташкентскому "Пахтакору", ленинградскому "Динамо" и московскому "Локомотиву". Не желавшие мириться с печальной участью организовали крестовый поход на Москву. С юга на столицу шли обком партии и промышленный областной совет Харькова, "ополченцы" (группа рабочих и служащих) Еревана и Союз спортивных обществ и организаций Узбекистана. С севера - ленинградская спортивная общественность. В самой Москве подняли "мятеж" министерство путей сообщения, ЦК профсоюза работников железнодорожного транспорта, лично начальник и председатель профсоюза Московской железной дороги, коллектив депо "Москва-3" и легендарное депо "Москва-Сортировочная", инициатор первого коммунистического субботника.

В обширной корреспонденции, поступившей в ЦК партии от перечисленных коллективов и организаций, звучали все те же мелодии (с вариациями), что содержались в "партитуре" руководства СТЗ в 50-м.

Оказавшись в кольце фронтов, Кремль обратился за помощью к председателю высшего спортивного органа Юрию Машину. Ответ был получен 21 января 1964 года. Машин призывал партийцев не сдавать позиций и в интересах всего советского футбола держаться до конца. "Сохранение команд, потерявших право на участие в первой подгруппе класса "А", нарушит установленные принципы проведения всесоюзных соревнований, приведет к увеличению количества команд в классе "А", что создаст большие трудности в организации учебно-тренировочной работы в командах мастеров и не позволит обеспечить необходимую подготовку сборных команд СССР к соревнованиям на Кубок Европы и Олимпийским играм", - писал он.

Довод железный: интересы сборной - дело святое. Заручившись поддержкой Союза спорторганизаций, коммунисты блокаду прорвали.

В начале 70-х Кремль успешно отразил еще несколько лобовых атак с юга.

ЖЕРТВА ХОЛЕРЫ

В 1970 году после шестилетнего общения с элитарным футбольным обществом распрощался с ним "Черноморец". Но со своей участью одесситы не смирились: уже после завершения сезона в борьбе за право остаться в высшей группе сильнейших футболистов города сменили лучшие коммунисты.

Предварю переписку одесских коммунистов с их старшими товарищами по партии небольшой исторической справкой. Согласно официальным данным, советская медицина раз и навсегда покончила со страшными смертоносными болезнями типа чумы и холеры. Однако утверждения о смерти холеры оказались преждевременными. В августе 70-го предстала она пред нами в полном здравии и, избрав базовым местом Одессу, прошлась легким прогулочным шагом по Кавказу. Население было в шоке, как при виде восставшего из гроба покойника. На борьбу с жестоким убийцей верхи бросили безоружных людей (запасов вакцины едва хватало для самых дорогих товарищей), рекомендуя уничтожать его голыми, то бишь чистыми руками. "Борьба с холерой в СССР заключается в том, что советские люди стали мыть руки перед едой", - язвили западные голоса.

И в официальных, и в закрытых источниках, в чем вы убедитесь, холера упоминалась под кодовым названием "острые кишечные заболевания". Только секретарь одесского обкома партии Н.Неизвестный, пребывая, видимо, в чрезмерном волнении, назвал заразу истинным именем.

Непрошеный гость изрядно потрепал и без того задерганный футбольный календарь, искорежив заодно (по мнению некоторых ответственных товарищей) турнирные судьбы. Подробности - в письмах из Одессы, которые в связи с форс-мажорными обстоятельствами изложу лишь с небольшими сокращениями.

"Центральный Комитет КПСС
тов. Демичеву П.Н.

Одесский областной комитет КП Украины просит рассмотреть вопрос о возможности оставления футбольной команды "Черноморец" в высшей лиге.

Основной причиной неудачного выступления команды, того, что она недобрала буквального одного очка, чтобы остаться в высшей лиге, мы считаем крайне неблагоприятные условия, в которых пришлось быть команде в августе-сентябре этого года.

Как Вы знаете, Одесса в этот период была изолирована карантином из-за острых кишечных заболеваний.

В то время как другие команды могли планомерно вести тренировки и проводить календарные игры в заранее определенные дни, команде "Черноморец" пришлось сделать вынужденный месячный перерыв. Потеряв за это время спортивную форму, команда находилась в угнетенном моральном состоянии.

Только после прохождения обсервации команда смогла выехать из города. Несмотря на наши настойчивые просьбы о перенесении пропущенных игр на конец сезона, Федерация футбола СССР не пошла на это и поставила "Черноморец" в беспрецедентные для футбольных соревнований условия.

Команде было запланировано в течение месяца, с 30 августа по 1 октября, 8 календарных матчей. Больше того, 4 игры, которые команда должна была играть на своем поле в Одессе, ей также пришлось играть вдали от "родных" стен, в Киеве.

Но и в этих тяжелейших условиях чужого поля, тяжелейшего календаря, состояния моральной подавленности из-за тревоги за семьи, оставшиеся в Одессе, команда проявила максимум возможного, набрав во втором круге 50 процентов очков.

Без всякого сомнения можно утверждать, что будь команда хоть наполовину в лучших условиях, о разрыве в одно очко, отделяющее ее от высшей лиги, и разговора не было бы. А если учесть, что очковый разрыв между "Черноморцем" и целой группой других команд ("Нефтчи", "Арарат", "Шахтер", "Пахтакор" и др.) составляет всего одно-два-три очка, то вдвойне станет очевидной несправедливость и обидность ситуации, в которой очутилась одесская футбольная команда "Черноморец".

Исходя из всего изложенного, Одесский обком КП Украины просил бы рассмотреть вопрос о возможности оставления футбольной команды "Черноморец" на будущий сезон в высшей лиге.

Секретарь Одесского обкома КП Украины П.Козырь
6 ноября 1970 г."
(РГАНИ. Фонд 5, опись 62, дело 48.)

Карты Козыря были биты работниками Отдела пропаганды.

"Одесский обком КП Украины (т.Козырь П.П.) просит оставить футбольную команду "Черноморец" в высшей группе класса А, которая по итогам чемпионата СССР 1970 года заняла 15-е место и вместе с командами "Торпедо" (г.Кутаиси) и "Спартак" (г.Орджоникидзе) переводится в первую группу класса "А".

По мнению обкома КП Украины, основными причинами неудачного выступления команды явились неблагоприятные условия, которые сложились в связи с закрытием города на карантин из-за вспышки острых кишечных заболеваний, что не позволило якобы проводить нормальный учебно-тренировочный процесс среди футболистов.

Согласно существующему Положению о порядке проведения соревнований команда "Черноморец" не может быть оставлена в высшей группе класса "А". Это привело бы также к неоправданному увеличению команд высшей группы, к созданию прецедентов, ничего общего не имеющих со спортом.

Следует подчеркнуть, что уже в первых играх команда "Черноморец" показала слабую подготовку к прошедшему спортивному сезону и на протяжении всего чемпионата находилась в группе футбольных коллективов, замыкающих турнирную таблицу...

По итогам первого круга розыгрыша первенства СССР, который закончился еще до эпидемической вспышки, команда находилась на предпоследнем, 16-м месте. Во втором круге команда выступала более успешно, набрала на 5 очков больше, чем в первом круге. Но их оказалось недостаточно для того, чтобы завоевать право на выступление в высшей группе класса "А" в 1971 году.

Просим согласия сообщить об этом секретарю обкома КП Украины т. Козырю П.П.

Зам. зав. Отделом пропаганды ЦК КПСС Г.Смирнов
Зав. сектором Отдела Б.Гончаров
20 ноября 1970 г."
(РГАНИ. Там же.)

25 ноября и 2 декабря новую атаку сразу на двух направлениях (на председателя Спорткомитета С.Павлова и Отдел пропаганды ЦК КПСС) предпринял секретарь Одесского обкома партии Н.Неизвестный. В его петиции, в частности, говорилось: "Эпидемия холеры, которая, к несчастью, постигла город Одессу, вынудила команду "Черноморец" на целый месяц выбыть из соревнований. Более того, она не могла тренироваться, т.к. все стадионы и спортивные базы были заняты под обсерваторы...

В этих условиях естественной была просьба обкома КП Украины и спортивных организаций Одессы дать команде необходимый для восстановления формы отрезок времени и перенести ряд календарных матчей на более поздние сроки. Однако... Федерация футбола СССР в лице т. Гранаткина В.А. в ультимативной форме под угрозой снятия команды с розыгрыша первенства СССР потребовала выезда команды на игры в Киев...

Такой календарь - за 32 дня 8 игр - является беспрецедентным: за всю историю первенств ни одна команда не проводила игр по такому тяжелейшему календарю. (Неправда. Известны примеры и более жесткого графика, а в 70-м почти в том же режиме играл победивший в чемпионате ЦСКА. - Прим. А.В.)

Утверждения Комитета и Федерации футбола СССР о том, что команда могла сыграть лучше в первом круге, также нельзя считать полностью состоятельными. Как известно, весь период первого круга первенства в сборной СССР находился игрок "Черноморца" В.Поркуян. И если в ведущих командах командировка одного игрока в сборную решающего значения на положение дел не оказала, то в "Черноморце" это сказалось в полной мере".

Опять неправда. Поркуян пропустил в первом круге не 16, а всего 6 матчей. Еще в пяти командах по той же причине отсутствовали от трех до пяти футболистов.

В заключение автор выражал надежду на "оставление в порядке исключения футбольной команды "Черноморец" в высшей лиге".

(РГАНИ. Там же.)

На сей раз в ЦК КПСС задумались на месяц. И все же первоначального решения не изменили.

ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

По окончании чемпионата-71 обреченные на вылет донецкий "Шахтер" и ташкентский "Пахтакор" обратили к небу полные печали и надежд взоры. История банальна, мотивы - избитые. Чтобы не повторяться, приведу небольшие отрывки из писем с юга, акцентируя внимание лишь на их особенностях.

Донбасс обратился к Демичеву - одному из секретарей ЦК КПСС: "Футбол прочно вошел в жизнь трудящихся Донбасса и имеет большое воспитательное значение на людей... Успехи и неудачи "Шахтера" оказывают большое эмоциональное влияние на настроение поклонников команды, а ими являются все жители области. Вот почему в многочисленных письмах трудящихся звучит тревога и озабоченность по поводу дальнейшей судьбы команды, а также настоятельные просьбы принять меры к оставлению ее в высшей лиге.

Донецкий обком КП Украины убедительно просит Вас, как исключение, оставить команду "Шахтер" (Донецк) в высшей лиге советского футбола.

Секретарь Донецкого обкома КП Украины В.Дегтярев
12/ХI 71 г."

Узбекистан палил из двустволки.

"ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ТЕЛЕГРАММА
ПРИЕМ 17.11. В 16.23
МОСКВА ЦК КПСС
ЗАМЕСТИТЕЛЮ ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ ПРОПАГАНДЫ
ТОВАРИЩУ ЯКОВЛЕВУ А.Н.

ТРУДЯЩИЕСЯ УЗБЕКИСТАНА СВОИХ МНОГОЧИСЛЕННЫХ ПИСЬМАХ ВЫРАЖАЮТ ОГРОМНОЕ ОГОРЧЕНИЕ И ОБИДЫ ТЕМ ЗПТ ЧТО ФУТБОЛЬНАЯ КОМАНДА ПАХТАКОР НЕ БУДЕТ В СЛЕДУЮЩЕМ СЕЗОНЕ ИГРАТЬ ВЫСШЕЙ ЛИГЕ ЗПТ ХОТЯ ЗАВОЕВАЛА СТОЛЬКО ЖЕ ОЧКОВ ЗПТ СКОЛЬКО ТРИ ДРУГИЕ КОМАНДЫ ЗПТ ОСТАЮЩИЕСЯ В ЭТОЙ ГРУППЕ ТЧК МЫ УБЕДИТЕЛЬНО ПРОСИМ НАЙТИ ВОЗМОЖНОСТЬ ОСТАВИТЬ ВЫСШЕЙ ЛИГЕ ПАХТАКОР ЗПТ УЧИТЫВАЯ ЧТО ОН ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНСТВЕННОЙ КОМАНДОЙ ПРЕДСТАВЛЯЮЩЕЙ В ЭТОЙ ЛИГЕ ФУТБОЛ РЕСПУБЛИК СРЕДНЕЙ АЗИИ ТЧК

СЕКРЕТАРЬ ЦК КОМПАРТИИ УЗБЕКИСТАНА САЛИМОВ"

Вдогонку отправленной в Отдел пропаганды телеграмме Салимов послал пространное письмо Демичеву. В телеграмме всего не скажешь, да и накладно. А тут можно дать волю восточной словоохотливости и попытаться выжать скупую мужскую слезу. Исключительно из доброго отношения к дорогим нашим читателям не посмею подвергать их чуткие, ранимые души чрезмерным эмоциональным встряскам и посему ограничусь концовкой салимовского письма - ради содержащихся в ней ценных указаний относительно распределения мест при равенстве очков. Руководители советского футбола почему-то ими пренебрегли.

"В Узбекистане футбол занимает монопольное положение не только как популярный вид спорта, но и как наиболее массовое, любимое народом зрелище, оказывающее сильное эмоциональное воздействие на самые широкие круги населения всех возрастных и социальных групп...

В данной ситуации, когда несколько команд имеют одинаковое количество очков, преимущество должно быть отдано представительству союзной республики, а не разности забитых и пропущенных мячей".

Авторы писем не случайно упирают на эмоциональное состояние жителей Донецкого бассейна и Узбекистана. Неоднократно проводимые в те годы исследования выявили непосредственное воздействие результатов футбольных матчей на производительность труда. Из-за удрученного состояния шахтеров Донбасса и хлопкоробов Узбекистана страна могла недосчитаться энного количества тонн "черного" и "белого" золота. Это читалось между строк.

Идеологов столь мрачный прогноз не смутил. Проявив самообладание, они отвергли необоснованные притязания покровителей "Шахтера" и "Пахтакора".

Перед вами небольшие фрагменты из записок в ЦК КПСС. Первая принадлежит перу А.Яковлева и Б.Гончарова:

"Удовлетворение этих просьб привело бы к грубому нарушению спортивного принципа, Положения о розыгрыше первенства СССР, широко обнародованного в печати, к дальнейшему снижению класса игры, к неоправданному увеличению команд высшей и первой лиг класса "А", к созданию прецедентов, ничего общего не имеющих со спортом".

Вторая составлена Б.Гончаровым и Ю.Скляровым:

"Принятие данного предложения вызовет, по нашему мнению, определенные осложнения морально-политического характера и скажется на авторитете Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР, как государственного органа, отвечающего за порядок в советском спортивном движении...

Какие-либо исключения, сделанные для команд "Пахтакор" и "Шахтер", будут несправедливыми и неизбежно вызовут нежелательные разговоры и настроения, в особенности в республиках и областях, в отношении команд которых исключений сделано не было...

Товарищам Салимову А.У., Дегтяреву В.И. сообщено".
Переписка Донецка и Ташкента
с Центром хранится в РГАНИ
(фонд 5, опись 63, дело 102).

ЭХ РАЗ, ЕЩЕ РАЗ...

Отказывая "Черноморцу", "Шахтеру" и "Пахтакору", ответственные работники Отдела пропаганды защищали спортивный принцип проведения союзных чемпионатов и не желали "создавать прецеденты, ничего общего не имеющие со спортом".

Нежелание создавать прецеденты похвально, только ответработники ничем не рисковали. Прецеденты давно уже преспокойно существовали (неужели идеологи о них не ведали?) и сосуществовали с советским футболом. В 30-е годы власть имущие плодили и размножали их непрестанно, в послевоенные - с перерывами.

С 1936 по 1940 год ни разу не соблюли закон о циркуляции между группами "А" и "Б". Об этом мы рассказывали нынешней весной. В 1946 году таблицу замкнули динамовцы Киева. Физкультруководители этого не заметили, из-за чего не препроводили киевлян в низшую группу. Подобную "рассеянность" проявили они и в следующем сезоне, когда не смог выйти из пике экипаж ВВС. То же не раз случалось и в последующие годы. Дело тут вовсе не во врожденной рассеянности организаторов первенства: их внимание постоянно отвлекали высокопоставленные лица, отношения к футболу не имеющие.

Несколько примеров.

В 1965 году завершался очередной цикл поэтапного сокращения сильнейшей группы, затеянный в 1962 году. В результате демографического взрыва в начале 60-х народонаселение класса "А" возросло с 12 до 22 команд. В 63-м их стало 20, в 64-м и 65-м - 17. По условиям сезона-65 из высшего футбольного заведения отчисляли трех неуспевающих взамен одного самого одаренного конкурсанта из глубинки. Число 15 посчитали оптимальным.

На одно выделенное место претендовали 32 абитуриента. Конкурс сумасшедший. В означенные календарем сроки вопрос так и не был решен: опередившие всех "Арарат" и "Кайрат" набрали одинаковые баллы, и им предстоял дополнительный экзамен в Грозном. Плоды девятимесячной подготовки могли быть перечеркнуты в течение 90 минут. Риск огромный. Тут уж, как часто бывает, подсуетились "родители". ЦК Компартий Армении и Казахстана обратились в органы "высшего образования" с просьбой зачислить обоих конкурсантов. Оттуда поступило соответствующее распоряжение в "экзаменационную комиссию". В итоге накануне заключительного испытания абитуриентам сообщили, что независимо от его результата они зачисляются в высшее футбольное заведение. Экзамен, превратившийся в формальность, все же провели. Футболисты "Арарата", победив 2:1, получили малые золотые медали.

Федерации футбола под давлением извне пришлось вносить коррективы. "В 1966 году в первой группе класса "А" будет не 15 команд, как предполагалось ранее, а 16", - было сообщено болельщикам.

Так в многодетной семье прецедентов родилось еще одно чадо. Тут же включились и другие заинтересованные стороны. В Харькове рассудили: уж если вместо одного призера пропустили двух, то логично включить в список и третьего, то есть харьковский "Авангард". 17 декабря секретарь Обкома ЦК КП Украины Г.Ващенко тут же поделился этой светлой идеей с Центральным Комитетом КПСС.

Засуетились и железнодорожники: а чем мы хуже незаконно принятых "салаг"? И подали апелляцию в высшую инстанцию.

Отделу пропаганды вновь пришлось занять круговую оборону.

"...Требование руководства Министерства путей сообщения не имеет оснований. Во-первых, команда "Локомотив", заранее зная условия соревнования, не выполнила их; во-вторых, неоправданное включение московской команды в первую группу может вызвать ненужные страсти среди любителей футбола, особенно на Украине и в Грузии, а также аналогичные ходатайства о сохранении в первой группе класса "А" команд "Торпедо" (Кутаиси) и СКА (Одесса)... (что и было сделано. - Прим. А.В.) .

Вместе с тем следует заметить, что если бы было принято решение об увеличении числа команд первой группы класса "А" с 16 до 17, то "Авангард" со спортивной точки зрения имеет больше оснований быть включенным в эту группу, чем "Локомотив"...

Считали бы возможным рассмотрение письма Харьковского обкома партии и просьбы Министерства путей сообщения СССР на этом закончить.

Зам. зав. Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС(А.Яковлев)
Зав. сектором физкультуры и спорта (И.Зубков)
30 XII 65 г." (РГАНИ. Фонд 5, опись 33, дело 228.)

Если исключить сомнительные рассуждения относительно преимуществ "Авангарда" перед "Локомотивом", все по делу. Люди, бдительно защищавшие Закон, готовы были грудью закрыть амбразуру. Что толку? От них ничего не зависело. Изменив Закону только раз, наверху решили: "Эх раз, еще раз, еще много, много раз..." В итоге никого из высшей школы не отчислили: "Локомотив" своего добился. Заодно оставили и кутаисское "Торпедо" с армейцами Одессы - чтобы не вызывать "ненужные страсти среди любителей футбола на Украине и в Грузии". Грубо вмешавшись в планы футбольной федерации, компартия волевым решением увеличила число золотоискателей в чемпионате-66 с 15 до 19.

АПОГЕЙ В ПЕРИГЕЕ

Это о "Зените". Претенциозное, ко многому обязывающее имя "Зенит" подтвердил только раз - в 84-м. В основном пребывал он в средних слоях атмосферы. А однажды перевоплотился в свою противоположность. Случилось это аккурат в 67-м, когда СССР торжественно отмечал 50-летие Великого Октября.

Своеобразно отметила историческую дату лучшая футбольная команда "колыбели революции". В ноябре, в разгар торжеств, "Зенит", отсалютовав пятью подряд поражениями, опустился на турнирное дно. Команду ничуть не смущало унизительное положение - по-видимому, уповала она на свою "депутатскую неприкосновенность". Это предположение подтвердила заметка в "Вечернем Ленинграде" от 13 ноября 1967 года после очередного проигрыша "Зенита": "Теперь зенитовцам, видимо, надо больше надеяться на то, что Федерация футбола СССР оставит единственную ленинградскую команду в первой группе класса "А".

Не прошло и трех недель, как последовало официальное сообщение: "На последнем заседании президиума Федерации футбола СССР была рассмотрена просьба общественности и спортивных организаций Ленинграда о том, чтобы оставить команду "Зенит" в первой группе класса "А".

Президиум Федерации футбола удовлетворил эту просьбу".

О том, что происходило на заседании президиума и в кулуарах, рассказал на страницах еженедельника "Футбол" (№ 28 за 1995 год) очевидец - Лев Иванович Филатов: "До сих пор вспоминается спектакль, разыгранный на сцене Федерации осенью 1967 года... Председательствовал Валентин Александрович Гранаткин... Чтобы, как он выражался в подобных случаях, сэкономить наше с вами время, просто и коротко объявил: "Вопрос, думаю, ясен, обижать Ленинград мы не собираемся..." Кто-то заикнулся о "спортивном принципе", но, видя, что Гранаткин уставился в окно, на облака, никто это справедливое восклицание не поддержал.

Потом, в другой день, Гранаткин, похохатывая, рассказывал мне:

- Да ты что, какое там обсуждение, позвонили по линии обком - Политбюро, и было велено, чтобы решение исходило от федерации, от народа, так сказать. Говоришь, я хорошо сыграл? Чему не научишься возле этих телефонов... Да, милый мой, если кто-нибудь задумает историю нашего футбола изобразить, не раз попадет пальцем в небо. И в архивах ведь ничего не найдешь. Вызовут в кабинет и один на один: "Есть решение, действуйте!" Письменных следов не оставляли. И я не всегда знал, откуда ветер дует...

Быть может, это и парадокс, однако выражение "Бедный наш футбол!" я не раз слышал из уст Валентина Александровича, начальника Управления и председателя Федерации".

Обратите внимание: в письменных документах ни одну незаконную просьбу не удовлетворили. Беззакония творились на ином уровне, следов не оставляющем. Даже Валентин Гранаткин, безусловно лучший руководитель в истории отечественного футбола, умный, грамотный, знающий, любящий и болеющий за наш футбол деятель, не всегда мог уловить направление ветра. Произнесенная им в 60-е годы фраза "Бедный наш футбол!" актуальна как никогда. Сегодня российский футбол - сирота при живых родителях. Обидеть его может кто угодно и когда угодно. А заступиться некому.

От редакции. Некоторое время материалов из "Секретного архива Акселя Вартаняна" на страницах "СЭ" не будет: постоянный автор рубрики берет небольшой тайм-аут для работы над новым циклом, который мы начнем публиковать в ближайшие недели.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...