Газета
9 апреля 2001

9 апреля 2001 | Футбол

ФУТБОЛ

СТАТИСТИКА Акселя ВАРТАНЯНА

Письма шли отовсюду, преодолевая огромные расстояния: с запада на восток, с юга на север. От простого люда к кремлевским богам - и наоборот. Несколько конвертов из огромной кипы намереваюсь сегодня вскрыть.

КАК НАЧИНАЛСЯ СОВЕТСКИЙ ФУТБОЛ

Окончание. Начало в "СЭ" от 26 февраля,
5, 12, 19, 26 марта и 2 апреля 2001 года

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ

Обратная связь с центральным спортивным органом работала нерегулярно, с большими интервалами. То ли из-за инертности читателей, то ли из-за лености редакции, не желавшей обременять себя сверхурочной кропотливой работой.

Разбудил народные массы Юрий Ваньят. В статье "Советскому футболу - мировой класс!" ("Красный спорт" от 25 августа 1937 года - мы ее неоднократно цитировали) он предложил всеобъемлющий план решения важнейшей из задач и попросил в порядке обсуждения высказаться на сей счет специалистов и читателей газеты. В течение месяца на редакционный стол легли около пятидесяти писем и несколько бандеролей (некоторые любители успели за это время исписать толстенные тетради). Писали обо всем - большом и малом: о системе розыгрыша, календаре, тренерах, сманивании игроков и, конечно же, о судьях. Глядели на их работу сквозь черные очки, не ограничивались конструктивной критикой, срываясь порой на оскорбления. Читатель Розин обозвал их "бездельниками, лодырями, промышляющими судейскими повестками для заработка". Люди советовали, предлагали, брюзжали, объяснялись в любви...

В трепетном, любвеобильном безразмерном сердце москвича Мееровича нашлось место всем. На свой же вопрос: "За кого болею?" - он ответил: "Немного за "Спартак", отчасти за "Металлурга", немного за напористую, молодую, но чрезвычайно неровную команду ЦДКА, а больше всего - за всех наших советских футболистов". "Хорошо ответил на этот вопрос И.Меерович", - умилялся заведующий отделом писем.

Другой читатель столицы - Трахтенберг - прозрачно намекал на изоляцию нашего футбола от иностранного: "Говоря о советском футболе, невольно напрашивается сравнение его с переростком, развитие которого искусственно задерживается длительным домашним воспитанием, причем приставленные к нему в качестве педагогов люди подчас недостаточно опытны и сами еще нуждаются в основательной учебе".

Не всегда читательские колонны проникали на газетную площадь организованным строем. Случались и отдельные кавалерийские наскоки. Так группа художников-любителей, возглавляемая Кириллом Зданевичем, прорвалась 25 апреля 1938 года на страницы "Красного спорта" с петицией:

ПОДУМАЙТЕ О ЗРИТЕЛЕ

"12 мая в Москве встречаются десять команд, начинающих розыгрыш первенства СССР о футболу. Пять интереснейших игр в один день и, вероятно, в одно и то же время, на разных стадионах! "Жребий брошен" без учета законного желания многих тысяч зрителей.

Учтите интересы болельщиков.

От имени группы художников-любителей Кирилл Зданевич".

Представьте, подействовало: пять игр земляков состоялись с 10 по 13 мая, благодаря чему художники-любители получили возможность посетить четыре матча с участием любителей-футболистов.

Прорывы совершались групповые и индивидуальные. Любитель-одиночка, воодушевленный "дублем" московского "Динамо" в сезоне-37, оседлал не боевого, а поэтического коня, что и определило способ его передвижения. На крыльях Пегаса динамовский фан совершил посадку на территории "Красного спорта", где и продемонстрировал его читателям плод короткой романтической связи:

Свое желанье выражаю прямо:

Шагай вперед по-прежнему, "Динамо".

Веди свой мяч в упорный бой

За класс футбола мировой!

В первом случае читатели получили трибуну благодаря любезности журналиста, в двух других - по собственной инициативе. Редакция, похоже, вступать в диалог с народом не желала. Пауза затягивалась, и после окончания сезона-38 повел за собой народные массы энтузиаст Н.Бибиков, предъявивший редколлегии перед штурмом послание-ультиматум: "Итак, сезон окончен... Будет дана оценка, намечены перспективы, выскажутся специалисты, мастера... И все? Нет, простите! А болельщик? Почему забыт он, многомиллионный, безымянный, страстный и строгий ценитель футбола? Разве болельщик не имеет права получить место в футбольном номере "Красного спорта"?

Во избежание осложнений пропустили небольшую делегацию от народа. Наворотила она так, будто полчища несметные пронеслись, выжигая все на своем пути. Футболисты плохо играют, тренеры - тренируют, судьи - судят, журналисты - пишут... "Дубль-ве" советскому стилю не подходит. Информация никудышная, календарь отпечатан только в сентябре, в кассах давка, цены на билеты высокие, на многих стадионах нет часов, не объявляют составы, не расклеивают афиши... А вот это зря. Как же при еле на ногах стоящем, лыка не вязавшем календаре еще и афиши расклеивать? Не успеет клей на них просохнуть, как игру перенесут. И деньги по ветру, и зрителей в заблуждение введешь. Тогда и вовсе хлопот не оберешься.

Удивительно, как только сквозь здоровый, зычный вопль трудящихся писклявые голоса отдельных интеллигентиков пробивались. До чего же ехидные, привередливые существа! Вы думаете, их волновало качество судейства? Как бы не так: "Судьи не следили за эстетикой, - возмущался один из них. - Футболка, вылезшая из трусов открывала при беге голое тело". Видите ли, небольшой фрагмент обнаженного мужского тела оскорблял целомудренный взор очкарика (и закрытое удовольствия не доставляло: "12 команд из 26 одеты в футболки сине-голубого унылого цвета. Давайте оденем наши команды в приятные, веселые цвета").

"А крик на поле терзал даже привычные уши болельщиков". Каково же было тонкому, изысканному слуху интеллектуала? Тоска беспросветная. Не зря газета избегала общения с народом.

ПОБЕДА КОНСТАНТИНА ЕСЕНИНА

Иное дело - конкурсы. Энтузиазм народных масс возрастал неизмеримо. Почему бы и нет: себя проверить можно, эрудицией блеснуть, перед людьми покрасоваться, а при случае и подарочек заполучить. К примеру, в 37-м десять призов разыграли. Победителю посулили билеты на все кубковые игры 1938 года. Не совсем понятно, как практически собирались исполнить обещанное: около трехсот команд сыграли в общей сложности без малого 250 матчей. Множество игр проводились в один день в разных городах.

Второй и третий призеры обеспечивались подпиской на "Красный спорт" и журнал "Физкультура и спорт". Два следующих лауреата получали фотографии чемпионов СССР с автографами футболистов. Заключительная пятерка - такие же фотографии без автографов.

Число конкурсантов постоянно увеличивалось и к 1940 году достигло примерно полутора тысяч. "Красный спорт", подводя итоги, помещал фотографии победителей. 29 сентября 1938 года тысячи читателей познакомились с лауреатом четвертого конкурса - 18-летним юношей с симпатичным интеллигентным лицом. Редакция представила молодого человека: москвич, студент первого курса инженерно-строительного института имени Куйбышева, занимался боксом в секции "Динамо", но болел за "Спартак". Студент опередил 1205 конкурентов из 172 городов Союза, верно определив победителей четвертьфиналов, полуфиналов и финала Кубка. Так страна узнала Константина Есенина, статистика номер один (не по порядку - по значению и занимаемому месту) советского футбола.

Есенин опоэтизировал цифры, наполнил новым содержанием, научил их рассуждать и развлекать, поучать и предсказывать... Он беспредельно расширил горизонты науки, скучной, нудной, считающейся уделом конторских крыс с нашитыми на пиджак темными ситцевыми нарукавниками.

Газета не признала в победителе сына великого русского поэта Сергея Есенина и известной в столичный театральный кругах актрисы Зинаиды Райх. Имя поэта в те годы вслух не произносили. Давно ушедший из жизни, он все еще оставался в опале у режима.

Не меньший интерес проявляли читатели к выборам лучшего спортсмена года. В 1939-м из футболистов в первую десятку прорвался только форвард ЦДКА Григорий Федотов. В 40-м народ назвал его лучшим спортсменом СССР. Вслед за Федотовым, на второй позиции, расположился Михаил Якушин ("Динамо" Москва). Среди десяти лучших оказались Василий Соколов и Анатолий Акимов (оба - "Спартак") и еще два динамовца - Сергей Соловьев (Москва) и Гайоз Джеджелава (Тбилиси).

Итоги конкурса - свидетельство стремительно возрастающей популярности футбола в стране.

ДОНОС

Писали не только в газету. Перед вами образец письма-доноса, весьма характерного для того времени. Рабочие-питерцы, возмущенные поведением московских собратьев по классу (футболистов завода "Серп и Молот" - "Металлург"), "настучали" на них высшему спортивному сановнику Ивану Харченко.

Подлинник письма хранится в Госархиве Российской Федерации. Стиль, орфография и пунктуация сохранены.

"В Комитет по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР тов.Харченко.

Культурность в спорте - есть первое требование к советским спортсменам. Культурность должна быть проявлена, прежде всего, на спортивных соревнованиях - это требование исходит, главным образом от широкой общественности самих физкультурников и любителей советского спорта. И, совершенно правильно, когда наша печать бичует тех, кто ради сантиметра, секунды и гола применяет буржуазные, осужденные физкультурной общественностью, грубости и т.п.

Проведенная игра на первенство СССР по футболу по группе "Б" 11/VII с.г. (1936. - А.В.) между командами Ленинградского Общества "Сталинец" и Московским заводом "Серп и Молот" - в Ленинграде, заставляет нас, рабочих, присутствовавших на футбольном матче, обратиться к Вам, тов.Харченко, с письмом.

Завод "Серп и Молот", очевидно, решил выиграть любой ценой, и как показала игра, позорным, для физкультурника, способом, применив грубости, выбитием лучших игроков из игры. Присутствовавшие зрители на матче были удивлены такой игрой и вполне правильно реагировали на поведение игроков завода "Серп и Молот". С первых же минут игры команда "Серпа и Молота" не столько старались взять мяч, как старались "подковать" игроков, и это им удалось. На первые 3-5 минут игры Селин калечит правого края команды "Сталинца" Гнездова, который выбывает из строя; подбивает Ларионова, бьет по зубам кулаком Смагина и т.д.

Судивший игру, украинский судья тов.Космачев вместо того, чтобы немедленно пресечь грубость, потворствовал ей (игрок "Серпа и Молот" - Селин грубивший с самого начала игры и калечивший игроков был удален лишь только в концовке второго тайма).

Мы, рабочие завода им. Сталина, просим Вас, тов.Харченко, обратить Ваше внимание на недопустимое, грубое, некорректное поведение команды завода "Серп и Молот" во главе с ее капитаном заслуженным мастером спорта т.Селиным".

Далее следуют подписи возмущавшихся трудящихся.

Комментарии здесь излишни. Уточнения необходимы. Арбитр Космачев представлял не Украину, а Москву. Болельщики "Сталинца", ополчившиеся против Селина, по непонятной забывчивости не донесли на земляка - Смагина, тоже удаленного с поля. Не без причины, надо полагать.

Письмо, отправленное снизу вверх, предназначалось, по нынешнем понятиям, крутому адресату. Бывали и покруче.

ЛУЧШЕМУ ДРУГУ СОВЕТСКИХ ФИЗКУЛЬТУРНИКОВ

22 июля 1937 года, накануне открытия футбольного первенства, было обнародовано постановление ЦИК СССР за подписью бессменного его председателя Михаила Калинина: "Отмечая выдающиеся достижения в работе Всесоюзных добровольных спортивных обществ "Динамо" и "Спартак", что обеспечило им ведущую роль в советском физкультурном движении, - наградить орденом Ленина:

1) Всесоюзное добровольное общество "Динамо".

2) Всесоюзное добровольное общество "Спартак".

Среди большой группы награжденных орденами спортсменов оказались 12 футболистов. Орден Ленина получил спартаковец Николай Старостин, орден Красного Знамени - Александр Старостин ("Спартак") и Сергей Ильин (московское "Динамо"), орденом "Знак Почета" - спартаковцы Анатолий Акимов, Станислав Леута, Андрей Старостин, игроки "Динамо" Лев Корчебоков (Москва), Петр Дементьев (Ленинград), Шота Шавгулидзе (Тбилиси), Константин Щегоцкий (Киев). Перепало кое-что с барского стола и футболистам "Локомотива" - Ивану Андрееву и Алексею Столярову.

За оказанные почести принято было всенародно благодарить. Спартаковцы оказались проворнее главных конкурентов по спорту и сразу же после многолюдного митинга на своей базе в Тарасовке (24 июля) отправили благодарственное письмо благодетелю:

"ВОЖДЮ ВЕЛИКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
И ВСЕГО ТРУДЯЩЕГОСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА,
ЛУЧШЕМУ ДРУГУ ФИЗКУЛЬТУРНИКОВ
ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ ИОСИФУ ВИССАРИОНОВИЧУ.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

В великую эпоху расцвета социалистической культуры советского народа дело физической культуры трудящихся занимает почетное место. Мы, работники советского спорта, вдохновляемые вашими заботами, приложим все свои усилия для создания передового советского спорта, для мощного развития физкультурного движения.

Правительство наградило наше общество "Спартак" орденом Ленина, наших лучших мастеров орденами Ленина, Трудового Знамени и Знак Почета.

Эта высокая награда еще более укрепляет наше священное чувство преданности славной коммунистической партии, советской родине, сознание преданности великому делу Ленина-Сталина.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

В этот радостный юбилейный день для общества "Спартак" мы, работники физкультуры, выражаем тебе, лучшему другу советских физкультурников, сыновье чувство искренней благодарности за счастливую жизнь, созданную советским народом под твоим руководством, за большой расцвет социалистической физкультуры.

Мы клянемся тебе удесятерить нашу энергию, развивать социалистический спорт и бороться за завоевание всех мировых рекордов.

Да здравствует великий освобожденный советский народ и его славное детище - социалистическая физкультура!

Да здравствует любимый вождь, дорогой учитель, друг советских физкультурников - великий Сталин!"

Благодарственное послание из Тарасовки получил еще один кремлевский квартиросъемщик.

"ВЕРНОМУ, СТОЙКОМУ СОРАТНИКУ СТАЛИНА -
ВЯЧЕСЛАВУ МИХАЙЛОВИЧУ МОЛОТОВУ.

Дорогой Вячеслав Михайлович!

С большой радостью наш коллектив физкультурников о-ва "Спартак" встретил постановление нашего правительства о высокой награде. Наше общество награждено орденом Ленина. Наши мастера спорта, все физкультурники за эту награду обязаны Вам - главе правительства, как руководителю многомиллионного физкультурного движения в нашем Союзе. Только в стране Советов советская молодежь пользуется той огромной заботой со стороны нашего правительства и лично от Вас, дорогой Вячеслав Михайлович. Награждение нашего общества высокой наградой - орденом Ленина - обязывает нас быть передовым, образцовым обществом в нашей стране. Мы обещаем Вам, Вячеслав Михайлович, - этого мы добьемся.

Для нашей цветущей родины будем готовить тысячи мастеров спорта, снайперов, отважных летчиков, парашютистов.

Если враг вздумает прощупать силу и мощь нашей страны, мы, вся армия физкультурников, готовы в любую минуту по зову нашего правительства встать в ряды нашей Красной Армии и с винтовкой в руках защищать нашу социалистическую родину.

Да здравствует верный соратник Сталина - организатор социалистических побед - наш дорогой Вячеслав Михайлович Молотов!"

Вопиющая несправедливость. Слова благодарности, признания в любви и верности предназначались великому кормчему и его "верному и стойкому" соратнику, непосредственного отношения к награждению не имеющим. А для истинных благодетелей - ЦИКа и всенародного старосты у спартаковцев ни одного теплого слова не нашлось.

Глубокой осенью 1939 года с недосягаемых кремлевских высот на имя спартаковского капитана поступила телеграмма:

"СССР
ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
А.Я.ВЫШИНСКИЙ.
МОСКВА. КРЕМЛЬ.

Капитану футбольной команды Московского ордена Ленина общества "Спартак" Андрею Старостину.

Приветствую футбольную команду Московского ордена Ленина общества "Спартак", занявшую первое место в розыгрыше первенства по футболу в СССР среди команд мастеров в 1938-1939 гг. и выигравшую "Кубок СССР".

Надеюсь, что вы, футболисты, мастера Московского ордена Ленина общества "Спартак", под руководством нашей родной, великой партии Ленина-Сталина в 1940 году добьетесь еще больших успехов в повышении класса советского футбола и спортивной техники.

Образцово организуйте политико-воспитательную работу среди футболистов.

Множьте свои ряды за счет молодежи!

Высоко держите непобедимое знамя Советов, непобедимое, великое знамя Ленина-Сталина!

А.Вышинский".

Генеральный прокурор, Андрей Януарьевич Вышинский, режиссер и исполнитель известных политических процессов 30-х годов, из лексикона, начиненного бранными разоблачительно-обличительными словами, едва наскреб несколько фраз, пригодных разве что для предпраздничных призывов компартии к советскому народу.

ВИЗИТ НА РОДИНУ
"ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ"

24 мая 1936 года московские динамовцы в Киеве крупно обыграли украинских одноклубников - 5:1. Довольно близко к сердцу принял победу москвичей герой труда, известный всей стране шахтер - Алексей Стаханов. Знаменитым он стал в один из августовских дней 1935 года, когда превысил дневную норму добычи угля в четырнадцать раз. Родоначальник массового движения воспылал огромным желанием непосредственно лицезреть игру москвичей, но ввиду чрезвычайной занятости не мог свое желание удовлетворить. Выход из положения, и довольно оригинальный, был найден. Следуя принципу - если Магомет не идет к горе, гора идет к Магомету, он пригласил московское "Динамо" в родную Кадиевку для встречи с местной командой.

Динамовское руководство было польщено, но, ссылаясь на недостаток времени, ответило вежливым отказом.

Публикую замечательные образчики эпистолярного жанра 30-х годов не насмешек ради. Отнюдь. Документы тех лет, их стиль, отдельные слова и словосочетания отражают дух, живые краски далекой, неповторимой и непонятной нынешнему поколению эпохи. Потому сознательно не нарушаю первозданную прелесть публикуемых телеграмм, не прикасаюсь ни к одной букве, запятой даже в тех случаях, когда вступают они в противоречие с речевыми и грамматическими канонами.

Послание Алексея Стаханова:

"Москва. Спортивному обществу "Динамо".

Горячо поздравляю футболистов и руководителей московского спортивного общества "Динамо" с блестящей победой, одержанной вами над киевлянами 24 мая. Стахановцы нашего района и моей родины "Центральная-Ирмино" - с исключительным интересом следят за физкультурой и особенно за успехами вашей команды. Выражая их единодушное желание, убедительно прошу руководителей общества и его славную команду показать свое мастерство на моей родине, встретившись в ближайшие дни с командой Кадиевки. Ждем вашего ответа. Алексей Стаханов".

Ответ последовал незамедлительно:

"Дорогой тов.Стаханов!

Центральный совет "Динамо" принял вашу телеграмму с чувством глубокого удовлетворения. К сожалению, команда московского "Динамо", участвуя в первенстве СССР, не имеет возможности немедленно выехать к вам в Кадиевку.

При первой возможности, может быть, между розыгрышем весеннего первенства и Кубка СССР, команда сумеет посетить родину замечательного движения, носящего ваше имя, и сыграть матч с футболистами Кадиевки.

Генеральный секретарь ЦС "Динамо" Лапин".

Вероятно, посчитав отговорку своего генсека недостаточно убедительной, председатель футбольной секции "Динамо" Герсон послал следом еще одну телеграмму, ничего нового в оправдание срыва обещанного визита не добавив:

"Дорогой т.Стаханов!

Руководители футбольной секции и футболисты московской команды "Динамо" горячо благодарят вас за хорошую оценку нашей игры. Сожалеем о невозможности немедленно выехать в Кадиевку, так как заняты в первенстве СССР.

При первой возможности посетим славную родину стахановского движения. Желаем всем новых успехов в борьбе за уголь".

Хоть и с большим интересом, но все же недостаточно внимательно следили Стаханов и стахановцы "за физкультурой", иначе должны были заметить внушительное окно в расписании динамовских игр: десять свободных дней выделил им календарь в первой половине июня.

Возможно, не пожелали отвлекаться от успешно начавшегося для них турнира. С визитом на "родину замечательного движения" пришлось повременить.

Время шло, данное на все страну обещание человеку авторитетному, национальному герою, можно сказать, не выполнялось. Общественность пришла в волнение, очень скоро сменившееся раздражением, переходящим в возмущение. Подбросил угля в разгорающееся пламя земляк Стаханова - товарищ Доброшкин, отправив гневное послание "Комсомолке".

Гасить пламя принялась пожарная команда из "Красного спорта": "В номере 212 газеты "Комсомольская правда" было помещено письмо тов. Доброшкина (общество "Стахановец"). В письме этом указывалось, что команда "Динамо" (Москва) обещала играть в Кадиевке, но не выполнила обещание ввиду отъезда в Чехословакию; не приехала она и после возвращения из-за границы.

Как нам сообщили во Всесоюзном комитете по делам физкультуры и спорта, команда "Динамо" была отозвана из Донбасса согласно приказа Комитета: после возвращения из Чехословакии она должна была участвовать в розыгрыше осеннего первенства СССР по футболу.

Таким образом, команда "Динамо" не могла провести матч в Кадиевке. Вины в этом нет ни общества "Динамо", ни самой команды".

Уже через пять дней после выступления адвокатов из "Красного спорта" их подзащитные все же отправились в Кадиевку. Чувствуя вину перед героем труда, они сделали ему сразу два подарка: сначала самим фактом появления на поле стадиона, битком набитого жителями Кадиевки и ее окрестностей. Пять тысяч зрителей вживую увидели непобедимую команду (до приезда в гости к Алексею Стаханову "Динамо" выиграло 12 матчей подряд с общим счетом 62-12: все шесть встреч первого - весеннего первенства, четыре международных матча и два - только что начавшегося осеннего турнира). Второй подарок гости преподнесли через полтора часа: действующие чемпионы сыграли вничью (1:1) с местными футболистами.

Трудно сказать, чего было больше в том матче - спорта или дипломатии. Как бы то ни было, с победной поступи чемпиона сбили. Вернувшись в Москву, он с таким же счетом завершил календарную игру с тбилисцами. Это было первое потерянное очко московского "Динамо" в союзных чемпионатах. Второго динамовцы недосчитались в следующей встрече - со "Спартаком", после чего впервые проиграли ("Локомотиву" - 1:2).

В результате "Спартак" перед двумя оставшимися турами вышел вперед и просвет в одно очко сохранил. Боком вышла динамовцам поездка на "родину замечательного движения".

Без малого два месяца маялся без цифр. Жестокое испытание для статистика, занятого в рубрике с обязывающей вывеской. Сил моих больше нет. Добровольно прерываю голодовку, приступаю к исполнению непосредственных своих обязанностей. Поздновато? Согласен. Все же

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

Утомлять вас не стану. Всего несколько фактов из рубрики "Впервые".

22 мая 1936 года на ленинградском стадионе "Динамо" состоялся первый матч чемпионата СССР по футболу между командами спортивных обществ и ведомств: "Динамо" (Ленинград) - "Локомотив" (Москва).

В октябре 1917 года по залпу крейсера "Аврора", прогремевшему в том же городе, начался штурм Зимнего. В мае 36-го судейская трель в исполнении москвича Александра Богданова послала участников турнира на штурм первой чемпионской высоты.

Через пять минут Богданов зафиксировал первый гол в союзных чемпионатах. Забил его москвич Виктор Лавров, пропустил - Александр Кузьминский. Примерно через полчаса Алексей Барышев счет сравнял. Первый мяч гостей в чемпионатах пропустил Валентин Гранаткин, будущий Председатель Федерации футбола СССР и вице-президент ФИФА. Хозяева одержали первую победу - 3:1. Впервые успеха добилась команда, первой пропустившая гол. А Богданов стал первым арбитром, чью работу оценили негативно. (В 1937 году в Ленинграде на том же стадионе в матче этих же команд будет зафиксирован первый нулевой счет.)

На следующий день одержана первая крупная победа - ЦДКА обыграл "Красную зарю" из Ленинграда - 6:2, а армеец Константин Рязанцев, забив два мяча, сделал первый "дубль". В этом же матче случился первый автогол (мяч в свои ворота забил ленинградец Дмитрий Карев) и был назначен первый пенальти. Высшую меру вынес московский арбитр Евгений Георгиевский. Причем наказал земляков, игравших к тому же на своем поле. Всего из пяти пенальти по линии "хозяева - гости" четыре судьи дали в хозяйские ворота. Или судей набирали в те годы из камеры смертников, или зритель был не столь впечатлителен, как ныне. Ленинградец Николай Ярцев первым из футболистов не реализовал 11-метровый.

24 мая первое поражение, да еще разгромное, потерпели хозяева: киевляне на своем поле проиграли московскому "Динамо" - 1:5.

Впервые играющих осчастливили своим присутствием народные слуги: генсек компартии Украины Косиор, председатель ЦИК УССР Петровский, секретарь ЦК партии республики Постышев, один из ведущих советских военачальников, командарм первого ранга Якир, а также министр внутренних дел Украины - Балицкий.

По прошествии трех лет многих посетителей правительственной ложи настигнет карающий меч революции.

Через семь дней Павел Постышев был замечен уже в Москве на следующем матче московского "Динамо". Эта информация имеет непосредственное отношение к теме и предназначена историографам динамовского фанатского движения. Постышев, по всей видимости, стал первым "фаном" этой команды.

31 мая в Ленинграде вновь отличился Ярцев. Московский арбитр Николай Корнеев удалил его с поля. Это было первое удаление в истории советских чемпионатов. Вновь карательная санкция была направлена против хозяев.

За два дня до этого, 29 мая, был реализован первый пенальти. Армеец Константин Малинин забил гол будущей своей команде - "Спартаку".

16 июня зафиксирована первая в СССР ничья - по мячу забили друг другу ЦДКА и ленинградское "Динамо".

Менее чем через месяц определился первый чемпион - в центральном матче "Динамо" - "Спартак". Впервые досрочно - за тур до конца. Единственный гол забил динамовец Василий Павлов. Сегодня такой гол назвали бы "золотым". Тогда не назвали - впервые золотыми медалями наградили чемпионов только в 1947 году. Авторы отчета в "Красном спорте" герою матча посвятили одну строку: "Очень слаб Павлов". В первый (и в последний) раз так оценили игру футболиста, решившего судьбу первенства.

В последний день турнира отличились москвичи - спартаковец Станислав Леута и динамовец Михаил Семичастный. Леута в игре с "Красной зарей" забил в течение трех минут два мяча: сначала своим, затем чужим - 1:1. Семичастный в матче с ЦДКА сделал первый хет-трик советских чемпионатов.

По четыре и пять мячей (одним футболистом) было забито в 1938 году. Впервые в "покер" сыграл спартаковец Виктор Семенов (с бакинским "Темпом"). А его ленинградский одноклубник Евгений Шелагин забил пять мячей московскому "Буревестнику".

9 сентября 1937 года впервые мяч, посланный непосредственно с углового, угодил в ворота. Сделал это тбилисец Тенгиз Гавашели в игре с ЦДКА.

Наш первый чемпион, московское "Динамо", весной 36-го тоже в первый и последний раз выиграл все встречи...

Вынуждает прерваться обещание не перегружать читателя цифирью.

Не без сожаления прощаюсь с футболом 30-х. Несмотря на хаос, беспорядки, издержки в организации, сам турнир, стоявший на еще неокрепших ножках, был прелестен, наивен и чист, как и все младенцы. Игра была ему в радость, в удовольствие. И люди, на него глядевшие, радовались вместе с ним.

Мы расстаемся с самой счастливой, романтичной порой в биографии отечественного футбола, когда в нем ничего, кроме самого футбола, не было и быть не могло.

Аксель ВАРТАНЯН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...