Газета
26 марта 2001

26 марта 2001 | Футбол

ФУТБОЛ

СТАТИСТИКА Акселя ВАРТАНЯНА

КАК НАЧИНАЛСЯ СОВЕТСКИЙ ФУТБОЛ

Продолжение. Начало в "СЭ" от 26 февраля, 5, 12 и 19 марта 2001 года

Затевая разговор об организации и организаторах довоенных чемпионатов, я преследовал одну-единственную цель - миротворческую. Надеюсь, после пережитых ужасов и потрясений оттают очерствевшие сердца, просветлеют души, и мы со слезами умиления заключим в пылкие объятия тех, к кому были так несправедливы - отцов нашего футбола и ближайших их родственников. Это добрые, милые и, не побоюсь этого слова, святые люди. Вы очень скоро в этом убедитесь.

Я ТЕБЯ ПОРОДИЛ - Я ТЕБЯ И УБЬЮ

В живой природе, помимо героя повести Гоголя и крокодилов, столь же безжалостно расправлялись со своим потомством советские законодатели. В том числе - и законодатели футбольные.

До войны ни разу (!) не был соблюден в полном объеме закон о переселении команд из высшей группы в низшую (в послевоенные годы исключения бывали). О других пунктах Положения и заикаться не стану.

После завершения весеннего первенства 1936 года предусматривался переходный матч между последней командой группы "А" с победителем группы "Б" - как выяснилось после завершения турнира, между ленинградской "Красной зарей" и тбилисским "Динамо". Встреча, к взаимному удовольствию обеих команд, не состоялась. Тбилисцев перевели в высшую группу, а ленинградцев амнистировали, из-за чего осенний турнир возрос с семи команд до восьми.

В осеннем первенстве переходный матч отменили, и обмен между группами (худшую команду "А" на лучшую "Б") должен был произойти автоматически. Техника не подвела, автомат сработал безукоризненно: рабочих завода "Серп и Молот" ("Металлург") перевели из хижины во дворец, а проигравшие в осенней кампании 1936 года немало сражений отряды Красной Армии (ЦДКА) отступили в группу "Б", где в следующем сезоне (23 июля и 1 августа 1937 года) успели сыграть два матча с ленинградскими командами "Спартак" и "Сталинец". После чего наступило затишье, внезапно нарушенное мощными раскатами летнего грома. Громовержцы из физкульткомитета обрушили на землю чудовищный приказ. Несколько лет тому назад я его уже публиковал. Теперь делаю это вторично - для читателей "СЭ".

Представляю этот уникальный документ вашему взору в первозданной наготе, в чем мать (Елена Кнопова) родила, не делая ни малейшей попытки прикрыть срамные места.

"Постановление Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР.

О пересмотре перевода футбольной команды мастеров ЦДКА из класса "А" в класс "Б".

1. Учитывая, что футбольная команда ЦДКА является единственной в РККА командой мастеров футбола, а также рассмотрев результаты расследования об одновременной тройной нагрузке игроков команды ЦДКА в течение осеннего сезона 1936 г. (игры: а) на первенство СССР, б) на первенство РККА и в) на первенство московского гарнизона), что привело к выбытию из команды ряда сильнейших игроков вследствие травматических повреждений и к недопустимой физической нагрузке отдельных игроков, и, кроме того, принимая во внимание, что команда ЦДКА из года в год остается в числе сильнейших команд Союза, а именно: 1. Является чемпионом Москвы по 1935 году; 2. В весеннем всесоюзном первенстве 1936 г. заняла четвертое место среди сильнейших команд Союза; 3. В осеннем всесоюзном первенстве того же года отстала только на пол-очка от семи сильнейших команд Союза; 4. В розыгрыше Кубка СССР в 1937 году завоевала себе место в лучшей четверке СССР (пропустив в свои ворота только один мяч на последних трех минутах игры с финалистом - "Динамо" (Тбилиси); 5. Имеет победу в календарных матчах над чемпионом СССР 1936 г. (командой "Спартак" (Москва); 6. В том же сезоне в товарищеском матче имеет победу со счетом 4:1 над командой "Динамо" Москва, выигравшей Кубок СССР в 1937 г.

Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при Совнаркоме СССР постановляет:

1. Перевести футбольную команду мастеров ЦДКА из класса "Б" в класс "А".

2. Пересоставить календарь розыгрыша по классу "А" с включением в него команды ЦДКА.

3. Игры, проведенные командой ЦДКА на первенство СССР по группе "Б" с командами "Спартак" (Ленинград) и "Сталинец" (Ленинград) считать товарищескими.

И.о. Председателя Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР Е. Кнопова.

4 августа 1937 г."

И в попытке объяснить необъяснимое, чем на протяжении восьми десятков лет (порой небезуспешно) занималось и продолжает заниматься родное государство, надо знать меру. Комментировать документ, в котором главными аргументами, объясняющими грубое нарушение регламента, служат победа в товарищеском матче, турнире городского масштаба двухлетней давности или проигрыш (!), правда, на последних минутах кубковой игры, не имеет смысла. Остается сожалеть, что высшие физкультурные сановники, способные корежить судьбы людей, отдельных команд и целых турниров, группу "А" назвали классом "А" и спутали футбол с шахматами, искренне полагая, что ЦДКА отстал только на пол-очка, причем сразу от семи, то есть от всех остальных, команд.

Некомпетентность составителей документа и поставившей под ним подпись тов. Кноповой настолько очевидна, что исключает возможность переброски воинского эшелона из пункта "Б" в пункт "А" по собственной инициативе: вряд ли они догадывались об истинном месте дислокации команды ЦДКА. Скорее всего, выполнялось распоряжение сверху. Документов, подтверждающих такое развитие событий, не обнаружил по той простой причине, что их, по всей вероятности, и быть не могло.

На одном из надгробий нью-йоркского кладбища запечатлена эпитафия: "Здесь никто не похоронен. Не похоронен, потому что не умер. Не умер, потому что не родился. Не родился, потому что несостоявшийся отец пользовался презервативами фирмы..." Название фирмы запамятовал, а случай реальный. Надеюсь, фривольность содержания искупят находчивость и остроумие рекламодателей.

Так и власти предержащие, удовлетворяя мимолетные желания, следов не оставляли, предохраняли себя от возможных неприятностей посредством обыкновенного телефонного звонка. Телефонное право, в отличие от юридического, срабатывало у нас на протяжении десятков лет без сбоев со стопроцентной гарантией.

В 1937 году впервые (и не в последний раз) число стартующих в союзных турнирах не совпало с числом финишировавших. Все это присказка, а

СКАЗКА - ВПЕРЕДИ

Перед открытием сезона-37 организаторы намеревались оставить в силе закон о взаимном обмене между группами "А" и "Б". Организаторы предполагали, а Комитет располагал. Месяца через полтора после начала чемпионата хорошо нам знакомая "и.о." Кнопова вновь принялась вспахивать целину. В фундаментальном многопунктовом и подпунктовом документе касательно мероприятий по повышению класса советского футбола (отрывки из него я в прошлый раз цитировал) физкультурное руководство публично отреклось от прежнего решения. В подпункте "б" пункта 13, посвященном розыгрышу союзного первенства и Кубка 1938 года, говорилось: "Первенство СССР проводить параллельно Кубку СССР по четырем группам. В каждой группе установить по 12 команд. Игры проводить в два круга. Начало розыгрыша первенства установить с 12 мая".

Верившим в нечистую силу стало ясно - документу с меткой "13" не жить.

Опасения подтвердились. В январе 38-го Комитет вновь сменил курс, намереваясь провести турнир в группе "А" с участием не 12, а 24 команд, не в один, а в два этапа (предварительный и финальный), и не в два, а в один круг. До начала апреля новый вариант видоизменялся дважды. Это уже походило на издевательство.

Удивительное дело, во времена непререкаемого единомыслия возникла оппозиция. Тренеры-диссиденты Борис Аркадьев, Виктор Дубинин, Дмитрий Товаровский, Михаил Козлов (он же зав. кафедрой спортигр Института физкультуры) и примкнувший к ним капитан московского "Динамо" Сергей Ильин всенародно в довольно резких тонах высказали все, что думают о деятельности высших физкультсановников, обвинив их попутно в некомпетентности.

"Мы считаем, что реализацией этого проекта Всесоюзный комитет лишь затормозил бы на ближайшие годы рост футбола, продолжая традиционную практику перманентной "перестройки", дергания и систематического нарушения учебно-тренировочной работы обществ со всеми командами.

Проект неудачен - это очевидно. Он составлен без достаточного знания дела и грешит ошибками..."

К демаршу тренеров присоединилась на своем заседании (31 марта) Секция футбола СССР. Орган бесправный, бессильный, никому не нужный, словно аппендикс: пользы никакой, удалят - не заметишь. Хирургического вмешательства не потребовалось - отросток не беспокоил, признаков жизни не подавал. В том же году на совещании во Всесоюзном комитете один из выступавших говорил: "Секция организована не для руководства футбольной жизнью, а для согласования интересов обществ и ведомств. Когда же Секция выносила какое-либо решение и, в частности, о календаре, руководители Комитета выслушивали ее мнение и поступали наоборот".

В общем, Секция влияла на футбольные дела так же, как народные заседатели на решение советского суда. Мало что изменилось и после назначения председателем Секции Александра Старостина. Разве что у прежде безропотного, безмолвного органа вдруг прорезался голос. На состоявшемся в конце марта заседании Секция взбунтовалась. Отвергнув постановление непосредственного начальства - Всесоюзного комитета, - она проголосовала за чемпионат в два круга с 12 участниками. Александр Старостин выразил недоумение в связи с нежеланием Комитета считаться с мнением общественников, практиков, специалистов футбола и сослался на собрание редакции газеты "Правда", тоже осудившей произвол главного спортивного органа.

Какое отношение имела редакция газеты "Правда" к проблемам организации футбольного чемпионата? Людям посвященным объяснять не надо, всем остальным, ввиду острого дефицита места и времени, объясню как-нибудь в другой раз.

Наконец 11 апреля состоялось заседание президиума ВЦСПС (цвет самой массовой в стране организации - профсоюза). Председательствовал на заседании глава ВЦСПС - Николай Шверник, человек в стране известный: с 1946 года после смерти Михаила Калинина - Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Подбив итоги предыдущего футбольного года и поставив задачи на новый, 1938 год, президиум рекомендовал провести чемпионат в два круга, в двух группах: "А" - 14 команд и "Б" - 12 команд. Высокое собрание предложило физкульткомитету поторопиться (до начала чемпионата оставалось семь месяцев) с утверждением Положения о розыгрыше.

ИДЯ НАВСТРЕЧУ ПОЖЕЛАНИЯМ ТРУДЯЩИХСЯ

Народ, трудящийся человек, не в столь отдаленном прошлом был истинным хозяином страны. Его воля - закон. Исполнялась незамедлительно, будь то перестановка воскресных и праздничных дней или решение глобальных внутренних и внешних проблем.

Всесоюзный комитет физкультуры свято чтил революционные традиции. Об этом свидетельствует содержание вышедшего из-под пера его очередного, уж не помню какого по счету, постановления: "Учитывая постановление президиума ВЦСПС от 11 апреля с.г., а также в связи с просьбой ряда спорторганизаций об увеличении количества показательных команд мастеров, допущенных к розыгрышу первенства СССР по футболу в 1938 году. Всесоюзный комитет по делам физкультуры при СНК СССР в дополнение к постановлению 19 марта с.г. за № 27 постановляет: 1. Довести количество участников первенства СССР по футболу в 1938 году до 26 команд; 2. Утверждены следующие команды: 1 - от РККА, 16 - от профсоюзов, 6 - от "Динамо", 3 - от "Спартака" (перечислены все 26 команд. - А.В.); 3. Розыгрыш первенства проводить по круговой системе в один круг по одной группе.

Председатель Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта при СНК СССР А.В.Зеленков".

Напоминаю: и Секция футбола, и Президиум ВЦСПС настаивали на проведении чемпионата в двух группах ("А" и "Б") в два круга с численностью группы "А" от 12 до 14 команд. Комитет физкультуры, выполняя просьбу профсоюза и спортивных организаций, сделал все наоборот: организовал чемпионат в один круг, в одной группе с 26 участниками.

Я работал со множеством документов, но столь бесстыдно-циничного, беспардонного встречать не доводилось.

Передовой отряд показательных команд мастеров единым росчерком пера увеличился втрое (с 9 до 26), превратившись в армию.

Легко решив задачу количественную, оставалось позаботиться о качестве - отобрать по итогам 37-го года 17 лучших из 29 участников трех групп ("Б" - 7, "В" - 10, "Г" - 12). Здесь и решать нечего. По логике вещей для получения искомой суммы (26) к 9 сильнейшим автоматически присоединялись команды группы "Б" и "В". Не вина физкультурных начальников, что некоторые буржуазные дисциплины, к коим относили и логику, в программу ликбеза не включались. Зато понятие "справедливость" они проходили - в революционном значении этого слова, весьма далеком от первоначального. Так и поступили: у всех отняли и поровну разделили. Что из этого обычно получалось, мы знаем, и потому не следует удивляться, что кое-кто из добросовестных трудяг блоков "Б" и "В" остался не у дел. А их места за обеденным столом заняли "люмпены" (московские "Крылышки" и "Буревестник") - третья и четвертая команды из слабейшей группы - "Г"!

Восьми московских команд показалось мало, так к ним еще две добавили - самые слабые. Репутацию свою они подтвердили, и в конце сезона вновь оказались рядом - на двух последних местах - 25-м и 26-м.

26 избранных питались в ресторане высшего разряда, остальным в связи с ликвидацией "Б", "В" и "Г" предложили харчеваться в пунктах общепита республиканского областного и городского масштаба. Что забавно: при наличии одной только группы движение не прекращалось. Последний, 20-й пункт Положения о чемпионате-38 предусматривал отправить две последние команды туда, столько же принять оттуда.

Несостоятельность автора в попытке удовлетворить естественно возникшее любопытство относительно "куда?" и "откуда?" вынуждает обратиться к первоисточнику: "Две команды, занявшие в розыгрыше первенства 1938 года последние места, выбывают из группы показательных команд мастеров и в розыгрыш первенства 1939 года не включаются".

Куда начальство намеревалось послать отбившихся от большого здорового коллектива, неизвестно. Адрес не указан. Скорее всего - на все четыре стороны. Столь же вразумительные и исчерпывающие разъяснения были получены и при ответе на вопрос "откуда?": "Две команды, показавшие хорошие (!) технические результаты в сезоне 1938 года по играм в "Кубке СССР, первенства республики, городском, товарищеских встречах с сильнейшими командами Союза, могут быть включены на 1939 год в группу показательных команд".

Несомненно, самая расплывчатая, самая аморфная, проще - самая бездарная инструкция о взаимообмене в истории мирового футбола. Определить на глазок две лучшие из сотен и тысяч команд - чего же проще. Какой простор для творчества! До этого, правда, дело не дошло. Чемпионат, рожденный в неимоверных страданиях, в нечеловеческих муках и отошел.

Давшие жизнь 26-главому чудищу рисковали быть съеденными своим же детищем. Вскоре после начала турнира Комитет стал вынашивать планы по резкому сокращению его поголовья. В июле на подходе к турнирному экватору, когда многие команды успели отойти на почтительное расстояние от края пропасти, им сообщили ужасную новость: группу "А" покинут не две, как было обещано ранее, а 14 команд - больше половины! Примерно две трети наличного состава оказалось в зоне смертников. Покинуть ее удалось не многим.

Но и на этом злоключения многострадального чемпионата не закончились.

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ

С наступлением 1939 года в нашем футбольном царстве-государстве стали происходить чудеса. Правители, изрядно потрепавшие турнирное население, принялись за воскрешение. Пусть не в полном объеме - важен сам факт. Сначала вернули к жизни группу "Б", воссоздав ее по образу и подобию группы "А" образца 38-го года - столь же обширную и просторную. Там и были погребены жертвы геноцида - 14 загубленных комитетом команд. Места хватило всем. Новые начальники, присягнув в верности июльским решениям, намеревались сохранить в сильнейшей группе 12 команд. Но вскоре сердобольные физкульталенушки взялись за воскрешение брата Иванушки с таким энтузиазмом, что перевыполнили план вдвое - в духе того героического времени: вместо одного вернули к жизни (в группу "А") двух ленинградских Иванушек. Еще до начала сезона-39 окропили живой водицей "Электрик". А после старта, когда "Сталинец" (как и ЦДКА в 37-м), выражаясь новым русским, был "заигран" в группе "Б", воскресили и его. Как в сказке. Обещавшие сказку сделать былью, слов на ветер не бросали.

Бушевавшие в стране ветры сдули со спортивного Олимпа Елену Кнопову, но дело ее жило и побеждало. Блестяще осуществленный эксперимент всемирного масштаба по возвращению ЦДКА из мира лучшего в мир суетный был дважды успешно повторен в 39-м.

Наследники творчества Кноповой не поднаторели еще в искусстве объяснять необъяснимое. Потому о причинах возвращения блудных детей в отчий дом распространяться не стали. Однако инструкциями Кноповой (в случае с "Электриком") воспользовались. Одной из причин реанимации ЦДКА в 37-м стал проигрыш полуфинала Кубка тбилисцам с разницей в один мяч. "Электрик" под эту статью подпадал. Он также проиграл кубковый матч с минимальным счетом, причем в финале, и не кому-нибудь, а чемпиону - "Спартаку". Так что место в сильнейшей группе вернул себе законно.

Со "Сталинцем", хоть и он проиграл финал Кубка "Спартаку", было сложнее. Во-первых, уступил с разницей в два мяча. Во-вторых, случилось это только в августе 39-го. Так что в мае, когда возвратили "Сталинец", начальство знать об этом при всей своей прозорливости не могло. И в товарищеских играх в предсезонный период команда ничем себя не проявила. Все дело, очевидно, в настороженном отношении руководства к числу "13", натворившему в предыдущем сезоне так много бед. Вот и решили комитетчики перестраховаться (чем черт не шутит!) и добавили к 13 командам 14-ю.

Остается удивляться и вместе с тем сожалеть, что широкомасштабная антирелигиозная пропаганда и борьба с предрассудками, проводившаяся в стране более двух десятков лет, не охватила физкультурных деятелей.

В 39-м вновь не совпало число команд на старте и финише.

Попытайтесь теперь подсчитать, как часто нарушался закон в сезоне 1938 года: до начала турнира, во время его проведения и после завершения. Задание не из простых. Я с ним не совладал.

Страсти вокруг роковой цифры разыгрались и в новом, 1940 году. Сначала объявили о 12 участниках. Затем добавили еще одного. Осенью 39-го расформировали "Сталинец", за жизнь которого боролись еще в мае. Команда исчезла, но игроки, слава Богу, остались целы и невредимы. Всем им на скорую руку сшили новую форму и выдали документы, удостоверявшие принадлежность к спортобществу "Зенит". Иными словами, сменили вывеску. А истинный "Зенит" (он занял в 39-м 22-е, предпоследнее, место в группе "Б") из обращения изъяли. Идея создания команд-близнецов в ту пору еще не созрела.

Таким образом, новая-старая команда продолжила трудовую деятельность на прежнем рабочем месте. Но вот незадача: опять число участников достигло роковой цифры - 13. Для предотвращения ее разрушительных последствий возвратили перемещенный (согласно Положению) в низшую группу "Стахановец". Не оставлять же основоположника стахановского движения без любимой команды, носящей к тому же его имя. Таким вот простым испытанным способом нейтрализовали чертову дюжину. А что закон опять нарушили, так это пустяки, дело житейское.

Случилось непредвиденное: незадолго до конца исключили из розыгрыша тбилисский "Локомотив" (подробности в следующий раз). Доигрывали 13 команд. И это дьявольское число оказалось замедленного действия - сработало в 41-м.

С самого начала все пошло наперекосяк. Положение об обмене между группами (два на два) вновь не сработало. На территорию группы "А" проникли вместо двух четыре команды, и только одна (ленинградский "Спартак") легально. А число аборигенов сократили. Невиданные по размаху репрессии обрушились на рабочие коллективы столицы: с футбольной карты страны исчезли "Торпедо", "Локомотив" и "Металлург". Обрезали крылья (простите за каламбур) "Крылышкам". ЦДКА переименовали в "команду Красной Армии".

Возможно, картина, написанная взирающим на мир сквозь черные очки ворчливым брюзгой, не столь уж мрачна. И взгляд посторонний, объективный способен разглядеть в ней солнечные лучики, а в деятельности работников комитета - созидательное начало. В конце концов московские команды не испарились, не исчезли бесследно - перешли в новое качество. То есть в футболе был повторен эксперимент популярного в 30-е годы ученого Ивана Мичурина. Скрещивая два вида плодово-ягодных растений, он выращивал гибрид - новый вид. Вот и футбольные садоводы, скрестив четыре коллектива, получили два никому доселе не известных вида - две новые команды: "Профсоюзы-1" и "Профсоюзы-2".

Смелые эксперименты новаторов из спортивного ведомства прервала война. Седьмой союзный вторично стартовал в 45-м. К этому времени реабилитировали и "Торпедо", и "Локомотив", и "Крылья Советов", вернув им прежнее название и покровителей.

"ВРЕДИТЕЛЬСКОЕ РУКОВОДСТВО"

"Самое главное, самое важное, что должно быть фундаментом в части организации соревнований, - это незыблемость календаря.

Некоторые руководящие товарищи из Всесоюзного комитета считают, что отмена игры или ее перенесение есть простое техническое дело, не имеющее никакого значения для команды. Эта теория ошибочна и вредна. Любое изменение календаря, хотя бы самое незначительное, срывает учебную работу команды, нарушает планомерную тренировку и сильно отражается на ее играх..."

Под этими словами (произнесены в 38-м председателем Секции футбола СССР Александром Старостиным) и сегодня распишется наш тренерский корпус в полном составе. Проблема календаря - проблема номер один отечественного футбола, всегда животрепещущая, всегда актуальная. Ровесница отечественных чемпионатов, она прожила с ним бок о бок (не скажу - счастливо) долгий век. И жить ей, судя по всему, целую вечность.

Романтик-идеалист Юрий Ваньят писал в 37-м: "Календарь должен быть твердый. За два-три месяца до начала игр команды должны знать день, час, место каждого матча... Только тогда можно по-настоящему готовиться к ответственным играм".

При бедламе, о котором я только что рассказывал, не могло быть не только идеального, но и нормального (по нынешним представлениям) календаря.

В 37-м в заранее намеченные сроки состоялся лишь 31 матч из 72. Общую картину происходящего в 38-м обрисовал Александр Старостин: "Бесконечное перенесение сроков и отмена матчей привели к тому, что составленный в начале сезона календарь в настоящее время фактически не существует. И сейчас приходится заново составлять календарь на оставшиеся матчи...

Люди, проводившие и проводящие всесоюзный календарь, очевидно забыли, что календарь есть производственный план, требующий самого точного выполнения.

Подобная история имела место и в прошлом году. Тогда это было связано с вредительским руководством (камешек в огород Е.Кноповой. - А.В.) . Не свидетельствует ли теперешнее положение, что Всесоюзный комитет недостаточно борется за ликвидацию последствий вредительства?"

Явно под статью подводил Александр Петрович нового физкультурного вождя Снегова и его соратников. Невыполнение производственного плана (календаря), равно как и недостаточная борьба с вредительством, расценивались в те годы, как... вредительство.

ВСЕ ВРУТ КАЛЕНДАРИ

Конкретизирую сказанное председателем. Календарь в 38-м и в самом деле фактически перестал существовать уже в середине лета. Его несколько раз составляли заново. Спасти не удалось. За вторую половину августа перенесено 19 игр из 33, в сентябре - 30 из 65, в октябре - 28 из 51.

В связи с зарубежной поездкой для встреч с четырьмя рабочими командами Запада (выиграны с общим счетом 34:4) торпедовцы на месяц выбыли из турнира. Уехали лидерами. Возвратившись, сбились с ритма, долго не могли догнать ушедших вперед ни по играм, ни по очкам. В итоге скатились на девятое место.

Встречам с иноземцами придавалось первостепенное значение. Ради них календарь потрошили беспощадно. Огромные окна возникали не только у непосредственных участников международных матчей, но и у команд, отдававших им взаймы двух-трех, а то и одного футболиста. Никто кроме "Торпедо" в 38-м с иностранцами не встречался (только "Спартак" однажды принял рабочих Франции). Так и не удалось выяснить, по какой причине с конца июля до начала сентября простаивали ЦДКА и бакинский "Темп".

Нынешние российские клубы в межсезонье перед еврокубковыми матчами частенько жалуются на отсутствие спарринг-партнеров. Названные только что команды в самый разгар сезона около полутора месяцев не могли найти партнеров в самом многонаселенном советском чемпионате!

В 39-м положение не изменилось, в 40-м стало совсем худо. В июле в срок сыграли 9 матчей из 30, августе - 10 из 40, сентябре - 10 из 38. В результате сезон завершился с двухмесячным опозданием, в связи с чем отменили и кубковый турнир.

В чемпионате участвовало всего 14 команд (незадолго до конца - 13). Сборной не было, еврокубков тоже. Кубок не состоялся. За год провели всего пять международных товарищеских встреч. В чем же дело? Видимо, прав был Александр Старостин - иначе как вредительством всю эту вакханалию не объяснишь.

ВСЕСОЮЗНЫЕ РЕКОРДЫ ДИСПЕТЧЕРОВ

Причиной переноса могла стать болезнь нескольких, а то и одного ведущего футболиста. Отношение к командам было дифференцированным. Одним матчи переносили, других вынуждали играть в ослабленном составе.

Встреча второго круга между ЦДКА и тбилисским "Динамо" намечалась на 17 августа в Москве. По разными причинам (в том числе, из-за болезни нескольких игроков "Динамо") матч откладывался неоднократно. До тех пор, пока в Москву не нагрянули морозы. Постановили играть в Тбилиси 18 ноября. Это был первый случай, когда обе игры состоялись на поле одной из сторон.

Доставалось и тбилисцам. Полтора месяца колесили грузины летом 37-го по маршруту Тбилиси - Киев - Москва - Ленинград - Москва - Тбилиси. Все матчи первого круга (8) они провели на выезде! Единственный случай в истории советских чемпионатов. И футбольным диспетчерам подвластны рекорды.

В 39-м календарных дел мастера превзошли прежнее свое достижение, сослав тбилисцев за пределы республики почти на три месяца, в течение которых грузинская команда сыграла на чужих полях 11 матчей подряд!

Страшилок в запасниках еще предостаточно. Извлекать их и дальше - значит, подвергать риску здоровье вконец измотанного читателя. К тому же цель достигнута. Создан благоприятный фон, на котором добродетели наших сограждан из футбольных ведомств проявятся ярче, рельефнее, а отдельные недостатки станут недоступны невооруженному оку.

Знающим напомню, непосвященным сообщу: за девять последних лет ни разу не нарушался закон о циркуляции между высшей и первой лигами (дивизионами), а небольшие изъяны в работе составителей расписания и чуточку его нарушающих (под мощным напором защитников чести Отечества в межгосударственных сношениях) - невинные детские забавы в сравнении с бесчинством довоенных "гангстеров" из Всесоюзного комитета. Считаю необходимым публично отречься от всех критических слов, сказанных в прежние годы в адрес российских футбольных сановников. В знак глубокого уважения снимаю перед ними шляпу. К тому же призываю и вас, господа.

(Продолжение следует)

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...