Газета
13 июня 2000

13 июня 2000 | Остальные

АНАБОЛИЧЕСКОЕ ЗОЛОТО Манфреда ЭВАЛЬДА

Уже более месяца в берлинском земельном суде идет громкий судебный процесс, ответчиками на котором выступают 74-летний Манфред Эвальд - многолетний президент канувших в Лету Немецкого спортивно-гимнастического союза и НОК ГДР, и 66-летний Манфред Хеппнер - бывший вице-директор спортивной медицинской службы ГДР. Прокуратура германской столицы обвиняет их в должностных преступлениях, в результате которых были покалечены 142 человека.

Еще в конце 1990 года известный гейдельбергский биолог Вернер Франке обнаружил в бывшей медицинской академии народной армии ГДР в Бад-Саарове папки с загадочными цифрами 14.25. Кодом, как выяснилось, была обозначена секретная государственная допинговая программа, одобренная политической элитой ГДР и осуществляемая командой Эвальда с 1974 года. В соответствии с этой программой около 10 тысяч спортсменов первого рабоче-крестьянского государства на немецкой земле были превращены в подопытных кроликов: под видом витаминов им прописывались анаболические стероиды.

Свидетели, выступающие на нынешнем процессе, говорят, как правило, басом, хотя почти все они женщины. Взять, например, экс-толкательницу ядра Симоне Махалетт. Она мечтала стать учительницей, но из-за проблем с голосом, связанных с регулярным применением допинга, устроиться на работу в школу ей так и не удалось. Пришлось переквалифицироваться в полицейского. "В первых классах, - вспоминает она, - я получала по пению только отличные оценки, а в последних - только неуды". И ее история еще не самая печальная.

СПЕЦГРУППА "ЦЕРВ" ИДЕТ ПО СЛЕДУ

В предрождественские дни 1997 года служащие особого отдела криминальной полиции на берлинской улице Колумбиадамм, 4, работали до глубокой ночи. Спецгруппа "Церв", в обязанности которой входит разоблачение преступлений, совершенных в ГДР, занималась изучением и анализом документов, компрометирующих бывших высоких спортивных начальников. В последнее время количество жалоб от бывших спортсменов ГДР достигло критической отметки, и надо было экстренно на них реагировать. Экс-победители и победительницы крупнейших турниров, перечисляя свои болезни, включая раковые, прямо называли людей, ответственных за это.

Именно тогда, в декабре 1997 года, мир впервые узнал о трагической судьбе берлинца Андреаса Кригера, который в 1986 году стал... чемпионкой Европы по легкой атлетике под именем Хайди Кригер. Перед "Церв" была поставлена сложная задача: выяснить, действительно ли смена пола этим человеком связана с приемом экстремальных доз анаболиков, которые широко применялись в берлинском спортобществе "Динамо".

Распутывая необычное дело, следователи вышли на большую группу знаменитых тренеров, замешанных в допинговых преступлениях.

Оказалось, что многие продолжают спокойно работать по своей специальности, хотя по ним давно плачет тюрьма. Например, Лутц Кюль, который пичкал тестостероном десятки атлетов, как ни в чем не бывало продолжал заниматься с чемпионкой мира по метанию копья Таней Дамаске.

В "Церве" также завели дела на Марию Ричель, на которую подала в суд олимпийская чемпионка по метанию копья Силке Ренк, на Вернера Гольдманна - тренера легендарного толкателя ядра Ульфа Тйммерманна и чемпионки мира в метании диска Ирины Мецынски (он заставлял ее глотать 3190 миллиграммов анаболиков в год), на Герхарда Беттхера, несущего ответственность за пошатнувшееся здоровье нескольких олимпийских чемпионок по легкой атлетике. Группа "Церв" обнаружила, кстати, и медиков, по советам которых руководители спорта ГДР стали широко применять анаболики для достижения высоких результатов. Они осели в различных спортивных федерациях ФРГ и продолжали делать то, что делали и в прежние времена.

Впрочем, Андреас Кригер, по сути, заваривший всю эту кашу, своим нынешним телом и растительностью на лице вполне доволен. Более того, он часто демонстрирует обнаженный торс со следами послеоперационных швов - свидетельство того, что ему ампутировали обе груди. Также хирурги удалили Кригер яичники. "Только ниже пояса, - говорит с грустью "фрау" Андреас, - я выгляжу, как и раньше". Он собирался лечь на еще одну операцию, чтобы уже ничем не отличаться от мужчины, но пока никак не может решиться на этот последний шаг.

"СПОРТСМЕНУ 54" ГРОЗИТ ПЕРЕДОЗИРОВКА

Да, два десятилетия назад Андреас был девушкой, которая, на свою беду, толкала ядро дальше всех своих сверстниц, а в 1986 году на чемпионате Европы в Штутгарте выиграла золотую медаль. Только вот все дело в том, что своими успехами она была обязана не только упорным тренировкам, но и неким голубым пилюлям.

Трагедия Хайди началась с того, что она сразу попала в "Динамо", где тестостерон стали применять раньше, чем в других клубах ГДР. В 13 лет суперсильная девочка показывала такие результаты, что оказалась в знаменитой спортшколе имени Вернера Зеелебиндера, откуда была только одна дорога - в "Динамо". В 82-м, когда Хайди было 16, тренер Вилли Кюль отозвал в сторону свою воспитанницу и тихо, чтобы никто не слышал, посоветовал принимать чудо-препарат, который, дескать, поможет ей не уставать на тренировках. Полностью доверявшая наставнику девушка спрятала таблетки, а потом стала глотать их в назначенное время, не догадываясь, как теперь утверждает, о побочных действиях этого страшного зелья.

Кригер и впрямь начала чувствовать себя легче и свободнее, что позволило увеличить нагрузки. Через год в Вене она без особых проблем стала чемпионкой Европы среди юниоров. Начав с 885 миллиграммов в год, в следующем сезоне Хайди довела дозу до 1820 миллиграммов, а в олимпийском 84-м - до 2590. Результаты не заставили себя ждать: впервые ею был преодолен рубеж 20 метров. Правда, немного настораживало то, что врачи настоятельно рекомендовали дополнительно принимать противозачаточные средства. Как теперь выяснилось, они боялись, что возможная беременность сведет на нет все их усилия по наращиванию мышечной массы.

Впрочем, попадались среди медиков и такие, кто еще не совсем потерял совесть. В архивах хранятся записки, авторы которых бьют тревогу по поводу того, что "спортсмену 54", а именно такой личный код был у Кригер, грозит передозировка. "Ни в коем случае, - написано рукой одного ученого, - нельзя превышать порог 1000 миллиграммов в год, иначе последствия могут быть страшными". Однако в погоне за золотом крупных турниров опекуны Кригер не слушали голос разума.

1986 год оказался особенным. Из строя выбыла знаменитая Илона Слупянек, поэтому все надежды в ГДР связывались с Кригер. Каждый день девушке давали до 25 миллиграммов запрещенных стимуляторов, а в день старта на штутгартском первенстве континента для повышения агрессивности сделали дополнительную инъекцию. В эти дни Хайди поразила своей силой в тренажерном зале даже видавших виды мужчин, с легкостью поднимая 150-килограммовую штангу. В секторе она тоже всех удивила, послав ядро за 21-метровую отметку, чего не удалось сделать ни одной из ее соперниц, включая чемпионку мира из Мюнхена Клаудиу Лош. Казалось, перед Хайди открываются самые радужные перспективы, в том числе и олимпийские, но вскоре ее стали мучить боли в спине, из-за чего в тренировках пришлось сделать длительный перерыв.

После объединения ГДР и ФРГ Хайди попыталась вернуться в большой спорт, но из этого ничего не вышло. Печально, конечно, но, главное, теперь она ощущала себя мужчиной и ненавидела свое женское тело. Выбросила на помойку все свои юбки и не вылезала из брюк. Стараясь скрыть принадлежность к слабому полу, никогда не носила украшений, а однажды призналась подруге, что если бы была мужчиной, то обязательно женилась бы на ней.

Сейчас, вспоминая те годы, Андреас говорит: "Порой, сидя за рулем автомобиля, мне хотелось врезаться в дерево, чтобы прекратить свои страдания".

Однажды Хайди попалась на глаза книга известной публицистки Бригиты Берендок, речь в которой шла об использовании спортсменами ГДР различных запрещенных препаратов. Прочитав ее, Кригер поняла, что ее желание быть мужчиной связано именно с теми голубыми пилюлями, к которым она пристрастилась по совету тренеров. Тогда она отправила свою коллекцию медалей в Легкоатлетическую федерацию Германии и написала письмо в прокуратуру.

КОМПРОМАТ НА СОВЕТСКИХ ОЛИМПИЙЦЕВ

Берлинский процесс продолжается. Место свидетеля занимает следующая жертва. Ее голос, когда она говорит о преступлениях своего давнего знакомого Манфреда Эвальда, дрожит: "Усмешка этого типа напоминает мне времена, когда он отдавал приказы пичкать нас непонятно чем. Эвальд больше всех в ответе за те тяжелые увечья, которые получили мы, малолетние тогда спортсменки. Но посмотрите на лицо этого старика! Несмотря на многочисленные доказательства, я не вижу в глазах обвиняемого даже намека на угрызения совести. Ему чуждо раскаяние".

Это - пловчиха Рика Райниш, у которой я трижды - после каждой завоеванной ею на московской Олимпиаде золотой медали - брал интервью. И тогда голос Рики не отличался нежностью, а сейчас он стал просто грубым.

В 15 лет Райниш выиграла на голубых дорожках московского бассейна "Олимпийский" все, что можно было выиграть. После этого врачи обнаружили в ее организме огромное количество мужских гормонов. Титулованная пловчиха, несмотря на угрозы спортивного диктатора, который теперь сидит на скамье подсудимых, решила немедленно уйти из спорта, пока окончательно не стала инвалидом.

В 91-м Райниш подала в суд на своего бывшего тренера Уве Нойманна. Теперь она боится, что, как и тогда, этот процесс закончится ничем. В прошлый раз ее палач не получил по заслугам. Судья ограничился штрафом в несколько тысяч марок. По сведениям Райниш, Нойманн и другой скандально известный тренер по плаванию Фолькер Фришке вновь при деле и даже консультируют олимпийцев ФРГ. Официально, правда, оба зарплату не получают и живут на средства из спонсорских поступлений, но тот, кто в это верит, по мнению неоднократной олимпийской чемпионки, наивный глупец.

Приводя и другие аналогичные факты, Райниш делает вывод, что у сегодняшних немецких спортивных функционеров двойная мораль. С одной стороны, они осуждают использование допингов, а с другой - дают приют активно применявшим их преступникам. Райниш не исключает, что сейчас в германском спорте, как и раньше в Восточной Германии, допинг по-прежнему широко используется. Кстати, немецкие журналисты раскопали факты, свидетельствующие о том, что после объединения Германий высшие правительственные чиновники страны тайно приняли решение: забыть о том, что творилось в научно-исследовательских лабораториях ГДР. Не потому ли многие документы просто испарились?

Тем не менее сенсационные заявления звучат на берлинском процессе почти на каждом заседании. Например, Илона Слупянек, отлученная в свое время от спорта за использование допинга, сообщила следующее: чтобы скрыть свои темные делишки, Хоппнер лично занимался заменой одних проб на другие. А вот свидетельство самого Хоппнера. По его словам, Эвальд собирал компромат на советских олимпийцев, чтобы в нужный момент, шантажируя их, отвести удар от себя.

Кое-кто намекает на то, что Эвальд в конце 70-х активно работал с тогдашним президентом ИААФ Адрианом Пауленом, уговаривая его как можно меньше заниматься проблемами допинга. И, по слухам, а пока это только слухи, так как в обнаруженных в архивах госбезопасности документах этих данных нет, спортивный босс ГДР нашел понимание у своего высокопоставленного собеседника. Об этом свидетельствует, например, то, что, несмотря на требования большинства членов ИААФ наказать Слупянек 4 годами дисквалификации, Паулен ограничился одним...

Рассекречены и материалы, свидетельствующие о том, что Эвальд в 1944 году в день рождения Гитлера вступил в нацистскую партию. Правда, через год, когда песенка фашистов была спета, он переметнулся к коммунистам. Недруги Эвальда не раз пытались использовать против него темные страницы его прошлого, но спортивный руководитель страны был непотопляем. Сказывалась дружба с Эрихом Хонеккером. Только в 1988 году, когда партийный лидер страны уже практически потерял власть, руководитель "штази" Эрих Мильке решился убрать своего давнего врага с дороги.

Сотрудникам разведывательного ведомства был отдан приказ: напоить Эвальда до полусмерти и выставить на посмешище в каком-нибудь общественном месте. Такая возможность представилась, когда спортивный босс возвращался из Калгари - с зимней Олимпиады. Эвальда обвинили в алкоголизме, и он лишился работы, на которой мог наломать еще немало дров.

Борис ТОСУНЯН

Берлин

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...