Газета
19 мая 2000

19 мая 2000 | Баскетбол

БАСКЕТБОЛ

Владимир ТКАЧЕНКО

ЦЕНТРОВОЙ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Родись он попозже лет на 10-15, сейчас наверняка получал бы миллион долларов за сезон или больше. Высокий (220 см), широкоплечий, мощный - таких центровых в Европе еще поискать. В свое время одно только появление Ткаченко на площадке наводило ужас на соперников.

9 ЛЕТ БЕЗ БАСКЕТБОЛА

Он ушел из баскетбола незаметно, без пышных проводов и благодарственных речей. Измученный многочисленными травмами, Ткаченко еще попытался "срубить копейку", уехав в 1990 году из ЦСКА в Испанию в команду первой лиги. Однако там смог отыграть на нормальном уровне лишь полсезона - потом опять дали о себе знать старые болячки. Дотянув кое-как до окончания срока контракта и вернувшись домой, знаменитый центровой вынужден был в 34 года завершить карьеру.

С тех пор прошло почти 9 лет. За это время наш баскетбол потерял статус сильнейшего в Европе - статус, который Ткаченко вместе с партнерами по сборной с успехом подтверждали в 70 - 80-е годы. Зато сам Петрович (так когда-то его величали друзья по команде) мало изменился внешне, разве что прибавилось седых волос.

Мы встретились в спортшколе "Тринта" на Загородном шоссе, что в пяти минутах езды от его дома. Владимир Петрович вместе с женой Нэлли и сыном Игорем с интересом наблюдал за игрой детских команд. Увидев меня, первым делом поинтересовался, как сыграли "Лейкерс" с "Сакраменто" в пятом, решающем матче первого раунда плей-офф НБА. К своему стыду, результата я не знал: дни были праздничные, и редакция не работала...

"Да о чем говорить-то? Не о чем..."- с улыбкой пытался отказаться от интервью Ткаченко. И все же беседа состоялась. Правда, не в спортзале, а чуть позже - в служебной машине Петровича, припаркованной возле входа в "Тринту". Водительское сиденье в "Волге" было отодвинуто едва ли не к заднему стеклу, ведь только таким образом один из сильнейших центровых в истории отечественного баскетбола может уместиться в салоне автомобиля.

- Прошло уже почти девять лет с тех пор, как вы завершили карьеру. А помнится, когда-то говорили, что не представляете себя вне баскетбола...

- Рано или поздно всем приходится уходить. Конечно, в первые год-два после окончания карьеры было тяжело. А потом привык.

- Как считаете, уйдя из баскетбола, вы нашли себе место в жизни?

- Признаюсь, в баскетболе я чувствовал себя более комфортно, и мое прежнее душевное состояние, конечно же, отличалось от нынешнего. Теперь особенно остро понимаю, что годы в большом спорте - с этими многочисленными сборами и разъездами - были лучшими в моей жизни. И играли мы неплохо, и отдыхать, чего уж там скрывать, умели. Народ у нас был веселый, дружный.

- Где вы сейчас работаете? Когда мы с вами разговаривали в предыдущий раз, вы служили в таможенном отделе фармацевтической фирмы...

- Это уже в прошлом. Теперь работаю в турфирме "Трэвел ХХI век". Вожусь с документацией, отвожу на подпись различные бумаги... С баскетболом эту работу, конечно, не сравнить.

- А как вам удалось найти работу после окончания баскетбольной карьеры? Наверное, это было непросто?

- Помог бизнесмен Шабтай Калманович (экс-совладелец каунасского "Жальгириса". - А.Ф.). Когда закончил играть, мечтал устроиться поближе к баскетболу, и мне обещали помочь. Прождал год, но ничего путного мне так и не предложили. Тогда-то и вышел на Калмановича, с которым был знаком еще в бытность игроком. У него в Москве куча фирм, и он предложил пойти к нему работать. Я пошел. Не будешь же дома сидеть - надо деньги зарабатывать, семью кормить. Ведь, что уж скрывать, нашему поколению не повезло. Если бы в свое время мы могли уехать поиграть за рубеж, а меня много раз приглашали в Испанию и в Италию, то заработали бы себе на жизнь - потом можно было бы, как говорится, в потолок плевать. Но ведь я, как и большинство других ребят, почти до конца карьеры играл за зарплату в 300 рублей...

- Того, что вы сейчас зарабатываете, вам и вашей семье хватает?

- Всегда хочется, чтобы денег было побольше. Но теперь в стране не самые легкие времена, поэтому жаловаться не буду.

ГЛАВНАЯ РАДОСТЬ В ЖИЗНИ - ДЕТИ

- Что или кто сегодня доставляет вам радость в жизни?

- Дети.

- Как успехи младшего Ткаченко, который, знаю, пошел по вашим стопам и занимается баскетболом здесь, в "Тринте"?

- Игорю скоро 14. Пока о его перспективах судить трудно. Он не обладает выдающимися физическими данными, но настолько пропитан баскетболом, что, надеюсь, эта игра не станет для него просто хобби. Главное - трудиться, целенаправленно трудиться. (Улыбается.) Это мне, столбу высотой 2,20, было легче пробиться и в клуб, и в сборную. "Маленьких" же, как мой Игорь, полно - и пробиваются из них в большой баскетбол единицы.

- Стало быть, центрового из него не выйдет.

- Нет, у него амплуа атакующего защитника. Мы уже консультировались со специалистами: скорее всего, ростом сын будет примерно 1,95.

- Тем не менее к 14 годам Игорю уже удалось пополнить богатую коллекцию наград своего отца.

- Да, в составе сборной Москвы он выигрывал чемпионат России в своем возрасте и другие детские турниры. Школато у "Тринты" хорошая, с богатыми традициями. Тренер Андрей Шигин, у которого Игорь занимается, прививает ребятам психологию победителей. Каждый проигрыш здесь - ЧП. Считаю, это хорошо.

- А как дела у вашего старшего сына? Он по-прежнему живет и учится в Америке?

- Да. Только вот у Олега - он у меня от первого брака, - к сожалению, проблемы со здоровьем. В свое время ему пришлось делать операцию на аорте, с которой помог один благотворительный фонд США. Сейчас Олег - в октябре ему исполнится 20 - учится в университете близ Вашингтона, поигрывает в баскетбол на любительском уровне. В профессиональный спорт с его здоровьем не пробиться. Мы регулярно перезваниваемся. А не виделись уже 7 лет...

- Целая вечность!

- Что поделать. Ему оттуда уезжать нельзя, мне туда выбраться тяжело. Так и перезваниваемся, скучая друг по другу. Но, надеюсь, в ближайшем будущем мы все же увидимся. Кстати, Олега часто навещает его мать, которая снова вышла замуж. Она и ее муж помогают деньгами как могут. К тому же Олег уже и сам начал подрабатывать - в свободное от учебы время.

ГДЕ ВЫ, ЗВЕЗДЫ?

- На матчах большого баскетбола вы теперь гость нечастый. Не припомню, чтобы в этом сезоне побывали в УСК ЦСКА на играх Евролиги или чемпионата России.

- Я ходил только на матч ЦСКА с "Барселоной". Хотел еще посмотреть ожидавшуюся встречу плей-офф с "Панатинаикосом", показать сыну звезд греческого клуба - Ребрачу, Бодирогу, Каташа. Однако "Цибона" сделала армейцам подножку. Смотрел московские матчи с хорватами по телевизору и был в шоке от поражений. Никак не ожидал, что ЦСКА, особенно после победы в Загребе, не пройдет хорватов.

- К баскетбольной тусовке вы, насколько я понял, не принадлежите?

- Не люблю я тусоваться. Впрочем, что-нибудь интересное посмотреть никогда не откажусь. Жалко, что сейчас баскетбол по телевидению показывают очень мало. Такое впечатление, будто о нем совсем забыли нет на экране ни внутреннего чемпионата, ни игр НБА.

- Говоря о баскетбольной тусовке, я имел в виду и соревнования ветеранов. Наверняка вас приглашали сыграть в показательных матчах.

- Да, звонили. Но у меня свой взгляд на эти вещи. Считаю, надо выходить на площадку, если ты еще что-то можешь. Я же сейчас не в форме. Зачем мне надо, чтобы меня обыгрывали? Не хочу быть клоуном.

- Судя по вашему интересу к спору "Лейкерс" с "Сакраменто", вы следите за происходящим в мире баскетбола?

- Конечно, стараюсь быть в курсе. Регулярно читаю "СЭ", стараюсь не пропускать ни одного номера. Вы молодцы, хорошо и оперативно освещаете все виды спорта, в том числе и баскетбол. Кстати, передайте привет Володе Титоренко, с которым мы часто общались во времена моего баскетбольного прошлого. Сейчас, знаю, он у вас в больших начальниках.

- Что думаете о нынешнем положении дел в российском баскетболе?

- Уровень нашего чемпионата довольно низок. ЦСКА не с кем соревноваться, у нас сейчас нет команд, которые могли бы соперничать с армейцами, создавая тем самым интригу. А жаль. В том, что ЦСКА опять станет чемпионом, можно не сомневаться. Но не думаю, что отсутствие конкуренции ему на пользу.

- Да и в Европе наша национальная сборная уже отнюдь не на первых ролях. На чемпионате континента во Франции мы оказались далеко за чертой призеров. Вам не обидно?

- Конечно, обидно. Видимо, мы отстали от развития мирового баскетбола, остановились на каком-то этапе. К тому же у сегодняшних игроков изменилась психология. Для нас второе место было трагедией, на каждый чемпионат мира и Европы сборная ехала только за золотом. А сейчас серебро - суперуспех.

- Но о каких чемпионских титулах можно говорить, если у нас сегодня нет таких центровых, как во времена Союза! Где игроки ростом за 2,10?

- Хочу напомнить, что в 80-е годы центровые в сборной СССР были не из Москвы и не из России. Я и Белый (Александр Белостенный. - А.Ф) состоялись как игроки на Украине, Сабас (Арвидас Сабонис. - А.Ф.) из Литвы... И все же, думаю, дело не только в генетике. Надо больше привлекать в баскетбол детей, заниматься с ними, популяризировать наш вид спорта - тогда и будут появляться высокие ребята. Уверен, пройдет несколько лет, и в России обязательно зажгутся звездочки. Страна-то у нас огромная. Не может быть, чтобы в ней перевелись таланты.

МАРЧЮЛЕНИС ПОПРОСИЛ: "ВЫЙДИ, ЧТОБЫ ВСЕ УВИДЕЛИ, ЧТО ТЫ ЖИВОЙ"

- Вы провели в большом спорте около 20 лет и 12 из них играли за сборную. Однако, считаю, ваши заслуги перед отечественным баскетболом не были оценены по достоинству вы ушли как-то незаметно, без особых почестей. О том, что свой последний сезон вы провели в Испании, вообще мало кто знает.

- Да, под конец карьеры мне все же удалось поиграть за рубежом. Жаль, попал туда поздновато - в 33 года. Играл в первом испанском дивизионе за команду "Гвадалахара". Полсезона все шло нормально, мы лидировали в чемпионате. А потом у меня "поехали" колени - перед каждой игрой приходилось откачивать жидкость, опять прихватило спину. Летал в Москву консультироваться у Авраменко (Василий Авраменко много лет был врачом в сборной СССР. - А.Ф.) и кое-как дотянул до конца сезона. "Гвадалахара" в итоге оказалась в середине таблицы, и руководство клуба решило, что лучше найти молодого темнокожего центрового, чем держать старого советского.

Вернулся домой, еще надеялся поиграть и, подлечившись, "подергался" годик форму поддерживал самостоятельно. Но из этой затеи ничего не вышло, и в 1992 году я тихонько завершил карьеру. Конечно, если бы не травмы, еще года два-три побегал бы, чтобы свою копейку заработать.

- Некоторые ваши партнеры по сборной СССР 80-х до сих пор на виду - тот же Сабонис играет в НБА за "Портленд", являясь в нем основным центром, а Тихоненко не портит картины в ЦСКА. Вы им не завидуете?

- Я за них радуюсь. Они молодцы - держатся на таком уровне в свои годы. Хотя Сабасу, знаю, после его травм приходится в НБА тяжело.

- Вы часто общаетесь с бывшими партнерами?

- В основном по телефону. С тем же Сабасом разговаривал месяц назад, когда он получил травму и за "Портленд" не играл. Частенько вижу в Москве Тараканова, Гусева, Попова, Мышкина...

- Все они играли за ЦСКА против каунасского "Жальгириса" во главе с Сабонисом во времена легендарных суперфиналов. Кстати, в 1998 году в Вильнюсе состоялся матч с участием игроков этих двух некогда непримиримых соперников. Если не ошибаюсь, вы там тоже были.

- Да, вытащили меня. Марчело (Шарунас Марчюленис. А.Ф.) позвонил и попросил: "Выйди хотя бы просто на площадку, чтобы все увидели, что ты живой". Я поехал в Вильнюс с сыном и женой и не пожалел об этом. Зрителей - полный Дворец спорта, и все нас очень радушно принимали. Сын своими глазами увидел, при каких аншлагах мы в свое время играли. Литовские болельщики, которые раньше по отношению к нам, армейцам, были настроены агрессивно, аплодировали нам стоя. Так тепло на душе стало...

- Вы все-таки вышли тогда на площадку и забросили мяч.

- Вышел всего на две минуты, чтобы, как просил Марчело, показаться людям (улыбается).

- После этого вы еще брали баскетбольный мяч в руки?

- Только с пацаном иногда балуюсь.

- Как сейчас ваше здоровье, старые травмы больше не беспокоят?

- Для жизни здоровья хватает. А для баскетбола я не готов, поэтому и не играю.

В СЕГОДНЯШНЕМ ЦСКА ПОЛУЧАЛ БЫ НЕ МЕНЬШЕ ЭЙНИКИСА

- Как считаете, вы полностью реализовали себя в баскетболе?

- Я закончил, когда уже не мог больше играть на высоком уровне. Ходить же пешком по площадке в первой лиге мне не хотелось. Тут все зависит от здоровья. Одному дано бегать до 50 лет, как Володе Жигилию (в свои 47 лет Жигилий в этом сезоне играл в высшей лиге чемпионата России. - А.Ф.), а другому пора заканчивать в 30.

- Есть что-то, о чем вы жалеете, чего не удалось сделать?

- Что касается титулов и медалей, то мне грех жаловаться (среди наград Ткаченко - золото чемпионата мира-82, первенств Европы-79, -81 и -85, приз лучшему баскетболисту Европы 1979 года. - А.Ф.). Не посчастливилось только стать олимпийским чемпионом: в 76-м в Монреале мы стали третьими; в 80-м в Москве не вышли в финал, неожиданно проиграв итальянцам; на Игры-84 в Лос-Анджелесе не попали из-за бойкота, хотя "банда" у нас тогда была очень хорошая; наконец, в Сеул-88, где сборная СССР стала чемпионом, мне помешала поехать обострившаяся травма спины. Но не только отсутствие олимпийского золота вызывает чувство неудовлетворенности. Мы с вами об этом уже говорили: к сожалению, за годы в баскетболе мне не удалось заработать себе хоть небольшое состояние. Чтобы не болела душа по поводу того, например, на что сыну учиться... Так получилось, что мы всю жизнь отыграли практически вхолостую.

- Как думаете, сколько бы сегодня стоил центровой Владимир Ткаченко?

- Думаю, в хорошей команде я получал бы не меньше Эйникиса, который, насколько мне известно, имеет приличный контракт в ЦСКА.

- Поскольку речь зашла о ЦСКА, задам еще один вопрос теоретического плана: нашел бы себя Ткаченко в сегодняшнем составе армейцев?

- Думаю, нашел бы. Почему нет, если есть данные и желание работать? Несмотря на то, что баскетбол за прошедшее время изменился, я бы и сегодня не потерялся. Раньше нас, центровых, пихали под кольцо: стой там, и все. Но мне это не нравилось, тянуло в поле. Выступая в последнем сезоне в Испании, обязательно бросал за игру 3-4 "трюльника". Если бы не попадал, то не делал бы этого. Так что сейчас в ЦСКА я спокойно мог бы играть даже оттянутого центра. А уж под кольцом и вовсе потолкаться сумел бы. Не скажу, что я рвал бы всех в Европе, но приносил бы команде пользу точно (Владимир Петрович явно скромничает - эксперты "СЭ" не сомневаются, что и в наши дни он оставался бы одним из сильнейших центровых в Европе, место которого было бы в НБА.-А.Ф.).

С МЫСЛЬЮ О ЗАГОРОДНОМ ДОМЕ ПРИШЛОСЬ РАССТАТЬСЯ

- Какой период вашей жизни был самым тяжелым?

- Наверное, когда "сломал" спину - в 1987 году. Заканчивать еще вроде было рано, но травма при этом оказалась очень серьезной: целый год подволакивал ногу - не чувствовал ее из-за затронутых нервов. Да, было тяжело. Не знал, что дальше делать, как быть.

- И что вам в той ситуации помогло?

- Вера в лучшее и люди. Валентин Дикуль помог восстановить спину, доктор ЦСКА Игорь Завьялов... И, конечно, родные.

- Кстати, как вы познакомились со своей нынешней женой?

- Первый брак у меня по молодости не сложился. А с Нэлли мы познакомились в 85-м - она работала в ЦСКА медсестрой и лечила меня. Официально оформили отношения через два года. И вот уже 13 лет вместе, пережили немало и горестей, и радостей.

- Вы счастливый человек?

- Да, счастливый - от того, что ребята у меня растут. Есть, правда, и неудовлетворенность - своим нынешним местом в жизни. Однако не жалуюсь и не хочу, чтобы меня жалели.

- Один мудрый человек сказал, что каждый должен в этой жизни сделать три вещи: посадить дерево, построить дом и воспитать детей...

- С детьми получилось (смеется). А что касается дома... Приехав в 1991 году из Испании, мы попытались построить его за городом. Сделали один этаж и поняли, что не потянем дальше - из-за денег. Участок вместе с недостроенным домом пришлось продать.

Александр ФЕДОТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...