Выбрать дату:

15.05.2000

Татьяна КАЗАНКИНА

ПОЧТИ ЗАБЫТАЯ ЗВЕЗДА

Прошло уже почти двадцать лет с тех пор, как она покинула беговую дорожку, и, возможно, кому-то эти имя и фамилия - Татьяна Казанкина - скажут немногое. Величайшая несправедливость. Потому что это была великая спортсменка - из плеяды тех людей, о которых не знать стыдно. Трехкратная олимпийская чемпионка - Монреаля и Москвы - в беге на средние дистанции. Гордость страны.

Бежала она потрясающе - почти летела, отрывалась от соперниц настолько легко, что в это даже не верилось. Помню, я ею искренне восхищался - хоть и заочно, так как знакомы мы не были. А дальше произошла такая вот история.

Попала ко мне на рецензию рукопись книги из серии "Спорт и личность", когда-то весьма читаемой. Рукопись была ужасной, непрофессиональной. А фамилия автора - Казанкина.

Рецензию я написал разгромную. Редактор со мной во всем согласился, однако рукопись была опубликована... практически в нетронутом виде. Оказалось, Казанкина в очередной раз проявила характер, отстояла все чуть не до буквы. У меня тогда на душе остался неприятный осадок: вот, мол, капризы избалованных звезд, им лишь бы своего добиться.

Познакомились мы совсем недавно и совершенно неожиданно. Представительница Санкт-Петербурга Казанкина приехала в Москву на подготовительную встречу, предшествовавшую первым Международным спортивным играм детей из городов-героев России, Украины и Белоруссии. И я был рад развеять свои давнишние предубеждения: Татьяна оказалась человеком на редкость открытым, доброжелательным и приятным.

- О вас давненько ничего не было слышно. Чем сейчас живете?

- Тружусь в санкт-петербургском комитете по физической культуре и спорту, возглавляю отдел массовых видов и организую работу по месту жительства. Так это называется.

- Значит, от спорта никуда. А что же бизнес? Не было желания заработать кучу денег, пользуясь именем? Татьяна Казанкина ведь готовая торговая марка.

- Нет, не было. Видимо, я не обладаю чертами характера, необходимыми для коммерческой деятельности. Не мое это. Когда ушла из большого спорта, подалась в академию, тогда институт еще, имени Лесгафта, простым преподавателем. Там же защитила диссертацию. Я и сегодня совмещаю свою основную работу с преподавательской в Лесгафта.

- А тяжело проходила для вас адаптация к обычной жизни после ухода из легкой атлетики?

- Вы знаете, нет. Я страшно благодарна своему тренеру Николаю Егоровичу Малышеву, которого, к сожалению, уже нет, благодарна еще ряду людей, которые сыграли важную роль в моей жизни. Благодаря им я, находясь в большом спорте, в общем, знала, куда пойду потом и что буду делать. Поэтому проблем с адаптацией, боязни, что я никому не буду нужна, не было. Счастлива, что так получилось.

- В начале 80-х вы были в зените славы, а потом вас, как водится, стали потихоньку забывать. Не обидно?

- Нет. Я и когда бегала, прекрасно понимала, что придет время и все закончится. К тому же слава - это еще и тяжкое бремя. Ты постоянно в центре внимания, тебя повсюду узнают, даже если тебе это совсем не нужно. Хотелось пожить нормальной, спокойной человеческой жизнью.

- Вы устали от спорта?

- Не могу так сказать. Это был прекрасный период моей жизни. Тренировалась всегда с большим удовольствием, с вдохновением.

- Как вы сегодня считаете, за счет чего вы побеждали - за счет того, что тренировались больше и лучше остальных или это шло от природы?

- Наверное, тут все в комплексе. Тренировалась я много. И уставала сильно, особенно перед Олимпиадой 1976 года. Но была мечта, и я бегала как окрыленная.

- А удовольствие-то от тренировок какое? Пахали наверняка по-черному.

- Тренировались мы по три раза в день. Объемы были большие. Кроссы, бывало, бегала и по 25, и по 30 км. Но это, поверьте, приносило мне удовлетворение, я гордилась тем, что и это мне по плечу.

- Не снятся сейчас ваши старты?

- Очень редко. Иногда снятся Олимпийские игры, и я обязательно что-то забываю: выхожу на дорожку и с ужасом обнаруживаю, что у меня нет с собой шиповок или еще чего-то. Тут мне становится настолько плохо, что просыпаюсь в холодном поту.

- Следите за нынешним поколением бегуний?

- С большим удовольствием смотрю соревнования. Всегда очень переживаю за наших. Очень рада тому, как удачно они выступили на последнем зимнем чемпионате Европы в бельгийском Генте. Просто молодцы! Интересуюсь, конечно, и санкт-петербургской легкой атлетикой. Когда-то у нас было очень много хороших средневиков, а сейчас их почти совсем нет. Но я надеюсь, что мы сумеем возродить традиции.

- А другие виды спорта вас привлекают?

- Да. Биатлон нравится. За плаванием слежу. Иногда фигурное катание смотрю по телевизору.

- Не "бежите" сами, когда видите соревнования на ваших коронных дистанциях?

- Нет, сама не бегу, но пульс все равно учащается.

- Если сравнить ваши результаты с достижениями сегодняшних мировых лидеров, как бы вы выглядели?

- Неплохо бы выглядела. Вполне могла бы побеждать на турнирах "Гран-при". Но не испытываю по отношению к нынешним чемпионам никакого чувства ревности. Всякому овощу свой черед. Я отлично понимала, что придет время, когда на мое место встанут другие. Я рада за Свету Мастеркову, она замечательная бегунья, но наступит момент, и ей тоже придется сойти с дорожки. Здесь уже ничего не попишешь, и относиться к этому надо философски.

- Каков ваш распорядок дня? Удается ли выкроить время для пробежек или вы уже набегались на сто лет вперед?

- Подъем в семь утра. Завтракаю - и на работу. До шести вечера там, иногда, правда, приходится задерживаться. Прихожу домой, переодеваюсь и быстренько в магазин, что-то покупаю, готовлю ужин. Когда успеваю, занимаюсь домашними делами. Иногда бегаю. Ближе к лету это чаще происходит. А вот зимой, когда быстро темнеет, честно говоря, неохота. На ночь, если получается, читаю что-нибудь, готовлюсь к занятиям. Вот и весь день.

- Аэробикой, гимнастикой не увлекаетесь?

- Пытаюсь ходить плавать. К сожалению, не всегда выходит - туго со временем. С пробежками проще. Несколько раз за зиму на лыжах выбираемся покататься.

- У вас семья?

- Да, муж, дочке 21 год. Английский коккер-спаниэль - тоже член семьи, самый привередливый. Никогда не думала, что у собаки может быть такой ужасный, просто жуткий характер. Но расстаться уже невозможно.

- Чем занимаются ваши близкие?

- Дочь учится в университете на третьем курсе экономического факультета. Муж возглавляет кафедру института печати, он математик. Вот с ним мы и бегаем трусцой, иногда в компании друзей.

- Дочь не пыталась пойти по вашим стопам?

- Пыталась. Еще совсем маленькой, классе в пятом. Но интерес к бегу у нее потихоньку угас, и, судя по всему, из-за меня. Видя, как я без конца делаю себе компрессы, она подходила и говорила: "Мама, как же у меня болит ахилл!" Впервые это услышав, я рассмеялась: "Маша, а ну-ка покажи, где у тебя ахилл?" Показала-то она правильно, все-таки дочь легкоатлетки. Но бегать в конце концов бросила.

- А были у нее задатки? По наследству что-то передалось?

- Определенные надежды дочь подавала. И если бы продолжила тренировки, кто его знает... Позже Маша немного плаванием занималась, художественной гимнастикой. Но больших успехов нигде не добилась.

- Выглядите вы прекрасно, тем не менее, вопрос задам: большой спорт как-то сказался на вашем здоровье?

- Нет. Хотя в свое время доставал ахилл. Когда начиналась скоростная работа на стадионе, приходила невыносимая боль. Если бы не это, я бы еще побегала. После ухода из спорта два года практически ничего не делала. Такая усталость накопилась, что мысль о беге вызывала изжогу. Потом желание бегать - для себя - вернулось. Все зажило, и никаких последствий нет в помине. Так, иногда что-нибудь вступит, но это пустяки.

- Что в вашем понимании есть счастье?

- Ох... Когда все хорошо в семье, когда нет каких-то серьезных проблем, когда получаешь удовлетворение от работы.

- А несчастье?

- Несчастье, это, например, когда умер мой тренер. Это был человек, с которым всегда можно было поделиться горестью и радостью, на которого всегда можно было положиться. Когда не стало мамы - то же самое.

- Вы человек общественный или предпочитаете быть в своей скорлупе? Вас затрагивают события, происходящие в стране?

- Затрагивают. Жутко переживаю из-за того, что в Чечне гибнут люди. Хотелось бы, чтобы там воцарился мир. У меня есть подруги, сыновьям которых по возрасту пора в армию, и все они с ужасом обсуждают ситуацию...

- У вас в семье есть проблема поколений?

- Не без этого. Не могу сказать, что у нас все гладко. Маша стремится отстоять свои интересы. Ее право.

- Что было самым запоминающимся в вашей жизни после завершения спортивной карьеры?

- Даже затрудняюсь сказать. Ничего такого значительного не случилось. Все идет ровно, по накатанной.

- Когда-то вы написали книгу. Помогал вам муж, насколько я помню.

- Это было так давно... Идея с книгой возникла под влиянием покойного Станислава Токарева, он обо мне несколько очерков написал. И посоветовал писать самой, обещал помочь. Хотелось, чтобы в книге было все так, как на самом деле. А то иногда вдруг появлялись статьи, авторы которых брали факты с потолка. Мы стремились избежать в книге каких-то неточностей, приукрашений.

- Сейчас, по прошествии времени, нет желания переписать ее, что-то изменить?

- Нет. Продолжить бы продолжила, но на это просто физических сил не хватит.

- Страшные вещи рассказывают про наркоманию в городе на Неве. Это соответствует истине?

- Увы, да. Раньше, когда я бывала в Соединенных Штатах, ко мне все приставали: какая у вас основная проблема молодежи? И я толком не знала, что ответить. А американцы в один голос утверждали, что у них главное зло - наркомания. Для меня это тогда было непонятно. Сегодня же с наркоманией в Питере можно столкнуться и в школах, и в вузах. Даже среди моих знакомых есть такие, чьи дети попали в беду. Но это проблема не только нашего города, а всей России.

- Спорт здесь может помочь?

- Считаю, что да. Дети, которые занимаются спортом, менее подвержены этой заразе. У них есть цель, есть куда пойти, и на дурные компании просто времени не остается. Да и роль тренера велика. Хороший тренер - это всегда педагог. Так ведь?

Виктор ВАСИЛЬЕВ

Код для блога
Предпросмотр
 
 



Loading...