Газета
21 октября 1997

21 октября 1997 | Хоккей

ХОККЕЙ

Сергей ЯШИН

УЕХАЛ В ГДР, ВЕРНУЛСЯ ИЗ ФРГ

- Я сейчас привыкаю к российскому хоккею, - такое заявление не произвело бы огорошивающего эффекта, принадлежи оно какому-нибудь варягу, оказавшемуся на нашей земле. Но это говорит Сергей Яшин, далеко не последний человек в нашем хоккее, бывший игрок московского "Динамо" и сборной страны.

А произошла обычная в последнее время история. Выступал игрок за приличную команду, надо понимать, неплохо зарабатывал. Но захотелось большего, да еще одолела охота к перемене мест.

- Уехал я в Берлин, в ГДР. А вернулся из ФРГ. Как раз во время моих путешествий произошло объединение Германии.

-Вы сказали - путешествий. Что, еще куда-то ездили?

- Годик поиграл в Швейцарии, в клубе города Давос. А потом на три года обосновался в германской команде "Вильгельм хафен". Ну Вильгельм он и есть Вильгельм, тут перевода не требуется. А "хафен" - это порт.

-Что за клуб такой?

- Сродни команде нашей первой лиги.

-Стоило ли ездить так далеко, чтобы из нашей высшей лиги перебраться во второстепенную, хотя Германия и играет не последнюю роль в мировом хоккее?

- У меня семья, две дочери: Кате - 14 лет, Ире - 10. Как уважающий себя мужик, я должен их прилично содержать. Надеюсь, причины моего отъезда понятны.

-Обогатились?

- Хорошего, в том числе и денег, много не бывает. И потом я отправился за рубеж не только ради заработка, но чтобы и на других посмотреть, и себя показать. К сожалению, в основном пришлось себя показывать.

-Такие уж слабаки немецкие хоккеисты?

- Не в этом дело. Нам невозможно себе представить команду, в которой 14-15 человек. Играют в 2-3 звена. Костяк - 6-7 игроков, в основном канадцы и чехи с немецкими паспортами. Раньше клубам разрешалось иметь в своих рядах всего-навсего двух легионеров. Теперь количество иностранцев увеличено до шести. А это означает, что и шведам, и финнам открыта дорога в Германию. Да и наших там хватает. Так что играть умеют. И тем не менее я проводил на льду по две минуты за смену. У нас же можно выдержать лишь 30-40 секунд. Потому что совсем другие скорости, интенсивность, постоянные единоборства.

-Однако сейчас наш хоккей переживает не лучшие времена.

- К сожалению, за семь лет, что я отсутствовал, он стал грязнее. Постоянные зацепы, захваты, удары, подножки. Я в свое время играл в несколько иной хоккей. Но такова реальность, и ничего с этим не поделаешь. Приходится приспосабливаться. Не я такой хоккей придумал, и предложенные правила, хотя они и вопреки правилам, надо соблюдать.

-Когда вам, не дай Бог, нанесут травму, вы заговорите по-другому.

- Мне к этому не привыкать. Вы обратили внимание на то, что я играю в маске?

-Обратил. Ваше лицо защищает козырек, который предписан юношам, хотя вы вышли из этого возраста.

- А теперь повнимательней посмотрите на мою физиономию: вот здесь шрам, вот здесь, здесь... Кстати, у нас я играл без маски. Надел ее в Германии. Уж что-что, а махать палками тамошние хоккеисты мастаки.

- Тем более, неужели стоило туда отправляться?

- Стоило. Хотя бы потому, что дочери теперь говорят по-немецки. Они ходили в немецкую школу.

-А жена? Освоила язык?

- Аня тоже малость "шпрехает". Но, видимо, дети более восприимчивы, быстрее схватывают все новое. К тому же жена в школу, естественно, не ходила.

- Полагаю, материально вам в Германии жилось неплохо. А вы вернулись.

- Закончился срок действия контракта. К тому же - семейные дела. Катя уже в восьмом классе, ей экзамены сдавать. До этого она раньше приезжала на два месяца в Россию. Согласитесь, не очень сподручно. Опять же, как ни хороша немецкая школа, но и в русской не грех поучиться.

-Простейшая логика подсказывает, что по возвращении вам был прямой смысл податься в родной клуб - в "Динамо".

- Я так и поступил. Но тренер Зинэтула Билялетдинов ответил, что в данный момент ему игроки не нужны.

-И вы оказались в "Нефтехимике" из Нижнекамска. А ведь у нас довольно много команд, и, смею думать, среди них нашлись бы такие, где вам были бы рады. В конце концов игроками вашего класса не разбрасываются. Почему именно "Нефтехимик"?

- Сработал принцип "не имей сто рублей, а имей сто друзей". Позвонил в Нижнекамск Толе Степанищеву. Он провел соответствующие переговоры. Меня пригласили на сбор "Нефтехимика". Наверное, я приглянулся, раз меня поставили в основной состав.

-У вас со Степанищевым близкие отношения?

- Так мы же вместе в Пензе начинали играть в хоккей в 1969 году.

-А позже вы оказались в московском "Динамо". Кто вас пригласил?

- Аркадий Иванович Чернышев. Но до этого я прошел все хоккейные ступени: играл в юношеских, молодежных сборных. Еще не оперившись, немало поколесил по белу свету. А предложение от "Динамо", естественно, - самая лестная аттестация. В те годы наш город был поставщиком игроков для московских клубов, а "Дизелист" являлся своего рода дочерней командой "Динамо". Не счесть хоккеистов, которые вышли из Пензы: Первухин, Светлов, Кожевников, Герасимов...

-И в "Динамо" образовалась тройка в составе Сергей Светлов - Анатолий Семенов - Сергей Яшин, которая входила в сборную страны.

- В полном составе - всего один раз, в 1988 году на Олимпиаде в Калгари. Потом за главную команду страны выступали Светлов и я, затем один я... Дело не в том, что кто-то из нас не был достоин сборной. Травмы мешали.

-После таких партнеров как вам играется с нынешними?

- Очень хорошо. И со Степанищевым, и с Костей Буценко полное взаимопонимание.

-Вопрос тривиальный, но все-таки неизбежный: как долго еще намерены играть?

- До тех пор, пока кому-нибудь буду нужен.

-А как самочувствие?

- Силы есть, желание тоже. Не вижу причин вешать коньки на гвоздь.

-Но рано или поздно этот момент наступит. Что дальше?

- Вот над этим я пока не задумывался. Что вы хотите, я всего два месяца в России. И, извините, мне пора на ужин. А то за опоздание ругать будут.

-Взрослого 35-летнего мужика - и вдруг ругать?

- Дисциплина для всех одна.

Алексей ПАТРИКЕЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...