Газета
1 июня 1996

1 июня 1996 | Футбол

ФУТБОЛ

Вчера "СЭ" опубликовал высказывания руководителей московского "Торпедо", а также Российского футбольного союза по "делу Калайчева", которое возникло в связи с иском австрийского клуба "Медлинг" и из-за которого московское "Торпедо" может быть исключено из Кубка УЕФА-96/97. Сегодня помимо мнения президента "Торпедо" Владимира Носова свою точку зрения по поводу инцидента высказывают корреспондентам "СЭ" представители УЕФА и "Медлинга".

"ДЕЛО КАЛАЙЧЕВА" С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ УЕФА И "МЕДЛИНГА"

В среду глава торпедовского клуба предоставил для "СЭ" копии международных сертификатов на Андрея Калайчева, присланные австрийской федерацией футбола в РФС и "Торпедо" после возвращения игрока в столичный клуб в 1993 году.

- Эти документы соответствуют регламенту ФИФА и показывают, что у австрийцев не было никаких претензий к "Торпедо", - сказал Владимир НОСОВ корреспонденту "СЭ" Роману ГОЛУБЕВУ. - Таким образом, мы имели полное право заявить Калайчева как в российском чемпионате, так и в розыгрыше Кубка кубков, и получили на это разрешение от РФС. Более того, после первого документа, присланного 13 июля 1993 года, австрийская федерация 18 октября вторично подтвердила отсутствие претензий по трансферу Калайчева.

-Зачем понадобилось повторное подтверждение?

- Пока Калайчев выступал в российском чемпионате, "Медлинг" молчал, но стоило тому выйти на поле в матчах с израильским "Маккаби" в Кубке кубков, как австрийцы обратились в УЕФА с требованием, чтобы "Торпедо" выплатило трансферную сумму за переход Калайчева. Нынешний ответственный секретарь РФС Владимир Радионов тотчас послал запрос в австрийскую федерацию с просьбой представить конкретные претензии к нашему клубу. Тогда-то пришло повторное подтверждение, в котором указывалось, что претензий к нам нет.

-Возможно, подобный сертификат действительно ничего не стоит, как утверждают представители "Медлинга", поскольку клубы должны утрясать спорные вопросы между собой?

- Ничего подобного. Прежде чем отослать такой документ, австрийская федерация получила согласие "Медлинга".

-А не упустили ли чего-нибудь прежние руководители "Торпедо"?

- Мы разговаривали с теми людьми, которые отправляли Калайчева в Австрию и при ком он возвращался обратно. И получили заверения, что у австрийцев не возникало никаких вопросов.

-Тогда тем более не понятно, на основании чего УЕФА обязал "Торпедо" выплатить "Медлингу" 225 тысяч долларов и поставил под вопрос его участие в Кубке УЕФА?

- В конце прошлого года, когда контрольно-дисциплинарная комиссия УЕФА приняла первое решение о наложении на "Торпедо" штрафа в размере 250 тысяч долларов, нам с президентом РФС Вячеславом Колосковым удалось добиться пересмотра "дела Калайчева". Но 28 мая состоялось повторное заседание этой комиссии, которое мало что изменило - разве что штраф стал на 25 тысяч меньше.

-На заседании отсутствовали представители российской стороны, и теперь, как известно, "Торпедо" подало протест в апелляционный Совет УЕФА. Как, по-вашему, будут развиваться события дальше?

- В понедельник мы перевели в УЕФА положенную за рассмотрение протеста тысячу швейцарских франков, а в среду получили подтверждение о том, что деньги получены. Теперь остается лишь ждать вызова на заседание апелляционного совета, на которое должны быть приглашены представители "Торпедо" и РФС, а также "Медлинга" и Федерации футбола Австрии.

На вопросы корреспондента "СЭ" Бориса ТОСУНЯНА ответил менеджер "Медлинга" Кристианянич.

-Господин Янич, не могли бы вы прокомментировать решение контрольно-дисциплинарной комиссии УЕФА, обязавшей московское "Торпедо" заплатить "Медлингу" компенсацию за Андрея Калайчева?

- Мы не из тех, кто хочет нажиться на чужом горе, но наш клубный бюджет весьма скромен - всего 10 миллионов шиллингов (меньше миллиона долларов), в связи с чем мы не имеем возможности дарить кому-либо четверть той суммы, которую тратим в год. Поэтому пришлось нанять адвоката и обратиться за справедливостью в УЕФА. Там мы рассказали, как было дело. Три года назад Калайчев, игравший в "Медлинге" один сезон, сказал, что хочет вернуться домой. Мы не имели права его удерживать. Он уехал, и долгое время мы ничего о нем не знали, думая, что наш бывший футболист не играет, а потому и не поднимали денежного вопроса. Но когда Андрей появился в составе "Торпедо" в турнире УЕФА, мы связались с московским клубом и попросили положенные нам трансферные деньги, на что получили отказ. Обращались и в вашу федерацию, но и там не нашли понимания. Два года мы методично и безрезультатно посылали факсы в Россию, пока в этом году в Австрии я не встретился с новым президентом "Торпедо" Носовым. Он дал мне понять, что это не его проблема, а прежнего президента. Что оставалось делать? Пришлось обратиться за помощью к УЕФА. И спор был разрешен в нашу пользу.

-Но почему тогда рассмотрение дела происходило без участия представителей "Торпедо"?

- В УЕФА нам сказали, что посылали повестки всем участникам конфликта. Возможно, из-за смены руководства в "Торпедо" уведомление не нашло своего адресата, но это всего лишь мои догадки. Однако смею вас уверить, что присутствие представителя "Торпедо" ничего бы не изменило.

-Откуда такая уверенность? В "Торпедо", например, считают, что Калайчев достался клубу законным путем, так как получил вольную.

- "Торпедо" обратилось в Австрийский футбольный союз с просьбой о таком документе и получило его. Однако в соответствии с футбольными законами этот документ вступает в силу только в том случае, если стороны пришли к согласию о трансферной сумме. Ничего же подобного не было. Я прекрасно понимаю господина Носова, которому не хочется отвечать за чужие грехи, но жизнь устроена так, что по счетам надо платить в любом случае. Знаю, что "Торпедо" скоро будет проводить свой сбор в Австрии, и надеюсь, что до этого времени финансовые вопросы будут решены.

Как сообщили корреспонденту "СЭ" Александру ПРОСВЕТОВУ в пресс-службе УЕФА, вопрос по "делу Калайчева" рассматривался в связи с жалобой австрийского клуба, в противном случае он не поднимался бы вовсе - ведь в Европе происходят тысячи трансферов, и если нет претензий у одной из сторон, то УЕФА их детали не изучает.

Представители "Торпедо" не приглашались на заседание контрольно-дисциплинарной комиссии УЕФА, вынесшего решение в пользу "Медлинга", поскольку практика работы этого органа не предусматривала их присутствия. Оно требуется лишь при повторном рассмотрении вопроса, которое состоится в случае подачи апелляции. С другой стороны, торпедовских представителей приглашали на заседание комиссии экспертов по вопросам трансферов, но они на него не прибыли, отметили в пресс-службе УЕФА.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...