Газета
28 декабря 2015

28 декабря 2015 | Футбол

ФУТБОЛ

Обозреватель “СЭ” побеседовал с врачом-психофизиологом, которого Леонид Слуцкий в сентябре привлек для работы со сборной России.

Виктор НЕВЕРОВ: “СЛУЦКИЙ НЕ СТРЕМИТСЯ ПОНРАВИТЬСЯ. НИ ГИНЕРУ, НИ МУТКО”

"Необычно, но интересно. Я всегда хотел так поговорить и остался очень доволен нашей беседой”. Так Артем Дзюба охарактеризовал опыт работы с врачом-психофизиологом (такая характеристика точнее, чем “психолог”) Виктором Неверовым, которого Леонид Слуцкий пригласил в сборную перед матчами со Швецией и Лихтенштейном. Схожей была оценка работы специалиста необычного для нашего футбола профиля со стороны главного врача национальной команды Эдуарда Безуглова: “Отработал шикарно!” При том что спортивные доктора к появлению в их командах коллег нередко относятся ревниво.

На основе бесед с игроками, тестирования на специальной аппаратуре, созданной когда-то для оценки состояния космонавтов на борту, Неверов составил психологические портреты Дзюбы и других прежде незнакомых главному тренеру футболистов. Передал их Слуцкому, сборная выиграла все четыре матча отборочного турнира Euro-2016, а Дзюба забил в них шесть мячей, включая решающий шведам. То есть сработало! “Дзюба нуждается в эксклюзивном отношении”, - сказал недавно Слуцкий в большом интервью “СЭ”, и очевидно, что работа психофизиолога как раз и имела целью не вслепую, а точечно это отношение сформировать.

Почти семь лет назад, когда Слуцкий привлек кандидата медицинских наук с 23-летним опытом работы в спецслужбах для сотрудничества с “Крыльями Советов”, мы уже беседовали для “СЭ”. Тем интереснее сравнить тогдашние впечатления с нынешними, а Слуцкого времен ЦСКА и сборной - с тем, каким он был в 2006 году, когда владелец ФК “Москва” Михаил Прохоров пригласил Неверова в клуб.

Правда, он сразу оговорил, что контракт с РФС ограничивает его в плане разговора об отдельных игроках. Но главная-то наша задача - поговорить о Слуцком. Былом и нынешнем. В этом смысле у специалиста, слава богу, ограничений не было.

ЗАДАНИЕ ПРОХОРОВА И ПОДКАТЫ СЛУЦКОГО

- Какое впечатление Слуцкий произвел при первой встрече в 2006 году? Могли ли предположить, на какие высоты 35-летний специалист заберется через десять лет? - спрашиваю Неверова.

- Тогда у “Москвы” неважно шли дела, а я у Михаила Прохорова проверял кадры. В частности, всех его топ-менеджеров, которые работали в Норильске и частично в Москве. Прохоров расценивал Слуцкого как одного из топ-менеджеров и сказал мне: “Посмотри с точки зрения психологии, стоит ли вообще делать на него ставку”. И дал мне время с августа, когда мы начали, до конца сезона. Согласитесь, лучше ездить в Мячково, чем в Норильск. И я взялся за дело.

Помню, Леонид Викторович приехал ко мне домой. Мы собрали с ним анамнез (совокупность сведений, получаемых при медицинском обследовании путем расспроса самого обследуемого. - Прим. И.Р.), поговорили о его родителях, детстве, вообще всей жизни. Он не закрывался, с пониманием отнесся к моей задаче, прошел все психологические тесты. Пока шла его личная диагностика, встречались раза три-четыре по полтора-два часа. Заключение получилось положительным: его можно рассматривать именно как топ-менеджера. Подчеркиваю - не просто как тренера, а как кого-то более масштабного.

Но, когда его портрет был составлен, нужно же было делать что-то еще! Сказал ему: “Давайте я посмотрю всю команду и сделаю для вас рекомендации по психологии каждого отдельного игрока”. В проекте этого не предусматривалось, это была сугубо моя инициатива, о чем Слуцкий, признаюсь, не знал. Он думал, что моя изначальная задача - посмотреть еще и всех игроков. Не знал и гендиректор Юрий Белоус.

На самом деле Прохорова интересовал только Слуцкий. Но я, что называется, увлекся, к тому же, если уж быть совсем честным, мне не хотелось вновь переключаться на металлургов и возвращаться к изматывающим перелетам на Север. Кроме того, прежде я у совладельца “Норникеля” занимался и вопросами кадровой безопасности, проверял людей на детекторе лжи. Ну и заодно по собственной инициативе в течение пяти месяцев просмотрел весь персонал “Москвы”. Начиная, кстати, с самого Белоуса. Вот листаю свои записи - вижу там Сергея Шустикова, например. Уже по тому заключению можно было предположить, как он в ЦСКА закончит.

В итоге написал заключение для Прохорова. Уличил, например, повара, что он продукты ворует. Игроки стали жаловаться, что мучаются желудками. Выяснилось, что повар закупает продукты оптом на дешевом Лыткаринском рынке, причем часто просроченные, гнилые, а в документах прописывает, будто в самых дорогих супермаркетах. Ко всему прочему, готовит не просто выпившим, а зачастую пьяным, извините, в лоскуты. Его уволили.

- Вернемся к Слуцкому. Что отличает его образца 2006 года от сегодняшнего, с титулами и регалиями?

- Принципиальных различий нет, базовые черты те же. Просто уверенности стало больше. А она приходит, когда есть подтверждения правильности того, что человек делает. То есть титулы.

(Листает записи.) В 2006 году ответственность, с которой Слуцкий сталкивался по работе, на него давила. Ему было достаточно трудно с ней справиться. А сейчас, когда появились извне подтверждения его успешности, это давление спало. Раньше он пытался кому-то понравиться - тому же Белоусу, Прохорову. Теперь же, думаю, он не стремится понравиться ни Мутко, ни Гинеру. Он делает то, что считает нужным. В этом самая главная разница. Появилось чувство правоты, и ушел страх ответственности. Кроме того, раньше он воспринимал неудачи очень болезненно, как сугубо личную вину. Сейчас больше стал осознавать, что не все зависит от него. У него не бывает ощущения беспомощности благодаря сильным психологическим защитам. Делай что должно - и будь что будет.

- Слуцкого всегда называли белой вороной. По-вашему, трудно ему было вписаться в замкнутый футбольный мирок, где все люди с юных лет знакомы, играли друг с другом или против?

- Конечно, трудно. Вспоминаю того же Белоуса. Сотрудники клубов часто играют между собой - команда тренеров против команды обслуживающего персонала, например. Белоус или Шустиков всегда старались показать, в каком они порядке. Слуцкому было трудно, но он не хотел отставать. Он хорошо освоил подкат и на таких матчах так “катился” - это надо было видеть! Хотел, чтобы его воспринимали как своего.

- Подкатывался под Шустикова?

- Нет, под меня (смеется). Шустиков с ним всегда в одной команде играл.

- Белоус - интересная фигура. С одной стороны, он совершенно неожиданно сделал Слуцкого главным тренером вместо Валерия Петракова. Но потом сам же его и уволил.

- Белоус не ради Слуцкого и не против Петракова этот шаг предпринял. Он сам себя продвигал. Юрий Викторович - человек немножко демонстративного плана, для него самым важным было показать собственную значимость. Так вышло, что в определенный момент это Слуцкому помогло.

- А то, что Белоус внезапно уволит Слуцкого после 4-го места в 2007 году, можно было предположить?

- Разумеется. Уже к 2006 году Слуцкий своими качествами стал затмевать Белоуса, и последний это, что называется, просек. Гендиректор-то рассматривал ситуацию так, что он - бог и царь, а этот - так, погулять вышел. Он его иначе как Леней не называл.

При этом уже тогда было ясно, что потенциал у Слуцкого огромный и он далеко пойдет, учитывая еще и возраст. Он тогда еще диссертацию писал. Причем сомневался в ее необходимости. Я же убеждал его, что нужна - и даже не для статуса кандидата педагогических наук, а для саморазвития, для чуть-чуть другого взгляда на мир. Слуцкий работал над ней серьезно. И, глядя на это, я тоже многое понял.

- А была на тот момент какая-то сермяга в словах Белоуса, который в 2007 году отправил его в отставку со словами, что Слуцкий не умеет играть решающие матчи?

- Нет. Это было мнение Белоуса, за счет которого он повышал собственную значимость. Ставил, образно говоря, ему руки на плечи и пытался запрыгнуть на них.

ХОРОШО, ЧТО КОГДА-ТО ОН СВАЛИЛСЯ С ДЕРЕВА!

- После “Москвы” уже сам Слуцкий пригласил вас помочь ему в “Крыльях Советов”. Там он был уже другим?

- Я был очень впечатлен его поведением, когда у него начались проблемы и со всех сторон Слуцкого стали несправедливо гнобить...

- После известного матча с “Тереком”, о котором даже обиженный Шустиков сказал, что Слуцкий к этому не имел никакого отношения?

- Да. Плюс у команды были хронические задержки зарплат. Ситуация, в общем, была очень сложная. Тогда он прошел у меня повторное обследование, по сути, в состоянии стресса.

И выяснилась любопытная вещь. В обычном состоянии, когда все ровно, он проявлял себя как человек достаточно спокойный и уравновешенный, и изначальной готовности к обороне у него в общем-то не было. То есть он был раним и открыт для негативных влияний извне. Но в тот момент, когда ситуация резко обострилась и в его жизни наступил самый критический период, мы и сделали все тесты. И оказалось, что именно в таких условиях у него происходит резкая активация боевых черт характера.

Есть такие понятия - “синдром льва” и “синдром кролика”. Один человек внешне крутой, но, когда его по-настоящему прижимают, вся боевитость куда-то уходит. У Слуцкого же чем хуже, тем больше активизируются волевые качества. Когда все разваливается, он не опускает руки, а начинает бороться вдвойне.

Вспоминаю известную историю, когда он свалился с дерева и из-за тяжелых травм не стал игроком. Да даже к лучшему, что свалился! Так был бы одним из посредственных вратарей. А тут стал доказывать в первую очередь самому себе, что что-то может. Это и был признак того, о чем мы говорили выше. Другой, пролежав год в больнице и закончив то, чем занимался до этого всю жизнь, опустил бы руки. А у него, наоборот, пошел подъем.

Тот же Белоус в конце сезона-2006 ходил к Прохорову и настаивал на увольнении Слуцкого. Тогда-то у него и включились эти бойцовские качества, и стало понятно, что просто так его не “сольешь”. Он остался и следующий сезон отработал еще лучше.

Поэтому убежден: даже если вдруг что-то не получится на чемпионате Европы, это не повод отлучать его от работы со сборной. Для Слуцкого это станет этакими шпорами, которые погонят вперед еще сильнее. Повторяю: чем более суровы условия и обстоятельства, тем комфортнее он себя чувствует. Тут играет свою роль и молодой для тренера возраст, и здоровый образ жизни, который он вел всегда. Никогда не пил, не курил. Сил и энергии много.

- Если для Слуцкого чем хуже, тем лучше, почему тогда в 2012 году, когда ЦСКА занял третье место и не попал в Лигу чемпионов, он сам подал в отставку? Правда, Евгений Гинер ее, к счастью, не принял...

- У известного адвоката Кони был такой любимой прием. Когда он выступал в суде, наиболее значимые факты, которые могли сыграть против его подзащитных, он преподносил превентивно. Некоторые адвокаты их до последнего скрывают, а он, напротив, озвучивал первыми, причем в нужном ему ракурсе. И получалось так, что не ожидавшим этого прокурорам уже самим приходилось защищаться. У него это называлось - “отнять стрелы у прокурора”. Думаю, тут было нечто схожее.

Возможно, Гинер бы его и уволил. Но по собственной инициативе. А когда Слуцкий пошел на этот шаг превентивно, думаю, что у президента клуба что-то в сознании повернулось: он увидел, как тренер переживает за дело. Не знаю, сделал ли это Леонид Викторович на уровне сознания или чисто интуитивно, но результата он добился.

- Возвращаясь к сложнейшему для Слуцкого периоду - матчу “Терек” - “Крылья” и последующему уходу из Самары, - не мог он тогда надломиться?

- Это одна из шишек, которые на пути наверх набивает каждый. Если бы после этого он пошел на понижение, удар мог бы случиться. Он все равно бы поднялся, но, возможно, не до такого уровня. Однако человек он очень устойчивый, получил лишний опыт. А опыт, если правильно к нему отнестись, вредным не бывает. Тем более что все обернулось так удачно, что Гинер пригласил его в ЦСКА. Конечно, в тот момент он получил мощный заряд уверенности, которого после ухода из “Крыльев” ему не хватало, - знаю это, поскольку тогда разговаривал с ним. У человека появилась точка опоры.

- Он не раз говорил, что для него главной ценностью являются взаимоотношения с игроками. В том числе и поэтому он полетел на тот самый матч в Грозный - чтобы футболисты, которым некуда было деваться, потом не предъявили ему: “Вы весь в белом, а мы...”

- Так и есть. У него в основе всего лежит рационализм. В соответствии с ним он должен понимать каждого игрока “на раз, два, три”. Но он хочет, чтобы и игроки воспринимали его не на эмоциях, потому что позитивные эмоции очень быстро переходят в негативные. Он стремится к тому, чтобы футболисты видели: это разумный человек, который делает все в рамках определенной системы, стратегии. И чтобы какой-то один эпизод не мог повлиять на их восприятие Слуцкого.

- То есть он не может выгнать человека под влиянием минутного эмоционального всплеска?

- Нет. У него все просчитано. А если всплеск и случается, то он подготовлен и просчитан. У него все решительные поступки совершаются на уровне разума. Импровизации там места нет.

- Когда-то Гус Хиддинк учил своего помощника Александра Бородюка: “Когда тренер способен сказать своему президенту “нет”, он становится тренером”.

- Сейчас, с опытом и после трофеев, у Слуцкого это появилось. А когда-то у него с этим были проблемы. Это пришло, и теперь он может сказать “нет” кому угодно. Взять тот же 2012 год и заявление об уходе, который он положил на стол Гинеру. Это был шаг человека, который не держится за работу любой ценой.

В ЧЕМ-ТО ЖЕСТЧЕ, ЧЕМ КАПЕЛЛО

- Не могу представить себе орущего Слуцкого. А вы?

- Могу. И сам видел это несколько раз. Орал очень конкретно и жестко. Со всеми словами, как положено. Я был на сборах “Крыльев” в Испании. Идешь по кромке поля, он стоит где-то на другом конце и кричит так, что мало никому бы не показалось. Распекал футболистов по полной программе. Но - что его отличает - если есть какая-то конкретная индивидуальная претензия, то он предпочтет высказать ее не при всех, а один на один. Вызывает игрока в свой номер в гостинице и может очень жестко высказать все.

- Весной 2010 года, после выхода ЦСКА в четвертьфинал Лиги чемпионов, он признавался мне, что все еще не уверен в своей готовности работать с топ-клубом. А Дэвид Бекхэм, по словам Алекса Фергюсона, после каждого даже бездарно сыгранного им матча был уверен, что провел его лучше всех. Слуцкий - антипод Бекхэма?

- Я бы так не сказал. Есть социально приемлемая форма объяснения - она же имидж. И есть зерно человека - то, что на самом деле. Зерно проявляется именно в напряженные моменты, когда все “красивости” отлетают и остается суть. А по сути это жесткий, настойчивый человек. Пробиться из тренеров команды мальчиков Волгограда во взрослую сборную России... Если бы он был таким рефлексирующим, каким его представляют, ничего этого не было бы. Это как спортивный костюм, в котором он ходит во время игры, но легко может сменить его на цивильный, если заставит дресс-код. Оболочка, маска. А за этой маской стоит человек, который знает себе цену и идет к поставленной цели.

- И всегда знал?

- И всегда знал.

- То есть никакой рефлексии на самом деле нет?

- Даже близко. Это человек очень жесткий, рациональный, моментами даже достаточно холодный. У него четко расставлены по полочкам цели, задачи. А имидж позволяет делать так, чтобы при определенных обстоятельствах эти качества недооценивали. Порог толерантности у Слуцкого достаточно высок, но если зашкалит...

Вспоминается, как он в бытность тренером “Олимпии” врезал арбитру, который убивал его команду. Я бы не хотел оказаться на месте этого судьи. Слабый, рефлексирующий человек всячески уходит от конфликтов, боится их. У Слуцкого этого нет. Взять ту же ситуацию с Шустиковым.

- Многолетний помощник вылил на него тонну помоев в прессе, обвинил, что тот его “слил”. Тяжело Слуцкий такие вещи переживает?

- Полагаю, что это не заходит глубоко внутрь его. Шустиков шел с ним рядом начиная с дубля “Москвы”, переходил вместе с ним в один клуб, в другой и в какой-то момент счел, что Слуцкий стал тренером такого уровня благодаря ему. А тут видите, как все закончилось, причем без практического ущерба для Слуцкого, выигравшего чемпионат уже без него. Судя по интервью, Шустиков очень тонко уловил одну черту характера своего бывшего босса. До тех пор пока ты ему помогаешь - будешь в фаворе. Как только начнешь ему мешать, нарушать правила - возиться он ни с кем не будет. Какими бы ни были отношения раньше.

- Хотите сказать, что Слуцкий внутренне жестче, чем Фабио Капелло?

- Судя по тому, что я знаю про Капелло от игроков, думаю, да. Например, он требовал, чтобы в столовую все приходили в одно и то же время, в одинаковой одежде ходили и так далее. О чем это говорит? Человек пытается ввести дисциплину через внешнюю атрибутику. Это косвенный признак того, что человек не уверен в правильности своего воздействия на игроков. Почему, например, вводится строевая подготовка или единообразие формы в армии? Чтобы выбить дух сопротивления. Так же и здесь. Капелло не был уверен, что способен убедить людей и заставить себя уважать без внешних атрибутов.

Формализация отношений с подчиненными - один из методов управления персоналом вне зависимости от профессии. “Я приказал - делайте!” В основе этого - неуверенность руководителя в правильности своих действий, которую он сколько угодно может маскировать под строгость. Такие люди не терпят никакой критики и другого мнения, кроме своего.

Слуцкий в этом плане совершенно иной. Он коммуникабелен, допускает любые мнения и от игроков, и от персонала команды. Всех выслушивает, даже внешне соглашается. Но поступает так, как считает нужным. И когда человек имеет возможность критиковать руководителя, это как раз говорит ему о силе первого лица. Слуцкий не давит их внешней атрибутикой - футболисты находятся исключительно под давлением его авторитета.

- Не вижу, чтобы после прихода в сборную он хоть как-то изменился.

- Зазнайство - это признак достаточно невысокого интеллекта. А с интеллектом у Слуцкого все в порядке. Человек воспринимает окружающий мир и себя в нем в соответствии со своим интеллектом и воспитанием, с самоиронией и юмором.

Игорь РАБИНЕР

Окончание - стр. 7

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...