7 июня 2011

7 июня 2011 | Теннис

ТЕННИС

ROLAND GARROS

Рафаэль НАДАЛЬ: "ЧЕМ ТРУДНЕЕ ДАЕТСЯ ПОБЕДА, ТЕМ ОНА ЦЕННЕЕ"

Глеб ШАТУНОВСКИЙ

из Парижа

- Вы неоднократно говорили, что Roland Garros является для вас особым турниром. Почему?

- Из всех четырех чемпионатов "Большого шлема" именно здесь мои шансы на победу наиболее велики. Поэтому для меня этот турнир - главная цель года. Если я его выигрываю, то уже могу считать сезон удавшимся. К тому же победа в Париже облегчает мне вторую половину сезона, снимает лишнее напряжение. Выиграв чемпионское звание здесь, я затем всегда успешно играю и вторую половину сезона.

- Что было ключом к победе сегодня?

- Сразу хочу отметить, что Роджер, на мой взгляд, провел великолепный турнир, от начала до конца. Сегодня ему немного не повезло в первой партии, во второй он сумел выравнять положение, показав отличный теннис, но потом ему опять немного не повезло. В третьем сете он играл безукоризненно. Когда у Роджера получается такой теннис, соперники не могут вообще ничего поделать. Его бэкхенд был сегодня гораздо лучшего качества, чем раньше. Прежде, когда я подавал ему под лево, то более или менее держал розыгрыш под своим контролем. Сегодня это было не так. Как мне удалось выбраться из такого положения? Я ждал своего часа, старался постоянно сохранять концентрацию, не давать ему легких мячей. Ключевой момент, считаю, был в начале четвертого сета, когда я сумел отыграться с тройного брейк-пойнта. Но еще раз скажу: сегодня Роджер сыграл великолепно. И победа была очень непростой.

- Федерер провел отличный матч против Джоковича, и против вас он сразу повел со счетом 5:2. Не начали ли вы в этот момент сомневаться, что способны его обыграть?

- У меня против Роджера здесь случался и худший старт. Например, в 2006 году я ему вовсе проиграл первую партию 1:6, так что счет 2:5 это не самое страшное, что у меня было. Что я могу сказать? Да, первая партия для меня очень важна, она задает настроение на дальнейшее. Но вместе с тем первый сет это всего лишь первый сет. Матчи на грунте - долгие, и безумно сложно все время удерживать высочайший уровень агрессивного тенниса и не совершать ошибок. У Роджера все получалось в начале матча, потом, как я уже говорил, мне немного повезло. Ну а затем я сам показывал очень хороший теннис.

- Вы начали этот турнир не слишком уверенно, но все равно выиграли чемпионское звание. В чем секрет?

- Иногда такое проходит, иногда - нет. Но я сказал еще на прошлой неделе, что сделаю все возможное, чтобы изменить ситуацию. В итоге я сумел показать свой лучший теннис тогда, когда мне это было необходимо больше всего. Именно поэтому нынешняя победа для меня особенно ценна. К примеру, в 2008 году я провел, наверное, свой лучший Roland Garros, чем когда бы то ни было, все свои матчи я выигрывал в трех сетах - четвертьфинал, полуфинал, финал. Так вот, когда я выиграл победное очко, у меня даже не было ощущения, что я действительно выиграл турнир, настолько легко мне все далось. Когда же за победу приходится реально бороться, как в этом году, начинаешь ее больше ценить.

- В какой момент по ходу турнира вы почувствовали уверенность в своих силах? Было ли это в четвертьфинале с Содерлингом?

- Интересно, что на тренировках я себя чувствовал великолепно с самого начала. Но вот когда выходил на корт и начинал играть официальные матчи, откуда-то появлялись и нервозность, и беспокойство. С другой стороны, когда ты чувствуешь себя хорошо на тренировках, ты уже знаешь, что на правильном пути, и это тебе все равно в какой-то степени помогает. Ну а затем наступает "момент истины". Ты выходишь на корт против действительно сильного соперника вроде Содерлинга и понимаешь, что если не покажешь хороший теннис, то отправишься домой. В этот раз я сумел поднять уровень своей игры.

- То есть Содерлинг вынудил вас искать какие-то дополнительные резервы?

- Именно так. Я неважно выглядел в первых раундах во многом потому, что уровень соперников и не требовал от меня большего. В то же самое время я чувствовал: если мой следующий соперник предложит мне более высокий уровень, то я смогу ему соответствовать.

- Как оцените свою готовность к Уимблдону после такой победы?

- Пока я еще думаю не об Уимблдоне, а о моем первом турнире на траве в Лондоне. Для меня переход с грунта на траву всегда был непростым, даже учитывая все те хорошие результаты, которых я добился на этом покрытии. Придется немало поработать, как это было все предыдущие годы. Нужно адаптировать свою игру к травяному покрытию, вспомнить, как ты играл в прошлом году, что получалось, что не получалось. Начну потихоньку тренироваться уже завтра (в понедельник. - Прим. Г.Ш.), во вторник, наверное, сыграю первый матч в паре, в среду - уже в "одиночке". В любом случае я начинаю травяной сезон, испытывая меньшее психологическое давление, нежели до Roland Garros. Но имею не меньшую мотивацию!

- Вы повторили рекорд шведа Бьорна Борга, выиграв Roland Garros в шестой раз. Имеет ли этот факт для вас какое-то особое значение?

- Мне это очень приятно. Могу сказать, что для меня большая честь встать в один ряд с Боргом. Но наибольшее удовлетворение у меня вызывает не сам рекорд, а факт того, что я выиграл этот турнир еще раз. Нынешняя победа далась мне очень непросто, и сейчас я радуюсь именно ей.

- Роджера Федерера называют лучшим игроком всех времен, однако в свои 25 лет вы добились большего, чем он в том же возрасте. О чем вы думаете, когда сравниваете свои достижения с достижениями Федерера?

- О том, что тоже могу играть в неплохой теннис (улыбается). А если серьезно, я предпочитаю не забивать себе голову размышлениями о том, кто является лучшим теннисистом всех времен. Уместно и справедливо будет сказать, что я вхожу в число лучших. Это меня вполне устраивает. Я горжусь своими достижениями и благодарен за все, что случилось в моей жизни вплоть до сегодняшнего момента.

Прямой эфир
Прямой эфир