26 мая 2001

26 мая 2001 | Баскетбол - Россия

Иван ЕДЕШКО

ЗАЛОЖНИК ТРЕХ СЕКУНД

Его сделал знаменитым один точный пас - в 1972 году, в финале мюнхенской Олимпиады. За три секунды до конца матча с американцами защитник сборной СССР Иван Едешко через всю площадку отдал мяч Александру Белову - и тот забил. Так родилась одна из главных легенд в истории мирового баскетбола.

Соавтор мюнхенского чуда, а ныне главный тренер иркутского "Шахтера", встретил меня с загипсованной ногой. "Вот, решил поиграть с друзьями в баскетбол, забыв заглянуть в паспорт. И порвал ахилл", - пояснил Иван Иванович. Пока Едешко, прихрамывая, добирался до кресла, я успел осмотреться. Обстановка в жилплощади, снимаемой иркутским клубом, холостяцкая: разбросанные вещи, пыль на заставленных видеокассетами полках...

- Жена осталась в Москве нянчиться с внуком, - пояснил Едешко. - А сам бываю дома два раза в день: утром ухожу на тренировку, днем захожу отдохнуть и опять отправляюсь на тренировку или игру. Возвращаюсь к вечеру. Да мне особые условия и ни к чему. Телевизор, видеомагнитофон, стиральная машина и холодильник есть. Что еще надо?

ПОДАРОК ОТ БОГА

Стоило мне завести разговор о тех самых трех секундах, как хозяин поднялся и молча, без особого удовольствия вставил в видеомагнитофон кассету. На экране молодой Иван Едешко без разбега швырнул мяч точнехонько в руки покойному ныне Александру Белову, тот оставил не у дел двух американцев и через мгновение оказался в объятиях обезумевших от счастья партнеров. "Победа!" - донесся из прошлого истошный крик комментатора Нины Ереминой...

- Что я чувствую, когда это смотрю? - переспросил Едешко. - Да ничего. Я уже много раз говорил, что ловить мяч было труднее, нежели отдать пас. Так что три секунды - заслуга Сашки Белова.

- Приходилось слышать: мол, дай вам еще 10 попыток - и вы вряд ли повторили бы свой пас.

- Это говорят дилетанты. Я и сейчас могу отдать такой же. Ну, не десять передач из десяти, но семь - наверняка. Сложность заключалась не столько в техническом исполнении, сколько в психологическом напряжении. Но хватит об этом. О тех секундах уже столько написано и сказано...

- Можно сказать, вы стали заложником этих трех секунд.

- В какой-то мере да. Сергей Белов набрал в финале с американцами 20 очков - практически половину всех очков нашей команды. Но этот факт отошел на второй план. Люди вспоминают прежде всего Едешко и Александра Белова.

- В одной из книг Александра Гомельского я прочел, что только такой экстравагантный и рисковый баскетболист, как Иван Едешко, мог отдать этот чудо-пас. Согласны?

- У меня на сей счет есть другая мысль, которой я еще ни с кем не делился. Меня всегда считали везучим. Думаю, в Мюнхене это тоже сыграло свою роль.

- А сами себя вы везучим считаете?

- Считаю, что мне очень повезло в жизни. Мне нравится, как я живу, нравятся мой менталитет и моя философия отношений между людьми. В чем она заключается? Как по Библии: любите людей и делайте им добро.

- Вы верующий?

- У меня немножко другая вера. В церковь не хожу, ибо знаю одно: можно молиться, превозносить Бога и не грешить, но для Него важнее те добрые дела, которые ты делаешь на земле, и то, как ты относишься к людям. Вот моя вера. Думаю, ни один человек не может сказать, что я сделал ему подлость или с предубеждением к нему относился. Подлости же по отношению к себе я принимал как слабость тех, кто их делал, и продолжал следовать своим принципам. Наверное, поэтому Бог не обделил меня вниманием.

- Слышал, какая-то история, связанная с религией, была у вас и в Мюнхене.

- Да, в Олимпийскую деревню там проникала масса распространителей религиозной литературы. В том числе и Библии на русском языке, у нас тогда запрещенной. Накануне финального матча одна американка упорно пыталась обратить меня в свою веру. Я ее спросил: "Чего бы ты хотела - чтобы я поверил в Бога и сборная США завтра проиграла или наоборот?" Она протянула мне Библию и говорит: "Если хочешь выиграть, прочти такую-то главу". Вернувшись в номер, я перед сном честно прочел главу и положил Библию под матрац. Что произошло на следующий день, вы знаете.

РУССКИЙ МЭДЖИК

Выходец из рабоче-хулиганского района белорусского города Гродно, перепробовав в детстве почти все виды спорта, остановился на баскетболе в 14 лет. Как говорит, ему несказанно повезло, что судьба свела с тренером Анатолием Марцинкевичем - настоящим фанатом баскетбола. Проводя в зале по полдня, Едешко за три года вытянулся на 15 сантиметров, обогнав в росте троих братьев. Вскоре талантливый юноша оказался в минском "Спартаке" (впоследствии РТИ), игравшем во второй союзной лиге. А в 1970-м приказом замминистра обороны был призван под знамена непобедимого ЦСКА, откуда было рукой подать и до сборной СССР.

За последующие девять лет Едешко выиграл все, что мог: 8 чемпионатов Союза, две Спартакиады, Кубок чемпионов, Олимпиаду, два чемпионата Европы, первенство мира, Универсиаду. Впрочем, медали медалями, но в те золотые годы было нетрудно и затеряться среди созвездия игроков. Вольнов, Сергей и Александр Беловы, Паулаускас, Сальников, Мышкин, Ткаченко... Но имя Едешко находилось в этом великолепном перечне в числе лучших из лучших.

Баскетболистом он был без преувеличения уникальным. Ведь при своих 195 см (таким данным в те времена могли позавидовать и центровые. - Прим. А.Ф.) Едешко исполнял обязанности... разыгрывающего! Это сегодня такое вряд ли удивит специалистов, а в 70-е произвело настоящий фурор. Позднее баскетбольный мир узнал имя еще одного высокого игрока с дриблингом и видением площадки, как у "малыша". Его звали Мэджик Джонсон. Легендарный американец, правда, был повыше русского предшественника на 8 - 9 см, но манерой его игра - с эффектными передачами и прочими зрелищными элементами - очень напоминала игру Едешко.

Универсал Едешко, который, как и Мэджик, мог сыграть в любом амплуа, славился и действиями в защите. Не случайно в сборной СССР ему частенько доверяли самых опасных игроков соперника, в том числе американских студентов Джулиуса Ирвинга и... Мэджика Джонсона.

Однако спортивную карьеру Едешко нельзя назвать такой уж гладкой и безоблачной. Игра на грани риска импонировала зрителям, но не устраивала людей, для которых результат всегда стоял на первом месте. Александр Гомельский, возглавивший в 1970-м ЦСКА, решил проучить "пижона", усадив того на пару лет в глухой запас. Доходило до абсурда: в армейском клубе у Гомельского Едешко просиживал штаны на скамейке, а в сборной у Владимира Кондрашина был одним из лидеров!

- Конечно, обидно было, - вспоминает Иван Иванович. - Но у каждого тренера был свой взгляд на игру. И получалось, что под баскетбол Гомельского я вроде не подходил, а в систему Кондрашина вписывался легко. Впрочем, справедливости ради замечу, что мой небольшой конфликт с Папой (Гомельский. - Прим.А.Ф.) завершился благополучно: под занавес карьеры, в 1978 и 1979 годах, я играл в сборной уже под его руководством.

ЗАБЫТЬ ГВИНЕЮ-БИСАУ

Вездесущий Гомельский сыграл роль и в судьбе Едешко-тренера: в 1982 году он пригласил начинающего специалиста в помощники на победный чемпионат мира в Колумбии. Спустя 5 лет Папа вновь прибегнул к помощи бывшего подопечного. Правда, на сей раз сборная увезла с европейского первенства в Афинах лишь серебро.

Начиналась же тренерская карьера русского Мэджика в далекой Африке, в Богом забытой Гвинее-Бисау.

- Когда закончил играть, другой профессии для себя не видел, - говорит Едешко. - В 1980 году трудное материальное положение вынудило меня согласиться на вариант в Гвинее-Бисау. Там я тренировал одновременно национальную и военную команды.

- Африканской экзотики, наверное, хлебнули...

- Да уж, можно книжку написать. Но позвольте не вспоминать этот период моей жизни. Для меня он как страшный сон. Другое дело - Ливан. Вот от него остались самые приятные воспоминания. Клуб "Спортинг", который я возглавлял три года с перерывом (в 1993, 1994 и 1996 годах. - А.Ф.) был постоянным чемпионом страны, а в мой последний сезон впервые в своей истории занял 3-е место в Кубке чемпионов Азии. Когда мы вернулись с бронзовыми медалями в Бейрут, нас на руках несли от трапа самолета. Команда мусульманская, но ее успех праздновали несколько дней - в том числе и в христианских районах города! В прошлом году представители "Спортинга" приезжали ко мне в Македонию на молодежный чемпионат Европы, а сейчас засыпают письмами с просьбой назвать условия, на которых я согласен возглавить команду. Честно говоря, условия для работы в Ливане были просто сказочные. Я жил в шикарном доме в центре города, меня обслуживали три горничные-филиппинки... Красота!

- Если в Ливане все так замечательно, почему вы здесь, в России?

- Не хочется уезжать от российского баскетбола. И еще для меня важно, чтобы Едешко знали и помнили на родине. Вот уеду опять в Ливан - и здесь обо мне сразу забудут...

ЕРЕМИН

Да, коротка человеческая память. Сегодня уже мало кто вспоминает, что первый в истории чемпионат России, в 1992 году, ЦСКА выиграл именно под руководством Едешко. А помощником у него тогда работал Станислав Еремин, чья тренерская карьера едва ли развивалась бы столь стремительно, не уступи ему старший товарищ и экс-партнер по ЦСКА и сборной Союза пост главного тренера команды.

- Это случилось на старте следующего после первой победы сезона, - вспоминает Едешко. - ЦСКА переживал тяжелые времена: не было денег и спонсоров. Масса ребят уезжала на заработки за границу, и даже игроки, оставшиеся в ЦСКА, собирались уходить. Я не мог с этим бороться, а Стае полон энергии, энтузиазма. В общем, я решил, что он справится с обязанностями главного тренера лучше меня, и уехал в Ливан.

- Не приходилось потом, когда вернулись и стали вторым, жалеть о том, что уступили свой пост Еремину? Ведь ваша карьера могла бы сложиться успешнее, останься вы тогда в армейском клубе...

- Я бы слукавил, если бы сказал, что меня устраивала роль второго тренера. Но о своем решении не жалел! Искренне рад за Еремина. Он стал сильнейшим российским тренером и заработал авторитет, который не пошатнула даже неудача сборной в Сиднее.

- Прошлым летом, задолго до начала сиднейской Олимпиады, Еремин не отпустил Андрея Кириленко на первенство Европы среди молодежных команд (в результате возглавляемая Едешко сборная не смогла пробиться в первую четверку и не прошла отбор на чемпионат мира. - Прим. А.Ф.). Признайтесь, сильно обиделись на друга?

- У меня не было времени обидеться - это случилось за три дня до старта. Но считаю решение не отпускать Кириленко в корне неправильным - прежде всего в плане развития нашего юношеского баскетбола. Не попав на чемпионат мира, команда того созыва, в которой еще целый год могли "обкатываться" наши лучшие молодые игроки, распалась. Едва ли это пошло нам на пользу... Но на наши дружеские отношения с Ереминым этот случай не повлиял. Я ему все высказал, он привел свои доводы. Убедить друг друга нам так и не удалось. И все же я считаю, что моя правда - человечнее.

ЛУЧШАЯ БАЙКА О БАСКЕТБОЛЕ

Разговаривать с Едешко - как читать хорошую книгу. Образованный, остроумный и задушевный собеседник, речь плавная, тягучая, бархатистый тембр голоса из-под пышных усов - не говорит, а будто сказку рассказывает. В общем, настоящая находка для журналиста. Кстати, в свое время, как поведал мне Иван Иванович, он в соавторстве с легендарным спортивным журналистом Анатолием Пинчуком написал книгу. Она уже была готова, но случилось несчастье: Пинчук умер.

- На похоронах я сказал собравшимся журналистам о книге, - говорит Едешко. - Причитавшийся мне гонорар хотел отдать семье покойного. Однако за издание книги тогда никто не взялся. Спустя четыре года ею заинтересовался другой журналист - Виктор Пугачев. Взял у меня рукописи и надо же - тоже скончался. Что с этими рукописями, где они сейчас - неизвестно. Жаль, что книга так и не увидела свет. Она обещала получиться очень интересной. Ведь в ней говорилось не столько обо мне, сколько об отношениях между игроками, о психологии спортсмена, его семейной жизни (одна из глав была посвящена моей жене). И, конечно, не обошлось без всевозможных забавных историй из мира баскетбола.

Баек Едешко знает уйму - всей газеты не хватит. Поэтому я попросил припомнить одну, лучшую.

- Эту рассказывать нельзя, - начал перебирать в памяти Едешко. - Эту тоже - люди могут обидеться... А, вот случай был! Матч первенства республики в родном Гродно. Начало второго тайма, в центре площадки разыгрывается спорный мяч. Один игрок выпрыгивает выше оппонента и откидывает мяч партнеру по команде, который... устремляется к своему кольцу. Защитник другой команды подумал, что тот забивает в его корзину, и начал обороняться! Пока остальные участники матча в ужасе замерли, эти двое ведут борьбу: один проходит под щит, делает обманное движение, поднимает в воздух соперника, бросает - мимо, сам же подбирает, опять атакует... Нападавший все-таки не забил, и второй игрок, подхватив мяч, побежал в контратаку на свое кольцо, а тот - за ним! Возле центральной линии, наконец, остановились: увидели, как окружающие буквально угорают от хохота.

...Перед тем как попрощаться, угостив меня настоящим сибирским омулем и красной икорочкой под пиво "Бавария", Едешко вдруг усмехнулся:

- Знаете, когда я играл и был в фаворе, журналисты меня обычно просили рассказать о самом счастливом моменте в жизни спортсмена. На что я отвечал: возвращение из-за границы. Команда победила, на обратном пути в самолете, естественно, чуть-чуть выпиваешь, затем, поволновавшись, проходишь таможенный контроль и садишься в такси. Тут-то и наступает этот счастливый миг: ты едешь домой, где тебя уже ждет накрытый стол, рядом в целости и сохранности чемодан с закупленными за рубежом вещами. Откидываешься на сиденье и закуриваешь "Мальборо".

Александр ФЕДОТОВ

Иркутск - Москва