11 мая 2001

11 мая 2001 | Футбол

ФУТБОЛ

Олег РОМАНЦЕВ

НЕ ХОЖУ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ,
ПОТОМУ ЧТО НЕ ТЕРПЛЮ НАСИЛИЯ НАД ЛИЧНОСТЬЮ

Перед началом беседы главный редактор "СЭ" Владимир КУЧМИЙ вручил Олегу Романцеву фотоснимки, на которых главный тренер сборной России и "Спартака" запечатлен вместе с Президентом России Владимиром Путиным. И первый вопрос вернул гостя "СЭ" к встрече с главой государства.

ОТДУШИНА ДЛЯ НАРОДА

- Олег Иванович, произвел ли на вас Путин впечатление человека, который понимает, что спорт - это средство оздоровления нации, что футбол - отдушина для миллионов людей в России и эта игра требует особого отношения?

- Мне кажется, президенту ясно, что народу в первую очередь нужно здоровье. Он посещает различные соревнования, сам занимается спортом. Ну, а как любой спортсмен, наверное, немного завидует футболистам, потому что в нашей стране футбол - и от этого никуда не деться - вид спорта номер один. Самая популярная игра не может не заслуживать внимания.

- Путину известна программа развития футбола?

- Думаю, пока она до его сведения не доведена, поскольку еще требует доработки. Программа обширна, и прежде чем ознакомить с ней президента, надо тщательно обсудить ее на разных уровнях. Это сейчас и происходит, в том числе в парламенте.

- Ее реализация потребует больших затрат?

- Конечно. Ведь программа рассчитана не на год-два, а на десятилетия. Она предусматривает сооружение сотен хороших полей, создание школ-интернатов, более высокие оклады тренерам, расходы на экипировку, проживание, питание футболистов. Все это требует средств, но их вложение окупится.

250 МИЛЛИОНОВ НА СТАДИОН

- Данная программа рассчитана на дальнюю перспективу. А как на счет программы развития "Спартака"? Получила ли она уже какие-то конкретные очертания?

- Мы как раз приступили к ее осуществлению. Почти в любом серьезном клубе существует пирамида, в основании которой детско-юношеский футбол, а вершина - команда мастеров. В принципе такая пирамида выстроена и в "Спартаке". Но мы хотим ее усовершенствовать. Потому взялись за создание школы-интерната, в которую намерены взять наиболее талантливых ребятишек не только из Москвы, но и из других городов, из сельской местности. При интернате обязательно создадим общеобразовательную школу, у ребят будет по несколько часов в день тренировок и теоретических занятий. Оборудуем помещение для родителей, чтобы все почувствовали: интернат - не приют, а серьезное учебное заведение. Несколько десятков юных футболистов мы уже привлекли. И это только начало.

- Вместе с тем у "Спартака", вершины пирамиды, пока нет своего стадиона. Как продвигается решение этого вопроса?

- Об этом меня часто спрашивают и журналисты, и болельщики. К сожалению, мы постоянно сталкиваемся со сложностями. Вроде бы передали "Спартаку" землю в районе метро "Ботанический сад". Однако когда дошло до дела, вдруг выяснилось, что клуб должен дополнительно выложить 30 миллионов долларов. На столь солидные расходы "Спартак" не готов. Мы согласны, что тем, кто арендует эту землю и владеет на ней различными объектами, следует выплатить компенсацию. Но ранее речь шла о другой сумме, а также о помощи со стороны государства. Реализация проекта и без того стоит более 250 миллионов долларов. Теперь срочно ищем другую территорию. И все-таки в этом году, наверное, заложим первый камень.

- Вы называете колоссальные суммы. Это будет большой спортивный комплекс?

- Да, типа "Арены" у "Аякса".

- А как обстоят дела с базой в Голицыне? Пошли слухи, что ее сооружение заглохло вследствие каких-то неожиданных проблем.

- Строительство базы идет, два поля уже готовы. В коттеджах бывшего дома отдыха, предназначавшихся для футболистов, заканчивается ремонт. Но у нас появилась возможность построить более компактную базу гораздо ближе к Москве - в 15 километрах от окружной дороги. Видимо, уже в августе начнем там строительные работы. А в Голицыне, где можно поселить человек триста, хотим разместить школу-интернат. В идеале там будет четыре футбольных поля: два - с искусственным покрытием, два - с подогревом, а также хоккейная коробка с искусственным льдом, тренажерный зал, бассейн.

- Используете ли вы при этом опыт зарубежных клубов?

- Да, того же "Аякса", который, впрочем, теперь дальше пошел: создал школы в далеких странах, в частности, в ЮАР.

"СПАРТАК" - ВНЕ ПОЛИТИКИ

- У "Спартака" 14-15 миллионов болельщиков. Не приходило ли вам в голову козырнуть этим в высших сферах ради решения клубных проблем? Может быть, прими вы предложение о вступлении в политическую партию и поведи за собой миллионы избирателей, жизнь стала бы легче?

- К счастью, политики мне уже давно ничего подобного не предлагают. Я - личность аполитичная. Не в том смысле, что не обращаю внимания на политику - напротив, меня очень интересует, кто у нас президент и кто заседает в парламенте, как решаются государственные вопросы. Но среди 15 миллионов наших болельщиков люди различных взглядов: и центристы, и крайне правые, и крайне левые. И все они искренне переживают за "Спартак". Если Романцев с командой примкнет к какому-либо течению, мы неминуемо обидим огромное количество народа.

- "СПОРТ-ЭКСПРЕСС" всегда исходил из того, что не политика нужна футболу, а футбол и спорт в целом нужны политике.

- И это совершенно верно.

ЧЕМПИОНАТ И МЫЛЬНЫЕ ОПЕРЫ

- В прошлом году по каналу RenTV показывали все матчи "Спартака". Как в этом сезоне складываются отношения вашего клуба и телевидения?

- Мы остались в целом довольны сотрудничеством с RenTV. Но, к сожалению, передачи этого канала не принимаются в отдаленных регионах, где у нас тоже есть болельщики. Пока мы не подписали договора о телетрансляциях на весь сезон - ограничились лишь некоторыми матчами. Ведем переговоры с RenTV и РТР.

- А тем временем в чемпионате России уже сыграно восемь туров.

- Это так, но телетрансляции - вопрос серьезнейший. Возможно, мы подпишем контракт не до конца сезона, а на два-три года. Хотелось бы, чтобы договор не был скоропалительным, чтобы от него выиграли все, в том числе любители футбола. "Спартак" хотят видеть и на Дальнем Востоке, и на Камчатке.

- Вы продаете телевизионные права самостоятельно, не участвуя в пулах. Исходите из финансовых соображений?

- Да, потому что во всяких пулах доля "Спартака" получается незначительной. А телевидение между тем чаще всего выдвигает условие о показе матчей с участием нашей команды.

- Считаете ли вы нормальной ситуацию, когда интересные футбольные матчи то вовсе игнорируют, то показывают в позднее время в записи?

- Никого, кто любит футбол, такое положение дел устраивать не может. Хотя и осуждать телевидение, которому приходится учитывать разные интересы, не имею права. Наверное, ему выгоднее показывать что-то другое, например, мексиканские сериалы.

- Доводилось ли вам встречаться на телевидении со здравомыслящими людьми, которые понимают, что, не показывая футбол, невозможно поднять его рейтинг?

- Доводилось. Но либо еще не пришло их время, либо им недостает авторитета, либо заедают дела сиюминутные. Иногда, чтобы выжить, надо чем-то поступиться. Скажем, футболом. По-моему, это нормально.

НОВЫЕ ВРЕМЕНА, НОВЫЕ ЛЮДИ

- В "Спартаке" в последнее время появились новые люди: Червиченко, Шикунов... Почему потребовалась перестройка?

- Непосвященному может показаться, что работа в "Спартаке" - манна небесная. Попади туда - и будешь получать хорошие деньги. В действительности в "Спартаке" работать трудно на всех уровнях. В определенный момент люди устают. Я очень благодарен Юрию Заварзину и Григорию Есауленко, которые многое сделали для клуба. Но им стало тяжело, в том числе в чисто физическом плане. С другой стороны, жизнь дорожает. Раньше бюджет клуба составлял 2 миллиона долларов, теперь и 12 миллионов не хватает. Зарабатывать продажей игроков больше не удается. Раньше можно было купить в России хорошего футболиста за 100, в крайнем случае 300 тысяч долларов, теперь Митрески, отличный, на мой взгляд, игрок сборной Македонии, нам обошелся раз в пять дешевле, чем просили за россиянина, даже не играющего в основном составе клуба. Теперь в трансферной политике стараемся сводить баланс с нулем. Сегодня в "Спартак" пришли более молодые и энергичные люди, готовые найти и находящие серьезных спонсоров. И эти люди выполняют те же обязанности, что их предшественники. Так, вся финансовая деятельность клуба возложена на Андрея Червиченко, а за трансферную политику отвечает Александр Шикунов. Лично я - плохой менеджер, чего никогда и не скрывал. Хороший - тот, кто умеет делегировать ответственность. Я же этому так и не научился. Теперь стремлюсь построить работу более гибко.

НА КОНТРАКТАХ - 50 ИГРОКОВ

- Итак, по сравнению с первой половиной 90-х годов формирование бюджета происходит по-иному. Раньше основные доходы давала продажа игроков, теперь - спонсорские поступления.

- Именно. Плюс некоторые коммерческие программы, пусть и незначительные, которыми, я, кстати, тоже не занимаюсь.

- С прошлого года за селекцию отвечает Шикунов. Вы довольны его работой?

- Вполне. Прежде всего в плане трудоустройства футболистов. В начале года у нас было на контракте около ста игроков. Некоторые даже за дубль не играли, а получали зарплату в клубе. Это и выпускники нашей школы, и те, кого мы приобрели и не угадали. Так вот, Шикунов нашел многим из этих игроков команды, и почти все остались довольны. Теперь у нас осталось на контракте около 50 человек. Не все, конечно, получилось в вопросах комплектования, но все получиться и не могло. Тем более что за некоторых футболистов у нас просили суммы, которых те не стоят.

- Вы согласны с тем, что из новичков по большому счету удачным приобретением стал только Митрески?

- Не только он. В прошлом сезоне в команду хорошо влились Тчуйсе, Калиниченко. А вот стоило вашей газете поместить большой портрет Маркао, как бразилец перестал играть.

- Как всегда, во всем виноваты журналисты?

- Нет. Вы даете высокие оценки игрокам из лучших побуждений. Я же внушаю им, что похвалы - только аванс, за который надо журналистов благодарить. Увы, некоторые сразу начинают думать, что всего достигли. Впрочем, это чисто индивидуально.

К БРАЗИЛЬЦАМ ТРЕБОВАНИЯ, КАК К ПЕЛЕ

- Что делать с теми, кто сдал в последнее время? В первую очередь имеются в виду бразильцы.

- Не знаю, кто придумал емкое словосочетание "кредит доверия". И хотя я вообще-то терпеливый человек, его бразильцы потихонечку исчерпывают.

- Если человек не выходит в основном составе, то, значит, доверия к нему не осталось вовсе?

- Да, и чтобы восстановить его, надо, как минимум, в каждой игре выкладываться. Не думаю, что Марадона каждый день наркотиками ширялся, а Пеле то и дело на свадьбах гулял, а потом на поле выходил и голы забивал. Мы видим только ту сторону их работы, которую нам показывают. Если Марадона приехал на чемпионат мира 1994 года заметно похудевшим, то можно не сомневаться, что он проделал огромный объем работы. А сколько двигался на поле Пеле! Очевидно, что они часами тренировались, чтобы доказывать в каждой игре: они - лучшие. И к нашим бразильцам должны быть предъявлены такие же требования: чтобы играть, надо на каждом занятии работать на совесть. Они же, к сожалению, тренировались неискренне. А футбол обмануть сложно, вот он их и наказывает.

- Тем не менее шанс вы им оставляете?

- Пока да. Да разве мало шансов я им предоставил? Господин Робсон все время играет. Между тем он ни одного мяча на забил - раз! Ни одной голевой передачи не сделал - два! И это в команде, которая всегда нацелена на атаку. У нас даже защитники обязаны участвовать в наступлении. Константин Иванович Бесков так говорил: "Если нападающий не забил в течение двух матчей, это плохой нападающий и его место на скамейке". Может быть, два матча - это по завышенным требованиям, но восемь, простите, по заниженным.

СКОЛЬКО ЛЕГИОНЕРОВ В НАРОДНОЙ КОМАНДЕ?

- "Спартак" - один из самых легионерских клубов в нашем футболе. Вам не кажется, что для команды, которую многие называют "народной", семь-восемь иностранцев, выходящих на поле, слишком много?

- Конечно, кажется.

- Может быть, понятие "народная" устарело?

- Ни в коем случае. Если мы создаем пирамиду, о которой я говорил, то не для того, чтобы легионеров покупать, а чтобы играли свои, доморощенные. Но сейчас такой период... Чтобы сохранить лицо команды, приходится использовать большую группу иностранцев. Вы думаете мне, тренеру, который во время тренировок не замолкает, все время что-то подсказывает, легко работать с людьми, не знающими русского языка?! Я даже иногда упражнения даю такие, чтобы поменьше объяснять, и все равно приходится прибегать к помощи переводчика. Вот украинцев я не считаю легионерами.

- Тем не менее их отлучки в сборные тоже, наверное, создают проблемы?

- Их сборные, как правило, проводят матчи тогда же, когда и российские.

- Но ведь тренерские методики разнятся. У вас - одна, у Лобановского - другая.

- Безусловно, требования предъявляются к игрокам неодинаковые. Но то - полбеды. За неделю никакой тренер футболиста не переделает, да и не будет даже пытаться. Проблема в психологии, настроении. Один игрок возвращается в клуб в подавленном состоянии, потому что его сборная потерпела обидное поражение, другой - ездил черт-те куда, в другой временной пояс, и с трудом переносит акклиматизацию. Привести всех за короткий промежуток времени к общему знаменателю бывает весьма непросто.

ХОРОШИЕ ИГРОКИ НЕ ДОЛЖНЫ
СИДЕТЬ В ЗАПАСЕ

- Не жалеете о том, что расстались с Тихоновым, Кечиновым? Может быть, слова о том, что они "отыгранные", сорвались у вас случайно?

- Их неправильно интерпретировали. Но, если они помогли им прибавить, от этого выигрывают и сами футболисты, и их команды, и зрители. Жалею ли я о расставании? Пожалуй, иногда и жалею. Но давайте вернемся к ситуации прошлого сезона. Хорошие игроки перестали попадать в основной состав. Сидеть на скамейке они и сами не хотели, да и я был не вправе их там держать.

- Слова о кредите доверия вы им говорили?

- Нет, но их необязательно произносить, потому что каждый футболист представляет, сколько он может играть в основном составе не так, как хотелось бы тренеру. Вы же помните, что в прошлом году после шести поражений нам пришлось менять состав? И "Спартак" все-таки стал чемпионом.

- У команды был огромный отрыв.

- Но он образовался из-за того, что соперники неожиданно потеряли много очков. А вы уверены, что если бы я ничего не поменял, то поражений было бы шесть, а не десять или все двенадцать?

- Надо признать: раз "Спартак" выиграл - значит, перестройка была затеяна правильно. Вместе с тем ваше расставание с Тихоновым показалось жестким, если не жестоким, а также спонтанным. Вы можете рассказать, при каких обстоятельствах оно произошло?

- Тогда у Тихонова игра не шла, и на него все шишки валились, как теперь на Титова (слава Богу, Титов "Факелу" гол-красавец забил!). А ведь Тихонов сильно переживал, когда в Лужниках с трибун неслось: "Когда закончишь играть?! Романцев, убери Тихонова!" Мы часто с ним беседовали, и я его успокаивал. К слову, у нас с ним были и сохранились хорошие отношения, что бы вы ни думали. В конце концов, мы с ним поговорили, и я предложил ему вариант за рубеж. Тихонов съездил в Израиль, но в итоге решил остаться на родине - и раскрепостился. Сейчас он играет хорошо, и я радуюсь, потому что в этом есть и моя заслуга. Наш футбол только выиграет, если этот футболист восстановится. Что касается Кечинова, то он долго лечился, а когда выздоровел, его место оказалось занятым Титовым. Мне надо было кого-то сажать в запас. А Кечинов - отличный футболист, он должен играть. Это ценное приобретение для "Сатурна".

ДВА СЦЕНАРИЯ

- Вы так радуетесь за конкурентов, словно подразумеваете, что чемпионат все равно выиграет "Спартак".

- Надеюсь на это. И знаете почему? Мне часто задают вопрос, не приелись ли "Спартаку" победы. Многим наши успехи надоели, и это логично. Вы не представляете, как я относился бы к клубу, который пять раз подряд стал бы чемпионом. Наверное, с ума сошел бы! Но есть два варианта развития. Вариант первый, оптимальный: "Спартак" год от года по крупице прибавляет, но находятся две-три команды, которые прогрессируют более бурно - и его обходят. Вариант второй, печальный: "Спартак" играет все хуже и опускается до уровня прочих.

- По какому варианту развивается "Спартак"?

- Не знаю. Окончание сезона покажет.

- Чтобы не получилось второго сценария, "Спартаку", вероятно, следует усиливать состав. Нужны ли ему новые люди?

- Великие тренеры в один голос говорили, что для создания команды требуется три года. Но нам никто столько не даст. Даже год не выделят.

- Никого не хотим обижать, но "Спартак" не "Факел", и вам не приходится начинать с нуля.

- Те, на кого я ссылался, тоже не "Факелом" руководили. Я имел в виду Аркадьева, Бескова, Лобановского, Маслова.

ФИЛИМОНОВ ХОЧЕТ ЗА ГРАНИЦУ

- Ширко критикуют уже в течение трех лет. Тем не менее ему вы продолжаете доверять.

- Возможно, я и ошибаюсь. Сегодня услышал в телевизионной записи фразу Влада Листьева о том, что если журналист - а суждение подходит и для лиц других профессий - все время говорит "я" да "я", то он находится в трех шагах от пропасти. Ширко работает добросовестно, остается после тренировок минимум на полчаса и бьет по воротам. Данные у него хорошие, к тому же он спартаковский воспитанник.

- Прекрасные данные и у вратаря Филимонова, кредит доверия к которому, если и не исчерпан, то порядком истощен.

- Хотим мы или нет, но его надломил злополучный гол от Шевченко. Как и всех нас. Бывают драматические моменты, которые преследуют всю жизнь.

- Но Филимонов - относительно молодой человек. 27 лет - не возраст для вратаря.

- Это так. Кстати, он выразил пожелание поехать за рубеж. Сейчас Шикунов занимается поиском для него клуба. Когда-то так же, как Филимонов, ко мне обращались Онопко, Ледяхов. В прошлом году Хлестов сказал: "Олег Иванович, подпишу контракт на какой угодно срок, потому что вам доверяю, но после первого круга хотел бы уехать".

- Ананко такого желания не испытывает?

- Он очень хороший футболист, профессионал, который самоотверженно вступает в борьбу, но, увы, подвержен травматизму. Только наберет форму - и опять выбывает из строя. Пока Ананко ко мне не обращался, но не исключаю, что и он захочет поиграть за границей.

- А Ковтун?

- Тоже пока ко мне не подходил.

О ДЕЛЕ ЦИХМЕЙСТРУКА

- Загадочно дело Цихмейструка. Почему украинцы упорно не хотят, чтобы он играл в "Спартаке", хотя с киевским ЦСКА он не связан ни контрактом, ни моральными обязательствами?

- Дело в том, что у Цихмейструка в контракте с этим клубом была вписана странная фраза: если футболист на момент истечения действия контракта не прерывает его, то клуб вправе автоматически продлить его на два года. Насколько мы знаем, такой пункт противоречит международным нормам. Наверное, с нашей стороны была допущена промашка, но мы и представить себе подобного не могли. Тем более что сам игрок сообщил нам, что его контракт с ЦСКА больше не действует.

- Отсутствие Цихмейструка - серьезная потеря?

- Мы на него рассчитывали. Игрок он действительно хороший. В товарищеских матчах наигрывали его в состав. Радует, что он терпит, не потерял веру в команду и держит себя в форме. На тренировках Цихмейструк - один из лучших, если не лучший.

- Период неопределенности был и у Левицкого.

- Левицкий переживал, но работал старательно. Сейчас, насколько мне известно, его будут привлекать в сборную Украины. Мне он вообще нравится не только как вратарь, но и как человек.

ТРЕНЕР ДОЛЖЕН УМЕТЬ РЕЗАТЬ МЯСО

- Вы часто вспоминаете великого журналиста Льва Ивановича Филатова. Тот, в свою очередь, отзывался о вас как о душевном человеке. Ваши человеческие отношения с футболистами в работе мешают или помогают?

- Наверное, и то, и другое. Я частенько привожу слова, сказанные мне другим великим человеком - Анатолием Владимировичем Тарасовым. "Чтобы быть тренером, надо уметь резать мясо", - сказал он. Объяснять эту фразу не нужно. Иногда в интересах дела приходится расставаться с человеком, с которым ты почти сроднился, что очень тяжело.

- Вы президент клуба, главный тренер "Спартака" и сборной России. Не осложняет это ваших отношений с футболистами, для которых Романцев выглядит, наверное, всемогущим Господом Богом?

- По-моему, единоначалие - это неплохо. Футболисты должны тренера уважать. Но это не мешает им стремиться обыграть меня между ног в "квадрат", а потом подшучивать. Я не считаю себя ни деспотом, ни недоступным руководителем.

- В последний год много разговоров о том, что стиль "Спартака" меняется.

- Футбол вообще меняется, становится жестче и быстрее. Как бы ни ахал телекомментатор матча "Бавария" - "Реал", игра не была зрелищной. Я даже звук отключил. Игроки стали мощнее, они прекрасно подготовлены физически. Свободного пространства на поле почти нет - там, где находится мяч, обороняющаяся команда успевает создать численное преимущество. Плотность такая, что нападающий и защитник бегут как одно целое. Но нет эстетического, романтического футбола. Бразильцы уже давно поняли: принцип "вы забьете, сколько можете, а мы - сколько захотим" больше не работает. Теперь они тоже пользуются подкатами и выбивают мяч на трибуны. Естественно, и мы склоняемся в сторону атлетизма и упрощения отдельных действий.

ХОРОШО БЫ ИМЕТЬ В КОМАНДЕ 11 ПЕЛЕ

- "Спартак"-2002 видится вам командой атлетов?

- Желательно было бы.

- По схеме - жесткий в обороне игрок посылает мяч вперед, а там как получится? Хотя формулировка, конечно, упрощенная.

- И значительно. Хотелось бы полностью сохранить стиль, но, к сожалению, он несовместим с требованиями дня. Хотелось бы иметь в команде одиннадцать эдаких Пеле: тактически грамотных, технически оснащенных мощных атлетов, которые прыгают, как прыгуны, и бегают, как бегуны.

- Может, когда у "Спартака" появится свой интернат, кто-то из трехсот его учеников и будет отвечать таким меркам?

- Не исключаю этого. Народу-то в России много живет. Тот же "Спартак" способен охватить лишь малую часть мальчишек. А сколько талантливых ребят даже не знают, что такое футбол. Поэтому задача селекционеров - просеять как можно больше. И, пожалуйста, не цепляйтесь к словам: я никогда не считал футболистов материалом.

- Почему вы в принципе отрицательно относитесь к послематчевым пресс-конференциям?

- Явка в приказном порядке под угрозой штрафа на пресс-конференцию - насилие над личностью, против которого я выступаю. Я с удовольствием общаюсь с журналистами, когда меня об этом просят, но когда тебе приказывают... То, что пресс-конференции обязательны в Лиге чемпионов, логично. Там клубы получают огромные деньги от спонсоров. И те вправе выдвигать условия. Кто платит - тот заказывает музыку. От ПФЛ мы ничего не получаем, лига выполняет лишь функции карательного органа.

- Это - нестандартный взгляд. Но не кажется ли вам, что следует помнить о болельщиках, которые хотят знать ваше мнение о матче, и что ПФЛ действует во имя них?

- Мне сам принцип насилия не по душе. Бывали случаи, когда журналист приходил за пять минут до тренировки, просил о получасовой беседе и, получив отказ, возмущался: вот, мол, Романцев какой, не хочет общаться с прессой. Между тем надо просто уважать работу друг друга.

Записал

Александр ПРОСВЕТОВ

Прямой эфир
Прямой эфир