9 декабря 1997

9 декабря 1997 | Волейбол

ВОЛЕЙБОЛ

ЕВРОКУБКИ

ТРЕНЕРСКИЙ ПАСЬЯНС

Чуть ли не все вдруг вспомнили, что есть такой вид спорта - волейбол. Причем поводом послужила отнюдь не очередная победа женской сборной России, что было бы естественно. Внимание привлекло иное: президиум Всероссийской федерации волейбола выбирал главного тренера мужской сборной страны.

ПЛАТОНОВ

Впрочем, и этот факт не вызвал бы подобного интереса, если бы не одно обстоятельство: кресло руководителя главной команды страны освобождал Вячеслав Платонов, один из самых знаменитых и титулованных наших специалистов. Уходил он шумно. Его ближайшее окружение развернуло мощную кампанию, целью которой, по сути, было объяснить последние неудачи Платонова кознями и интригами его помощников (в отдельных публикациях конкретно упоминается имя Вячеслава Зайцева, но чаще они обезличены). Мол, именно эти интриги и явились главной причиной неудачного выступления сборной России в групповом турнире розыгрыша Мировой лиги-97 и пятого места на чемпионате Европы.

Досталось от Платонова и "СЭ", хотя мы всегда поддерживали его в стремлении изменить ситуацию в нашем мужском волейболе. А когда минувшим летом с Платоновым случилось несчастье и он оказался на операционном столе, именно "СЭ" выступил в его защиту - против тех, кто требовал немедленной смены руководства национальной команды. И в ходе, и непосредственно после провального для сборной России чемпионата Европы мы придерживались раз и навсегда принятой газетой линии поведения - максимально полно освещая события, старались дать читателям объективную картину и не вступали в полемику ни с защитниками, ни с противниками Платонова.

Однако в последнее время высказывания знаменитого тренера в различных органах печати стали противоречить фактам и даже тому, что Вячеслав Алексеевич говорил на страницах "СЭ" перед чемпионатом Европы-97. Так, к примеру, в одном из недавних интервью он заявил: "Пятое место, которое мы заняли на Европе, прогнозировалось и мною, и федерацией. Подгруппа-то у нас была одной из самых сложных, среди соперников в ней гранды мирового волейбола - итальянцы, югославы". (Тонкий расчет на людей, не знающих ситуации в европейском волейболе и не осведомленных в том, что на самом деле произошло в Голландии. А там итоговое пятое место сборная России заняла после того, как проиграла в подгруппе два матча подряд вовсе не "грандам", а сборным, не входящим в элиту европейского волейбола, - командам Словакии и Германии.) А ведь перед отъездом на чемпионат ("СЭ" от 5 сентября с.г.) Платонов говорил иначе: "Зачем еще может сборная России приезжать на чемпионат континента, кроме как за первым местом?.. Так что ни о каких пятых или шестых местах разговора вообще быть не может".

В своих последних интервью Платонов заявляет: контракт с ним ВФВ решила порвать в одностороннем порядке. Но это совсем не так! "Никакого контракта у Вячеслава Алексеевича с федерацией нет и никогда не было, - объявил генеральный секретарь ВФВ Владимир Паткин на заседании президиума федерации. - В свое время проект такого соглашения был подготовлен и отправлен Платонову на подпись, но с тех пор к нам не возвращался".

Главный тезис Платонова: его "помощники и ассистенты", в частности Вячеслав Зайцев, еще в ходе финального турнира Мировой лиги в Москве начали делить "шкуру еще неубитого медведя", участвуя в борьбе за неосвобожденный пост главного тренера. На самом же деле ни Зайцев, ни Юрий Фураев, еще один помощник Платонова в сборной, ни в каких интригах участия не принимали. Этим занимались другие - и мы в "СЭ" приводили фамилии тех, кто, пока Платонов был в больнице, действительно пытался "делить шкуру". Зайцеву же с Фураевым было в тот момент не до дележки - они работали с командой, которой нельзя было опозориться перед своим зрителем в финале Мировой лиги, где и заняла третье место.

ЗАЙЦЕВ

Вячеслава Зайцева, своего ученика, Платонов пригласил в помощники весной олимпийского 1996 года. Зайцеву вменялось в обязанности заниматься со связующими - самым слабым звеном сборной последних лет. Впрочем, по признанию Зайцева, некогда лучшего пасующего мира, очень скоро ему и другому помощнику, Олегу Молибоге, главный тренер дал понять, где их истинное место, сказав: "Вы - никто". "Единственное, в чем все-таки удалось убедить Платонова, - говорит Зайцев, - это включить в олимпийский состав Вадима Хамутцких, пасующего из Белгорода". (В "Белогорье" Зайцев проработал два сезона и дважды привел команду к серебряным медалям, выиграл с ней Кубок России.)

После Атланты Молибога, остававшийся главным тренером ЦСКА, заявил, что с Платоновым в сборной больше работать не намерен. Зайцеву же деваться было некуда, и он попросился у Платонова на работу в петербургский "Автомобилист", которому служил верой и правдой 16 (!) сезонов и в котором незадолго до этого Платонов стал совмещать посты президента и главного тренера клуба. В ответ, по словам Зайцева, последовал отказ со ссылкой на отсутствие тренерских вакансий и безапелляционное: "Не любят тебя в Питере. Много дерьма сделал. Интервью раздаешь журналистам направо-налево. Себя выпячиваешь". Когда же Зайцев потребовал показать хотя бы одну газету с его высказываниями, последовало молчание.

Это было, напомню, после Атланты. А во второй раз Платонов и Зайцев решили выяснить отношения в июле 1997-го - после операции главного тренера и третьего места сборной в московском финале Мировой лиги-97. Итогом стало категорическое заявление Зайцева руководству ВФВ: он более с Платоновым работать не желает и готов подать заявление об уходе. В тот момент по Питеру ходили слухи о заговоре игроков команды против своего главного тренера и даже о его якобы отравлении - по наущению Зайцева. Прямо-таки шекспировский сюжет.

В ответ Зайцев услышал от президента ВФВ Жукова: заявление об уходе он, конечно, подать вправе, только по закону обязан отработать положенные два месяца. Так и отправился Зайцев со сборной в Финляндию, где команда готовилась к главным событиям сезона - отборочному турниру к чемпионату мира в Польше и чемпионату Европы. В Польше под началом Зайцева россияне легко обыграли всех соперников.

Второй раз Зайцев попытался подать в отставку после "разбора полетов" на тренерском совещании в Белгороде в начале октября - и вновь его заявление принято не было.

А потом на заседании исполкома ВФВ состоялся конкурс программ для желающих занять место главного тренера сборной. По решению девяти членов этого органа на суд президиума федерации были представлены две кандидатуры - Олега Молибоги и Геннадия Шипулина. Зайцев, также пытавший счастья в конкурсе на замещение вакансии главного, оказался третьим. Ему было предоставлено слово и на президиуме, но в бюллетени для голосования его фамилия внесена не была.

Не собираюсь оспаривать решения руководящих органов ВФВ, однако замечу, что некоторые члены президиума высказывали недоумение, что число претендентов на место главного тренера было ограничено. "Был бы Зайцев в числе претендентов, мог бы составить серьезную конкуренцию Шипулину", - такое мнение приходилось слышать после того, как белгородца предпочли Молибоге.

Зайцеву предложили возглавить молодежную сборную, и он согласился.

МОЛИБОГА

Главный тренер ЦСКА был первым, кто изъявил желание возглавить российскую сборную еще в 1994 году - после того, как руководимая Виктором Радиным команда заняла седьмое место на чемпионате мира в Греции. Тогда на предложение Молибоги не отреагировали. Собственно, понять волейбольное начальство было можно: все помнили о таком же седьмом месте сборной СНГ на Олимпийских играх в Барселоне, когда Молибога помогал Платонову. А поскольку бывший главный после барселонского фиаско отправился в Финляндию, то отвечать за неудачу пришлось Молибоге. Но какой с помощника спрос?

И еще один факт наверняка повлиял тогда на отказ Молибоге: ряд игроков-легионеров, которые в то время составляли костяк сборной, заявили руководителям федерации, что откажутся выступать за команду, если во главе ее будет поставлен этот тренер. Интересно, что те же волейболисты еще через год умоляли руководителей ВФВ вернуть в команду Платонова. А минувшей осенью после неудачи на европейском чемпионате в Голландии один из легионеров Павел Шишкин в сердцах признавался мне: "Вина наша в последнем поражении есть, и немалая. Ведь это мы настояли, чтобы в команду вернулся Платонов. Только сейчас понял, какую ошибку мы допустили".

Против Молибоги сыграло и то, что его ЦСКА не может похвастаться какими-либо успехами - некогда непобедимый, клуб начал проигрывать соперникам ниже классом (в частности, финнам) даже на ранних стадиях еврокубков. Наконец, свое выступление на исполкоме ВФВ тренер ЦСКА начал с нелицеприятных высказываний в адрес своего белгородского оппонента, чем сразу же настроил против себя большинство присутствующих.

В результате вопрос о главном тренере был решен, по сути, еще до голосования.

ШИПУЛИН и К°

Собственно, предположить, что главным будет выбран Геннадий Шипулин, президент и тренер "Белогорья", можно было еще за неделю до президиума - после того, как была отвергнута кандидатура Зайцева. Тем более что Шипулин шел на выборы не один - с ним в связке баллотировались Юрий Нечушкин, главный тренер МГТУ, и Олег Антропов, олимпийский чемпион, некогда главный тренер молодежной сборной СССР, выигравший в 1989-м юниорский чемпионат мира (за ту команду играли Руслан Олихвер и Константин Ушаков). Не скажу, что программа Шипулина была какой-то исключительной. Зато сам претендент отвечал всем требованиям федерации. Прежде всего это наличие клуба (Зайцев отпадал сразу), умение работать не столько в зале, сколько вне его (тут Шипулин - как организатор, администратор и менеджер - имел неоспоримый перевес над Молибогой), а еще способность сплотить как тренерский состав, так и игроков. Смущало одно: последние три года главный претендент в зале вообще не работал. Вначале Шипулин полностью полагался на Зайцева, который сыграл важную роль в становлении сегодняшнего "Белогорья", а когда тот ушел, всей учебно-тренировочной работой стал заниматься Иван Андриенко.

Повторяю: Шипулин - блестящий организатор. Но свое умение руководить не клубом, а сборной ему еще предстоит доказать. И конечно, здесь новому главному никак не обойтись без опыта помощников, которые согласились работать с ним вместе - единой командой. Причем на заседании президиума как о вопросе уже решенном говорилось о том, что Антропов прерывает контракт в Словакии, где он до последнего времени руководил сильнейшим клубом страны, и переезжает в Белгород, чтобы быть рядом с Шипулиным не только в сборной, но и в клубе. А Нечушкин, отвечая на вопрос о том, как три специалиста смогли выступить единым фронтом и с общей программой, сказал так: мол, дело не в том, как будут распределяться обязанности в тренерском коллективе, кто и как будет называться и чем заниматься, важно, что все трое едины в стремлении быстрее вернуть отечественному волейболу ведущие позиции в мире. Что ж, цель благородная и - Бог в помощь!

"Триумвират" впервые соберется уже совсем скоро - 22 декабря.

Лев РОССОШИК